Этногенез индейцев Калифорнии

Сборник ::: Исторические судьбы американских индейцев. Проблемы индеанистики ::: Окладникова Е. А.

В настоящей статье проблема происхождения калифорнийских индейцев рассматривается в этноисторическом аспекте. Большую роль в исследовании этногенеза играют материалы археологии, истори, истории искусства и этнографии. Автором сделана попытка рассмотреть архаические элементы духовной и материальной культуры индейцев Калифорнии и охватить те ее аспекты, в которых просле­живаются азиатские корни или параллели.

В Калифорнии до появления белых существовала своеобразная этнокультурная общность индейских племен. Своеобразие ее опре­делялось не только тем, что она состояла из более чем 60 различных индейских племен, но и тем, что географически Калифорния делится на ряд различных климатических областей: северную лес­ную часть; горный район (отроги Невады и горных кряжей, ограни­чивающих долины рек Сакраменто и Сан-Хоакин), равнинную часть (центральная Калифорния) и южную, переходящую в пустыню Мохав.

Географический фактор сказался на экономике и хозяйственной деятельности индейцев. На севере Калифорнии обитают племена индейцев, основой экономики которых являются сезонная охота и рыбная ловля. В центральной Калифорнии живут племена охотников и собирателей, занимающихся сезонным сбором растении (желудей) и охотой. На юге современного штата Калифорния распространены племена кочевых охотников и собирателей.

Земледелие, скотоводство и металл не были известны индеицам Калифорнии до прихода белых. Несмотря на богатые природные ре сурсы, уникальные способности к адаптации, характерные для або ригенов этого района, в хозяйственном отношении они, как отмечают ученые1 могут быть причислены к наиболее отсталым культурно и экономически народам мира. Культура индейцев Калифорнии, какой ее застали первые русские исследователи — моряки, путешественни ки ученые (в том числе И. Г. Вознесенский, работавший там в 40-х годах прошлого века), была своеобразным «резервуаром», где скапливались различные архаические элементы. Племена при­брежных и внутренних районов Калифорнии долгое время продол­жали оставаться первобытными охотниками и собирателями, сохра­няя в своей материальной и духовной культуре традиции каменного века Замедленное развитие у них металлургии объяснялось отсут­ствием необходимого сырья, что способствовало сохранению здесь каменных орудий2.

Этнографическая культура калифорнииских индейцев близка археологической культуре «раковинных куч» II—I тысячелетии до н. э. Поселения культуры «раковинных куч» широко распростра­нены по всему Тихоокеанскому побережью Америки.

Факт самобытности и исконно американского происхождения культуры индейцев Калифорнии очевиден. Предположение о том, что корни их этногенеза уходят в Старый Свет, нашло подтверждение в работах американских и советских ученых (Нельсон, Хрдличка, Окладников, Лафлин, Алексеев). Так или иначе, происхождение индейцев Калифорнии связано с проблемой происхождения индей­цев Северной Америки и с ходом исторического развития народов Евразии, точнее Сибири, Центральной, Северной и Юго-Восточной Азии. Здесь важно обратить внимание на проблему тихоокеанской культурной общности, ввиду того что многие племена индейцев Ка­лифорнии (толова, юрок, костанью, мивок, помо, чумаш и др.) яв­ляются исконными прибрежными жителями.

Процесс миграций населения из Старого Света в Новый длился тысячелетиями. Носители различных культурных традиций могли появляться в Калифорнии в разное время. Однако для проникно­вения новых культурных элементов не всегда был необходим не­посредственный контакт групп населения: эволюция человеческого общества в сходных условиях во многом определяется единым про­граммным развитием3. Кроме того, миграции и культурные контак­ты населения двух материков Азии и Америки — в силу естествен­ноисторических причин (например, повышения уровня океана и т. п.) носили прерывистый характер. В определенные периоды, часто дли­тельные, культура индейцев, в том числе и калифорнийских, разви­валась в изоляции.

В этой связи особое внимание привлекают археологические ма­териалы палеолитического времени из Северной Азии и Америки, которые были получены за последние годы американскими и совет­скими учеными. Эти данные пролили свет на проблему происхожде­ния «первых американцев».

