Де Вилье прибывает в бухту Нуарэ

Степкин Алексей Андреевич ::: Английское и французское военно-морское противостояние на озере Онтарио (осада Освего 1756 г.) [фрагмент]

Летняя кампания 1756 года на озере Онтарио началась следующим образом.

 17-го мая из Монреаля выступил крупный французский отряд, состоящий из 600 морских пехотинцев и канадских ополченцев, под командованием смелого офицера капитана Луи Кулон де Вилье (Louis Coulon de Villiers). В дороге к отряду должны были присоединиться индейские союзники из французских католических миссий долины реки Святого Лаврентия.

 

Рисунок Ральфа Митчарда (Ralph Mitchard) «канадец и индеец в берестяном каноэ» (сanadian and Indian in birchbark canoe).

Рисунок Ральфа Митчарда (Ralph Mitchard) «канадец и индеец в берестяном каноэ» (сanadian and Indian in birchbark canoe).

Перед отрядом де Вилье стояла сложная задача по блокированию подвоза припасов и снаряжения в английскую крепость Освего, расположенной на южном берегу озера Онтарио в Северной Америке. Молодость капитана де Вилье прошла на дальнем западе в войнах против враждебных индейских племён фоксов и чикасо. Его отец - Николя-Антуан Кулон де Вилье (Nicolas-Antoine Coulon de Villiers), был также известен своей безумной храбростью, проявившейся в войнах с индейским племенем фоксы (лисы).

В 1730 г. французы и их союзники из союзных индейских племён осадили деревню фоксов на реке Сен-Джозев на Великих озёрах. Деревня была хорошо укреплена и обнесена палисадом, как записал Николя-Антуан в своём отчёте, «осада продолжалась 23 дня, индейцы голодали и были вынуждены есть кожу (имеется в виду кожаная одежда и другие изделия из кожи, имеющейся у осаждённых индейцев), мы были не многим лучше». В штормовую ночь индейцы бежали. После поражения и бегства индейские вожди из племени фокс попросили мира. Но мир продлился не долго. 

 В сентябре 1733 года капитан Николя-Антуан, командуя французским отрядом, осадил в заливе Грин-Бей озера Мичиган хорошо укреплённую индейскую деревню племени саук, среди которых укрылись враждебные фоксы.

 16-го сентября Николя-Антуан, во время штурма индейского форта был убит, один из его сыновей также погиб. Молодой Луи Кулон де Вилье был тяжело ранен, в колониальной армии дети офицеров, как правило, сопровождали своих отцов в военных походах. После этого сражения Луи Кулон де Вилье, по выздоровлению, получил свой первый офицерский чин - 2-й энсайн (младшее офицерское звание во французской армии). Канадские семьи были большими, у Николя-Антуан Кулон де Вилье на момент его смерти было семь сыновей и шесть дочерей. Несмотря на храбрость погибшего отца Николя-Антуана, министр флота в своём письме к губернатору Канады написал, что причина его смерти в собственном «безрассудном поведении».

 Луи Кулон де Вилье ни в чём не уступал своему отцу, в многочисленных походах против врагов Франции он завоевал к себе уважение среди диких «западных» племён. В 1754 году имя Луи Кулона де Вилье прославилось на весь цивилизованный мир, после того как он выгнал британцев из долины реки Огайо, принудив Джорджа Вашингтона - будущего героя американской революции, к позорной капитуляции. Луи Кулон де Вилье не был старшим офицеров в той экспедиции, но ему было отдано командование, так как незадолго до этого англичане ошибочно перебили французских парламентёров, убив, в том числе и его брата - Жозефа Кулона де Вилье де Жюмонвиля. Второй причиной являлось то, что Луи де Вилье был очень уважаем индейцами, примкнувшим к французскому отряду, и общим собранием офицеров было решено, что именно ему следует возглавить объединённый франко-индейский отряд.

 В 1755 году губернатор Канады де Водре попросил у короля для Луи де Вилье крест Святого Людовика - высшую офицерскую награду того времени, заявив, что он давно уже его заслужил. Добавив при этом, что «семейство де Вилье всегда отличалось на службе короля, и среди них нет никого, кто бы ни умер в бою, в сражениях с врагами».

 Путь отряда де Вилье пролегал в вверх по мощной реке Святого Лаврентия, берущей своё начало на озере Онтарио. 17-го мая, выйдя из Монреаля, де Вилье сделал небольшую остановку в местечке Лашин – в обычном месте остановок всех экспедиций, отправляющихся на запад, на «Великие озёра».

 В 2002 году город Лашин объединили с разросшимся городом Монреаль. До постройки канала, Лашин был обычным местом остановки для торговцев и путешественников. Реку Святого Лаврентия в этом месте прерывает серия порогов, которые приходилось преодолевать по волоку, обходя опасные каменистые пороги. Пороги составляют приблизительно 4.8 километра в длину. В 1611 году французский исследователь де Шамплейн назвал эти опасные речные пороги Саулт Сен-Луи в честь юного матроса по имени Луи, утонувшего на этом месте. В 19-м веке эти опасные речные пороги назвали порогами Лашин (Lachine Rapids). Своё имя деревня Лашин получила от насмешливого прозвища Ля Чин то есть Китай, так это поселение назвали из-за французского исследователя Робера Кавелье де ла Саля, жившего здесь в середине 17-го века.

