Доминирование над территорией: экономический обмен между столицей и провинциями

Майкл Смит, Лайза Монтиель ::: Археологическое исследование империй и империализма в доиспанской Центральной Мексике

Теночтитлан

Существует большое количество археологических свидетельств экономического обмена между Теночтитланом и его провинциями, при этом это та тема, где археология превалирует над этноисторией в качестве и количестве данных. Самыми впечатляющими археологическими находками являются подношения из Темпло Майор, в которых представлены каменные скульптуры из Герреро в стиле Mezcala (на них запечатлены различные представители морской фауны побережий Атлантического и Тихого океанов), а также керамика из различных регионов (López Luján 1994; Román Berrelleza and López Luján 1999). Среди подношений в так называемом «кладе воладора», обнаруженном у Темпло Майор, найдена керамика из Морелоса и других провинциальных территорий (Smith n.d.b; Solís Olguín and Morales Gómez 1991), также в ходе охранно-спасательных раскопок Мехико были найдены осколки керамики разнообразных провинциальных типов (г-н Смит видел их в лабораториях Departamento de Salvamiento, Instituto Nacional de Antropología e Historia, Mexico City). Во время раскопок в Мехико археологи в большом количестве находят обсидиан из различных источников, располагавшихся в ацтекских провинциях, а также керамические пряслице, при помощи которых в жилых зонах занимались прядением (Cepeda Cárdenas et al. 1977), что явно указывает на импорт хлопка из таких провинциальных районов, как Морелос и Уастека (хлопок не растёт в долине Мехико).

Самым верным свидетельством экспорта товаров из Теночтитлана в ацтекские провинции является керамика с черным рисунком на оранжевом фоне Aztec III. Исследование Мэри Ходж и её коллег (Hodge et al. 1993) показало, что сосуды этого отличительного типа изготовлялись в ряде мест долины Мехико, в т.ч. в Теночтитлане. Среди осколков керамики Aztec III в провинциальном городе Яутепек встречаются изделия из производственной зоны Теночтитлана и других территорий (Neff and Glascock 1996). Подобного типа керамика встречается во многих частях империи (Smith 1990) и многие из сосудов были изготовлены непосредственно на территории Теночтитлана (Smith, Neff and Fauman-Fichman 1999).

Раскопки, проведённые г-ном Смитом в Яутепеке и других провинциальных городищах в Морелосе выявили множество других артефактов, изготовленных в долине Мехико, но, учитывая наше плохое знание о механизмах ацтекской торговли и торговой сети, не следует считать, что все они были импортированы прямо из Теночтитлана, а не из других частей долины Мехико. Несколько типов керамики (например, соляные сосуды ремесленных мастерских Тескоко и полихромные кувшины Шочимилько), вероятно, происходят из других частей долины, в то время, как керамические фигурки из ацтекской глины могут быть как из Теночтитлана, так и из других частей долины. Guinda или красные блюда, кувшины и кубки были, вероятно, изготовлены как в Морелосе, так и в долине Мехико – оба типа керамики находят в Морелосе. Полихромные тарелки-триподы Чалько/Чолула импортировались из нескольких мест, в т.ч. из Чалько долины Мехико и из нескольких мест региона Пуэбла/Тлашкала (Smith et al., 1999). Зелёный обсидиан из Пачуки доминирует в ацтекских городищах Морелоса (в целом их доля составляет свыше 90%), также в большом количестве встречается серый обсидиан с территории Отумбы, расположенной в долины Мехико (Smith, unpublished data). Долина Мехико была центральной областью ацтеков и даже если нет возможности установить происхождение именно из Теночтитлана, эти данные об импорте отчётливо свидетельствуют об обмене между центром и провинциями. И хотя мы предполагаем, что данная торговля керамикой, обсидианом и другими товарами была связана с ацтекским империализмом, мы не считаем, что этот обмен контролировался государством; на самом деле практически вся торговля шла по независимым от прямого государственного контроля каналам (Isaac 1986; Smith n.d.b, 2001; Smith and Berdan 2000). Другую точку зрения выражает г-н Пастрана (1998), отмечающий, что Ацтекская империя контролировала горнорудное дело, производство инструментов и торговлю обсидианом (тем не менее, он не указывает ни одного источника, подтверждающего предполагаемый контроль).

