Долины рек Непенья и Касма

Башилов Владимир Александрович ::: Древние цивилизации Перу и Боливии

Долины рек Непенья и Касма

Керамика типа Кауакучо

В нижних слоях памятника Сечин Альто в долине Касма Д. Колье обнаружил обломки гладкой толстостенной посуды с залощенной галькой поверхностью [863]. Единственная опре­делимая форма посуда — «большой округлый или яйцевидный горшок с суженным горлом и прямым, сильно утолщенным венчиком с округлым или прямым краем».

Керамика типа Гуаляньо

В том же Сечин Альто, над слоем с керами­кой Кауакучо лежал слой с обломками тонко­стенной посуды, заполированной с поверхно­сти каким-то твердым инструментом. Они при­надлежали горшкам с суженным горлом и прямым, слегка утолщенным венчиком, иногда максимально отогнутым кверху. Изредка по­суда украшена нарезкой, наколами и налепами. Д. Колье сопоставляет эту керамику, на­званную им Гуаляньо, с материалом конца Раннего Гуаньяпе[864]. В этом же слое были найдены обломки чернолощеной и красной ке­рамики различных форм (в основном мисок).

Керамика Гуаляньо встречена и на двух разрушенных постройках типа платформ из прямоугольных и конических адобов. На стен­ках этих платформ — следы росписи [865].

Культура Сечин

Когда в 1937 г. X. С. Тельо впервые провел систематические обследования громадных пи­рамид в долинах рек Непенья и Касма, он безоговорочно отнес большую их часть к куль­туре Чавин. Опирался он при этом на общее сходство найденной им скульптуры с моноли­тами Чавин де Уантар и находку здесь чавиноидной керамики [866]. Р. Ларко Ойле также полагал, что эти пирамиды относятся к той же культуре, что и Чавин де Уантар. Он назвал ее Непенья [867].

Оба эти мнения основывались на обследо­ваниях, подъемном материале и зачистках ар­хитектурных деталей и скульптуры, сделанных Тельо. Только в последние годы Д. Колье и Д. Е. Томпсоном были проведены небольшие раскопки в долине Касма, связавшие воедино архитектурные сооружения и найденную ими своеобразную керамику. Эта своеобразная ке­рамика и самостоятельность в стиле и моти­вах скульптуры прибрежных памятников поз­воляют мне рассматривать их как единый, от­личный от Чавина комплекс, хотя он пока и очень мало изучен, а связь между его основ­ными элементами еще не всегда убедительна.

Строительные остатки. Один из наиболее значительных памятников этой культуры, Се­чин Альто — громадная пирамида[868]. Ее юго-западная[869] часть ступеньками поднимается на высоту 35 м. Она обращена фасадом к се­веро-востоку, где находится площадка, огра­ниченная с северо-запада и юго-востока мень­шими зданиями на платформах. Общие разме­ры комплекса 300x250 м. С площадки на вер­шину пирамиды вела когда-то лестница шири­ной 16 м. В 50 м к юго-западу от пирамиды расположена платформа, на которой стоят ос­татки прямоугольных зданий. Какие-то по­стройки примыкают к пирамиде и с юго-вос­тока.

Фасад Сечин Альто выложен из больших каменных блоков, а кладка боковых стен со­стоит из рядов крупных камней, промежутки между которыми заложены мелкими. В стенах очень глубокой кладоискательской выемки на вершине пирамиды видны остатки конструк­ций из конических адобов[870]. По-видимому, в толще сооружения находились какие-то поме­щения и ходы.

Несколько юго-западнее этого памятника, на северном склоне горы Сечин, у самого ее подножия, Тельо изучал архитектурный комп­лекс, названный им Серро Сечин. На несколь­ких невысоких платформах стояло сложенное из конических адобов здание, обращенное фа­садом на север. Оно состояло из трех прямо­угольных помещений, расположенных буквой «П». Внутренний дворик ограничивался с се­вера дополнительной стенкой. На полукруг­лых стенах центрального помещения, «фона­рем» выступающего в дворик, Тельо обнару­жил остатки росписи, изображавшей кошачь­его хищника, скорее всего ягуара[871]. На верхнюю платформу к этому зданию вели лест­ницы.