 Над Ля Салем насмехались из-за множества бесполезных усилий, предпринятых им в походах на дальний запад. Ля Саль мечтал достигнуть Китая и так называемого «Южного моря», как в то время называли Тихий океан, однако, совершив множество великих открытий, ля Саль так и не смог достигнуть своей цели. Поселение Лашин находилось в 3-х лье[1] от города Монреаль в нижнем конце острова Монреаль, на реке Святого Лаврентия. Поселение было обнесено палисадом и имело небольшой гарнизон. В Лашине располагались королевские и частные склады, снабжающие отбывающие войска и торговцев необходимым в дороге снаряжением. Наличие укрепления в этом месте вовсе не являлось лишним, так как однажды утром 5–го августа 1689 года 1500 ирокезы племени могавк сожгли и уничтожили французское поселение в Лашине. Ирокезы часть жителей посёлка зверски убили, а другую увели в качестве пленников в далёкие поселения индейцев.

19-го мая де Вилье встретился с аббатом Пике из христианской миссии индейцев племени ирокезов ля Презентатьон. Аббат ввёл в Монераль 20 молодых ирокезов из своей миссии, совершивших недавно набег на английский форт Освего. Вождю отряда было всего лишь 16 лет. Индейцы ввели с собой 2-х пленных и надеялись на получение награды. Отряды индейцев часто состояли из подростков или молодых мужчин. Среди ирокезов даже практиковалась традиция поздних браков, так как считалось, что большое количество женатых мужчин делает племя слабее и менее агрессивным. В Парижском листке того времени[2] писали, что этот отряд из индейцев-подростков взял 3-х пленных и убил 9-ть англичан. Пленные сообщили, что в ближайшее время они ожидают подкрепление в Освего. В этот же день отряд де Вилье покинул Лашин.

23-го мая де Вилье со своим отрядом на лодках поднялся вверх по реке Святого Лаврентия и прибыл в индейскую миссию ля Презентатьон (de La Présentation), или как её ещё называли французы форт Ля Галлет (Fort La Galette). Эта миссия была установлена за счёт короля в 1749 году на месте слияния реки Освегатчи (Oswegatchie) и реки Святого Лаврентия неутомимым индейским миссионером аббатом Пике (Picquet). Пике построил свою миссию для привлечения под крыло Франции часто враждебных до этого индейцев ирокезов. Вскоре к большому неудовольствию англичан многие ирокезы покинули свои старые деревни, находящиеся на территории, контролируемой англичанами, и ушли жить в эту новую деревню.

Для того, чтобы поселиться в французской миссии, индейцам необходимо было соблюдать некоторые правила: принять католичество, отказаться от многоженства и чрезмерного распития алкоголя и, самое главное, присягнуть на верность Франции. В скором времени в деревне поселилось около 3000 индейцев из различных племён великого союза ирокезов, в основном из племён онондаго и кайюга. В соответствии с обычаями индейцев каждое племя разбило свои жилища обособлено друг от друга. Миссия была хорошо защищена надёжным квадратным фортом, с бастионами на его сторонах и палисадом высотой 15-16 футов. Форт защищал небольшой гарнизон морских пехотинцев во главе с офицером, но фактически вся власть находилась у аббата Пике, который отличался помимо организаторских способностей ещё и довольно воинственным нравом. Именно из местных индейцев ирокезов-ренегатов французы вербовали себе воинов для нападений на форт Освего. Многие местные индейцы были хорошо знакомы с этой крепостью, не раз бывая там ранее по торговым делам, ещё в те времена, когда они жили на английской территории.

 

На картине изображён форт ля Презентатьон в устье реки Освегатчи и деревня индейцев рядом. Название старой французской карты следующие: «карта слияния рек Катаракуи и Шукетси» (Carte du confluent des rivières Katarakoui et Choueketsy). В 18-м веке под рекой Катаракуи часто подразумевали реку Святого Лаврентия выше Монреаля, Шукетси - так французы называли реку Освегатчи.

На картине изображён форт ля Презентатьон в устье реки Освегатчи и деревня индейцев рядом. Название старой французской карты следующие: «карта слияния рек Катаракуи и Шукетси» (Carte du confluent des rivières Katarakoui et Choueketsy). В 18-м веке под рекой Катаракуи часто подразумевали реку Святого Лаврентия выше Монреаля, Шукетси - так французы называли реку Освегатчи.

