Содержательный комментарий к переводу

перевод Талах В.Н. ::: Летопись какчикелей

Автор первой части "Летописи какчикелей", исходя из данных ее текста, родился между 1502 и 1505 годами. Он был старшим внуком какчикельского правителя (ах-по-шахила) Хун-Ик'а и, участвовал в походах совместно с испанцами против киче в 1524 г., а затем в войне какчикелей против конкистадоров в 1524-1530 гг. Из "Летописи" следует, что он, по всей видимости, сотрудничал с доминиканской миссией, начавшей проповедь среди какчикелей в 1542 году, и возможно даже принимал какое-то участие в подготовке Катехизиса на языке какчикель (по крайней мере, этот вопрос его занимает). В целом текст характеризует автора как вполне искреннего, хоть и несколько простодушного последователя христианства. В ходе мероприятий по укрупнению индейских поселений он, как и прочие члены рода Шахилов, был поселен вместе с ц’утухилями в селении Солола (Текпан-Атитлан) к северу от озера Атитлан.

Ш.Э.Брассер де Бурбур предположил, что этим человеком является Франсиско Эрнандес Арана Шахил [Francisco Hernanttes Arana Xahil], упоминаемый в первом лице во второй части летописи под 1581/1582 гг. Он носил титул К'алель-Бакахол, был алькальдом (старостой) селения Санта-Мария-Текпан-Атитлан в 1559, 1560, 1562 и 1569 годах и умер около 1581 или 1582 года. Однако, под 1560/1561 годом в "Летописи" (§189) сообщается о смерти отца автора, хотя отец автора первой части, согласно §130 умер в 1521 году. Следовательно, первая часть памятника (или собственно "Летопись какчикелей"), охватывающая события с мифологических времен и, вероятно, до 1557 года (после чего стиль изложения существенно меняется), и часть, описывающая события с 1560 по 1581 гг., созданы, по всей вероятности, разными людьми. Тогда в первой части Франсиско Эрнандесу Арана принадлежат только некоторые вставки, например, приведенный в §144 подсчет лет от испанского завоевания, указывающий, что этот текст составлен в 1577 (менее вероятно – в 1573) г. Имя автора собственно "Летописи какчикелей" в таком случае оказывается неизвестным. Возможно, это был отец Франсиско Эрнандеса Арана, скончавшийся в начале февраля 1561 г.

После 1581 и до 1584 г. рукопись сочинения оказалась у другого индейца из Солола, Франсиско Диаса Шебута (тоже принадлежавшего к Шахила, но к иной линии рода), продолжившего ее до 1604 года, а затем у францисканцев.

 

К раннеколониальным временам относится достаточно большое количество составленных индейцами документов, содержащих исторические предания, так называемых "титуло" [título] и "пробансас" [probanzas]. Они преследовали достаточно утилитарные цели: доказать знатность тех или иных лиц и их право на определенные привилегии (постоянно сокращавшиеся), которые испанцы предоставляли так называемым "касикам", либо обосновать права определенных индейских родов и общин на те или иные земли. При этом, в качестве обоснования они содержали, как правило, более или менее подробное изложение исторических сказаний. К таким памятникам, происходящим из Горной Гватемалы, можно отнести "Титуло владык Тотоникапана", "Титуло К'ойой", "Титуло Нихаиб", "Титуло ах-попа Вицициль Цунуна", "Титуло индейцев из Санта-Клара-ла-Лагуна", "Титуло владык Сакапула", "Титуло Тамуб", "Документы Шпанцай из Текпан-Гватемала", "Титуло Чахома".

Документ, содержащийся на страницах 14-15 рукописи, сообщает об одном случае написания индейцами Солола документов такого рода: "… Когда умер Дон Педро де Солис [в 1584 г. – В.Т.] тут же все Шахила, все старики написали свои бумаги, свои права, которые вручили нашему Падре брату Хуану Мартинесу, и не желали, чтобы был назначен правителем Дон Амбросио [де Кастельяно –В.Т.]. Все Шахила, Диего Эрнандес Ма Шахил, Дон Хуан Эрнандес, сын покойного Дона Хорхе, Дон Мигель Лопес, К'алель-Шахил, покойный Франсиско Гомес Шабобин и Агустин Чинта, Дон Франсиско А-цих-винак Бакахол, Хуан Гонсалес Ах-тун-кук и алькальды Педро Рамирес и Пабло Эрнандес, все написали свои бумаги. Бернабе де Арана, сын покойного Диего Шахила, отнес свои бумаги к брату Хуану Мартинесу, и этот наш любимый Падре представил бумаги Господину Президенту Лиценциату Вальверде [Диего Гарсиа де Вальверде – президент гватемальской Аудиенсии в 1578 – 1588 гг. – В.Т.]. Таким образом мы получили согласие нашего любимого Падре сделать документ и титуло, который мы сделаем и дадим Губернатору, чтобы наше имя также было в Титуло Шахилов ". Демарш оказался удачным, и 9 апреля 1584 г. звание Ах-по-шахила получил Хуан Эрнандес, сын Дона Хорхе. Возможно, что упомянутый в этом тексте "покойный Диего де Арана" – сын автора "Летописи", родившийся в 1528 г.

