Глава 7. Источник Вечной Молодости.

Ашрафьян Константин ::: История Флориды от... Книга 2. Мифы и Герои. 1511 – 1513

Вскоре после приготовлений огромное воинство Калуса вышло к Озеру Молодости во главе с Царем Калуса – Карлосом и Главным Шаманом.

Стоя на краю Источника Молодости, о котором ходило столько легенд Ортиз был ошеломлен: это было небольшое озеро, которых он видел уже множество. Внешне он ничем не отличалось от других -  его размеры были настолько малы, что Ортиз усомнился в том, что они у Источника Молодости. Он вообще не поверил в то, что это может иметь какое-то отношение к волшебству.

Хватило бы 3000-500 шагов, чтобы обойти его кругом.  Из озера вытекал большой поток воды, однако не было никакого притока. Судя по всему, именно вода из-под земли наполняла озеро: у него не было никакого внешнего притока. В центре озера чернела впадина, а камень, что лежал на выходе потока воды из озера был расположен так, что казалось, что вода фонтанирует. Это действительно было похоже на фонтан. Что было странно, так это запах: пахло тухлыми яйцами. И вонь была не где-то далеко, а исходила из самого озера.

Царь повернулся к военачальникам (military leader), которые были такие же статные и красивые, как и сам царь Калуса.

- Враги близко. И мы должны застать их врасплох. Никого не щадить и не позволять никому войти в эту священную воду. Все должны быть уничтожены. Все! – громко говорил царь племени Калуса. – После победы, всех врагов бросить аллигаторам на съедение.

Воины племени Калуса рассредоточились так, что их не стало ни видно и не слышно. Основная часть индейцев племени Калуса расположилась чуть дальше от передовых отряда, воины которого залезли на деревья и спрятались в кустарнике, который рос рядом.

Ждать пришлось долго. Но наступил момент вдруг стали слышны шорохи, птицы взлетели вверх и деревья выдали движения огромной группы людей.

***

Старый воин, бывший проводником у племени Токобага, все рассчитал. Он знал, что его сыновья должны были добраться до родной деревни. Легко было понять, что касик деревни пошлет за подмогой к царю его народа. И было только делом времени – когда Калуса нападут на отряд: до того, как индейцы племени Токобага дойдут до озера или после. Можно было, конечно и заплутать, не довести до озера, сбить с дороги этих воинов племени Токобага, ищущих воду Озера Молодости... Но не было смысла - ибо все равно его тогда убили бы разъяренные Токобага, а затем они могли вернуться обратно в деревню и перебить всех ее жителей. И тогда бы его смерть была бы напрасной. А так... Так он все равно умрет, но спасет своих детей, внуков, дочерей… и после его жизни жизнь его рода все равно продолжиться…

Он много думал о своей смерти, ведя племя Токобага к озеру.

Шаманы и старые люди, и его дед, и отец его говорили, что у человека три души. Одна душа находилась в его зрачке, другая – в его тени, а третья – в его отражении. Он чувствовал всегда свою душу в зрачке. Он закрывал глаза и знал, что она останется с его телом после смерти. После смерти, своего отца он часто приходил к его могиле, чтобы посоветоваться с его душой, жившей в его зрачке и ушедшей вместе с ним в могилу.

 Еще старый Калуса знал, что после смерти его душа тени и душа из отражения переселяться в животных. И сейчас он шел и размышлял в кого вселиться его душа? Он хотел бы, чтобы она переселилась в тигра или волка. Как души его отца и деда. Старый Калуса два раза в своей жизни встречал тигра один на один, он смотрел в его глаза и в его зрачках увидел зрачок своего отца. И тигр тогда долго и пронзительно смотрел на него… а потом исчез как будто растаял.

 

Шаман говорил, что это отец хотел видеть его и проверял его – не трусом ли вырос его сын. А вот убив однажды волка, который гордо сидел на своей добыче он почувствовал укор – как будто душа этого волка прошла через него и метнулась искать в лесу другое тело. Шаман и тогда объяснил это тем, что душа из большого зверя уходит в маленького.  И если надо было убить душу врага, то стоило сначала убить его, а затем всех зверей, которые были поблизости от большего к меньшему, чтобы она, вселяясь в меньших зверей, могла превратиться в НИЧТО и не смогла навредить14.

Поэтому сейчас старый воин племени Калуса шел спокойно и знал, что идет на верную гибель.