Форт ля Презентатьон (ныне город Огденсберг США) был обязательной остановкой французских торговцев и солдат, путешествующих в сторону озера Онтарио. Находясь в 75 километрах от широких вод озера, форт был необходимым местом для того, чтобы отдохнуть и приготовиться к трудному проходу по месту, называемому «тысяча островов». «Тысяча островов» - это архипелаг из многочисленных, часто не имеющих названия, островов, простирающихся в длину на 80 км вверх по течению реки Святого Лаврентия вплоть до французского форта Фронтенак (ныне город Кингстон) на озере Онтарио. Канадская часть островов находится на территории провинции Онтарио, а американская - на территории штата Нью-Йорк. Общее число островов - 1864, их размер колеблется от 100 км² (40 квадратных миль) до небольших участков земли, куда изредка залетают перелётные птицы. Дно между островами мелкое и очень каменистое, поэтому подъём по реке между островами затруднён, а в ночное время вообще опасен. В ранние годы колонизации Канады ирокезы часто устраивали засады на этих островах на французских торговцев или союзных им индейцев, спускавшихся в Монреаль по торговым делам.

На следующий день после прибытия в Освегатчи де Вилье отправил в сторону озера Онтарио отряд разведчиков под командованием энсайна шевалье де Эсперванша (L'Espervanche). Эсперванш вернулся и сообщил, что засады на островах не обнаружил. Эсперванш считался превосходным разведчиком, он командовал ротой ополченцев в знаменитом походе де Лери против форта Булл несколько месяцев назад. (Приложение А)

28-го в форт прибыл небольшой отряд индейцев, совершивших удачное нападение возле Освего. С собой индейцы привели 2-х пленников и принесли два скальпа. В течении весны индейцами было совершено несколько удачных нападений на гарнизон Освего, что было воспринято как удачное предзнаменование. Суеверные индейцы считали, что если в начале военной компании удача будет на их стороне, то вся компания пройдёт так же удачно. От индейцев и пленных стало известно, что 16-го мая в Освего прибыл большой конвой англичан под руководством подполковника Брэдстрита. С ними в форт прибыл провинциальный полк Нью-Джерси и новобранцы для 50-го и 51-го полков, зимовавших в крепости. Таким образом, де Вилье со своим отрядом опоздал, английский гарнизон, столкнувшийся в течении зимы с ужасным голодом и болезнями, был спасён. Весной 1756 года комендант крепости всерьёз рассматривал возможность добровольного оставления крепости его гарнизоном, и лишь прибытие конвоя Брэдстрита спасло ситуацию. С этого момента де Вилье мог лишь препятствовать приходу дополнительных конвоев, о принуждении к оставлению форта англичанами никакой речи уже не шло. 

 Нападение отрядом индейцев, прибывших в ля Презентатьон, было совершено 24-го мая в 11-ть вечера. Индейцы напали на маленькую стоянку батумэнов в 40 ярдах от так называемого города Освего, состоящего из бараков для солдат, домов торговцев и палаток, раскинувшихся вдоль реки возле старого форта Освего. По свидетельству британского инженера Патрика Маккеллэра, индейцы убили 4-х спящих батумэнов из голландских колонистов, с трёх из них они сняли скальпы, ещё два батумэна попало в плен. Колония Нью-Йорк ранее была голландской колонией, захваченной британцами в 17-м веке, с тех пор в колонии проживало много колонистов голландского происхождения. Помимо убийства этих батумэнов, индейцы оскальпировали пьяного солдата, спавшего возле форта, о тело которого они, должно быть, споткнулись в темноте. Посчитав этого солдата мёртвым, индейцы оскальпировали его. Произошёл анекдотический случай. Утром солдат, спавший мертвецким, сном проснулся и явился к своему сержанту, не подозревая, что ночью был оскальпирован. Несмотря на страшные раны солдат, выжил и умер естественной смертью много лет позже. На следующий день, после этого печального события в Освего прибыл провинциальный полк Нью-Джерси в неполном составе, состоящий из 150-ти человек во главе с полковником Скайлером, и 2 роты 51-го полка на 70-ти лодках «бату». С собой конвой Скайлера привёл так же 100 голов скота. В 18-м веке мясо в действующие армии доставлялось либо в засоленном виде, либо скот пригоняли своим ходом, где его закалывали по мере надобности. Индейские союзники французов всю зиму совершали нападения на несчастный гарнизон Освего. Нападения индейцев были настолько удачны, что защитники крепости часто боялись покидать крепость даже для заготовки дров, необходимых для обогрева и приготовления пищи, а один из фортов крепости, форт Джордж, был вообще оставлен в связи с сокращением гарнизона и невозможностью выделения достойного количества солдат для его защиты. Всю весну в Европе ходили устойчивые слухи об оставлении англичанами форта Освего на озере Онтарио, вызванные письмами о катастрофическом положении фактически осаждённого гарнизона.

 Де Вилье был вынужден оставаться в ля Презентатьоне несколько дней, ожидая прибытия индейцев, навербованных для него миссионерами и французскими офицерами в христианских миссиях реки Святого Лаврентия.

 30-го мая ожидаемые индейцы прибыли, и де Вилье дал для них и местных индейцев пир, в ходе которого индейцы танцевали и пели военные песни. Обычно такие пиршества сопровождались мучениями и убийствами некоторых из имеющихся в деревне пленных, иногда такого рода зверства сопровождались элементами каннибализма, о чём крайне неохотно сообщали в своих реляциях, как английские, так и французские офицеры.