Однако, "Летопись", особенно ее первая часть, весьма отличается от обычных "титуло" и "пробансас". Из их содержания следует, что документ вовсе не предназначался колониальным властям. Его адресат – дети автора, к которым со словами "О дети мои!" он обращается 51 раз. Цель своего труда автор неоднократно и достаточно четко формулирует в самом сочинении: "И вы не забывайте рассказа о наших старейшинах, о наших предках" (§5), "Не ради похвал самим себе да не прекратятся эти слова, но только чтобы запомнить и не забыть ничего, что мы прошли в многочисленных местностях" (§20), " Мы не должны забывать слова этих владык" (§29). Автор стремится не к личным выгодам, его задача благородна и возвышенна – сохранение исторической памяти своего народа. Места, где он определяет, зачем написал свой труд, более всего похожи на знаменитые слова Геродота, с которых начинается современное европейское историческое знание: "Чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение и великие и удивления достойные деяния как эллинов, так и варваров не остались в безвестности" [Herod.,prol].

 

"Летопись" четко датируется на две части: недатированную (§§1-100) и датированную (§§101-183).

Датированная часть несомненно основана на каких-то письменных источниках: устная традиция неспособна удержать в памяти 86 совершенно корректных, следующих в правильном порядке дат. Практически не вызывает сомнений, что потомок царского рода какчикелей имел в своем распоряжении упоминаемые в "Пополь-Вух" "письмена [tz’ib] – так они назывались, – которыми они писали все, что содержалось в их истории" [9.Кн.IV,гл.6]. О книгах у индейцев Гватемалы сообщают Б. де Лас-Касас и Ф.А. де Фуэнтес-и-Гусман. Последний, в частности пишет, что "у них не было нехватки в писцах, которые, используя знание изображений, оставляли для памяти как историки самые славные дела их сеньоров и капитанов" [цит по: 8a.P.13] Не вполне ясен характер записей в доколумбовых книгах индейцев Гватемалы: В.Шульц и вслед за ним Р.В.Кинжалов полагают, что это были тексты, выполненные иеоглифической письменностью майя, известной в I в. до н.э. – XVI в. н.э. в Петене, Чиапасе и на Юкатане [9.С.171,180]. Однако, в Горной Гватемале не обнаружено памятников иероглифической письменности майя (за исключением привозной керамики). Как установлено Д.Стюартом, С.Хаустоном и Дж.Робертсоном эта письменность сложилась и функционировала на базе языка восточночоланской группы (близкого к колониальному ч’ольти), и запись с ее помощью текстов на языках горных майя весьма проблематична. Наконец, у народов, среди которых функционировала иероглифическая письменность (чоль и майя Юкатана), наблюдается большая степень схожести в названиях дней двадцатидневного "месяца", восходящих, вероятно, именно к письменной традиции: у чоль и на Юкатане совпадают или являются фонетическими вариантами одного и того же слова 18 из 20 названий (и еще в одном случае употребляются синонимы); в то же время, у киче-какчикель с юкатанскими совпадает только 7 названий. Можно предположить, что письменный источник, которым пользовался автор "Летописи", был пиктографическим (рисуночным) кодексом, подобным историческим, историко-генеалогическим и историко-картографическим кодексам ацтеков (таким как "Кодекс Коломбино", "Кодекс Тлателолько", "Кодекс Моктесумы", "Кодекс Ботурини", "Кодекс Гарсиа Гранадос", "Лиенсо де Сакатепек", "Лиенсо де Куаукечолан") и миштеков ("Кодекс Бодли", "Кодекс Нэттолл", "Кодекс Селден"). При этом рисуночная запись служила своего рода "опорным сигналом", требовавшим дополнения устной традицией. Весьма вероятно, что в случае событий конца XV- начала XVI веков автор "Летописи" пользовался свидетельствами очевидцев, что, вероятно, и придает особую выразительность повествованию о войне с киче (§§89-93) и "потрясениях" в Ишимче (§§99-103). Датированную часть "Летописи какчикелей" известный гватемальский писатель Мануэль Галич весьма обоснованно характеризует как "детально точный, подлинно исторический, правдивый рассказ о бурных перипетиях жизни какчикелей вплоть до самой конкисты" [12. С.170].

Недатированная часть "Летописи какчикелей" является типичным образцом традиционной легендарной истории. При ее оценке следует принимать во внимания два исходных положения, сформулированных в свое время Ю.В.Кнорозовым. Во-первых, "существовавшая в племени практика сохранения традиций опровергает возможность сколько-нибудь сильных искажений… История племени была священной традицией, знать ее полагалось отнюдь не каждому желающему, а только посвященным, сведения по истории входили в необходимый минимум знаний будущего полноправного члена племени при инициации. Знатоки исторических легенд применяли различные мнемонические и фасцинирующие приемы, чтобы облегчить запоминание текста и произвести наибольшее впечатление на слушателей. История племени входила в общую сумму знаний, которыми располагало и которые свирепо оберегало племя. Искажение истории племени, равно как, например нарушение правил охоты или брачных запретов, по-видимому, каралось" [13.Cс.134-135]. Во-вторых, в случае исторических легенд "их задачей является не поддержание древнейшей традиции, а наоборот, борьба как с предыдущими, так и с иного происхождения традициями, прямо или потенциально враждебными. В сущности каждая историческая легенда … не только сообщает о каких-либо фактах, но и перебивает все прочие нежелательные сообщения, соответственно конъюнктурным обстоятельствам… Традиционная легендарная история часто (а фактически всегда) не соответствует действительной истории" [13.С.137].