Но этого не знал царь Токобага и его люди.

Услышав от передового отряда, что до указанного проводником озера рукой подать и там никого нет, царь Токобага усомнился в том, что это именно то озеро.

Однако его воины были настолько воодушевлены, что, перестав осторожничать, бросились наперегонки, чтобы воочию увидеть Волшебство.

Радость и счастье, широко раскрытые глаза, предвкушение воплощения сказки в их жизнь, и магнетизм ожидаемой цели, давали людям крылья, на которых они неслись сейчас к волшебной воде, не замечая ничего вокруг.

Солнце, ярко сияющее на небосклоне, и голубое небо вдруг в одно мгновенье исчезли, как будто внезапно наступил вечер. Но почти никто не остановился, так как ноги и их взгляд был прикован к вожделенной глади Волшебного Озера. Однако в воде тоже наступило изменение – солнце перестало отражаться и тысячи палок появились в воде.

Те, кто пытался остановиться, был сметен теми, кто бежал сзади, а те, кто бежал, осознали, что произошло только тогда, когда почувствовали боль.

Сотни стрел, выпущенных из луков воинов индейцев племени Калуса, явились как раз тем, что затмило солнце и отразилось в водах озера. Индейцы Токобага еще некоторое мгновенье перебирали ногами и валились замертво, не добегая до воды. Стрелы летели непрерывным потоком, как смертельный ливень, сошедший с небес по воле богов.

В несколько секунд один огромный крик одновременно раненых и умирающих людей поднялся над Волшебным Озером.

Вождь Токобага, который укрылся сначала под деревом, а затем под щитами своих воинов, бросившихся к нему, попытался повернуть обратно. Однако позади него сотни выпущенных копий, усиленных специальными приспособлениями – атлатлами, которые Калуса применяли для усиления силы метания, буквально «пригвоздили» к деревьям и пальмам воинов, разбивая щиты и пронзая насквозь людей (скорость выпущенного копья из такого приспособления, которое Калуса называли Атлатл, (ATLATL) достигала 100 км в час (70 миль в час) – прим. автора К.А.)15.

Падающие сверху стрелы и копья летящие со всех сторон с бешенной скоростью не оставили в считанные мгновенья и следа от отряда индейцев Токобага, состоящего из нескольких сот человек.

Затем, боевой клич Калуса, раздавшийся и заглушивший все вокруг, стал для раненых, но пока живых индейцев последним звуком, который они услышали в этой жизни. Судя по всему, их души обогатили лесной мир, перейдя в души животных. По крайней мере, так думали индейцы Калуса.

Одновременно подбежав со всех сторон, Калуса поняли, что воевать, собственно уже не с кем. Из всего племени Токобага в живых остались только десяток человек. И то все были ранены и истекали кровью.

Их хватали и стаскивали в одно место. Так распорядились боги, что в живых остался, хотя и был тяжело ранен вождь Токобага, который не мог теперь ни ходить, ни двигаться, но его глаза, наполненные слезами, с ужасом смотрели на его гибнувших сородичей, родственников.

Десятерых, еще дышащих воинов племени Токобага, воины Калуса подтащили к потоку воды, вытекающей из озера.

Рядом с ними возникли люди в масках с огромными копьями и в шкурах рысей. За их спинами он увидел царя Калуса и необычного человека с бородой. Царь Калуса подошел к раненому вождю.

 

Боги индейцев Калуса

Боги индейцев Калуса

 

Индейские воины. Фото из Музея.

Индейские воины. Фото из Музея.

 

Воин племени Калуса.

Воин племени Калуса.

 

Маски индейцев племени Калуса

Маски индейцев племени Калуса.

- Ты хотел найти наше Волшебное Озеро?  - спросил царь индейцев Калуса. - Ты его нашел! Но все твои люди мертвы. Что дальше? Ты хотел стать снова здоровым? Ты станешь им. Но зачем тебе это все, если ты погубил все свое племя? Ты умертвил многих ради себя одного. Какой в этом прок?

Касик воинов племени Токобага смотрел на царя народа Калуса не отрываясь. В его глазах вертелись деревянные маски шаманов, расписанные разными цветами.

Стоявший позади царя брат Ортиз только открывал рот от увиденного. Никогда прежде он не видел такого молниеносного боя. Никто из воинов Калуса не был убит в этом бою и только двое были ранены. И все!!!! Все!!! Ортизу стало страшно. Его переводчик тоже онемел и с ужасом смотрел на сотни тел, которые лежали вокруг.