 31-го мая де Вилье вышел из форта ля Презентатьон, направившись, согласно полученным от губернатора де Водре приказам, в юго-восточную часть озера Онтарио. В этот же день в английский форт Онтарио прибывают 4 союзных индейца, которые сообщили о появлении в северо-восточной части озера Онтарио отряда, состоящего из 1500 французов.

 3-го июня в сторону архипелага так называемых «тысячи островов» из форта Освего была направлена одна из маленьких шхун под парусом, однако на следующий день она вернулась, сообщив о том, что они ничего не обнаружили.

 5-го июня де Вилье незамеченным прибыл в указанное губернатором место, в бухте Нуарэ (теперь залив Хендерсон, бухта Сакетс (Sackets)), иногда французы называли этот залив бухтой Нюнварэ (Nyanwaure) весной здесь останавливался лейтенант де Лери после своего знаменитого похода против форта Бул. Прибыв в Нуарэ де Вилье немедленно устанавливает небольшой форт для защиты своих припасов. В этот же самый день коммодор[3] Хаусман Бродли (Housman Broudley) на одном шлюпе в сопровождении небольшого ялика отправился изучать озеро Онтарио в противоположном от французов направлении. Хаусману Бродли хотел как следует изучить озеро Онтарио, на котором ему предстояло сразиться с французским флотом, так же он рассчитывал попробовать перехватить французские конвои, крадущиеся вдоль северного берега озера Онтарио из французского форта Фронтенак в форт Ниагара. 

 По окончанию военной компании в прошлом 1755 году, коммодор Бродли командующий британским флотом на озере Онтарио убыл в Нью-Йорк для решения организационных вопросов в связи с запланированным увеличением английского флота на озере Онтарио на три новых больших корабля. В обязанности коммодора входила вербовка матросов на новые, а также старые корабли, в связи с тем, что предыдущая команда шлюпов «Освего» и «Онтарио» были распущены осенью 1755 года в соответствии с контрактами, заключенными от имени короля с моряками (они вербовались лишь до начала зимы). Бродли также следовало подготовить необходимые материалы для постройки кораблей и доставить их в Освего. Командующим морскими силами на время отсутствия Бродли оставался капитан Ляфори. В задачу Ляфори входило поддержание в боеспособности построенных в 1755 году кораблей, и быть готовым по приказу коменданта подполковника Мерсера выйти в море для выполнения тех, задач которые он перед ним поставит. Оставленные на зиму в Освего плотники для постройки трёх новых мощных кораблей, практически ничего не смогли сделать из-за бесконечных нападений враждебных индейцев. Мало того, 14 мая за два дня до прибытия конвоя Брэдстрита с подкреплением, индейцы из племен алгонкин, миссисаюга и родственных им индейцев «дальнего запада», пришедших со стороны французского форта Ниагара, напали на саму корабельную верфь на глазах у изумлённого гарнизона. Из 49 плотников, работающих на верфи, половина была убита или взята в плен. Со слов пленных плотников численность британского гарнизона на тот момент составляла лишь 400 человек. 

 20-го марта 1756 года Бродли с нанятыми моряками покинул Нью-Йорк, и поднявшись по реке Гудзон, прибыл в город Олбани, являющийся штабом и тыловой базой английской армии. Через два дня после прибытия Бродли в город, пришла ужасная весть об уничтожении французами форта Булл со всеми припасами для измождённого и голодающего гарнизона Освего. В Олбани Бродли был задержан до 8-го апреля, ожидая необходимое военно-морское снаряжение для своих кораблей.

 9-го апреля Бродли отправился в город Скенектади - место, откуда осуществлялось снабжение укреплений в Освего. Там он столкнулся с серьёзными организаторскими проблемами, так как было трудно достать лодки для всего его снаряжения. Все лодки на тот момент были заняты под продовольствие для умирающего от голода гарнизона Освего. Кое-как, решив эту проблему, Бродли присоединился к огромному каравану из 500 лодок, ведомого подполковником Брэдстритом[4], спешившего с припасами продовольствия для Освего. После нападения французов и индейцев на форт Булл в целях предосторожности англичане были вынуждены пустить все припасы для Освего одним конвоем.

 Прибыв с конвоем в Освего, Бродли немедленно принялся к ремонту имеющихся там судов, которые были просто не готовы к выходу в озеро, а также заложил три новых. На шлюпе «Освего» Бродли поставил «ложный киль», и принялся конопатить, восстанавливая суда, построенные в прошлом году.

Конопачение - запечатывание швов образовавшихся при соединении элементов конструкции. Конопачение заключается, в наполнении пенькою пазов и стыков деревянной настилки палуб или соединений брусьев обшивки деревянного судна. Проконопаченные пазы и стыки затем заливаются смолой или особым составом (смесь гарпиуса, сала и серы) для того, чтобы избежать просачивания воды через швы.

