Чары и дротики

Иванов Дмитрий ::: Стон земли

- Вставайте! - раздался тревожный голос жреца.

Куиллокуэтлачтли почувствовал, как тот настойчиво трясёт его за плечо, резко сел и замотал головой, стряхивая остатки дремоты. Сколько времени прошло? Должно быть, много, наверное, уже за полночь. Костёр догорел, лишь некоторые угли тускло мерцали.

- Они идут. Я почувствовал сигнал одного из моих приспособлений,- решительно произнёс священник. Был он полностью одет. В руке юноши светился посох. В другой он держал мешочек с острыми обломками костей тех, кто принял цветочную смерть.

- Близко? – спросил Тощий Волк. Он уже вскочил, потянулся и набросил на спину тильматли.

- На полпути.

- Тогда успею надеть тлауистли. Завяжешь шнурки?

- Конечно, - отозвался Тетемикточтли.

- Чего вы расшумелись? – подала голос Аманенетль из-под накидки.

- К нам идут призраки, - ответил избранник Миктлантекутли.

- Так я и знала, - буркнула женщина, приподнялась на руках и попыталась раздуть огонь.

Командир ордена Венеры быстро, как перед боем, натянул доспехи, а целитель возился с тесёмками.

- Не туго?

- Нормально, - мужчина повестил на пояс макуауитль, схватил атлатль и пучок дротиков.

Бумажная Кукла взяла жезл, тот запылал зеленоватым светом. Все трое с оружием наготове вышли наружу. Внизу открывалась странная картина. Небольшая цепочка огней двигалась по дороге в сторону лагеря смертных

- Это и есть они? – догадался воин.

- Да, они, - отозвался священник, - Видишь, они всё ещё будто бы продолжают гореть, но не сгорают дотла, так как ни тела, ни огонь на самом деле не настоящие. Возможно, мы даже почувствуем их жар.

- Удивительное зрелище, - призналась служительница Шипе Тотека.

- Когда подойдут на расстояние выстрела, не пытайся бить их просто копьями, думаю, это не нанесёт им никакого вреда, всегда используй силу бога.

- Хорошо, - кивнул Куиллокуэтлачтли.

Меж тем духи приближались. Безмолвно они двигались через лес. Теперь их можно было сосчитать. Ровно двадцать три. Одни больше, другие – меньше. Видимо, даже дети поднялись под действием могучих чар. Вот умертвия  свернули с тропы. Проклятье, теперь их стало трудно разглядеть под кронами. Вскоре пламя блеснуло у подножья.

- Хотят зайти справа, - шепнул Спящий Кролик, - парень достал из мешочка на поясе острый обломок кости и сжал в кулаке. Аманенетль прошептала слова молитвы и провела рукой над навершьем жезла, Тощий Волк взял дротик и воззвал к Тлауискальпантекутли. В тот же миг лучи Венеры заиграли вкруг наконечника, и воин вставил древко в атлатль.

Можно начинать. Мужчина размахнулся, резко сделал выпад и со всей силы послал снаряд, туда, где сверкнул огонёк. Поток холодного света прорезал тьму. Яркая вспышка на мгновение озарила стволы деревьев. Бумажная Кукла послала шквал колючек, но тот не долетел. Тут Тетемикточтлишвырнул свой шип. Он буквально прорезал воздух, оставляя волны мертвенного сияния, и вонзился в цель. Нападавшие как раз вышли на открытое место, и было видно, как один из них рассыпается сотнями искр. Тем временем командир ордена пустил копьё ещё раз – промазал. Служительница Шипе Тотека метнула целый залп сияющих шаров – ужасные создания хоть и замедлились, но продолжили путь. А люди с вершиныобстреливали духов как только могли.

- Почему ты всегда попадаешь? – спросил Куиллокуэтлачтли.

- Смерть тянется к смерти. Осколок заговорённой кости сам идёт на цель.

- Они разделились! Они хотят окружить нас! – крикнула Аманенетль и показала налево.

Там сполохи пламени виднелись уже совсем близко. Девушка направила в ту сторону поток ядовитых брызг – бесполезно. Шаг, второй, третий. Нечестивое порождение выступило вперёд.Теперь стало возможно разглядеть тварь. Человеческое тело, только угольно-чёрное. Языки огня лизали ноги и плечи, охватывали живот и грудь, пылали на голове. Плоть трещала, будто полено в костре, изо рта, носа и глаз шёл дым. От неговоздух наполнился удушливым чадом. Двигалось существо медленно, скованно, от него исходил сильный жар, кругом разлетался пепел. От страха и удивления воин опустил атлатль и встал неподвижно, будтооколдованный.  Неожиданно из тьмы вышло ещё несколько призраков. В ночи стало светло, как днём.

- Быстро ко мне! – скомандовал Спящий Кролик.

Тощий Волк очнулся и бросился к священнику. В тот же миг рядом оказалась и Аманенетль.

А нежить окружила людей со всех сторон. Мёртвые крестьяне тянули руки. Рты растянулись в предвкушении скорой добычи. Воздух раскалился, как в темаскалли (99). Дышать было трудно.