Нижняя платформа с фасада имела стену, сложенную из вертикально стоящих высоких каменных монолитов. Их основания были за­клинены камнями. В промежутки между ними были вмонтированы друг над другом на гли­няном растворе квадратные камни меньшего размера. Все монолиты покрыты резьбой. Сза­ди они подпирались стенкой из глины и кам­ней. Посредине стены — вход с лестницей, ве­дущей на первую платформу.

Выше по долине р. Касма находится Мохеке — ступенчатая пирамида, на вершине ко­торой расположены какие-то постройки. В пла­не это неправильный четырехугольник со скругленными углами. Фасад пирамиды обра­щен на северо-восток [872]. Отсюда на ее верши­ну ведут лестницы [873] с длинными площадками между маршами. Толща пирамиды состоит из конических адобов [874], но стены облицованы камнем. Наиболее интересная особенность этой постройки — остатки огромных глиняных скульптур, стоявших в нишах в подпорной сте­не третьей платформы.

В долине Непенья на памятниках Серро Бланко и Пункури Тельо обнаружил по два горизонта зданий, которые он отнес к культу­ре Чавин. Здания нижнего горизонта были построены из камня, покрытого глиняной об­мазкой с росписью. Во втором горизонте стены построек сложены уже из конических адобов с резными фигурами по глиняной обмазке [875]. Основным мотивом украшения стен была мор­да хищника из породы кошачьих, стилизован­ная в манере, близкой к резьбе по камню культуры Чавин.

Культура Сечин

Культура Сечин

1 — Мохеке. Пирамида; 2—13 — типы сосудов (по Тельо); 16, 18— Мохеке. Глиняные скульптуры; 14, 15 — Серро Сечин. Каменные монолиты; 17 — Серро Сечин. Резное изображение ягуара на стене храма

Не вызывает сомнения, что все описанные сооружения имели религиозное назначение. Они служили нескольким поколениям жителей этих мест и многократно перестраивались.

Вполне вероятно, что к культуре Сечин от­носятся и многие другие сооружения в доли­нах Непенья и Касма. Но на них, в частности на Палька [876], не производилось даже разве­дочных шурфовок. Определять же их культур­ную принадлежность без документированного раскопочного материала я не считаю возмож­ным.

Скульптура. Статуи и резные изображения культуры Сечин тесно связаны с архитекту­рой. Для них характерны человеческие изо­бражения и в меньшей степени образ ягуара. Смешения в одном персонаже черт этих двух образов, столь характерного для культуры Чавин, обычно не наблюдается.

На монолитах Серро Сечин встречены толь­ко антропоморфные изображения[877]. Среди них воины в полном боевом уборе с палица­ми или жезлами в руках (монолиты В,В1, Е.Е1, Н.Н1 К, К1) [878], фигуры, как бы разруб­ленные пополам (монолиты G, G1, J, J1) [879] и колонки голов en face с закрытыми глазами (монолиты D, D1) [880]. На малых монолитах почти всегда выгравированы профильные изо­бражения человеческих голов с закрытыми глазами и длинными волосами [881]. На боль­ших монолитах F и F1 — цепочки значков, в ко­торых Тельо видел изображения глаз [882], а на монолитах С, J, J1 — то, что он считал схема­тическим рисунком позвоночника [883]. Совер­шенно непонятны фигуры на двух самых высо­ких стелах (А и А1), окаймлявших вход на платформу [884].

Все камни расположены так, что их порядок почти точно, но зеркально повторяется на вос­точном и западном крыле фасада [885], образуя таким образом единую композицию, центром которой был вход. Нельзя согласиться с Тельо, который из-за неправильного положе­ния некоторых малых монолитов считал, что все они находились здесь уже во вторичном использовании [886]°. Против этого говорит цель­ность всей композиции стены. Скорее всего неправильное положение отдельных камней нужно отнести за счет починок и ремонтов.

