Государства Горной Гватемалы в первые десятилетия XVI века

Талах Виктор Николаевич ::: Обезьяна Кортеса. Педро де Альварадо в землях майя и пипилей

Действительно лакомый кусок Кортес предложил своему заместителю в 1523 году – завоевание государств Горной Гватемалы.

Эти земли в то время относились к наиболее многолюдным, развитым и процветающим регионам Центральной Америки. Плодородные долины Горной Гватемалы могли обеспечить пропитанием до 1 миллиона человек, хотя городская жизнь была там менее развита, чем в долине Мехико: население важнейших городов, таких как Кумаарках – Утатлан, Ишимче – Текпан Куаутемаллан, Шелахух – Кецальтенанго, Чутинамит – Атитлан составляло между 10 и 20 тысячами человек[1]. Достаточно населёнными были также области тихоокеанского побережья современных Гватемалы и Сальвадора, в частности, население крупнейшего тамошнего вождества Кускатлан, занимавшего земли западного и центрального Сальвадора, достигало, по некоторым оценкам, 350 тысяч человек[2].

Озеро Атитлан.

Озеро Атитлан.

Гватемальское нагорье и примыкавшие к нему с севера области были населены народностями, говорившими на языках горных майя: киче-какчикель (в начале XVI века это был практически один язык), мам, покомам, ишиль. В западной части тихоокеанского побережья, в современных гватемальских департаментах Санта-Роса и Хутиапиа, имелись поселения индейцев шинка, там же и далее на юго-восток вплоть до центральной части Сальвадора включительно жили науаязычные народности, известные под собирательным названием пипиль, родственные по языку и культуре жителям центральной Мексики. Майяязычные народности горной Гватемалы также обнаруживали очень сильное влияние центральномексиканской культурной и политической традиции, пожалуй, большее, чем влияние классических майя. Современные исследователи по разному объясняют источники и характер этих влияний. Так, Эрик Томпсон полагал, что они были привнесены смешанными группами торговцев путун и науа с побережья Мексиканского залива[3]. Стефан де Борхедьи связывает их с переселенцами с Мексиканского нагорья, осевшими в Горной Гватемале между 700 и 900, а затем между 1000 и 1200 гг.[4] По мнению Вигберто Хименеса Морено и Роберта Кармакка носителями центральномексиканских влияний в Горной Гватемале были эмигранты из Толлана-Шикокотитлана, которые в XII или XIII веке обосновалась в юго-восточной части побережья Мексиканского залива и оттуда проникали на Гватемальское нагорье[5]. Руд Ван Аккерен связывает их с пипилями, пришедшими на тихоокеанское побережье Гватемалы и Сальвадора между 900 и 1200 г.[6] Наконец, существует точка зрения, что черты культуры науа в горной Гватемале связаны не с переселениями людей, а с их восприятием местной элитой как признаков престижа[7].

К началу XVI в. населённые народностями группы киче области Гватемальского нагорья были разделены между пятью политическими образованиями: государствами киче со столицей в К’умааркахе, какчикелей, чьим главным городом был Ишимче, цутухилей (главное поселение – Чутинамит - Атитлан), акахалей или чахома (столица – Сакик’ахоль Нимкакахпек) и рабиналей. С севера к ним примыкали политии покомамов в Акасауастлане и мамов в Сакулеу. Юго-восточнее располагались вождества шинка и государственные образования пипилей: Искуинтепек, Кускатлан, Исалько, Хальпатава. Наиболее сильными были государства киче, какчикелей и пипилей из Кускатлана.

Руины площадки для игры в мяч в К’умааркахе-Утатлане.

Руины площадки для игры в мяч в К’умааркахе-Утатлане.

Первые два десятилетия XVI в. были временем бесконечных войн между государствами нагорья и побережья. Страшное опустошение причинила занесенная испанцами оспа, эпидемия которой случилась в 1520 г.

Государства Горной Гватемалы находились в контакте с астеками по меньшей мере с 1500 г., когда мешикский правитель Ауицотль завоевал район Шоконочко (Соконуско) на тихоокеанском побережье Теуантепекского перешейка, ранее плативший дань владыкам киче. Некоторые колониальные источники сообщают, что населённые киче селения Кецальтенанго и Момостенанго платили астекам дань, хотя эти сведения сомнительны[8]. Более достоверно, что в 1510 г. астекское посольство посетило столицы киче и какчикелей[9].



[1] Carmack, Robert M. Kik’aslemaal le K’iche’aab’: Historia Social de los K’iche’s. Guatemala, 2001. P. 34.

[2] Amaroli, Paul, Bernard Hermes y Juan Luis Velásquez. Recientes investigaciones en Antiguo Cuscatlán, El Salvador // VII Simposio de Investigaciones Arqueológicas en Guatemala, 1993 (editado por J.P. Laporte y H. Escobedo). Guatemala, 1994. P.528

[3] Thompson, J. Eric S. The Rise and Fall of Maya Civilization. Norman, 1954. Pp.99-108

[4] Borhegyi de, Stephan F. Settlement Patterns of Guatemalan Highlands // Willey, Gordon R., ed. Handbook of Middle American Indians, 2. Austin, Texas, 1965. Pp. 39-41.

[5] Jiménez Moreno, Wigberto, José Miranda, y María Teresa Fernández de Miranda. Compendio de historia de México. México, 1966. P.192; Carmack, Robert M. Toltec influence on the Postclassic Culture History of Highland Guatemala. Archaeological Studies of Middle America. Middle American Research Institute, Tulane University Publications, 26. New Orlean, 1968. Pp. 42-92; Idem. The Quiché Mayas of Utatlán. Norman, 1981. Pp. 49, 69; Idem. Kik’aslemaal le K’iche’aab’ Pp. 106-107.

[6] Akkeren, Ruud van. Conociendo a los pipiles de la costa pacífica de Guatemala. Un Estudio Etnohistórico de Documentos Indígenas y Documentos del Archivo General de Centroamérica // XVIII Simposio de Investigaciones Arqueológicas en Guatemala, 2004., Guatemala. 2004. Idem. From Atonal to Toj. How a Mexican Lineage from the Pacific Coast became Maya // Archaeology and Identity in Southeastern Mesoamerica. Garcia-Des Lauriers, Claudia and Michael Love (Editors). Salt Lake City, 2013.

[7] Brown, Kenneth L., and Teresa Majewski. Of Toltecs, Documents, and Nontesting Dogmatic Thought: the Prehistoric Quiché Maya. Paper presented at the 82nd Annual Meeting of the American Anthropological Association, Chicago. 1983; Braswell, Geoffrey E. K’iche’an Origins, Symbolic Emulation, and Ethnogenesis in the Maya Highlands // Michael E. Smith and Frances F. Berdan (eds.). The Postclassic Mesoamerican World . Salt Lake City, 2003. Pp. 301-303

[8] Braswell, Geoffrey E. Op. cit. P.302.

[9] Francisco Diaz, Francisco Hernandez Arana. Anales de los cakchiqueles. Casa de las Américas. Habana de Cuba, 1972. P. 71.