Композиция недатированной части "Летописи какчикелей", отмеченная всеми чертами, свойственными фольклорным памятникам: повторами, нелинейным изложением последовательности событий, – к тому же осложнена некоторыми обстоятельствами политического характера. Дело в том, что род Шахил, который господствовал в обществе какчикелей кануна Конкисты и к которому принадлежал автор хроники, как следует из параграфа 21 не входил в первоначальное ядро какчикелей, состоявшее из родоплеменных групп К’ек’акуч, Бак’ахол и Сибакихай. С другой стороны, значение указанного тройственного объединения оставалось слишком велико, чтобы просто опустить его легендарную традицию, заменив традицией Шахилов. Поэтому в "Летописи" сосуществуют традиция К’о-Шахил/К’о-Бакил, с одной стороны, (§§ 2, 3 часть II, 10 часть I, 30, 36, 43) и К’ек’акуч-Бак’ахол-Сибакихай, с другой (§§ 3 часть I, 10 часть II, 21, 22, 26, 29, 39, 40).

Кроме того, гегемония Шахилов до 1493 г. основывалась на союзе с другими родоплеменными группировками "чужаков" – социлями и тукуче (об установлении господства союзников рассказыавет § 36). Однако, в 1493 г. тукуче с оружием в руках выступили против Шахилов (см. §§ 98-103), вследствие чего все хорошее, что говорилось о тукуче в исторических преданиях, было по возможности выброшено, и оставшиеся эпизоды, где они фигурируют, малопонятны и невразумительны (§§35-37, 43).

Наконец, среди самих Шахилов правившая в период Конкисты семья пришла к власти не ранее второй половины XIV в. в результате переворота, поддержанного владыкой Тепевом (§§ 55-56). Соответственно, все сведения об истории какчикелей между легендарным первопредком К’ак’авицем и первым правителем из этой семьи Кай-Нохом были опущены.

Спорным остается вопрос о библейском влиянии – если не на содержание, то на общий замысел и композицию "Летописи". Крещеные индейцы знали ветхозаветные сказания и в ряде случаев стремились согласовать с ними свои легенды: так, "Родословная владык Тотоникапана" поместила прародину Тулан-Сиван "на границе с Вавилонией" и в начальной части повествовала "о сотворении мира, об Адаме, земном рае, в котором Ева была обманута не змеем, а Люцифером…, о потомстве Адама, следуя в каждой детали тому же порядку, как и Книга Бытия" и утверждала, "что три великих народа киче … являются потомками десяти племен царств Израиля" [9.С.216]. Это вполне отвечало выдвинутой влиятельными миссионерскими кругами концепции, детально обоснованной в "Теологии индейцев" Доминго де Вико (1553 г.) С этой точки зрения сочинение Ф. Эрнандеса Араны представляется прямо полемичным по отношению к "библейской интерпретации" древнеамериканского прошлого.

Оценивая "Летопись какчикелей" в целом, один из лучших знатоков литературы гватемальских индейцев Монро Эдмонсон пишет: "По своему стилю, содержанию и замыслу она весьма отлична от "титуло", и имеет скорее характер летописи или родового (а позднее личного) дневника… "Летопись" представляет собой настоящую хронику, несравненно более историчную, чем какой-либо другой из источников. С одной стороны, она отражает явный интерес к хронологии, тщательно датируя все события с 1493 года, а с другой, ее авторы обладают определенным талантом в даче характеристик и в повествовании, что весьма обогащает их сообщения… Она представляет собой хорошую историю и в некоторых местах даже хорошую литературу, и как воспоминания об упадке и падении второго какчикельского /царского/ рода, записанные одним из его принцев … достигает также определенного драматизма как личный документ…

Она непосредственно вводит нас в сплетение родовой политики и массы лиц, местностей, семей, божеств, дней и титулов, уже известных нам из других документов. Только когда мы воспримем и поймем эту атмосферу, мы сможем с ясностью увидеть то, что составляет главную драму "Летописи", так как ее центральная тема почти ничем не прикрыта: замену какчикельского царского рода Социлей честолюбивыми политиками Шахила, которые, в свою очередь, разделены и сведены к ничтожеству той же ревностью родов и подразделений – фатальная слабость родовой системы перед лицом мощной власти испанских государства и церкви. "Летопись" заканчивается с наследниками прежде гордых родов, имевших данниками пол-гватемальского нагорья, занятыми спорами о наследовании должности сельского старосты или советника в испанской администрации своей деревушки" [14.Pág.284-285].

 

1. *Туллан (Tullan, также Тулан, Толлан, Tulan, Tollan) – мифологическая прародина в сказаниях гватемальских индейцев. Ее реальным прототипом является столица тольтеков Толлан-Шикотитлан (ныне городище Тула в мексиканском штате Идальго к северу от Мехико), по археологическим данным существовавшая в IX-XII вв.

Передвижения части центральномексиканского населения в горную Гватемалу подтверждаются объективными данными: в юго-восточной части Гватемалы и на западе Сальвадора до сих пор живут индейцы пипиль (pipil), говорящие на языке науа, очень близком к языку индейского населения Мексиканской долины; в языках киче-какчикель имеются неединичные заимствования из науатль, относящиеся главным образом к общественным явлениям; топонимика науатланского происхождения достаточно широко представлена в горной Гватемале. На миграции населения с побережья Мексиканского Залива вглубь Гватемалы указывает также распространение между 850 и 1200 гг. сначала в долинах рек Усумасинта и Мотагуа, а затем вплоть до горных районов Гватемалы керамики типов "тонкая оранжевая" (Fine Orange) и "Плюмбате" (Plumbate) [15.Pp.485-486,488-489].