Теотиуакан

Обмен товарами между Теотиуаканом и его провинциями отличался от обмена за пределами империи количеством и контекстом. Среди товаров из Теотиуакана или произведённых под его контролем в провинциях встречаются: тонкая оранжевая керамика, курильницы, фигурки, а также обсидиан из Пачуки (в частности лезвия). Раттрей и Харботтл (1992) продемонстрировали, что производство тонкой оранжевой керамики было организовано в Пуэбле, территории, которая, по мнению Раттрея, находилась за пределами Теотиуаканской империи, поскольку здесь отсутствовали теотиуаканские культурные элементы (Rattray 1990). Монополизация Теотиуаканом дистрибуции тонкой оранжевой керамики, однако, чётко указывает на то, что этот регион отправлял подобную керамику в столицу империи в качестве дани. За пределами империи тонкая оранжевая керамика торговалась в небольших количествах в качестве предметов престижа, а на периферии империи Теотиуакана частота торговли этим товаром резко увеличивалась, что указывает на интеграцию этих территорий в империю. Доля тонкой оранжевой керамики в классический период достигала 18% в провинциальном административном центре (Díaz 1980:36) и 2-4% на территории Яутепек (Montiel n.d.). Раттрей (1981, 1998) сообщал о 3-13% частоте попадания тонкой оранжевой керамики в пробных раскопках Теотиуаканского картографического проекта. Распространение тонкой оранжевой керамики также является важным индикатором имперской природы Теотиуакана. В пределах имперской периферии такая керамика присутствует во всех жилых зонах, в то время, как в отдалённых городищах, например, Каминальхуйе, Копане и Тикале, тонкую оранжевую керамику в основном находят в обособленном погребальном контексте (элиты).

Несмотря на то, что недалеко от Теотиуакана (в 15 километрах) находятся обсидиановые залежи Отумбы, обсидиан из Пачуки, расположенном в 50 километрах к северо-востоку, по всей видимости, представлял наибольший интерес для империи (Charlton 1978). Производство инструментов из пачукского обсидиана в основном проходило в расположенных в публичных домах Теотиуакана мастерских, что подразумевает контроль государства (Spence 1987). Данная монополия распространяется на добычу предположительно жителями теотиуаканских городищ, например, Уапалькалько и Сасакула, находящихся недалеко от Пачуки (Charlton 1978; Santley and Pool 1993), производство, дистрибуцию в провинции и торговлю с внешними партнёрами. В теотиуаканских провинциях в классический период пачукский обсидиан стал основным материалом, таковым он оставался до эпиклассического периода (после падения Теотиуакана). Данные из Морелоса свидетельствуют в пользу того, что обсидиан из Пачуки поступал в эти земли уже в форме лезвий (Montiel n.d.).

Декорированные курильницы также импортировались в провинции (Díaz Oyarzábal 1980; Montiel n.d.). Курильницы с Яутепекских земель так сильно похожи стилистически и технологически на теотиуаканские, что без дополнительного анализа характеристик изделий сложно определить были ли они местными имитациями или импортом. Мы считаем эти курильницы имперскими товарами, поскольку ранее была определена большая мастерская по их производству, связанная с Сьюдаделой Теотиуакана (Sugiyama 1998). Курильницы теотиуаканского типа находят и на далёких территориях за пределами империи (Berlo 1984), однако они встречаются там без каких-либо других признаков контакта с Теотиуаканом и поэтому подобные предметы, вероятно, являются местными копиями теотиуаканских курильниц. Фигурки были хорошо описаны для двух территорий теотиуаканской империи – Чингу (Díaz Oyarzábal 1991) и долины Яутепек (Montiel 1999). Эти фигурки были идентичны тем, что находят непосредственно в Теотиуакане (Barbour 1979). Наличие лекал на этих территориях предполагает, что как минимум часть из фигурок производились в провинциях. Вполне возможно, что сам Теотиуакан снабжал их трафаретами.