Изображения на монолитах стилистически едины. Характерна трактовка лица воинов с трапециевидной шапкой на голове. Глаз изо­бражается в виде перевернутого сегмента с маленьким полукругом зрачка у основания. Под глазом, через всю щеку проходит полоса. Рот оскален, но без клыков. По другому трак­тованы глаза на стелах F и F1 и отдельных головах. Это линза с кружком внутри. Закры­тые глаза обычно изображаются в виде опу­щенной вниз дуги.

Так же трактованы закрытые глаза у одной из двух раскрашенных глиняных личин в ни­ше стены третьей платформы пирамиды Мохеке[887]. У личины в соседней нише[888] они сде­ланы по той же схеме, что и глаза у воинов Серро Сечин. От них вниз по щекам спуска­ются две полосы.

Всего в Мохеке открыто шесть ниш, в четы­рех из которых находятся поясные статуи, а в двух — упомянутые личины. Статуи поднима­лись, вероятно, на высоту около 4 м. К сожа­лению, верхняя часть всех скульптур разруше­на. Только две из этих фигур сохранились на­половину[889]. Они изображают людей в наки­нутых на плечи плащах. У одной из них витой пояс в два ряда. Сверху от рук свешиваются две змеи явно чавиноидного облика. У другой фигуры руки придерживают на груди концы плаща. Подол одежды у всех статуй передан совершенно так же, как и на монолитах G, G1, J, J1 в Серро Сечин. Простенки между ниша­ми со статуями заняты резными узорами[890].

По технике исполнения с этими фигурами сходна глиняная статуя кошачьего хищника в Пункури[891]. В круглой скульптуре она повторя­ет все детали этого образа второй стилисти­ческой группы из Чавин де Уантар[892]. Особен­но характерны глаза в виде кружка с примы­кающими к нему двумя треугольниками и огромные когтистые лапы, переданные мягки­ми округлыми линиями.

Так же трактованы лапы и глаз на большой фигуре кошачьего хищника, нарисованной краской на стене здания в Серро Сечин[893]. Интересно, что ту же форму имеют глаз и ла­пы хищника на обломке костяной лопаточки, найденной в Палька[894].

Керамика. Д. Е. Томпсон сообщает о том, что керамика, возможно связанная с описан­ными сооружениями Серро Сечин, относится к тому виду, который Д. Колье назвал Патаска. Она найдена на верхней платформе Мохе­ке и на некоторых других памятниках доли­ны[895]. Это посуда со стенками средней толщины и следами заглаживания на них. Важней­шие формы — горшки с суженным горлом, с прямым, слегка утолщенным венчиком и мень­шие сосуды с шейкой или горлышком. Часто они орнаментированы спускающимися по пле­чикам треугольниками, заполненными наколами.

Вместе с этой керамикой были встречены че­репки черной посуды чавиноидного облика и красной лощеной керамики с орнаментом (по­лосы, треугольники), нанесенным белой крас­кой.

Периодизация. Разработанной периодизации памятников, которые я отношу к культуре Се­чин, нет, но Тельо, опираясь на два строитель­ных горизонта в Пункури и Серро Бланко, го­ворил о двух последовательных этапах их существования [896]. Ларко Ойле тоже выделял здесь два периода. К первому он относил Пун­кури, Серро Сечин и Мохеке, а ко второму — Серро Бланко [897]. Но эта периодизация слиш­ком тесно связана с его общей концепцией возникновения культуры Чавин на побережье и имеет слишком слабую аргументацию, что­бы с ней можно было согласиться.

Культура Сечин принадлежала оседлому населению, о повседневной жизни и хозяйстве которого пока ничего не известно. О степени общественного развития говорит только нали­чие больших построек скорее всего религиоз­ного характера и развитой скульптуры.

В этой связи очень важен Серро Сечин. То, что большинству из скульптур одного крыла его фасада соответствуют однотипные изо­бражения на другом крыле, говорит о неслу­чайном расположении камней в стене. Если принять во внимание, что рисунки «глаза», «позвонки», «колонки голов» (монолиты С, D, D1, F, F1, І, I1) явно не имеют изобразительно­го значения, а скорее всего могут рассматри­ваться как знаки, то, по-видимому, можно предположить, что вся композиция стены Сер­ро Сечин представляет собой попытку «запи­сать» средствами монументального искусства память о каком-то событии.