 1-го июня английские корабли, шлюпы «Освего», «Онтарио» и небольшой ялик были готовы к выходу в озеро. Некоторые союзные индейцы, прибыв 4-го июня в Освего, сообщили коменданту о том, что видели в 12-ти милях от крепости, французское судно на его поиски тот час же была отправлена маленькая парусно-вёсельная шхуна, вечером она вернулась без каких либо результатов. 5-го июня ветер позволил кораблям выйти из гавани. В этот же день де Вилье незаметно прибывает в юго-восточную часть озера Онтарио - в бухту Нуарэ. Цель выхода небольшого флота Бродли состояла в том, чтобы как следует изучить очертания озера Онтарио, в особенности места якорных стоянок кораблей на обеих сторонах озера, а также достичь французского форта Ниагара и попытаться перехватить на подходе к этому форту конвои французов. В устьях рек, которые предположительно могли бы иметь надёжную бухту, коммодор спускал шлюпку со своего корабля или отправлял небольшой ялик для исследования. По завершению круиза Бродли пришёл к твёрдому убеждению, что на юго-западной стороне озера Онтарио нет ни одной достаточно полноводной реки даже для постановки на якорь имеющийся у него маленькой шхуны (ялика). Таким образом, по мнению англичан, река Освего была единственной пригодной для установки английских укреплений на южном берегу озера, у французов на этот счёт было совершенно иное мнение.

Британцы с серьёзностью относились к картографии и изучению так называемых «Великих озёр». Лейтенант Чарльз Спендлоу (Charles Spendlow), назначенный командовать всем британским военно-морским флотом на «Великих озёрах» в 1755 году, имел отдельное поручение, тщательно описать и исследовать всю систему «Великих озёр». Чарльз Спендлоу считался отличным картографом и одним из лучших офицеров Британского флота, однако ему не удалось достигнуть «Великих озёр» так как он погиб вместе с армией Бреддока в долине реки Огайо.

 17-го июня на следующий день после нападения французов на крепость, Бродли прибыл в Освего, всё время путешествия его преследовал сильный западный ветер, сносивший его корабли на восток. Бродли упорно боролся с противоположным ветром, делая, по его свидетельству, не более одной мили в час. Вплоть до падения Освего британцы недооценивали опасность, исходящую от французского лагеря в бухте Нуарэ, акцентируя своё внимание, на французских фортах Ниагара и Фронтенак. Все три путешествия, совершённых по озеру Онтарио коммодором Бродли в течение лета 1756 года, были нацелены только против французского форта Ниагара. При этом в течение своих путешествий Бродли не смог перехватить ни одного французского конвоя и даже достигнуть форта Ниагара, встречаясь каждый раз с противоположным ветром или превосходящим его по силе французским флотом.

 Тем временем 10-го июня де Вилье решил направиться в сторону английской крепости Освего, оставив в недостроенном форте небольшой отряд под командованием де Ганна (de Gannes) для защиты и достройки форта. В Канаде служило три офицера по фамилии де Ганн, возможно комендантом остался лейтенант Жан-Батист де Ганн де Мондидье (Приложение E).

 13-го июня де Вилье останавливается в 3-х лье от Освего, разбив тщательно укрытый от враждебных глаз лагерь, на реке ля Плонш (la Planche). У де Вилье был приказ блокировать поставки припасов в крепость Освего, расположенную в устье одноимённой реки.

 Со слов де Вилье следовало, что, остановившись во временном лагере в 3-х лье от Освего, он отправил на разведку энсайна Вильмомбль (Vilmomble) и кадета де Эсперванш посмотреть, не идут ли лодки с припасами возле водопадов Освего вниз по реке в сторону английской крепости. «Я отправил на разведку господ де Вильмомбль (Vilmomble) и кадета де Эсперванш, они пошли на место волока (водопады Освего) посмотреть, не идут ли вниз лодки.[5]» Де Вилье либо допустил опечатку в звании Эсперванша, который был энсайном, либо это был кадет Треветт де Эсперванш (Trevette de L'Espervanche). Кадет Треветт де Эсперванш также участвовал в походе на форт Булл, где он выполнял функции помощника майора (garqon major). Служба в армии - это было «семейное дело» для французских дворян, что приводило к появлению многих офицеров с одинаковыми фамилиями. Иногда эта ситуация приводила к казусам. Например, продвижение по службе мог получить совершенно иной офицер только из-за путаницы в фамилиях. Далее де Вилье пишет «15-го они (разведчики) прибыли заявив, что не увидели там лодок». Де Вилье принимает решение в связи с отсутствием проходящих мимо конвоев атаковать саму крепость Освего. Однако французский морской пехотинец из армии де Вилье, взятый в плен британцами, месяцем позже указывал в своих допросах, что перемена цели была связана с тем, что индейцы отказались идти к водопадам Освего,[6] заявив, что предпочитают атаковать ближайший к ним форт Онтарио, входивший в систему укреплений Освего.

 За неделю до нападения на Освего франко-индейского отряда де Вилье, нападения индейцев на британский форт, в последние месяцы происходящие практически ежедневно, вдруг прекратились, гарнизон мог казалось вздохнуть наконец спокойно. Это было связано с тем, что все союзные французам индейцы собрались у де Вилье в бухте Нуарэ. Защитники форта впервые за последние месяцы, наконец могли спокойно выйти на работу и заниматься починкой кораблей, не ожидая, того что их могут обстрелять и скальпировать индейцы. Но это было лишь временное затишье, обычное перед сильной бурей, ведь главные испытания гарнизона были ещё только впереди.

