ГЛАВА 5. МОЕ РАЗОБЛАЧЕНИЕ

Худаев Евгений ::: Бешеные Собаки Джеймса Бекуорта

1.

- Утренняя Звезда, ты в очередной раз доказал, что являешься великим воином, - с гордостью сказал Большая Чаша, когда мы остались одни в типи отца. – Все воины, с которыми ты ходил в поход восхищаются твоей храбростью.

Чего здесь скрывать, моим ушам было приятно выслушивать хвалебные речи о моих подвигах.

- Одного только меня мучают сомнения, - добавил отец с грустью в голосе.

- Отец, вы упомянули о сомнениях? В чем именно вы сомневаетесь? – поинтересовался я.

- Ведь ты не думаешь, что я и вправду поверил в эти россказни, что ты мой сын, пропавший 20 зим назад? – сказал Большая Чаша, не спуская с меня хитро сощуренных глаз.

Слова старого индейца подействовали на меня, словно ведро холодной воды вылитое на меня. Я едва сдержался, чтобы из моей глотки не вырвался крик отчаяния, а рука схватилась за ручку томагавка. Был такой момент, что я, боясь разоблачения, собирался проломить топором череп сидящего рядом со мной старика.

- Нет, ты это не сделаешь, - тихо засмеялся Большая Чаша, оставаясь совершенно спокойным.

Точно, я это не смогу сделать.

- Утренняя Звезда, неужели ты хочешь убить меня, человека, которого называл своим отцом? – наивно спросил Большая Чаша.

Я молча сидел рядом с ним, растерянный и подавленный, не зная, как мне поступить дальше. Мысли путались в голове. Что ни говори, я уже свыкся с мыслью, что я сын вождя, кроме того довольно не бедный в племени человек. Неужели все пошло прахом?

- Тебе надо успокоиться, а то наделаешь глупостей, - добавил вождь.

Да, мне надо успокоиться.

- Что будет со мной? – напрямую спросил я.

- Ничего не будет… Ты мой сын, так и останешься им.

- Но, я не ваш сын…

Большая Чаша беззвучно рассмеялся, затем пояснил:

- Мы, кроу, сравнительно небольшой народ. Нас окружают куда более многочисленные и сильные враги. Захваченных в плен женщин и детей кроу всегда принимают к себе, чтобы усилить племя. На женщинах женятся наши мужчины, а детей берут в семьи и воспитывают как своих сыновей и дочерей.… Когда наши воины привели тебя в лагерь, я не верил, что ты наш сын. Но моя жена «узнала» тебя. Пойми ее правильно.… После потери сына, моя жена не переставала любить и надеяться, что сможет найти его. Я не хочу расстраивать жену, не хочу, чтобы ее страдания продолжались. Она узнала в тебе своего сына, пусть так и будет. Тебя считали великим воином среди белых. Теперь великий воин живет в нашем лагере, и он мой сын. Ты доказал это, когда убил в поединке своего врага, белого человека, который преследовал тебя. Ты совершил главный подвиг в первом же походе. Утренняя Звезда, я горжусь тобой.

Большая Чаша положил свою руку мне на плечо:

- Мой сын, ты много зим прожил среди белых. Значит, как и все белые, ты очень хитрый человек. Ты хорошо знаешь повадки белых и не позволишь им обманывать нас. Если останешься с нами, ты сделаешь наш народ сильным. Утренняя Звезда, ты нам нужен.… Я ходил к Мудрейшему (10), к Медвежьей Лапе. Спрашивал о тебе. Медвежья Лапа сказал, что ты станешь великим воином среди кроу.

Наш разговор с Большой Чашей становился все интересней.

- Ответь мне прямо. Я хочу знать, останешься ты с нами? – спросил Большая Чаша.

Могу поклясться, в голосе старика я услышал надежду, что я соглашусь.

- Да, отец, останусь, - ответил я.

- Тогда позволь дать тебе один совет.