На территории современного штата Калифорния были открыты памятники палеолита, относящиеся к числу наиболее древних в Аме­рике — к стадии до-наконечников. Это стоянки на берегу озера Фар­мингтон в центральной Калифорнии, Лейк-Чапел в южной Кали­форнии и ряд других. Вероятно, носители культурных традиций стадии до-наконечников жили в Калифорнии около 30 тыс. лет назад. Это были племена бродячих охотников. Их потомки заселили территории к западу от Скалистых гор, на северо-западе и юго-западе США, нынешний штат Калифорнии и продолжали изготав­ливать каменные орудия в технике стадии до-наконечников, т. е. в период 15—11 тыс. лет назад, чему способствовало «сохране­ние контактов через Берингию с азиатскими палеолитическими куль­турами»4. Вероятно, эти контакты осуществлялись в период 20—15—10 тыс. лет назад, когда в районе прерий, на юго-западе США, начала развиваться новая верхнепалеолитическая культура с харак­терными метательными наконечниками. Время расцвета культуры метательных наконечников типа сандия предшествовало появлению культуры кловис — фолсом и лерма (листовидные крупные острия с двусторонней обработкой), которые получили развитие 11—10 тыс. лет назад5. Особый интерес для нашей темы представляют камен­ные наконечники культуры кловис. Это двусторонне обработанные мелкой ретушью обычно массивные желобчатые изделия с правиль­ными, слегка выпуклыми сторонами и вогнутым основанием. По краям наконечников идет тонкая тщательная двусторонняя ретушь.

Мастера, которые изготавливали наконечники одной из двух крупных серий наконечников стрел коллекции И. Г. Вознесенского (МАЭ № 570), привезенной им из Калифорнии в 1840-х годах, а именно ретушированные, с выемкой у основания, треугольной формы, из камня (кремень, халцедон, яшма), продолжали работать в традициях культуры кловис-фолсом. Эта серия треугольных ка­менных наконечников с выемкой у основания является наиболее древней по сравнению с наконечниками «черешковой» серии. По­следние имеют лавролистную форму, плечики или широкую ножку в основании (черешок), выемки по краю. Если наконечники типа кловис-фолсом получили широкое распространение в центральной Калифорнии, то «черешковые» — в горных районах Калифорнии и в пустынной зоне.

Многие наконечники стрел коллекции И. Г. Вознесенского пер­вой серии (типа кловис-фолсом) сохранили центральный желобча­тый скол и двустороннюю ретушь по краям — свидетельства архаиче­ской, но чисто американской традиции каменных наконечников. Они демонстрируют иное направление культуры обработки каменных острий, чем в Сибири. Даже когда индейские мастера в XIX в. обра­батывали стеклянные наконечники стрел, они оставляли нетронутой центральную плоскость независимо от того, имел ли наконечник че­решок или выемку в основании.

Но треугольная форма наконечников стрел, тщательная, мелкая ретушь по рабочему краю, выемка в основании и относительно крупные размеры (4 см) указывают на схожесть технических приемов обработки каменных острий (вначале копий и дротиков, а затем и стрел) в Америке с приемами обработки каменных орудий этого же типа в Азии, в частности в Сибири. Эти совпадения объяс­няются верхнепалеолитическими миграциями населения из Азии в Америку. Параллели наблюдаются и в резцовой технике Мальты, Бурети, Усть-Канской пещеры (Алтай). Сибирская резцовая тех­ника оказала влияние на становление культурных традиций охот­ников палеолита Северной Америки. Совпадения в технике обра­ботки метательных наконечников из камня проявлялись и позднее. Например, яркие аналогии в технике обработки каменных наконеч­ников прослеживаются в материалах ангарских погребений неоли­тического времени6. Архаические приемы обработки метательных острий на территории Калифорнии передавались из поколения в по­коление до XIX в. в виде изящной техники обработки наконечников стрел из камня, стекла, обсидиана и халцедона (рис. 4).

Рис. 4. Наконечники стрел из собрания МАЭРис. 4. Наконечники стрел из собрания МАЭ

Другим элементом культуры калифорнийских индейцев является зодчество. Коренное население Калифорнии делится на три крупные группы: северную, центральную и южную. Древний субстрат всех трех групп, генетически восходящий к азиатскому корню, в течение веков следовал архаическим традициям не только в технике обра­ботки камня, но и в конструкции жилищ. Причем архитектура, как показали материалы проведенного анализа, является одной из наибо­лее консервативных и устойчивых к влияниям иных культур тради­цией, которая может пролить дополнительный свет на проблему этногенеза индейцев Калифорнии.