 16-го июня на рассвете в 4 утра, де Вилье смело атаковал охрану лодок, расположившихся на реке между фортами Освего и Онтарио. Охрана, состояла из сержанта, капрала и 10 солдат, они не только охраняли лодки, но и ночевавших в них или возле батумэнов, доставлявших грузы в Освего. Второй задачей сторожей было препятствие обстрелу британских кораблей, стоявших или строившихся в гавани форта Освего. Индейцы довольно часто, укрываясь среди густых деревьев, обстреливали британские корабли, матросов и плотников, работающих на них с противоположного берега из мушкетов. Одновременно другой отряд, состоящий, из французов и индейцев атаковал форт Онтарио, бой продолжался до 11-00 утра. Полковник полка Нью-Джерси Скайлер (Schuyler), бывший на тот момент комендантом форта Онтарио, вёл мушкетный и артиллерийский огонь по атакующим его французам и индейцам, на глазах у обоих гарнизонов снимающих скальпы с лодочников, ночевавших на берегу реки, возле форта[7]. Со слов английского капрала из охранения лодок, взятого в плен де Вилье тем утром, потери британцев в этом утреннем набеге были около 30 человек. Из охраны лодок по версии инженера Патрика Маккелэра (Patrick Mackellar) спаслось лишь два человека остальные были убиты или взяты в плен также было убито 26 батумэнов. Силы, с которыми французы и индейцы атаковали британцев, первоначально оценивались гарнизоном форта в 300-400 человек.

 Плотник Стивен Кросс так описывал в своём журнале нападение индейцев. «Значительное число индейцев вышло из леса, и, сделав залп, бросились на них (батумэнов и охрану) с томагав-ками, убив сержанта и четырёх мужчин, а также ранив ещё двух, одного, я предполагаю, смертельно. В то же самое время другой отряд, находясь на краю леса около форта на той стороне реки (форт Онтарио), атаковал и стрелял в этот форт. Мы бросили свои инструменты и бежали к палатке, взяв в ней своё оружие, мы вернулись. Некоторые из нас поднялись на борт корабля, другие вошли в каменный форт, каждый принялся стрелять в сторону индейцев, атаковавших наших сторожей, тем самым мы предотвратили их прибытие на край берега реки, благодаря чему некоторые из наших мужчин спаслись от их беспощадных рук. Несколько орудийных залпов было сделано против них, из форта картечью, но они сделали немного пользы, так как враг укрывался позади старых спиленных брёвен и упавших деревьев. Но приготовив мортиру и бросив несколько бомб среди них, мы вскоре заставили врага прекратить огонь, продолжавшийся приблизительно три четверти часа. Они тогда переменили место своего расположения и пересекли реку, находясь всё время в недосягаемости для наших орудий. Мы ожидали осады. Много плотников, среди которых был я, перешли через реку и срубили некоторые деревья, стоявшие вдоль реки и затруднявшие нам вид из крепости и ведение огня. Индейцы вышли из леса и стреляли в нас с самым отвратительным шумом (криками) но не были достаточно близко, чтобы их выстрелы достигли нас». Через некоторое время после штурма, в поле зрения форта со стороны озера показался флот коммодора Бродли. Словно что-то чувствуя, Бродли принял решение вернуться в Освего, из крепости к нему отправили вельбот с сообщением, о том, что только что произошло. Ещё два вельбота отправилось вслед за предполагаемым противником в восточную часть озера Онтарио[8]. Около 2-х часов дня британцы, шедшие на лодках вдоль берега, пройдя около 12-ти миль, легко обнаружили тщательно укрытый лагерь французов, расположившийся на реке ля Плонш (la Planche), по беспечно развевающемуся дыму от костра с французской лагерной стоянки. Обменявшись взаимными залпами, французы и индейцы отогнали разведчиков британского гарнизона, не причинив, однако, никакого вреда противнику из-за дальности расстояния. В Нью-Йоркской газете того времени от 28-го июня так описывали произошедшее. «В тот же день, гребя приблизительно 11 миль, они (2 лодки разведчиков гарнизона) увидели дым, приблизительно в 100 ярдах от кромки берега, в лесу. Они немедленно произвели залп с лодок в направлении дыма, и спустя 10 минут больше 1000 французов и индейцев появились среди буковых деревьев. Враг, выстроившись в линию в 3 шеренги глубиной и длиною почти в милю дал по лодкам залп, часть их пуль упала в 5 ярдах от лодок. Через 5 минут с лодок дали ответный залп и трижды прокричали Ура! После чего обратились прочь, прибыв в Освего около пяти вечера».[9]

Стивен Кросс, в свою очередь этот эпизод описал несколько иначе. «Гребя приблизительно 12 миль, они обнаружили человека на берегу и стреляли в него, через несколько минут из леса вышла группа людей числом приблизительно около 1000 человек[10] и разрядила в них ружья из, как они предполагают, 500 мушкетов, но все безрезультатно. Они тут же развернулись и вернулись в форт со всей возможной скоростью».