Впрочем, то обстоятельство, что влияние центральномексиканских элементов на язык и культуру майяских народов гватемальского нагорья в конечном счете не очень существенно, указывает, что выходцы из Центральной Мексики не были многочисленными и в значительной степени ассимилировались местным населением, не покидавшим места постоянного проживания по меньшей мере с 1400 г. до н.э. (время выделения языков киче в самостоятельную группу).

Историческая традиция Центральной Мексики, сохраненная в источниках раннеколониальной поры, содержит несколько эпизодов, с которыми можно связать появление тольтеков/тультеков в Гватемале.

a. Центральномексиканский текст, называемый "Легенда о Солнцах" [“Leyenda de los Soles”] сообщает, что тольтекские правители Мишкоатль [Mixcóatl] и Кецалькоатль [Quetzalcóatl] завоевали область Акальян [Acallan], расположенную к юго-востоку от Лагуна-де-Терминос, в непосредственной близости от северной Гватемалы. Иероглифическая запись на стеле 8 из майяского города Сейбаля (в истоках Усумасинты) сообщает об участии в 849 г. в религиозной церемонии в этом городе "священного владыки Города Тростников" [k’uh(ul) Pu’ ajaw], который прибыл с "гор" [witsil]. При этом, слово pu’ , "Тростники" является майяским переводом науатланского названия Tollan . Таким образом, контакты тольтеков с индейцами Гватемалы могли состояться уже в середине IX в.

b. Фернандо де Альба Иштлишочитль также пишет о тольтеках, которые "затем заселили город Толан, который был столицей их монархии и империи, ибо показался им подходящим местом и понравился из-за реки" [16.Cap.II]. Далее Иштлишочитль перечисляет пятерых тольтекских правителей, а о шестом сообщает: "унаследовал империю Тлакомива [Tlacomihua]. Этот возвеличил и очень расширил свою империю, создал очень большие и великолепные сооружения, среди которых был храм лягушки, воздвигнутый в честь богини вод; он царствовал пятьдесят девять лет, достигнув и превзойдя порядок своих предшественников; и он умер в 826 году, который называется Матактлиосе Акатль [Matactlioce Ácatl], и после его кончины и смерти ему унаследовала царица Шиукенцин [Xiuquentzin], которая царствовала четыре года и скончалась в году Оме Акатль [Ome Ácatl], соответствующем 830 году, у которой империю наследовал Итстаккальцин [Iztaccaltzin], отец Топильцина [Topiltzin], в чье время разрушилась эта нация.

И когда увидели цари, его недруги, насколько ему не хватало сил и пропитания, то запросто овладели многими городами, пока не пришли захватить Тулу, столицу империи, и, хотя из нее бежали Топильцин и весь его народ, немного дней спустя они настигли их и убили, и первыми, кто умер, были старый царь Истаккуауцин [Iztacquauhtzin], его отец, и с ним госпожа Кецальшочитль [Quetzalxóchitl], имевшие оба почти одинаковый возраст, который, согласно историческим повествованиям, был почти сто пятьдесят лет. И в провинции Тотолапан [Totolapan] они настигли двух царей, Истаккалицина [Iztaccalitzin] и Мантлу [Mantla] (союзников Топильцина), где причинили им печальную смерть, хотя те и оборонялись; и царь Топильцин исчез, так что никто больше не слышал о нем; и из двух сыновей, которых он имел, только одного, которого звали Почотль [Póchotl], спасла Точкуэйэ [Tochcueye], бывшая, как говорят, кормилицей, которая вырастила его в пустынях Ноноалько, и немногие из тультеков спаслись в горах и на обрывистых холмах и среди зарослей осоки в лагуне Кулуакана" [17.Cap.II].

Бернардино де Саагун также пишет: "Эти первопоселенцы, как показывают древнейшие сооружения, которые и сегодня очень внушительны, были народом крепчайшим, мудрейшим и воинственнейшим. Среди самых примечательных вещей, какие они сделали, они построили укрепленнейший город в изобильнейшей стране, чьего процветания и богатства даже в его разрушенных зданиях имеются великие признаки. Этот город называли Туллан, что означает "место плодородия и изобилия", и еще сейчас он так называется, и это место очень привлекательное и плодородное. В этом городе царствовал многие годы один царь, звавшийся Кецалькоатль [Quetzalcóatl], великий чернокнижник и изобретатель чернокнижия, и он оставил его своим преемникам, и до сегодняшнего дня они его употребляют. Он был исключительным в нравственных достоинствах. И молва об этом царе среди туземцев как о короле Артуре среди англичан. И был этот город разрушен, а этот царь обращен в бегство. Говорят, он направился на восток, чтобы бежать в город Солнца, называемый Тлапаллан [Tlapallan], и был назван от Солнца… " [16.Lib.VIII, pról.].