- Барьер! – воззвал жрец и ударил посохом оземь.

Тонкая искрящаяся полусфера скрыла героев, а воздух перестал нагреваться. Духи уткнулись в преграду и не смогли пройти дальше, но продолжали пробовать защиту бога на прочность.

- Стреляйте, стреляйте по ним. Я не продержусь долго! – завопил юноша.

Избранник Венеры начал метать дротики со светом Утренней Звезды почти в упор. Бумажная Кукла тоже стреляла, но её чары сил жизни и природы наносили мало вреда порождениям зла и смерти. Вот их осталось пятеро, четверо, трое.

Щит пал.

- Зайди мне за спину! – крикнул Тетемикточтли девушке и сам отступил назад.

Воин оказался лицом к лицу с горящими трупами и снова ощутил их жар и смрад. Он выхватил макуауитль и зарядил оружие светом звёзд. Хвала Ипальнемоуани, Тлауискальпантекутли слышал его и не отвернулся от молитв смертного. Парень ринулся на врагов и почувствовал пекло, будто упал в костёр. Заговорённая ткань тлауистли осталась невредимой, но кожа … Мужчина заорал, но тут же с удивлением осознал, как ожоги исчезают, а боль уходит. Это Спящий Кролик направил сзади поток исцеления тьмой. Удар – рука призрака рассыпалась в прах, второй – опалённая голова падает с плеч. Благо, проворством духи не отличались. Но вот один кинулся на человека – из-за вихря раскалившегося воздуха глаза вмиг перестали видеть. Из последних сил Тощий Волк отпрыгнул и по земле откатился назад. И снова поток животворящей энергии. Зрение вернулось. Куиллокуэтлачтли размахнулся, и сияющий шар слетел с обсидиановых лезвий. Второе нечестивое создание искрами разлетелось и потухло. Где же третий? Юноша вскочил на ноги и оглянулся. Тварь подходила к жрице. Та пускала и пускала в неё разряды, но бесполезно. Нет, он слишком далеко, не успеет. Далее время будто бы замедлило бег. Каждое мгновение воин видел так чётко, как если бы длилось оно в двадцать крат дольше обычного. Вот мертвец протягивает пылающие ладони. Аманенетль с воплем отворачивается, направляет волну излечения на обожжённое лицо и падает. Спящий Кролик делает шаг вперёд, запускает руку в мешочек с костями и швыряет целую горсть в порождение зла. Осколки со свистом прорезают воздух, будто стрелы, и вонзаются в лоб, шею, грудь и живот последнему из призраков. Они пролетают насквозь, а мёртвый крестьянин рассыпается кучкой золы.

Тишина. Только листья ясеней шелестели на ветру. Вокруг стало темно. Лишь огоньки чар на оружии светились во мраке. Подул поток холодного ночного ветра и унёс последние остатки раскалённого воздуха и смрада. Молчание нарушил кашель сиуатламакаски. Ещё одна вспышка исцеляющего света, и девушка поднялась. С облегчением Тощий Волк не увидел никаких следов ожогов на прекрасном лице.

- Спасибо, - напряжённо изрекла женщина, глядя вниз, и отвернулась

Тетемикточтли не ответил.

- Спасибо тебе, друг. Что бы мы без тебя делали? – подхватил воин и посмотрел в глаза жрецу, - Как думаешь, это были все? Никого больше не осталось, там в деревне?

- Думаю, это не важно, - серьёзно произнёс священник.

- То есть как не важно? Мы же их победили?

- А победили ли? Понимаешь, к таким явлениям нельзя применять мерила вещей обыденных. Перед отъездом я беседовал с главой нашего культа о призраках. Он мне многое растолковал. Дело вот в чём. Призраки существуют до тех, пор, пока не найдут дорогу в Миктлан. Каждый раз, когда они показываются человеку, духи приобретают некую оболочку, которая даёт бестелесным созданиям возможность действовать в мире живых. Именно благодаря ней они видимы, слышимы, осязаемы, с её помощью они передвигают предметы, вредят смертным, говорят, насылают болезни и проклятия, вызывают холод или пламя. Боюсь, то что мы сегодня убили – всего лишь такие оболочки. Сами умертвия утратили их не на всегда, лишь на время. А потому, им ничего не мешает восстановить эти подобия тел и проявиться, например, завтра или через пару дней.

- Ты же говорил о каком-то заклинании, которое отправляет их в Обитель лишённых Плоти.

- Да, говорил. Я и пытался применить его. Но не получилось. Понимаешь, заклинание слишком слабое, по крайней мере, та версия, которой пользуюсь я. То, что удерживает крестьян здесь, на земле, во много раз сильнее. А потому нужно найти способ успокоить метущиеся души.

- Да брось, - отрезал Тощий Волк, - Ты сам видел, как они разлетелись на кусочки, а теперь вон даже пепла не осталось. Они отправились в небытие.

- Не думаю, - покачал головой Спящий Кролик, - Давай завтра придём к деревне и посмотрим сами. Если ты прав, я буду только рад.

- Хорошо, - кивнул воин Венеры, - Думаю, нападение в ближайшее время не повторится, предлагаю всем пойти спать.