 - Надо добить их всех!  - сказал Главный Шаман. – И все тела сбросить аллигаторам. От них не должно остаться ни-че-го. Даже воспоминаний! Иначе Священное Озеро будет доступно для других... И многие захотят сюда прийти, если узнают где оно. Только Калуса имеют право знать, где находится этот секрет.

 - Да, ты прав! – ответил ему царь.  – Ты прав, отец!

 Переводчик Таино перевел, но был в смятении, как и доминиканский монах.

- Царь Карлос – твой сын? - спросил Главного Шамана брат Доминиканского Ордена – Ортиз.

 - Да, - это мой сын! А главный военачальник - мой брат, – ответил Главный Шаман.

Подошедшие в масках шаманы племени Калуса поставили на колени всех десятерых пленников. Среди них был и старый Калуса, который был проводником у Токобага. Он не умер. Волей богов он был только сильно ранен, но еще жив.

  Его подтащили к царю и к шаману.

- Ты не достоин жить: ты привел врагов к озеру. И то чтобы ты не говорил, и какие бы мысли не заставили тебя это сделать, но ты заслуживаешь смерти! – сказал Главный Шаман и ударил старика острым топором, сделанным из огромной ракушки по темени. Смерть была мгновенной.

К пленникам подошли воины племени Калуса в деревянных масках с топорами из огромных ракушек в руках, которых привел шаман.  Один взмах – и… головы последних из оставшихся в живых индейцев Токобага были проломлены острыми топорами.

Затем трупы подхватили и оттащили за ноги как тащат убитых зверей.

Остальные сотни мертвых тел были подхвачены огромным количеством воинов и отнесены в кишащие аллигаторами озера, расположенные вокруг.  Наверное, историю об этом страшном пире аллигаторы передавали из поколения в поколения.

-Бог войны сегодня был милостив к нам!  И послал победу! – сказал Главный Шаман брату Ортизу и кивнул индейцу-переводчику из племени Таино, чтобы тот перевел.

- А сколько всего у вас богов? – спросил брат Ортиз у Главного Шамана.

- Три, – сказал Шаман. – Бог всего, что живет на нашей земле и вокруг. Это наш главный бог. Второй Бог - покровитель нашего государства и помогает в решении государственных дел, а третий – Бог войны. Иногда он помогает, а иногда воюет на другой стороне, если его не задобрить.  Но мы всегда стараемся его задобрить, потому что без него все будет разрушено и сметено с лица земли. Даже самые великие вещи могут быть им уничтожены в одночасье – он как несмышленый ребенок на берегу - ломает и топчет то, что сделали другие – просто ему так нравится.

И он засмеялся громко, раскатисто и от души. А вокруг него несли и несли трупы врагов. Ортиз невольно содрогнулся от смеха, смешанного со смертью.

Когда уже заходило солнце, то все было уже кончено.

Расположившись на ночь недалеко от озера, воины Калуса, как только забрезжил рассвет, построились для похода и начали движение домой, получив сигнал, поданный звучанием барабанов и выдуваемых труб-ракушек,

Царь Калуса – Карлос, брат Ортиз, главный шаман и его люди были размещены в разные дома, которые были построены здесь – вокруг озера для тех, кто приходил сюда или кого приносили в воды Волшебного Озера для исцеления.

Перед тем, как отправиться спать, Главный Шаман зашел сначала к царю Карлосу и сказал, что было бы лучше увести завтра бородатого пришельца подальше от озера.

- Пусть идет с воинами обратно. Ему нечего здесь делать.

 - Но ты сам сказал, чтобы мы взяли его с собой как талисман, отец! И мы должны были посмотреть – принесет он нам горе или счастье в этой битве! – возразил царь Калуса.

- Это правда! – согласился шаман. - Но это было про битву, а не про наш Волшебный Источник, который мы с тобой скрываем от всех. Он все равно не поймет, чем это озеро отличается от других. Таких озер много. И если он сам не увидит, как оно действует по воле богов, то и его воспоминания будут только о нашей битве, о нашем могуществе и нашей мощи. И он все равно расскажет своим пришельцам о том, как мы в одночасье убили наших врагов. И это хорошо для нас – ибо не сунуться сюда его братья и он испугает их своим рассказом об увиденном.