Несколько отличную версию ухода тольтеков из своей столицы Б. де Саагун приводит в главе 28 книги Х (параграф 1): "Они были очень благочестивы и много молились; поклонялись одному владыке, которого почитали  за бога и называли его Кецалькоатль, чей жрец имел то же имя, и его тоже называли Кецалькоатлем, который был очень благочестив и предан делам своего владыки, и был поэтому чтим ими. И так то, что он им приказывал, они делали и исполняли, и не противоречили этому, и он имел обычай говорить им много раз, чтобы они имели одного единственного владыку и бога, чтобы он звался Кецалькоатль, и что он не хотел, чтобы что-нибудь, кроме змей и бабочек, подносили ему и жертвовали. И так как названные тультеки во всем ему верили и подчинялись, и были не менее преданы божественным вещам, нежели его жрец, и очень страшились своего бога и господина, они были легко убеждены и обольщены названным Кецалькоатлем, чтобы они ушли из города Тулла. Итак, они ушли оттуда по его приказу, хотя уже обитали там долгое время и имели красиво сделанные и великолепные здания его храма и своих дворцов, построенные с крайней тщательностью в городе Тулла, и во всех частях и местах, где они были рассыпаны и поселены, и весьма укоренились там названные тультеки, со многими богатствами, какие имели. В конце концов, они должны были уйти оттуда, оставив свои дома, свои земли, свое поселение и свои богатства, и так как не могли унести все с собой, многие оставили закопанными, и еще сейчас некоторые из них извлекают из-под земли, и некоторые не без восхищения мастерством и работой. И так, веруя и подчиняясь тому, что названный Кецалькоатль им приказал, они повели вперед, хоть и с трудностями, своих жен, и детей, и больных, и стариков, и старух, и не было никого, кто не захотел бы подчиниться ему, ибо все изменились, когда он вышел из города Тулла, чтобы идти в область, называемую Тлапаллан, где никогда не объявлялся более названный Кецалькоатль".

Указание Иштлишочитля на то, что сын Топильцина вырос в Ноновалько (район Лагуна-де-Терминос на юго-восточном побережье Мексиканского залива), места где находились предки какчикелей (§§19, 20 "Летописи"), может указывать, что исход жителей Центральной Мексики в Горную Гватемалу имел место именно в связи с Топильцином-Кецалькоатлем.

c. В соответствии с письменными источниками государство тольтеков пережило катастрофу времен Топильцина: согласно Иштлишочитлю "окончательное и полное разрушение было в году 959 от Воплощения Христа Господа Нашего, который называется Се Текпатль [Ce Técpatl]", то есть, через 129 лет после воцарения Истаккальцина (следует иметь в виду, что соответствия между мексиканскими и европейскими годами, приводимые Иштлишочитлем, могут быть сдвинуты на 52, 104 и даже 156 европейских лет вперед). Список шести тольтекских правителей, царствовавших в течение 117 лет после Топильцина вплоть до года Се Текпатль (который указывает и Иштлишочитль, и который может соответствовать как 959/960, так и 1063/1064 и 115/1116 годам), приводится в "Анналах Куаутитлана" (называемых иначе "Кодекс Чимальпопока"). Согласно этому тексту последним тольтекским правителем был Се Коатль Вэмак [Ce Cóatl Huémac], после свержения которого тольтеки рассеялись. Соответственно, поход мексиканцев в горную Гватемалу может быть связан с этими событиями.

 

2. * К’а’кавиц – Д.Бринтон полагает, что это имя образовано корнем языка киче-какчикель gag, "огонь", и науатланским корнем vitztly, "шип". Если предположить, что оба корня в слове – из языков горных майя, второй можно связать с witzik', 'flor de milpa', т.е., "Огненный Цветок". Впрочем, имя могло быть заимствовано из языков равнинных майя, где k’ak’ wits имеет совершенно ясное значение: "огненная гора", т.е. "вулкан". У киче Хакавиц [Hacavitz] – главный бог племени Ахав-Киче, как Тохиль – Кавеков, и Авилиш – Нихаиб.

Сактекав – это имя Д.Бринтон также считает "гибридным", состоящим из кичеанского корня zak, "белый", и науатланского techatl, "жертвенный камень" (впрочем, это может быть и активное причастие от глагола nitlacahua, ‘sobrar’, "превосхожу"). Этимология второй части этого имени из языков горных майя вызывает затруднения.

**… как с другой стороны моря мы пришли … .

Сказания о прибытии предков киче и какчикелей "с другой стороны моря" [ch’aqa palow] содержатся также в "Пополь-Вух", "Родословной владык Тотоникапана", "Историях из Шпанцай" и "Истории киче Дона Хуана де Торреса" [9.С.113,135; 11.Pp.2-4]. Иногда эти сообщения истолковывают как переосмысление библейских рассказов о происхождении людей (действительно, если предками индейцев были исчезнувшие "десять колен израилевых", достичь Америки они могли только по морю).

Однако, известия о прибытии предков по морю приводит также Саагун, стремившийся записывать именно самобытные индейские предания:

"И придя по морю на кораблях, они причалили в порту, который находится к северу, и поскольку там они причалили, он называется Панутла [Panutla], возле Паноайа [Panoaya], место, куда прибыли те, кто пришли по морю, и в настоящее время говорят, хотя искаженно, Пантлан [Pantlan]. И из этого порта они пошли по берегу моря, смотря все время на заснеженные горы и вулканы, пока не пришли в провинцию Гватемала [Cuatimala], ведомые своим жрецом, который нес с собой их бога, с которым всегда советовался о том, что им следует делать. И они пришли заселить Тамоанчан [Tamoanchan], где находились долгое время, и никогда не переставали иметь своих мудрецов и предсказателей, которые назывались амошоаке [amoxoaque], что означает "знатоки древних письмен", которые, хоть они и пришли все вместе, остались с прочими в Тамоанчан, поскольку, оставив их там, они вновь погрузились и унесли с собой все письмена, которые принесли некогда с собой, об обрядах и о ремеслах [oficios mecánicos] [16.Lib.X,cap.29, par.14].