Археологические раскопки в районе Фармингтон у подножья хребта Худ-Крик, где были вскрыты остатки более, чем 40 стоянок охотников верхнего палеолита, показали, что аборигены жили в круг­лых шалашах из веток (?), обложенных в основании камнями7. В центре таких сооружений располагался очаг. Аналогичные по кон­струкции жилища верхнепалеолитических охотников обнаружены при раскопках на о-ве Санта-Роза (южная Калифорния).

При анализе функциональных типов построек индейцев Кали­форнии удалось выявить наличие трех основных типов сооружений: жилые дома (временные и постоянные), дома для церемоний и дома для потения. Индейцы Калифорнии, как на севере, так и на юге штата, возводили четыре основных типа построек. Наиболее рас­пространенной конструкцией жилого сооружения у индейцев север­ной Калифорнии был дом типа жилого дома индейцев северо-западного побережья Северной Америки: каркасно-столбовая, прямо­угольная в плане постройка с заглублением на 0,8—1,5 м с двух- или трехскатной крышей. Материалом для покрытия стен служили доски.

В центральной Калифорнии жилищем являлся углубленный в землю на 0,5—1,5 м чум или шалаш из досок, стены которого были покрыты досками, корой, землей или листьями.

В центральной и южной Калифорнии среди жилых сооружений и церемониальных домов получила распространение полуземлянка с деревянным каркасом и опорными столбами. Материалом для покрытия стен служили доски, листья, земля. По своей сферической конструкции это был североазиатский тип жилой постройки. В южной Калифорнии была распространена еще одна форма жилого «дома»: навес из тростниковых циновок, травы, веток, которын кре­пился на четырех опорных столбах. Этот тип жилища известен у ин­дейцев Большого Бассейна.

Характер конструкции жилых домов индейцев Калифорнии в основных чертах обычно совпадал с характером конструкции общественных сооружений: церемониальными домами, домами для потения Особенно наглядно эти совпадения прослеживаются в цент­ральной Калифорнии. Стоит указать, что церемониальные постройки и жилые дома таких племен как мивок, майду, сохранили наиболее архаическую форму дверей — туннель или вход через дымоход в крыше землянки. Спуск в дом осуществлялся через крышу по бревну с зарубками. Этот способ проникновения в жилище трудно объяснить исключительно климатическими условиями, так как кли­мат Калифорнии, особенно центральной ее части, был теплым и не настолько ветренным, чтобы использовать в качестве дверей дымо­ход. Данный архитектурный элемент может рассматриваться как палеоазиатское наследие в культуре аборигенов Калифорнии.

Впервые сходные черты зодчества калифорнийских индеицев, индейцев Британской Колумбии, северо-западного побережья Север­ной Америки, а также палеоазиатов, айнов, алеутов были просле­жены В. Иохельсоном8. Среди наиболее ярких общих черт он назы­вал входной туннель, наличие двух входов (зимнего и летнего)9, круглое отверстие в крыше или дыра (дымоход, дверь), круглый план основания землянок10.

Применение бревна с зарубками в качестве лестницы было из­вестно у синкин, лассик, вилаки, ачумави и атсугеви, а также у винту, яна, майду, причем у яна и винту такие бревна служили для проникновения в дом как церемониальный, так и жилой. Этот факт наводит на мысль об использовании древними калифорниицами архаических приемов зодчества, характерных для народов Северо-Востока Азии.

Функциональные типы сооружений индейцев Калифорнии жи­лые дома (временные — летние и зимние — постоянные), церемо­ниальные, дома для потения, хижины для женщин в период месяч­ных — совпадают с типами построек народов тихоокеанского мира, характерными для периода перехода от эпохи камня к металлу. Например, при раскопках поселений эпохи «раковинных куч» в Приморье были найдены жилые и общественные сооружения трех основных типов: 50—70 кв. м, 120—150 кв. м и 200 кв. м. Это прямо­угольные полуземлянки с опорными столбами в центре. Функции наиболее крупного по размерам сооружения (200 кв. м), видимо, совпадали с функциями церемониальных домов индейцев в Кали­форнии, «мужских домов» жителей Океании, кажимами эскимосов, барабарами алеутов. Аналогии прослеживаются не только в назна­чении этих сооружений, но и в конструктивном единообразии. Преж­де всего как в Калифорнии, так и в Приморье, в Северной Азии это полуподземные постройки с опорными столбами, прямоугольные или круглые в плане. Прямоугольные полуподземные жилища ин­дейцев толова (северная Калифорния) демонстрируют наибольшее сходство с землянками неолитического времени, раскопанными на п-ве Песчаном11. Планировка жилищ в деревнях индейцев централь­ной и южной Калифорнии — по кругу или «гнездом», т. е. скученно, вокруг центральной, обычно первой или главной постройки (дом вождя), аналогична планировке поселков Приморья неолитического времени12.