Британцы всерьёз задумались о возможной осаде крепости. Два шлюпа немедленно укрепили бимсами - поперечной балкой, поддерживающей палубу. Бимс был предназначен для придания жесткости перекрытиям и распределения нагрузки палубы на борт, обеспечения поперечной прочности корабля. В эпоху деревянного кораблестроения бимс представлял собой четырёхгранный брус, отсюда его английское название «бимс» (beams) что переводиться как «брус». Лесорубы были отправлены валить деревья вокруг крепости дабы исключить в дальнейшем безопасное приближение противника.

Форт Джордж, входящий в систему укреплений Освего, был немедленно оставлен, так как считалось, что в крепости недостаточно солдат, чтобы удержать этот форт в случае штурма Освего французами. Форт Джордж имел небольшие размеры, был расположен на холме на краю леса, прикрывая Освего со стороны французского форта Ниагара. Защитники несчастной крепости уже прозвали к тому времени форт Джордж фортом Раскэл, что переводиться как бесполезный за его ненужность.

 17-го июня комендант Освего подполковник Мерсер снова отправил одну маленькую шхуну на разведку в восточную часть озера, та вскоре вернулась, сообщив, что враг не был обнаружен. На следующий день в крепость прибыл большой конвой из 80-ти бату и вельботов. Они сообщили, что Уильям Джонсон с союзными индейцами ведёт совет на озере Онейда, недалеко от Освего, и что полковник Брэдстрит уже в пути со вторым конвоем и вскоре будет в крепости. Эти известия ободрили испуганный гарнизон, только что вернувшуюся шхуну с двумя вельботами вновь отправили обшаривать юго-восточное побережье озера Онтарио.

 19-го июня два вельбота вернулись с разведки, заявив, что высаживались на берег в различных точках вдоль побережья, но не обнаружили никаких следов врага и считают, что французы вернулись в Катаракуа (так британцы и ирокезы называли французский форт Фронтенак). На следующий день вернулась шхуна, она прошла приблизительно 30-40 миль на восток, но так же не обнаружила никакого противника.

Часть карты инженера французской армии Десандруа. (1756)  «Карта фортов Освего с местом высадки, лагеря и нападения армии под командованием маркиза де Мокальма».

Часть карты инженера французской армии Десандруа. (1756)

«Карта фортов Освего с местом высадки, лагеря и нападения армии под командованием маркиза де Мокальма». (Plan des forts de Chouaguen avec le débarquement, le camp et les attaques de l'armée commandée par Mr le Marquis de Montcalm.) Bibliothèque et Archives Canada.NMC12805.

17-го июня де Вилье со своим отрядом прибыл в бухту Нуарэ. Потери де Вилье в нападении на форт Онтарио были всего 2 раненых: один сержант и один солдат. В соответствии с индейскими традициями после любого удачного или неудачного боя в независимости от его масштабности и кровопролитности весь отряд индейцев уходил в родные деревни, даже если они взяли всего лишь один скальп. Таким образом, вскоре все союзные индейцы покинули де Вилье за исключением 15 индейцев из племени нипписинг.

 29-го июня в Монреаль прибыли индейцы, бывшие с де Вилье, для традиционного получения подарков от французских властей. Индейцы получали подарки всегда, когда вели войну в интересах Франции. 1-го июля в Монреаль прибыли и нипписинги. Они сказали, что оставили де Вилье, но его лагерь многочислен, он состоит из 1200 человек благодаря прибывшим подкреплениям, состоящим из канадских ополченцев и солдат колониальной морской пехоты.

 Фактически де Вилье не смог блокировать доставку припасов и солдат в крепость Освего. Нетерпеливый де Вилье удачно атаковал форт Онтарио и батумэнов, расположившихся возле форта, но пропустил крупный конвой из 80 лодок, доставивших в форт очередные припасы буквально через два дня (18-го июня) после диверсии совершённой де Вилье. Некоторые крупные индейские отряды добивались даже бὀльших успехов, атакуя батумэнов и плотников под стенами крепости. Действия британцев были ещё более неадекватны. Получив информацию от союзных индейцев о появлении огромного отряда французов и индейцев в юго-восточной части озера, коммодор Бродли направляется со своим флотом в противоположную северо-западную часть озера. Мало того, даже после нападения французов на крепость Освего, британцы так и не смогли обнаружить крупный французский лагерь и их маленький форт в бухте Нуарэ. Проявив беспечность посчитав, что французы, должно быть, покинули южный берег озера Онтарио. Эта ошибка в дальнейшем дорого обошлась гарнизону крепости. Лагерь де Вилье из которого французы, совершили ещё несколько нападений на британцев, так и не был обнаружен защитниками крепости вплоть до капитуляции Освего. Французский генерал де Монкальм использовал в дальнейшем лагерь де Вилье в качестве трамплина перед своим стремительным рывком под стены Освего двумя месяцами позже.

Рисунок Ральфа Митчарда (Ralph Mitchard) «Битва Орискэни» Battle of Oriskany.

Рисунок Ральфа Митчарда (Ralph Mitchard) «Битва Орискэни» Battle of Oriskany.