Наконец, в Дрезденской иероглифической рукописи, несомненно доколумбовой, раздел о делах бога дождя Чаака, имеющего также черты культурного героя, начинается с его прибытия по морю на лодке с севера (сопроводительный текст над изображением плывущего божества сообщает: ‘Anay nal Sak Xib Chaak, "Прошел на севере Белый Муж Чаак", D29(58),c1); два других раздела о делах Чаака также начинаются сообщениями о его путешествии на лодке по воде (D40(69)c1, D65(44)b1) и о его высадке на песчаное побережье (D65(44)b2). По мнению Ю.В.Кнорозова, "возможно, это отголосок легенд о прибытии на лодках с севера" [18.С.240]. Историческим основанием этой легенды Ю.В.Кнорозов считал то, что: "В связи с климатическими изменениями в бассейне Миссисипи, некоторые племена (как это случалось и позже) покинули "прародину" и двинулись на юг, в Мексику, где сумели стать во главе возникавших городов-государств" [19.С.253].

Ф.Саксе и А.Кристенсон предположили, что "другую сторону моря" следует понимать как "метафору для некоего сорта потустороннего мира" [11.P.9], однако, такая гипотеза требует дополнительного обоснования.

 

3. * домов и родов …

"Дом" (ha) – обозначает семью, домохозяйство, наименьшую ячейку общества какчикелей. Во множественном числе (hay) этот термин обозначает общину, а слово ah-hay обозначает: "человек из такой-то общины". Д.Бринтон указывает: "Индеец, спрошенный, откуда он, отвечает in ah-hay vae, "Я из такого-то места", указывая на свое селение" [7.P.28].

Обозначением более крупной социальной единицы (переводимым в зависимости от контекста "род" и "город") является термин chinamit (tinamit). Колониальные словари переводят его как ‘comarca de pueblo’ ("район селения"), ‘pueblo o ciudad’ (селение или город), а также ‘muro, barrera, fortificación de ciudad’ ("стена, ограда, городское укрепление"), что в наибольшей степени соответсtвует значению слова tenamitl в науатль, откуда оно заимствовано. Объединение двух или больше чинамитов составляло "племя"  или "народность" (amaq). По мнению Р.Хилла накануне Конкисты народность какчикелей состояла из "племен" социлей и собственно какчикелей, которые, в свою очередь, были объединением чинамитов Шахила, Бак'ахол, К'ек'акуч и Сибакихай [8a.P.5].

**Икомак'и…

Согласно "Родословной владык Тотоникапана" (I) и "Истории киче Хуана де Торреса" икомаки (эко-амак) – одно из двух подразделений, составлявших народ тамуб (тама), который входил в объединение киче.

 

4. *Миф о четырех предках правящих родов Горной Гватемалы, пришедших из Мексики, пересказывает Бартоломе де Лас-Касас. Повествуя о происхождении царства киче со столицей в Утатлане, он пишет: "Пришли четыре брата в направлении из провинций Новой Испании, и так кажется из-за идолов, которым они поклонялись, и потому, что различаются два языка, за исключением некоторых слов, о чем говорят некоторые старики, что были оба в прошедшие времена. Четыре брата пришли в эту землю, где были, и сейчас в ней, поскольку нашли ее без каких-либо обитателей, и никто не предъявлял прав на пустошь, потому что, хотя имелся кое-какой народ неподалеку оттуда, был столь малочисленен, что не приходил на большое расстояние туда, где они поселились" [20.Cap.CCXXXIV].

Сведения о четырехчастном характере Туллана в представлениях гватемальских индейцев приводит также гватемальский любитель древностей конца XVII в. Франсиско Антонио Фуэнтес-и-Гусман. Согласно записанному им преданию четверо братьев, знатных юношей, отплыли из Тулана и разделили между собой все земли от Теуантепекского перешейка до границ Никарагуа [7.P.11].

**…Шибальбай…

Шибальбай – букв. "Место Ужаса", в "Пополь-Вух" так называется загробный мир.

 

5. * Обсидиановый КаменьChay Abah, фетиш какчикелей. Интересные сведения о культе этого камня имеются у Ф. А. Фуэнтеса-и-Гусмана. Описывая судопроизводство в столице какчикелей Текпан-Гватемала, он сообщает: "После такого публичного решения, однако, там предусматривалось обращение за его отменой или подтверждением. Три посланца были избраны помощниками судей, и они выходили из суда в глубокое ущелье, к северу от дворца, в маленькую, но ладно устроенную часовню или храм, где находился оракул демона. То был черный полупрозрачный камень, тончайшего качества, который называли чай [chay], обсидиан. В его прозрачной глубине демон проявлял им то, что должно было стать их окончательным решением. Если случалось так, что приговор подтверждался, обвиняемого немедленно казнили на упомянутом центральном подножии, которое также служило местом истязаний. Если же, с другой стороны, ничего нельзя было разглядеть в глубине камня, обвиняемый тотчас оправдывался. С этим оракулом также советовались во всех их военных предприятиях; и война объявлялась или нет в зависимости от того, как он, им казалось, предписывал, как утверждают и испанцы, и старейшие туземцы. Но в начальные дни нашего поселения, когда эти обстоятельства стали известны Преподобному Епископу Дону Франсиско Маррокину, блаженнейшей памяти, он приказал, чтобы этот камень был искусно обтесан, и он освятил его и использовал как алтарный камень, и в наше время он используется в главном алтаре монастыря Святого Франциска в Текпан-Гватемале, и рассматривается как драгоценность необыкновенной красоты и ценности. Размер этого камня около полувары в каждом измерении" [Цит. по: 7.P.27].