Отмечавшиеся в более позднее время многообразие форм и кон­струкций, свободное использование различных строительных мате­риалов при сооружении жилищ различными калифорнийскими пле­менами были связаны с тем, что племена древней языковой семьи хока (карок, чимарико, шаста, яна, ваппо, помо, эсселен, салина, чумаш, юки) 4 тыс. лет назад были широко расселены по террито­рии современного штата Калифорния. Но 2 тыс. лет назад, когда в начале нашей эры произошло быстрое продвижение с севера на юг племен алгонкинов, а затем и атапасков, хока оказались разъеди­ненными. Вскоре на побережье Тихого океана устремились племена шошонов Большого Бассейна. Мощный клин пришельцев отбросил к северу и югу две группы хока, разделив их на северных и южных. Эти изменения в этнической структуре населения Калифорнии не могли не сказаться и на материальной культуре, в частности на архитектуре.

Несмотря на наличие поздних, внутриматериковых, индейских миграций, которые привели к образованию новых племенных объеди­нений (появление племен южных, северных, прибрежных и равнин­ных мивок, майду и др.), новых культурных традиций, смешению культур, индейцы группы хока сумели сохранить в своей культуре архаические «пра-азиатские» черты. Одной из таких широко рас­пространенных по всей Калифорнии древнейших культурных тради­ций являются птичьи культы и связанные с ними ритуалы. Иссле­дование культов хищных птиц: кондора, сокола прерий, орла, а так­же утки, дятла, лебедя, ворона затрагивают проблему развития терротеистических представлений и образов орнитоморфных божеств не только Калифорнии, но и древней Сибири, Северной Азии и островов южных морей. Вероятно, развитие религиозных представ­лений калифорнийцев, в частности птичьи культы и культы орнито­морфных божеств Куксу и Молока, происходило по тем же законам, тем же путем, что и сложение птичьих культов Сибири и у палео­азиатов в Северной Азии.

Яркими свидетельствами существования сходных элементов в ве­рованиях и культовой системе калифорнийских индейцев и палео­азиатов являются церемониальные перьевые регалии. В настоящее время в МАЭ хранятся уникальные перьевые плащи-накидки из перьев ворона, шкуры кондора, головные уборы, налобные ленты, боа, церемониальные пояса, заколки из перьев птиц или украшен­ные перьями птиц, т. е. весь комплекс сакрального церемониального облачения «шаманов» — персонификаторов божеств. Эти божества имели ярко выраженный орнитоморфный характер. Один из них, Молок-кондор, символизировал творца мира и ассоциировался с солнцем и громом. Другой, Куксу, выступал в роли благодетеля человечества и представал в образе ворона. Оба эти орнитоморфные божества - явление, порожденное древними терротеистическими представлениями общемирового характера. Единые корни этих представлений для культуры калифорнийских индейцев, жителей северо-западного побережья Северной Америки и Азии, а также Сибири стоит искать в Азии. Образ человека-птицы широко распространен в мифолотии, верованиях и искусстве не только Северной Америки, но и Сибири, и Северной Азии. Он нанесен краской и выбит на скалах Сибири (изображения крылатых существ Лены и Алтая; скорее всего это рисунки людей в орнитоморфных костюмах). Шаманские костюмы народов Сибири имеют явные птичьи черты и символику13.

Терротеистичесие представления индейцев Калифорнии носили тотемическую окраску, о чем свидетельствуют мифы. В легендах индейцев центральной Калифорнии повествуется о некоем мифическом «человечестве» птиц, где были человек-ворон, человек-орел и т.п. С циклом предсавлений о «допотопном человечестве» птиц связан сам образ благодетеля человечества - ворона Куксу, устроителя мироздания, который ежегодно во время церемоний тайного мужского союза Куксу появлялся завернутым в плащ из вороньих перьев. Аналогичный образ культурного героя Элха (ворона) известен в мифологии индейцев северо-западного побрежья Северной Америки и у камчадалов (Кутх). В палеоазиатском мифе о Вороне где он выступает в образе создателя Аляски, видимо, нашли отражение воспоминания о реальных событиях древней истории: миграции определенной группы азиатов на Американскии континент14.