- Отец, я с радостью выслушаю любой ваш совет…

Большая Чаша кивнул головой:

- Сын мой, ты еще молод. Я верю, что со временем ты будешь не только великим и храбрым воином. Ты станешь вождем, возможно более уважаемым чем твой отец.… С каждой новой зимой мои силы слабеют. Скоро я стану слабым, как ребенок и мои руки не смогут натянуть тетиву лука должным образом. Нашему обществу Бешенных Собак нужна достойная замена. Нужен человек, которому люди будут доверять. Для начала тебе, Утренняя Звезда, надо вступить в наше общество…

 

2.

 

Возвращение нашего отряда с победой над черноногими внесла в лагерь длительное праздничное оживление. Воины из общества Бешенных Собак, участники последнего похода, исполняли Победный танец.

Когда я с интересом наблюдал за танцем, рядом остановился отец.

 - Посмотри внимательно, сын мой, на воинов, исполняющих Победный танец. Они все из нашего общества Бешеных Собак. Видишь, среди танцующих твои братья Черная Пантера и Идущий-по-Следу. Они все Бешеные Собаки. Утренняя Звезда, тебе пора делать правильный выбор! Ты должен присоединиться к Бешеным Собакам.

Чужаку могло показаться, что индейцы из одного племени - это единый, дружный коллектив. На самом деле все обстояло не так просто. Племя разделялось на несколько вполне дружественных, родственных кланов или обществ. А те, в свою очередь, постоянно соперничали между собой. Кроме Бешеных Собак в племени имелись такие известные общества как Маленькие Собаки, Половина-Головы-Выбрита, Вороны, Лисы, Быки, Хвойные Деревья, Каменные Молотки и Грязные Рты.

Соглашаясь с отцом, я кивнул головой.

Некоторое время я продолжал наблюдать за танцем воинов. Затем решительно ворвался в кольцо танцующих, присоединяясь к их пляске. Раньше мне никогда не приходилось участвовать в индейских плясках, поэтому пришлось учиться прямо на ходу. Я изо всех сил пытался повторять движения танцующих людей. Не знаю, может, получалось не совсем так, как было положено, но мне никто не выказывал претензий по этому поводу.

Танцующие воины обрадовались моему приходу к ним. Раздались крики:

- Храбрый воин Утренняя Звезда присоединился к Бешеным Собакам!

- Утренняя Звезда с нами!

Пляска воинов стала более оживленной, а пение более громким. Подчиняясь музыкальному ритму, я почувствовал необычный прилив энергии в моем теле. Вокруг себя я видел улыбающиеся лица индейцев. Похоже, воины приняли меня в свое общество.

Рядом с танцорами я видел застывшую на месте фигуру отца. Лицо вождя оставалось непроницаемым, хотя я чувствовал, что на самом деле Большая Чаша был очень доволен мною.

 

3.

 

В течение следующих трех недель я оставался в лагере, проводя большую часть времени на охоте. Моим новым приятелем стал молодой воин по имени Одинокий Ходок. Это имя больше всего подходило для него. У Одинокого Ходока не было в племени ни жены, ни детей и никаких других родственников. Зато среди соплеменников он считался успешным охотником и смелым воином.

Как-то я поинтересовался у Идущего-по-Следу, почему Одинокий Ходок не возьмет себе в жены кого-нибудь из девушек в племени. Мужчина, имевший тайного Помощника и отличившийся в бою, а Одинокий Ходок был именно таким человеком, мог жениться на понравившейся девушке. Если у мужчины умирала жена, он мог жениться еще раз. Некоторые отважные и храбрые воины имели сразу несколько жен.

- На это есть причина, - ответил Идущий-по-Следу. – Одинокий Ходок был женат. Потом его жена заболела и умерла. Прошло несколько зим, но он до сих пор любит свою умершую жену и не хочет снова жениться. Он не хочет жить с другой женщиной.

Ответ вполне меня удовлетворил. Я знал таких людей, которые любили в своей жизни только одну женщину.

Несколько дней я и Одинокий Ходок утром обходили наши ловушки на бобров. Не знаю как это получалось, но каждый день у моего нового приятеля в ловушках оказывалось на пару бобров больше. Впрочем, меня это совершенно не раздражало.