Известный американский путешественник и беллетрист середины XIX в. Дж. Ллойд Стивенс, которому вроде бы показали этот камень, пишет о нем с изрядным разочарованием: "Этот пророческий камень является куском обычного грифеля, четырнадцати дюймов на десять, и примерно такой же маслянистый, как используемый мальчишками в школе, без каких-либо знаков на нем"[Цит. по: 7.P.27].

** Подобный сюжет известен в мифологии многих народов майя. Согласно мифу мам из Колотенанго маис был спрятан в Пашиле, расположенном к северо-востоку от Уэуэтенанго, под камнем, который разбил дятел. В более пространной версии мопан, кекчи и покомчи спрятанный под камнем маис находит лис, который сообщает об этом человеку, и тот при помощи богов-гормовиков Мамов и дятла разбивает камень (дятел при этом погибает от осколка). В "Пополь-Вух" кроме койота и ворона, заменяющих лиса и дятла, маис находят еще горный кот с волнистым попугайчиком [21.Pp.349-354].

*** Тиу-тиу – согласно П. де Гусману это название небольшого ястреба (“el gavilan pequeño”).

 

6. *Подробное описание боевого снаряжения воинов горных майя XV-XVI веков содержится в драме "Рабиналь-Ачи":

 

Воистину, небо отдаст тебя,

земля отдаст тебя

острию моего дротика,

крепости моего щита,

моей занесенной палице,

моему занесенному топору,

моим костяным браслетам,

моим яшмовым браслетам,

моей белой раскраске,

моей цветной раскраске [10.Pp.160-161]

 

9. … месяце Такашепеваль….

Год у какчикелей (как и у других народов Месоамерики) состоял из восемнадцати двадцатидневных месяцев (их названия приведены в Приложении 2) и пятидневного периода в конце года. Такашепеваль или Такашепуаль (название заимствовано у народов Центральной Мексики, где этот месяц называется Tlacaxipehualistli, Тлакашипевалистли, "Месяц сдирания кожи") считался первым месяцем года.

 

10. *рабинали …

Приводимый перечень племен близок к помещенному в "Пополь-Вух" (ч.III гл.3), хотя последний пространнее.

… акахали … – самоназвание "чахома (chahoma')"; близкая к какчикелям народность, жившая к востоку от них, столица – "Мишко Вьехо".

**…ах-поп и ах поп-камахай…

Накануне конкисты в обществе индейцев Горной Гватемалы существовала сложная иерархия вождей.

У киче согласно "Пополь-Вух" [9.С.119,129] глава каждого из 24 родов четырех подразделений (Кавек, Нихаиб, Ахав-Киче и Сакик) имел особый титул.

Два верховных вождя Кавеков носили титулы ах-поп [ah-pop], "хозяин циновки" (т.е., сидящий на циновке в совете вождей; интересно отметить, что этот титул, a-po-po в иероглифической записи, фигурирует в числе эпитетов правителя классического Паленке К'инич Ханааб Пакаля (615-683 гг.), указанных на западной панели из "Храма Надписей" в Паленке), и ах-поп-камахай [ah-pop-camahay], "посланец хозяина циновки". Главный вождь Нихаиб назывался ахав-к'алель [ahauh-q'alel], "владыка-полководец", главный вождь Ахав-Киче – а-цих-винак [a-tzih-vinak], "говорящий человек" (т.е. имеющий право голоса в совете вождей). Вместе они составляли четверку верховных правителей, именуемых обычно "царями". Первым из них был ах-поп, носивший также титул ах-йик'ал-нима-йак-йашом-балам-кавек-кика-винак [ah-yik'al nima yaq yaxom balam cavek qika vinak], "владеющий топором (?) великий победитель, (подобный) котинге и ягуару, (повторяющий) Кикаба человек из рода Кавеков"[9.С.153] (отметим, что тронное имя Yaxuun Ba[h]lam, "Котинга-Ягуар", в классические времена носили четыре правителя города Па-Чан (Йашчилан)). Главы трех племен, составлявших господствующее ядро киче, также имели особые титулы:

Кавеки – ахав ах-поп кикабиль-винак нима-йа [ahauh ah-pop kiqabil-vinak nimaya], "владыка – хозяин циновки, подобный Кикабу, великий дающий";

Нихаиб – ахав ах-поп к'алель-нихаиб [ahauh ah-pop q'alel-nihaib], "владыка – хозяин циновки полководец племени Нихаиб";

ахав-киче – ахав а-цих-винак ахав-киче [ahauh a-tzih-vinak ahauh-queche], "владыка – говорящий человек племени Ахав-Киче" [9.С.153].

Кроме названных, "Титуло из Тотоникапана" приводит список званий лиц, составлявших свиту правителя: "лица, которые получили эти звания, должны были сопровождать царя киче, который в знак почета имел все эти звания" [9.С.141]. Эти звания считались "вновь созданными" [9.С.143]. "Титуло …" называет их: "должности, которые согласно наставлениям владыки Накшита должны были иметься в государстве" [9.С.147] – и приводит список таких должностей в двух вариантах:

[9.С.143]

[9.С.147]

Перевод

 

ah-pop

хозяин циновки

 

ah-tzalam

строитель

 

(u)tzam-chinamital

заботящийся о городе

q'alel tem

q'alel tem

полководец (на) сидении

a-tzi-winakil tem

a-tzi-winak

человек, говорящий со скамьи

 

naqel tuy

подающий чашу

nim chocohil tem

nim chocohil tem

великий, приказывающий (со) скамьи

 

q'alel-can

полководец-змей

k'ale yamhail tem

 