Интерес Теотиуакана к провинциям варьировался в зависимости от экономической и стратегической важности каждого района. Чингу ценили, вероятно, за известь, необходимую для фресок и для изготовления штукатурки, которую наносили на пол и стены Теотиуакана. В долинах Яутепек и Амацинак, вероятно, рос хлопок, чем они были знамениты в поздний постклассический период (Maldonado Jiménez 1990; Smith 1994). Несколько возможных грубых пряслице и уточных нитей были найдены в Теотиуакане, однако они встречаются нечасто (Cabrera 1999). Находят здесь также костяные иглы, что предполагает производство текстиля. Хлопок в долине Мехико не может расти из-за прохладного для него климата, а ближайшая территория, где он растёт, находится в Морелосе. Морелос также был стратегическим пунктом на торговом пути, ведущем в Герреро. В Теотиуакане находят ребристую посуду, вероятно, из Герреро, которая, однако, чаще встречается в центральном и восточном Морелосе (Hirth 1980; Montiel 1998, n.d.), что предполагает перемещение товаров в Теотиуакан через Морелос.

Теотиуакан доминировал над торговыми путями, ведущими в Северную Мексику и Веракрус, посредством контроля выборочных городов в штатах Пуэбла, Тласкала (García Cook 1981), Идальго (García Cook and Trejo 1977) и Керетаро. В долине Керетаро товары, которые могли контролироваться государством, например, чаши с красным рисунком на тёмно-жёлтом фоне цилиндрических и кольцеобразных форм, нашли в ряде крупных городищ, расположенных в стратегических местах, позволяющих контролировать торговые пути из Теотиуакана на север. Концентрация населения в этих поселениях в конце позднего классического периода интерпретируется исследователями, как реакция на коллапс Теотиуакана (Brambila and Castañeda 1993; Crespo 1998; Saint-Charles Zetina and Argüelles Gamboa 1991).

Тула

Несколько территорий внутри центрального мексиканского высокогорья указали наличие керамики ранней постклассики, схожей с керамикой из Тулы фазы Толлан (керамика Тулы описана в Cobean 1990 and Acosta 1956, 1957) и большинство археологов решили, что это материальное свидетельство связи определённого рода с тольтекским городом. Схожие параллели найдены на территории Бахио Гуанахуато и Керетаро, где в Эль-Серрито, Моралесе и в других городищах были многие керамические типы, схожие с керамикой Тулы фазы Толлан (Flores and Crespo 1988; Crespo 1991; Braniff 1999). Флорес и Креспо (1988) предположили, что эти схожие черты указывают на «la existencia de una población que en alguna forma estuvo unida a Tula» (p. 218; см.также Braniff 1975:281). Мы ниже делаем предположение, что эти схожие черты являются результатом инкорпорирования этой территории в политию Тулы.

Ранняя постклассическая керамика долины Мехико была частью керамической сферы Mazapan (Whalen and Parsons 1982; Cobean 1990), которая разделяла многие типы (но с разной частотой) с местной керамической сферой Tollan региона Тулы (Cobean 1990:38–40). Никаких химических исследований характеристик этой керамики опубликовано не было, однако, вполне вероятно, что сосудами ряда общих керамических типов Тула и поселения долины Мехико обменивались между собой.

Во время нашего обследования долины Яутепек мы лишь с небольшой частотой собирали некоторые керамические типы, схожие с типами из Тулы фазы Толлан, например, керамику типа Macana с красным рисунком на коричневом фоне и полированную кремовую керамику типа Proa (Cascio et al. 1995). Редко встречающийся в Яутепеке тип Macana с красным рисунком на коричневом фоне, по всей видимости, был тем определённым типом изделия, которым торговали непосредственно из Тулы. Кремовая керамика с полосами, с другой стороны, чаще встречается в Морелосе и также имеет широкое распространение в ранней постклассической Центральной Мексике (Cobean 1990:357–364; Whalen and Parsons 1982:437; Tolstoy 1958). По всей видимости, она производилась в бассейне Мехико и Морелосе помимо района Тулы. С похожей на тольтекскую керамику из Гуанахуато, Керетаро, долины Мехико и Морелоса не проводились химические исследования, поэтому наши предположения носят предварительный характер. Так называемые керамические фигурки «стиля Mazapan» довольно часто встречаются в долине Яутепек и мы считаем, что это лучше воспринимать, как свидетельство нахождения региона в центральномексиканской стилевой зоне, куда входили Морелос, долина Мехико, регион Тулы и некоторые части Западной Мексики (Schondube 2000), а не как свидетельство прямого обмена между Яутепеком и Тулой.