Почти на всех меньших монолитах у чело­веческих голов закрыты глаза. Закрыты они и у поясной фигуры на монолитах G и G1. У воинов же глаза широко открыты. Если предположить, что меньшие монолиты изобра­жают отрезанные головы врагов — обычай, в древности распространенный в Центральных Андах, то нельзя ли рассматривать всю компо­зицию как изображение победителей и их тро­феев и считать, что храм Серро Сечин был воздвигнут в честь какой-то военной победы? Несколько менее вероятно, что эта «запись» отражает какую-то религиозную церемонию. Но каков бы ни был сюжет этой композиции, сама попытка мемориальной «записи» говорит о том, что здесь, возможно, самое начало пу­ти к письменности.

Такая интерпретация монолитов Серро Се­чин вместе с существованием храмов и мону­ментальной скульптуры с четко выработанны­ми стилистическими особенностями позволяет предположить, что носители культуры Сечин находились уже на рубеже классового обще­ства.


[863] Д. Колье дает только предварительное описание ке­рамики Кауакучо, так же как и сменившей ее кера­мики Гуаляньо (D. Collier, 1962а, стр. 412, 413).

[864] Там же, стр. 413.

[865] D. Е. Thompson, 1964а, стр. 206.

[866] J. С. Tello, 1943; Он же, 1956.

[867] R. Larco Hoyle, 1941, стр. 9, 10.

[868] J. С. Tello, 1956, рис. 40; табл. VIII, D.

[869] В публикации X. С. Тельо даны два варианта ориен­тировки Сечин Альто (Там же, рис. 2 и 41). Я поль­зуюсь данными рис. 2, так как здесь это сооружение показано в связи с другими памятниками долины, ориентировка которых здесь не расходится с данны­ми их отдельных планов (например, рис. 2 и 25).

[870] J. С. Tello, 1956, рис. 42; табл. VIII, I, К.

[871] Там же, рис. 109; табл. XXVII, F.

[872] J. С. Tello, 1956, рис. 25; табл. IV, А, В, С, Е.

[873] Там же, табл. IV, Я.

[874] Там же, рис. 26.

[875] К сожалению, материалы о памятниках долины Не­пенья остались для меня недоступными, и я пользо­вался только предварительной информацией X. С. Тельо (J. С. Tello, 1943, стр. 136—139).

[876] J. С. Tello, 1956, стр. 32—46.

[877] Хотя X. С. Тельо и говорит об их смешанном харак­тере, ни на одном из них нет таких специфических черт кошачьего хищника, как, например, клыки.

[878] J. С. Tello, 1956, рис. 54, 57, 60, 63, 72, 74, 77, 79.

[879] Там же, рис. 59, 62, 76, 78.

[880] Там же, рис. 56, 73.

[881] Там же, рис. 64—69, 80, 81, 83—87, 89—94.

[882] Там же, рис. 58, 75.

[883] Там же, рис. 55, 61.

[884] Там же, рис. 53, 71.

[885] J. С. Tello, 1943, табл. XVIII.

[886] Там же, стр. 145, 146.

[887] J. С. Tello, 1956, рис. 27, VI.

[888] Там же, рис. 27, V; 31.

[889] Там же, рис. 27, III, IV; 29; 30; табл. V, В, Е; J. С. Tello, 1943, табл. XIII, b.

[890] J. С. Tello, 1956, рис. 28.

[891] R. Larco Hoyle, 1941, рис. 7, 207.

[892] W. С. Bennett, 1942, рис. 30.

[893] J. С. Tello, 1956, рис. 109; табл. XXVII, F.

[894] J. С. Tello, 1943, табл. XXIV, а; Он же, 1956, рис. 22.

[895] D. Е. Thompson, 1964а, стр. 208; D. Collier, 1962а., стр. 413, 414. Связь между этой керамикой и описан­ными архитектурными сооружениями не доказана и базируется только на находках в Мохеке. Нельзя исключить возможность того, что они не связаны и керамика относится к несколько более позднему времени.

J. С. Tello, 1943, стр. 138.

R. Larco Hoyle, 1941, стр. 9.