[1] Лье - старая французская мера измерений расстояний. Сухопутное - 4444,4 м (длина дуги 1/25 градуса земного меридиана; 4,16 версты). Морское - 5555,5 м (длина дуги 1/20 градуса земного меридиана; 3 морские мили). Почтовое - 3898 м (2000 туазов). Предположительно исторически сухопутное льё представляет собой оценку расстояния, проходимого за один час пешком, морское льё - на вёсельной шлюпке.

[2] Copie d'une lettre apportée au roi par un armateur de S. Malo, de ce qui s'est passé au Canada, entre les François, les Anglois, les Indiens & les sauvages Paris le 15 Juin 1758.

[3] Ко́ммодор (Commodore) - воинское звание офицерского состава военно-морских сил. В 18-м веке в королевском флоте Великобритании старший капитан мог временно, на определенную кампанию или поход, быть назначен командующим эскадрой, в этом случае он назывался коммодор (без изменения званий во флотском списке и без повышения жалования). Коммодор получал привилегию выбрать флагманский корабль и поднять свой собственный брейд-вымпел. По окончании командования эскадрой офицер снова именовался капитаном. Впоследствии королевский флот закрепил звание коммодора как постоянное, с соответствующим местом во флотском списке, знаками различия и жалованием.

[4] Джон Брэдстрит (John Bradstreet) (1711-1774) - сын английского офицера, служившего в Северной Америке, и французской дворянки из старой Канадской колониальной семьи де ля Туров. В 1735 году мать купила ему и его брату офицерские комиссии в британском 40-м полку, нёсшем службу в бывшей французской колонии Акадия (полуостров Новая Шотландия). В 1744 году Джон Брэдстрит был взят в плен французами, но затем отпущен, дав обещание не участвовать в войне до тех пор, пока не будет обменен на французского офицера. Французы были немало удивлены, обнаружив Брэдстрита в рядах штурмующей французскую крепость Луисбург в Канаде англо-американской армии, нарушившего, тем самым, данное им «слово чести». Джон Брэдстрит отличился при захвате французской крепости Луисбург, где он ранее находился некоторое время в плену, сообщив о противнике необходимые сведения, благодаря которым было решено атаковать французскую крепость в 1745 году. По окончанию удачного похода Брэдстрит получил чин капитана, а затем короткое время служил в качестве вице-губернатора английской колонии на острове Ньюфаундленд. Не имея протекций и связей, колониальный офицер не смог добиться высокого положения, и его карьера остановилась. С началом новых военных действий в 1755 году по инициативе Джона Брэдстрита было создано новое боевое подразделение из лодочников, сведённых в роты, вооружённых мушкетами и топорами. Задачей этого нового уникального подразделения под названием батумэны было доставка припасов в Освего. Батумэны, получившие своё имя от названия плоскодонной лодки «бату». На них, как правило, осуществилась доставка припасов. В 1758 году Джон Брэдстрит прославился стремительным захватом французского форта Фронтенак, а в 1764 году командовал одной из армий, направленных в Огайо на усмирение индейцев, участвующих в войне против англичан - в «войне Понтиака». При захвате французской крепости Фронтенак в 1758 году Джон Брэдстрит проявил в отношении гарнизона некоторое благородство и стал уважаем среди своих врагов французов. Многие канадцы считали, что то великодушие, которое проявил Брэдстрит в отношении гарнизона, было связано с тем, что он сам был на половину француз.

[5] Guerre du Canada : relations et journaux de différentes expéditions faites durant les années 1755-56-57-58-59-60 Casgrain, H. R. (Henri Raymond), 1895, стр. 66.

[6] Водопады Освего (Oswego Falls) находились в 40 километрах от крепости Освего, ныне это город Фултон (Fulton). Водопады Освего - место обязательной остановки всех британских конвоев, направляющиеся в Освего, были идеальным местом для устройства засады.

[7] THE ESSEX INSTITUTE HISTORICAL COLLECTIONS VOL. LXXV—1939 Issued Quarterly SALEM, MASS. PRINTED FOR THE ESSEX INSTITUTE, JOURNAL OF STEPHEN CROSS OF NEWBURYPORT, ENTITLED “UP TO ONTARIO,” THE ACTIVITIES OF NEWBURYPORT SHIPBUILDERS IN CANADA IN 1756. Стр 348.

[8] Патрик Маккеллэр (Patrick Mackellar) в своём журнале пишет о 5 вельботах отправленных в разведку.Military affairs in North America, 1748-1765 : selected documents from the Cumberland papers in Windsor Castle Published 1936, стр 195.

[9] [N. Y. Mercury 28 июня . 1756.] Перепечатано The Documentary history of the state of New-York Том 1 by O'Callaghan, E. B. Published 1819. Стр. 478-479.

[10] THE ESSEX INSTITUTE HISTORICAL COLLECTIONS VOL. LXXV—1939 Issued Quarterly SALEM, MASS. PRINTED FOR THE ESSEX INSTITUTE, JOURNAL OF STEPHEN CROSS OF NEWBURYPORT, ENTITLED “UP TO ONTARIO,” THE ACTIVITIES OF NEWBURYPORT SHIPBUILDERS IN CANADA IN 1756. Стр. 349.