Однажды, осматривая как обычно наши ловушки, Одинокий Ходок нашел в них восемь прекрасных бобров. Все мои ловушки наоборот оказались пустыми. После свежевания бобров Одинокий Ходок предложил мне четыре шкуры. Я посмотрел на него с удивлением и сказал:

- Одинокий Ходок я не могу принять от тебя такой подарок.… Эти бобры были пойманы в твои ловушки и они принадлежат тебе…

- Возьми мои ловушки. Сегодня тебе не повезло, ловушки оказались пустыми. Ты мой друг и я хочу подарить тебе свои ловушки. Пусть они принесут тебе удачу, - так ответил Одинокий Ходок.

Затем Одинокий Ходок предложил мне сесть и поговорить с ним. Я сел рядом с ним.

- Мой друг - начал Одинокий Ходок. – Так получилось, что я один остался в этом мире. Вся моя родня ушла в Лагерь-Другой-Стороны. Жить одному - очень тяжелая ноша. Я храбрый воин, такой же, как и ты. Я хочу, чтобы ты, Утренняя Звезда, стал моим другом и моим братом!

- Я не возражаю.

- Хорошо! – сказал Одинокий Ходок. – Мы должны обменяться нашими ловушками.

Мы обменялись ловушками. Затем мы с Одиноким Ходоком обменялись оружием, потом одеждой и лошадьми.

- Теперь мы стали братьями до самой нашей смерти, - сообщил Одинокий Ходок. – Между нами не должно быть никаких тайн!

Мы посетили Большую Чашу. Я познакомил своего нового брата со своим отцом. Большая Чаша остался доволен моим выбором.

- Одинокий Ходок! Ты и мой сын Утренняя Звезда стали братьями. Значит, ты теперь стал моим сыном! – торжественно провозгласил Большая Чаша. – У тебя теперь есть семья!

 

4.

 

Прошло чуть более месяца с тех пор, как я стал жить среди кроу. В один из дней, вернувшись в лагерь с охоты и направляясь к своему типи я услыхал, как меня окликнули на английском языке. Знакомый, уже подзабытый голос, который принадлежал этому мерзавцу и болтуну Калебу Гринвуду, из-за чьей глупой шутки я оказался здесь среди дикарей.

- О-о-о, Джеймс, приятель! Как я рад тебя видеть! – заорал этот болван, чуть ли не на все стойбище. – Дьявол разорви меня на сто частей! Я не поверил своим ушам, когда услышал от своей болтливой женушки новость, что ты нашел для себя теплое местечко под боком у вождя Большой Чаши.… Когда ты не вернулся в лагерь, капитан Бриджер и остальные парни начали искать тебя. Потом они наткнулись на следы индейцев и решили, что краснокожие расправились с тобой. Все думали, что ты погиб… Друг мой, дай я тебя обниму!

Это были последние слова, которые успел сказать Гринвуд. Он распахнул свои объятия с явным намерением заграбастать меня, но обнять Гринвуд не успел. Я подскочил к нему и двинул кулаком прямо в челюсть. В этот удар я вложил всю злость за те испытания, которые выпали на мою шкуру из-за глупой шутки Калеба.

Громко щелкнув зубами, негодяй опрокинулся на землю. Я же прыгнул на него сверху, собираясь добавить ему хорошей трепки. Как я говорил ранее, Гринвуд не был таким простачком, каким он мог показаться на первый взгляд. У него было темное прошлое, о котором сам Гринвуд предпочитал не распространяться. Не смотря на большую разницу в возрасте, а Калеб был старше меня на 15 лет, этот мерзавец был очень ловок и силен.

Так вот, когда я прыгнул на Гринвуда для продолжения нашей, довольно оживленной «беседы», мерзавец, лежа на спине, успел сгруппироваться, чтобы встретить меня. Я получил хороший удар ногой в живот. Гринвуд в это время перекатился в сторону и через секунду вскочил на ноги. Пока я приходил в себя, Калеб мог спокойно разделаться со мной.

- Эй, парень, с тобой все в порядке? Джеймс. я не сильно тебя приложил? – участливо спросил негодяй, осторожно приближаясь ко мне.

Вокруг нас стали собираться индейцы. Мужчины и женщины, дети и старики, с нескрываемым любопытством собирались наблюдать за нашей дракой. Сейчас я в их глазах выглядел, как побитый пес. Я собирался исправить ситуацию.

