Демографическая ситуация

Стельмах В.Г., Тишков В.А., Чешко С.В. ::: Тропою слез и надежд. Книга о современных индейцах США и Канады

По оценочным данным, к моменту образования США в пределах их нынешней территории проживало около 1 млн индейцев. В результате войн, болезней, переселе­ний, создания резерваций и прочих негативных послед­ствий колонизации белым населением западных районов страны к 1900 г. коренных жителей осталось прибли­зительно 200 тыс. Однако в XX в. их численность сначала стабилизировалась, а после второй мировой войны обозначилась весьма устойчивая тенденция ее роста. В 1950 г. в США насчитывалось 357,4 тыс. индей­цев, в 1960 г.— 573,5 тыс., в 1970 г.— 763,5 тыс., в 1980 г.— 1,42 млн, что составляет 0,6 % населения страны.

Увеличение численности индейского населения в послевоенное время в первую очередь было вызвано факторами объективного порядка: высоким уровнем рождаемости и снижением уровня смертности. По пока­зателям темпов прироста в последнее десятилетие ин­дейцы более чем в 2 раза превосходят белое населе­ние. Что касается уровня смертности, то за истекшие 30 лет он существенно снизился. Так, например, смерт­ность от туберкулеза, желудочно-кишечных и простуд­но-инфекционных заболеваний уменьшилась в среднем на 70 %. Показатель детской смертности среди корен­ных жителей—18,2% — в настоящее время лишь немного выше, чем у белых,— 16,1%. И хотя в целом состояние здравоохранения индейцев в сравнении с общеамериканским уровнем продолжает вызывать озабо­ченность, отмеченные сдвиги не могли не сказаться на увеличении средней продолжительности их жизни. Если в 50-е годы коренные американцы жили в среднем около 44 лет, то к началу 80-х годов, по данным Национально­го конгресса американских индейцев, этот показатель увеличился до 66 лет 2

Вместе с тем рост числа коренных жителей в осо­бенности в истекшем десятилетии не может быть объяс­нен без учета социокультурного фактора и роста на­ционального сознания коренных американцев, вследст­вие которого многие лица, имевшие ту или иную степень индейского происхождения и скрывавшие это в силу известных причин, стали называть себя индейцами.

Благодаря высоким темпам естественного прироста возрастная структура индейского населения отличается от аналогичной у белых жителей США. Средний возраст аборигенов в 80-е годы равен 21 году (у белых — 28 лет). Молодежь до 20 лет среди индейцев составляла 51,3%, тогда как лица старше 65 лет — всего 5,4 % (у белых эти группы составляют соответственно 18,6 и 10 %). Индейские семьи более многодетны: в среднем они насчитывают 4,9 человека, а у белых — 3,5 человека.

В региональном отношении нынешнее расселение индейцев США выглядит так. Наиболее крупный их отряд — 77 % — проживает на юге и юго-западе стра­ны. На северо-западе живет 17,5 % индейцев, а на северо-востоке — лишь 5,5%. Региональные перемещения их в настоящее время весьма незначительны и направлены к юго-западу. Самые крупные группы коренных американцев проживают в следующих шта­тах (в тыс. человек): Калифорния — 201, Оклахома — 170, Аризона — 153, Нью-Мексико — 105, Вашинг­тон — 61, Южная Дакота — 45, Мичиган — 40, Нью- Йорк — 39, Миннесота — 35, Висконсин — 30. По доле индейцев в населении штата на первом месте нахо­дится Нью-Мексико — 8 %, а на втором — Южная Да­кота — 6,5 %.

По-иному обстоит дело с миграцией «село — город». В послевоенный период она проходила весьма интен­сивно. Доля городских индейцев с 1950-х по 1980-е годы увеличилась с 16,4 до 44,2 %. Рост горожан среди индейцев происходил двумя путями: за счет стихийных перемещений жителей индейских территорий к рынкам труда и в рамках планового переселения избыточного самодеятельного населения этих районов в город, которое осуществлялось американскими влас­тями в связи с программой релокации, действовав­шей с 1954 г. до середины 1960-х годов.

Как и их сельские собратья, городские индейцы расселились в городах США дисперсно. Численность групп в пределах одного населенного пункта, как пра­вило, не превышает 5 тыс. человек. На этом фоне выделяются индейские анклавы следующих городов (данные на 1980 г. в тыс. человек): Лос-Анджелес — 47,2, Сан-Франциско— 17,5, Миннеаполис — 15,8, Сан-Диего — 14,3, Сиэтл — 15,6, Нью-Йорк — 13,4, Детройт — 12,3, Чикаго — 11,5, Даллас — 11,0, Сакра­менто— 10,9, Денвер — 8,9, Портленд — 8,5, Буффа­ло — 7,3. Все эти крупные города были в свое время центрами релокации. Помимо этого за счет стихийных миграций довольно многочисленные группы коренных американцев появились в средних и мелких городах, расположенных, как правило, вблизи от традицион­ных мест проживания индейцев: Талса — 38,4, Окла­хома-Сити — 24,6, Финикс — 22,7, Альбукерке — 20,7, Тусон — 14,3, Якима — 6,6. В столице США — Ва­шингтоне живет свыше 6 тыс. коренных американ­цев. В настоящее время миграция «село — город» ста­билизировалась.