По легендам индейцев и палеоазиатов, Ворон-творец является одновременно устроителем мироздания и благодетелем человечества. Он первым приносит на вновь созданную им землюводу в клюве.

Именно таким, с каплей пресной воды в клюве ворон был запечатлен древними художниками на камнях Сакачи-Аляна15. Связь образа мифического Ворона-создателя с пресной жизни подчеркивалась в древних ритуалах индеицев мивок. Танцор, исполнитель роли божеств, Куксу, поивлялся в помещении церемониального дома с куском перламутровой раковины во рту, которая была завернута в листья. Эта раковина символизировала пресную воду, принесенную древним Вороном-божеством16.

При анализе орнитоморфных культов и церемониальных рега­лий из перьев индейцев Калифорнии удалось установить ряд аналогий с терротеистическими представлениями народов Сибири, в частности якутов. Эти совпадения выражаются в ассоциации орла (кон­дора) с солнцем; орел (кондор) связан с огненной стихией и является тотемом, он выступает в мифах в роли создатетеля человечества, а также «возродителя» природы. Его образ связан с идеей мирового дерева (тотемного столба) и легендами о происхождении шаманства17.

Рис. 5. Плетенные из травы сосуды с украшениями из бус и подвесками из ра­ковин (собрание МАЭ)Рис. 5. Плетенные из травы сосуды с украшениями из бус и подвесками из ра­ковин (собрание МАЭ)

Кроме ритуальных перьевых регалий, у индейцев Калифорнии вплоть до XIX в. сохранялись охотничьи маскировочные костюмы из шкур оленей, генезис которых восходит к охотничьим традициям палеолита, известным не только по материалам Америки, но и Евразии.

У индейцев Северной Америки и южной Калифорнии существо­вали колдуны-ритуалисты, шаманы и сложные комплексы пред­ставлений, связанные с ворожбой, народной медициной, стихийной и охотничьей магией, а также с симпатической и контагиозной магией. Среди сходных элементов, которые в качестве атрибутов применялись в магических обрядах в Калифорнии, Сибири, Азии, можно назвать «магический кристалл». Он был распространен в Азии и Америке и носил название «дождевого камня» (яда-таш). С ним, как правило, красным или прозрачным кварцем, связаны верования о возможности повлиять с его помощью на стихию, в частности, на дождь и ветер. «Магический кристалл» входил в число предметов шаманского набора индейцев помо 18.

Особый интерес для нашей темы представляет искусство плете­ния из травы, корней кедра, ивовых прутьев, из которых индейцы делали ловушки для рыбы, колыбели, носилки У-образной формы для переноски тяжестей,— водонепроницаемую посуду, ритуальные сосуды, украшенные перьями, раковинными бусами, перламутром и т. п., предметы одежды (пояса) и т. п. (рис. 5). Калифорний­ские индейцы, не знакомые с керамикой (за исключением модов: и лоизъено) в совершенстве владели техникой изготовления плетеных изделий которые им заменяли глиняные, сохранив древние технические приемы, материалы и функциональные типы сосудов У индейцев южных районов Калифорнии были распространены плетеные сосуды из травы, обмазанные глиной, - прототипы керамических изделий вообще. Первые глиняные горшки лепили ленточным способом от руки, так же изготавливали и плетеные сосуды в технике кольцевого плетения, о чем свидетельствуют материалы неолитических культур Приморья или бассейна Ангары. На юге штата сохранились найденные в раскопках погребений «Сухих пещер» куски керамики с оттисками травяных волокон, которые еще раз указывают на связь керамического производства с техникой плетения.

Особой сферой деятельности индейцев Северной Америки, в частности северо-западного ее побережья, является наскальное ис­кусство. Здесь получил распространение так называемый, чашечно-желобчатый, абстрактно-криволинеиныи стиль 19.

Основным сюжетом этих геометрических рисунков являются чашечные углубления, точки, крестообразные знаки, треугольники, окружности, концентрические окружности и т. п. Как считают американские ученые, эти геометрические по своему характеру рисунки имели отношение к циклу образов, связанных с магией плодородия определенным образом соотносясь с практикой контроля над стихиями20. Аналогичный набор геометрических элементов ор намента характерен для декора ритуальных поясов, церемониаль­ных сосудов из травы индейцев Калифорнии.