- Послушай, приятель… Мне не понятна причина твоего отвратительного настроения. Может у тебя была сегодня неудачная охота? Или твоя женушка плохо обхаживала тебя ночью? Так я здесь не причём, - Гринвуд подошел еще ближе и склонился надо мной, протягивая руку, чтобы помочь мне встать на ноги.

На этот раз я его подловил. Мой кулак врезался в грудь негодяя. Этого Гринвуд не ожидал от меня. Мужчина сделал несколько шагов назад, беззвучно открывая и закрывая перекошенный от боли рот. А я, подскочив, добавил еще раз кулаком в мерзкую рожу Гринвуда. Мерзавец, выпучив от боли глаза, второй раз оказался на земле, на этот раз более в худшем положении, чем в первый раз.

Злость все еще клокотала в моей груди. Но когда я шагнул к поверженному негодяю, чтобы продолжить трепку, между нами встал Идущий-по-Следу.

- Брат мой, остановись! – сказал Идущий-по-Следу. – Я не знаю, что произошло между вами, не знаю, что так сильно вызвало твой гнев, но белый муж скво получил сполна… Остановись, слишком много любопытных глаз устремлены на вас.

- Ты прав брат… - я взял себя в руки и отступил.

Гринвуд понемногу приходил в себя. Мотая головой, он поднялся с земл , пару раз сплюнув на землю кровь.

- Будь я лет на десять моложе.… Вряд ли тебе, Джеймс, удалось бы сбить меня с ног… Я бы надрал тебе задницу - заявил хвастливо Калеб. – Ладно, теперь, когда ты немного успокоился, объясни, какая муха тебя укусила.

- А ты сам не понимаешь в чем дело? – спросил я.

- Не понимаю! Вот дьявол, у меня два зуба шатаются…

Нет, вы только посмотрите на этого болвана! Гринвуд ради смеха выдумал глупую историю. Наврал кроу обо мне, а теперь наивно интересуется, почему я такой злой.

- Гринвуд, из-за твоей шутки моя жизнь сломалась. А я... Теперь я вынужден жить среди индейцев, со своей новой семьей! – меня захлестнула волна обиды.

- Вот в чем дело, - Калеб громко расхохотался. – Парень, надо признать, шутка-то удалась на славу! Не пойму только одного, почему ты так расстроился из-за новой своей жизни? Сам посмотри, теперь вместо того, чтобы болтаться по этим чертовым прериям и горам, ты стал сыном одного из вождей племени. У тебя есть типи, есть красивая жена. У тебя целый табун прекрасных лошадей. Да тебе просто крупно повезло! Заметь, в этом тебе помог я! Если хочешь знать, я сам завидую тебе! Ты стал настоящим богачом среди кроу… Индейцам, чтобы добиться такого богатства, каким владеешь ты, необходимо потратить несколько зим. Им надо ходить в военные походы, участвовать в битвах, добывать скальпы врагов, рискуя при этом своей шкурой. Ты, Бекуорт, уже получил все это! Парень, тебе ли жаловаться на свою судьбу?! Я тоже несколько зим прожил вместе с кроу. У меня есть жена, но у меня нет столько лошадей, сколько есть у тебя. У меня нет таких богатых родственников, как у тебя… Какой же я болван! Почему в мою глупую голову не пришло жениться на дочке вождя?! Сейчас бы я был очень богатым человеком в племени…

- Кто бы отдал за такого болвана            , как ты, дочь вождя?, - не смог удержаться я, чтобы не съязвить.

Гринвуд совершенно не обратил внимания на мои слова:

- Приятель, я не в обиде на тебя. Когда я начал жить с кроу, вначале такая жизнь среди дикарей показалась скучной и однообразной. Потом ко всему привыкнешь… Парень, наслаждайся жизнью! Поверь мне, индейцы не дадут скучать тебе…

- Но я не индеец! – возразил я.

- Так стань им. Стань настоящим кроу!

Я промолчал.

- Бекуорт, я тебя понял! Послушай парень, хочешь, я все исправлю? Я расскажу кроу, кто ты такой на самом деле? Я скажу дикарям, что всего лишь хотел пошутить над ними. Что молчишь или ты думаешь, что мои слова пустая болтовня, и я этого не сделаю? – теперь Гринвуд начал злиться.