- Наверное, ты прав, отец! - согласился с ним царь Карлос. – Но я хотел бы вместе с тобой поговорить с этим чужеземцем о его земле. Возможно, он знает что-то, чего не знаем мы. И нельзя упускать возможность узнать о другом – дружественном или враждебном мире. Мы просто обязаны узнать, что нам ожидать от этих новых людей.

- Мудро говоришь, сын мой! – согласился шаман. – Но давай останемся здесь, а он пусть уходит и дождется нас подальше отсюда. И надо сделать так, чтобы он не знал дороги сюда.

- Даже я путаюсь до сих пор, чтобы дойти сюда! – засмеялся царь Калуса. – А он здесь первый раз. Не стоит даже беспокоиться об этом, что он найдет сюда дорогу. Но ты прав, что его стоит увести отсюда подальше.

И шаман пошел к Ортизу, чтобы сказать об этом. Ортиз в это время уже сидел у озера и умывал лицо и ополаскивал руки пытаясь выяснить почему это озеро называют Волшебным.

Главный Шаман почувствовал, что бородатый пришелец тоже что-то знает. И он, спрятавшись, достаточно долго наблюдал за братом Ортизом. А испанский монах держал руки в озере, выпил несколько глотков воды и начал себя трогать.

И тут, в недалеко от воды загорелись красные огоньки, которые приближались к Ортизу. Испанец был увлечен своими ощущениями, не замечая этого.

 Все произошло достаточно быстро – аллигатор, заползший в озеро и решивший, что это теперь его территория и на нее покушаются, выпрыгнул из воды и вцепился в колено брату Ортизу. Испанец дико закричал. Тут же из ближайшего дома выскочили воины Калуса с копьями и в мгновенье ока оказались у кромки воды, куда брата Ортиза тащил аллигатор. Брат Ортиз ударил аллигатора другой ногой, достав ею до глаза хищника и выбив один. Теперь уже аллигатор на мгновенье открыл пасть, и брат Ортиз откатился от воды. Воины с копьями вонзили их в чудовище. Тут же еще подбежали воины и в несколько приемов умертвили хищника и вытащили его из воды.

Наблюдавший за всем этим шаман остолбенел. Затем медленно вышел из своего укрытия и подошел к обливающемуся кровью брату Ортизу.

«Если бы боги хотели его смерти, то его бы съел аллигатор, – проносились мысли у шамана. – Если бы боги хотели его сохранить – они не послали бы аллигатора сюда – в священное озеро. Такое иногда бывало, но аллигаторов всегда вылавливали прежде, чем они нападали на кого-нибудь. Такого еще не было! Что боги хотели сказать этим?»

С этим вопросом он посмотрел на звездное небо и перевел взгляд на брата Ортиза, который пытался замотать свою глубокую рану. Вокруг уже образовалась толпа воинов. Двое из которых уже останавливали кровь, а другие несли твердую кору пальмы, укладывая на нее поврежденную ногу.

 - Принесите ему то, что его успокоит из моего дома! – приказал своим людям шаман и они в мгновенье ока принесли ему порошок кактуса, растертый с травами, который индейцы давно применяли как наркотик, снимающий боль.

Отец Ортиз держался как мог. Затем он получил из рук шамана порошок, который пожевал, вдохнул и… боль стала уходить. Тело как будто стало не его… оно немело… он куда-то улетал… и как будто бездна поглощает его. Кругом все закрутилось в танце - лица индейцев, звездное небо, шаман, и Ортиз попал в радостную пустоту…

***

 

Источник Молодости в Норд Порте (Теплый Минеральный Источник).

Источник Молодости в Норд Порте (Теплый Минеральный Источник).

Индейцы остановили кровь и перевязали рану. А затем перенесли Ортиза в дом.

Долго еще не стихали разговоры о том, что случилось с бородатым человеком и как он вырвался из пасти аллигатора. Аллигатор, уже положенный на костер, пекся, чтобы его мясо было съедено утром тем, кого он сам хотел съесть.

После происшествия царь Карлос и его отец - Главный Шаман долго размышляли о том, что произошло. Они пришли к выводу, что это все - знак богов Калуса, которые указали на то, чтобы пришелец остался и увидел силу Волшебного Озера и вылечил свою рану.                                                             

***

Фонтан Молодости в Сант-Августине.

Фонтан Молодости в Сант-Августине.