Специфической характеристикой индейского насе­ления служит и особый статус, который оно имеет в Соединенных Штатах Америки. С одной стороны, с 1924 г. индейцы являются полноправными американ­скими гражданами, а с другой — большинство их име­ют легально зафиксированный статус, который гаран­тирует им целый ряд льгот: а) их земли и недви­жимость не подлежат ни федеральному, ни местному налогообложению; б) они имеют право на особые каналы государственной социальной помощи по линии БДИ; в) получают бесплатное медицинское обслужи­вание, осуществляемое правительственной Индейской службой здравоохранения (ИСЗ), действующей с 1955 г.; г) владеют так называемыми общинными фон­дами на общую сумму в 1,5 млрд долл. (это де­нежная компенсация за «добровольную» уступку своих земель и переселение в резервации в прошлом веке). Фонды, во-первых, являются источником личных дохо­дов индейцев: банковский процент с них распреде­ляется ежегодно среди жителей соответствующей ре­зервации и колеблется в зависимости от величины фон­да от 50 до 1000 долл. в год. Во-вторых, если опять-таки размер фонда достаточен, его можно использовать для экономического развития резервации. Но так как общая сумма фондов распределена среди сотен общин, значение этого ресурса капиталов не велико. Статусные льготы индейцев не следует, однако, рассматривать в качестве признаков их привилегированного поло­жения в США, как это делает порой официальная американская пропаганда. При сравнительно низком уровне жизни коренного населения эти льготы высту­пают лишь в виде барьера на пути полной его паупе­ризации.

Статус также дает индейцам право на особую форму социальной организации — общинную, посредством ко­торой на основании принятых еще в 30-х годах общин­ных конституций, хартий и сводов законов осущест­вляется через выборные органы (советы общин) индей­ское самоуправление. В настоящее время в США на­считывается 493 официально зарегистрированные об­щины.

Как правило, община живет на территории спе­циально созданной для этого резервации. В настоящее время в США существует 267 федеральных, то есть созданных правительством страны, и 24 штатных, то есть созданных легислатурами отдельных штатов, индейских резерваций. Они представляют собой особую категорию земель, формально являющихся собствен­ностью соответствующей общины и находящихся под управлением ее совета. Отчуждение или продажа зе­мель невозможны без санкции совета общины, обя­зательно подтвержденной федеральным правительст­вом. В резервациях живет около 750 тыс. индейцев.

В литературе об индейцах США сложилось упро­щенное мнение, будто бы их земли постоянно сокра­щаются. В действительности ситуация здесь несколько сложнее. В послевоенный период земельная база резер­ваций была в целом стабильна, составляя около 52 млн акров. Однако вследствие роста численности индейско­го населения за истекшие 30 лет произошло умень­шение принадлежащих ему земель в расчете на душу населения: если в начале 60-х годов на жителя резер­ваций приходилось в среднем по 91,4 акра, то в кон­це 70-х годов — лишь по 37 акров. При этом следует учитывать, что резервационные земли распределены среди общин крайне неравномерно.

Площадь самой крупной резервации — навахо со­ставляет около 14 млн акров (равна территории штата Западная Виргиния), между тем в Калифорнии име­ется ряд резерваций, чья территория не превышает 10—15 акров. В целом по стране 138 резерваций имеют площадь менее 1 тыс. акров. Малоземелье в настоящее время одна из наиболее серьезных проблем коренного населения. Другая проблема такого же характера — перенаселенность ряда резерваций неиндейцами. В частности, в резервации народа якима индейцы со­ставляют лишь 20 %, в резервации флэтхед — 19, онейда — 14, осэдж, кердаллен — по 12, сенека — 11, не-персе, сак и фокс — по 8, а микосуки — менее 1 % 3. Засилье неиндейцев в резервациях является дополни­тельным обстоятельством, препятствующим решению там проблемы малоземелья.

Особую группу статусного населения составляют индейцы Оклахомы. Хотя федеральное правительство и признает их общины, принадлежащие им земли резервациями не считаются и поэтому не выделяются из категории частных земельных владений. Численность статусного нерезервационного населения Оклахомы приближается к 170 тыс. человек.

Наконец, в Соединенных Штатах имеется относительно большое количество индейцев, не имеющих офи­циального статуса коренных жителей. Прежде все­го это жители 43 общин, которые не признаются ни федеральными, ни штатными органами власти. В их число входят почти все народы штатов атлантического побережья страны, в том числе ламби, яки и техасские кикапу. Свыше 60 % нестатусного индейского населе­ния живет в Северной Каролине, а около 30 % — в штатах Новой Англии. Общая численность этой ка­тегории индейцев приближается к 100 тыс. человек.

Кроме того, к нестатусным индейцам относятся ли­ца или их потомки, которые, пройдя предусмотренную законом процедуру, официально ликвидировали свой статус и вышли из общины. Причины такого выхода могут быть различными: необходимость получения денег за счет продажи своего земельного участка, конфликты с соседями в резервации, желание ассими­лироваться среди белых сограждан и т. п. Причем не следует думать, будто ликвидация статуса автома­тически связана с миграциями индейцев в город. От­нюдь не все городские индейцы спешат расстаться со своим статусом. Многие хотят продолжать поль­зоваться его некоторыми льготами, хотя, несомненно, доля нестатусных лиц среди индейцев-горожан выше, чем среди жителей резерваций.

Таким образом, современную демографическую си­туацию среди коренного населения США, безусловно, характеризует ряд положительных тенденций, наиболее важные из которых — устойчивый рост численности индейцев и увеличение продолжительности их жизни. В этой связи говорить о вымирании в настоящее время коренных американцев неправомерно. Вместе с тем нельзя не видеть и негативные стороны демографии индейцев: дисперсность их расселения, которая консер­вирует общинный партикуляризм; недостаточность зе­мельной базы, препятствующая проживанию многих представителей коренного населения в привычной со­циокультурной обстановке среди своих народов. Это в известной мере выступает основой многих проблем со­циально-экономического характера, с которыми сталки­ваются индейцы Соединенных Штатов.