- Думаю, индейцы не оценят твою шутку…

- Мне плевать, что ты думаешь!... Сейчас я расскажу правду! Насчет шутки так и быть, я, пожалуй, придержу свой язык. За это достанется и мне… Вот, придумал. Скажу, что они - кроу, неправильно поняли мои слова… Я имел в виду совершенно другое… К тому же мне не надо искать твоих родственников по всей деревне. Рядом с нами стоит человек, который считает тебя своим сыном! – Гринвуд, злорадно усмехаясь, повернулся к Большой Чаше, который подошел в этот момент, чтобы узнать причину шума в лагере.

Далее мерзавец перешел на язык кроу, чтобы объяснится с моим отцом:

- Большая Чаша, мне стоит кое-что рассказать тебе…

Мое тело покрылось холодным потом от страха перед дальнейшим развитием событий. Если Гринвуд признается в своей шутке, а я в этом ничуть не сомневался, кроу могли сильно обидеться. Этот болван совсем потерял голову и не думает о последствиях!

- Гринвуд, не стоит делать этого!, - предостерегающе крикнул я.

- Бекуорт, стой спокойно! Я вижу, что моя шутка сильно затянулась! – закричал в гневе мужчина.

- Болван, мы оба потеряем головы!

Гринвуд обратился к моему отцу, путая язык кроу и английские слова:

 – Большая Чаша, этот человек не ваш сын! Когда я рассказывал кроу об этом парне, возможно… Э-э-э возможно, кроу неправильно перевели мои слова…

Вначале, по лицу Большой Чаши невозможно было определить, что он чувствовал. Затем на его лице проступил гнев. Подступив вплотную к Гринвуду, вождь проговорил изменившимся от ярости голосом:

- Я не знаю, что ты задумал! Я не понимаю, о какой шутке ты ведешь речь! Человек, на которого ты клевещешь, мой сын, Утренняя Звезда!... Я и моя жена узнали его. Ответь мне, ты считаешь, что мы с женой могли ошибиться?!

- Нет… Я-я так не считаю…- поспешно пробормотал перепуганный Гринвуд.

- Двадцать зим назад я потерял сына, - продолжал Большая Чаша. - Мы с женой долго и сильно горевали о его потери. Когда же духи услышали нашу мольбу, они вернули нам Утреннюю Звезду. Второй раз я сына не потеряю!...

Прежде чем ты продолжишь говорить, выслушай внимательно меня! Мы, кроу, живем с нашими белыми братьями в мире. Мы уважаем белых людей, белые уважают нас, кроу. Если ты еще раз попытаешься оскорбить моего сына, я лично перережу твою глотку!

Гринвуд, выслушав такую речь из уст моего отца, стоял с бледным как снег лицом, боясь пошевелиться. Со стороны могло показаться, что он от страха даже ростом стал меньше.

- А теперь уходи прочь из нашего лагеря! – приказал Большая Чаша.

Гринвуд мгновенно исчез. Его словно ветром сдуло.

Хочу сказать еще несколько слов насчет Калеба. Он и я после этой встречи продолжали жить среди кроу. Как бы мы этого не хотели, но очень редко наши дороги пересекались. Прошло время, наша обида утихла, хотя неприятный осадок оставался еще довольно долго. При встрече мы здоровались и расходились, каждый занятый своим делом.

Намного позже, посещая торговый пост белых, мои приятели рассказывали, о чем болтал Гринвуд. Продав шкуры и меха, Калеб не прочь был расслабиться. Выпив виски, он ругал меня. Больше всего этого никчемного человека раздражало то, что я так легко (по его мнению), стал богачом среди кроу. Здесь присутствовала обычная человеческая зависть.

- Ведь это я, Калеб Гринвуд, сделал богачом этого неблагодарного мерзавца Бекуорта! – заявлял негодяй. - Моя шутка сделала Бекуорта сыном вождя… Какой я болван был!... Знаете сколько у него в табуне лошадей? Больше сотни… Надо было мне, дураку, выдать себя за пропавшего сына вождя.

Собеседники и собутыльники Гринвуда ничему не удивлялись. Им приходилось слышать от подвыпивших трапперов и разного рода проходимцев и не такие фантастические истории.