В стороне от этих случаев стилистической схожести находится пример городища Тлальписауак, расположенного у Чалько на юге долины Мехико. Здесь были найдены похоронные сосуды и осколки керамики ранней постклассики, сильно напоминающей керамику Тулы, что может свидетельствовать об импорте (Pfannkuch Wachtel et al. 1993). Большая часть архитектуры и тайников городища, однако, датируются концом классики и эпиклассическим периодом (Tovalín 1998), а сосуды ранней постклассики находят в основном лишь в некоторых интрузивных захоронениях. В Тлальписауаке находят импортную керамику и из далёких территорий, в т.ч. керамику, содержащую соли метасвинцовой кислоты, с тихоокеанского побережья Гватемалы, а также тонкооранжевые и другие керамические изделия с побережья Мексиканского залива – это свидетельствует о торговле жителей Тлальписуака с разными далёкими территориями. Имеющиеся данные не свидетельствуют о завоевании или доминировании Тулы и Товалин (1998:177) делает вывод, что городище не было захвачено тольтеками из Тулы.

Обсидиан является одним из немногих явных примеров импорта товара из внутренних районов в Тулу, однако механизмы его появления здесь до сих пор неясны. В городе найдены мастерские, где из обсидиана изготовлялись призматические лезвия, бифасы и другие инструменты. Сырьё поступало из нескольких источников, в т.ч. расположенной недалеко Пачуки, а также отдалённого района Укарео/Синапекуаро в Мичоакане (Healan 1993; Healan et al. 1983). Анализ ранней постклассической керамики из этого источника не выявил явного тольтекского импорта, лишь интрузивный керамический комплекс (называемый Кумбрес), связанный либо с Уаманго в регионе Бахио (Piña Chán 1981; Lagunas 1997), либо с городищами долины Толука (Healan and Hernandez 2000). Эти исследователи предположили, что население последней территории могло добывать обсидиан в Укарео, часть которого затем отправлялся в Тулу в качестве дани. С другой стороны, местные жители как Укарео, так и региона Бахио могли высылать обсидиан в Тулу, используя торговые пути. Кристен-Грэхем (1993, 1999) считает рельефные фигуры выступающего фриза в Туле торговцами, а не солдатами или правителями (альтернативное толкование), что является дополнительным свидетельством важности торговли в Туле. Не удивительным стали и результаты раскопок городища Тептитлан, расположенного в непосредственной близости от Тулы (Cobean and Mastache 1999) – обмен между Тулой и внутренними областями был намного больше в сравнении с обменом с далёкими территориями.

Обсуждение

Поскольку долина Яутепек Морелоса была включена в империи Теночтитлана и Теотиуакана, а также в модель империи Тулы по Дэвису (см. выше), будет поучительно сравнить частоту «имперского» импорта из указанных выше городов в городища вокруг Яутепека (см. Таблицу 2). Для Теотиуакана и Теночтитлана мы пользовались подсчитанными осколками керамики, найденными во время наших раскопок, а поскольку мы не проводили раскопок ранних постклассических городищ, то для эпохи Тулы[1] будем пользоваться данными, полученными во время сбора материала с поверхности. Нижний уровень вероятного «имперского» импорта в Яутепек во время господства Тулы в сравнении с ранними и поздними империями даёт поразительный результат. Следует отметить, что если часть или вся кремовая керамика с полосами (включающая в себя категорию «имперский стиль неизвестного происхождения») импортировалась из Тулы, в этом случае по частоте этот город сравним с другими двумя. Мы считаем это маловероятным, однако однозначно заявлять об этом до проведения химического исследования ранней постклассической керамики не следует. В отличие от этого, многие установленные нами для классических и поздних постклассических типов категории (местная или импортная керамика) были основаны по результатам проведённого анализа активатором гамма-излучением (Smith et al. 1999; Montiel n.d.). Наличие импортной керамики из других регионов, не из имперских столиц эпохи Теотиуакана и Теночтитлана (Таблица 2) указывает на высокую степень регионального обмена в те периоды.