Чашечные углубления, как один пз наиболее архаических эле­ментов наскального искусства, связаны с магией плодородия и об­рядами тайных союзов (например, у индейцев северо-западного по­бережья Северной Америки). Но в то же время это характерный элемент памятников наскального искусства нижнего Амура. Чашеч­ные углубления, как самостоятельный элемент петроглифов и фор­мообразующий элемент писаниц североазиатского и североамери­канского круга, входит в число наиболее архаических и широко распространенных для петроглифов тихоокеанского культурного мира, включая северную Калифорнию. Все это ставит проблему распространения культурно-этнических контактов шире, заставляя искать сходные корни в искусстве и культуре палеоазиатов и па­леоиндейцев.

Приведенные выше материалы из области духовной, художест­венной и материальной культуры индейцев Калифорнии, извест­ные по данным этнографии и археологии в плане выявления совпадений с аналогичными явлениями в культуре древней Сибири и Северной Азии, а также Центральной Азии, освещают проблему этногенеза индейцев с точки зрения преемственности древних тра­диций. Для уточнения путей и исторического развития этой пре­емственности, выявления соотношений ее с ходом миграционных процессов населения Америки и Азии необходимы дальнейшие ис­следования.


1.  Штернберг С. А., Токарев С. А.. Шаревская Б. И. Племена Калифорнии и Большого Бассейна,— В кн.: Народы Америки. М., 1959, т. I.

2.  Самобытная культура индейцев Калифорнии в II—I тысячелетиях до н. э. развивалась во многом аналогично культурам Приморья. Представление о характере и путях ее развития, ее прогрессивном значении дали материалы раскопок на п-ве Песчаном. В ходе анализа материалов культуры «раковин­ных куч» в Приморье было убедительно доказано, что истоки бохайской и чжурчженьской цивилизаций уходят в местную почву, в приморский нео­лит, в культуры «раковинных куч» (Окладников А. П. Древнее поселение па полуострове Песчаном у Владивостока.—МИА, 1963, № 112, с. 183).

3.  Арутюнов С. А. Предисловие к кн.: Ларичева И. П. Палеоиндеиские культу­ры Северной Америки. Новосибирск, 1976, с. 3.

4.  Ларичева П. П. Палеоиндейские культуры..., с. 46, 73.

5.  Wallace W. Post-pleistocene Archaeology 9.000—2.000 В. С.— In: Handbook of the Indians of North America, Washington. 1978, v. 8, p. 26.

6.  Окладников А. П. Неолитические памятники Средней Ангары. Новосибирск, 1975, табл. 21, погребение 4, д. Семеново.

7.  Tregansa A. Archaeological Investigations in the Farmington Reservoir Area, Stanislaus County, California.— Report of University of California Archaeolo­gical Survey, 1952, N 14.

8.  Похельсон В. Древние и современные жилища племен Северо-Восточной Азии и Северо-Западной Америки.— В кн.: Ежегодник русского антропологи­ческого общества. СПб., 1908, т. 11, с. 54—55.

9.  Один вход служит в качестве основного, а другой является вспомогательным и используется как зимний.

10.  Круглое основание землянки — черта, присущая зодчеству ограниченного круга палеоазиатских народов (чукчам, эскимосам), ряду сибирских народов п калифорнийских индейцев, а также индейцев северо-западного побережья Северной Америки.

11.  Окладников А. П. Древнее поселение..., с. 131.

12.  Там же, с. 159.

13.  Прокофьева Е. Д. Шаманские костюмы народов Сибири — В кн.: Со. МАЭ, 1971, XXVII.

14.  Дзенискевич Г. И. Сказание о вороне у атапасков Аляски.— CЭ, 1976, N. 1, с.73-84

15.  Окладников А. П. Петроглифы нижнего Амура. М.; Л, 1971, табл. 42 рис. 2.

16.  Loeb Е. Pomo folkways.—University of California Publications in Anthropolo­gy, Archaeology and Ethnology. 1926, v. 10, N 2, p. 364.

17.  Окладникова E. А. Калифорнийская коллекция И. Г. Вознесенского и пробле­ма древних культурных связей Азии и Америки.— В кн.: Со. МАЭ, 1981, XXXVII с. 54-66.

18.  Kelly I. Coast Miwok.— In: Handbook of the Indians of North America, Cali­fornia. Washington, 1978, v. 8, p. 420 (a, b, h — j).

19.  Grant C. Rock Art of the American Indians. New York, 1967, p. 114.

20.  Heizer Ft., Glewlow W. Prehistoric Rock Art of California. Ramona, 1973, v. 2, p. 54.