 

Таблица 2. Частота импортной керамики в долине Яутепек, Морелос

Район происхождения

Теотиуакан

Тула

Теночтитлан

Местная керамика

70,8

93,3

91,6

Имперский импорт

1,8

0,1

2,3

Имперский стиль местного происхождения

3,9

-

0,1

Имперский стиль неизвестного происхождения

9,5

6,4

5,1

Прочий импорт

14

-

1

Всего осколков

14 697

1 684

57 051

 

Наличие обменных связей между городом и провинциальными территориями обязательный, но не достаточный критерий империализма, при этом трудно представить империю со слабым уровнем обмена столица-провинция, что зафиксировано за Тулой. Больший размер Теночтитлана и Теотиуакана в сравнении с Тулой был связан с намного более высоким уровнем экономической активности в этих городах (это касается в т.ч. ремесленного производства и торговли) и масштабным обменом между городами и их внутренними территориями, а также с более высоким уровнем обмена между провинциями и прочими территориями (не имперскими столицами).



[1] Данные в Таблице 2 имеют различное происхождение, сама таблица представляет собой весьма грубое сравнение. По Теотиуакану – это данные частоты находок в тестовых раскопках 12 мусорных куч жилых зон 7 памятников долины Яутепек. Кучи датируются теотиуаканской имперской фазой, охватывавшей период с терминального формативного до среднего классического периода Теотиуакана (Millon 1973, 1992). «Имперский импорт» - это тонкая оранжевая керамика, чьё распространение контролировалось Теотиуаканом. «Имперский стиль местного происхождения» - сюда входят два типа имитации тонкой оранжевой керамики, курильницы, вазы «флореро» и «канделеро» (определено по данным анализа глины). Большие чаши («кратеры») и чаши с красным рисунком на тёмно-жёлтом фоне стилистически очень похожи на те, что происходят из Теотиуакана, однако наш предварительный анализ активатором гамма-излучением исключил Теотиуакан из числа вероятных мест производства керамики (Montiel n.d.). Пока мы не проведём анализ источников в Морелосе, мы поместим их в категорию «Имперский стиль неизвестного происхождения». Как отмечается в тексте статьи, ребристая посуда, вероятно, происходит из Герреро, так что для Йуатепека классического периода мы переводим её в категорию «Прочий импорт». Подробное представление этих данных будет дано в работе Монтиель (без даты). Для Тулы показаны данные частоты находок на всех 11 памятниках ранней постклассики, проведённых в ходе сбора материала с поверхности в рамках Исследования Олбани в долине Яутепек. Мы определили керамику типа Macana с красным рисунком на коричневом фоне в категорию «Имперский импорт», а кремовую керамику с полосами (в т.ч. и некоторую керамику с оранжевым рисунком на кремовой основе) – в «Имперский стиль неизвестного происхождения» (см. текст статьи). Для Теночтитлана показаны данные частоты находок в 8 мусорных кучах жилых зон раскопанных в Яутепеке домов (Smith et al. 1999) фазы Молотла (1440-1520+). «Имперский импорт» связан с керамикой из долины Мехико, в т.ч. с керамикой с чёрным рисунком на оранжевом фоне Aztec III, соляных сосудов с отметкой мастерских из Тескоко и нескольких дополнительных мало встречающихся типов (происхождение чаш первых двух типов из долины подтверждается анализом активатором гамма-излучением). В категории «Имперский стиль местного происхождения» помещены местные имитации керамики с черным рисунком на оранжевом фоне Aztec III. Полированная красная посуда, или Guinda, помещены в категорию «Имперский стиль неизвестного происхождения», поскольку откуда они, из Морелоса или из долины Мехико, неизвестно. В категорию «Прочий импорт» включена различного типа керамика из прочих территорий Морелоса, из Герреро, долины Толука, приграничных с Империей тарасков земель и Пуэблы.