полководец, блистающий на скамье

 

hal tuy

обновляющий чашу

nima-yamohal tem

nima-camohil tem

великий сияющий на скамье

ah tohil

ah tohil

жрец Тохиля

chocohib

chocohil

приказывающий

utsam-pop

utsam-pop

заботящийся о циновке

yakol-ha

yakolha

возводящий дома

pop-qamha

pop-qamha

посланец циновки

Каждому званию соответствовали особые знаки отличия: "владыка, который должен был впредь иметь звание ах-попа, употреблял четыре балдахина, а также арку; владыка ах-поп-камха – три, и также с другими" [9.С.143]. Согласно "Родословной владык Тотоникапана": "четыре знака отличия имел ах-поп, три знака отличия – ах-поп-камаха, два знака отличия имел нима-рах-поп-ачих, один – ч'ути-рах-поп-ачих" [9.С.152]. Тот же источник сообщает: "Таковы были знаки власти, которые пришли оттуда, где заходит Солнце, с другой стороны залива, с другой стороны моря: сосуд из тыквы, ваза, когти орла и ягуара, голова и копыта оленя, флейта, барабан, большая флейта, берцовые кости орла и ягуара, раковина улитки, мешочек с табаком, хвост оленя, браслет, перья цапли, плетеная циновка, черные и желтые краски. Эти знаки владычества, которые пришли оттуда, где заходит Солнце /были для того,/ чтобы прокалывать и пронзать тела. Было девять каменных ожерелий для Ах-попа и Ах-поп-камахая, и четыре, три, и два, и убор из перьев кецаля и зелеными перьями, вместе с гирляндами, драгоценными камнями, подвешенной челюстью и свертком с реликвиями. Они имели триста шестдесят стрел и четыреста сорок копий" [9.С.152].

Начальники и правители 12 крепостей, основанных правителем киче Кикабом в завоеванных землях, получили звания к'алелов, ах-попов, у-к'ал-ачи-рах-поп-ачи и цалам-коштунов [9.С.153].

У ц'утухилей верховные вожди носили титулы ах-поп, ах-поп-камха, алай-туй [alay tuy] и звания А-цикин-ахай [a-tziquin-ahay], "Происходящий из птичьего народа" и Ки-ци-хай [quitzi-hay], "(Происходящий из) Истинного Дома".

У какчикелей верховные правители двух главных племенных объединений ("цари") именовались Ах-по-социль [ah-po-sotzil] и Ах-по-шахил [ah-po-xahil]. В каждом племенном объединении имелась четверка главных вождей, носивших титулы "ах-поп" [ah-pop], "хозяин циновки", "ах-поп-камахай" [ah-pop-qamahay], "посланец хозяина циновки", "к'алель" [q'alel], "полководец" и "ах-учан" [ah-uchan], "выступающий" ("букв. "тот, кто неоднократно говорит").

Кроме того, согласно "Летописи…" у какчикелей бытовали титулы:

к'алель [q'alel], к'але-ачи [q'alel achi], "полководец, "муж-полководец" (по мнению Р.Хилла название связано с k'al wach, "корона иле венок на голову" [8a.P.5]), с добавлением названия родоплеменного подразделения: к'алель-Бак'ахол (§§185, 200), к'алель-К'ек'акуч (§194), к'алель-Учабахай (§213), к'але-ачи-Шинку (§214);

а-цих-винак [a-tzih-vinak], "говорящий человек" – также с указанием названия родоплеменного подразделения: Бак'ахол (§§136, 203, 214, 237), Мошнай (§§105,106), Кавек (§100), Ишкуай (§212);

ах-поп-ачи [ah-pop-achi], "муж хозяина циновки" – с добавлением второй части личного календарного имени (см. примечание к §11), иногда с особым суффиксом, например, ах-поп-ачи Балам (§§119, 125, 130, 131), ах-поп-ачи Ик'ич (§§119,125). Этот титул носили царские сыновья. У киче различаются nima rah-pop-achi, "великие мужи хозяина циновки" и ch'uti rah-pop-achi, "малые мужи хозяина циновки";

пакаль [pakal], "щит" – следующий за ах-поп-ачи (§§214, 216, 217, 242);

ах-цалам [ah-tsalam], "строитель" – с добавлением назания родоплеменного подразделения или местности: ах-цалам Сабкин, ах-цалам Шинку (§§194, 216, 222);

кулпатан [qulpatan], "встречающий дань" – рангом ниже ах-цалама (§§241, 242);

нима-камахай [nima-qamahay], "великий посланец" и лольмай [lolmay], "представитель" (Т. де Кото переводит этот термин: "главный посланец, которого посылают от самых главных в делах их селений", 'embajador principal, que es embiado de los más prinçipales a negocios de su pueblo') (§§191, 242).

Кроме того, упоминается ряд титулов, значение которых не вполне ясно: ах-тун-кук, [ahtun cuc] (§§163, 217), ах-кик-ахай [ahciqahay] (§95), мама-симах [mamaçimah] (§192, 199), нима-сахай [nimaçahay] (§95), ч'оок такатик [ch'ooc tacatic] (§95), цимахи [tzimahi] (§§95, 243).

 

11. …по имени Белехе-Тох….

Среди киче и какчикелей (как и среди науа и миштеков) были распространены календарные имена, соответствовавшие дню рождения данного лица и состоявшие из числительного, указывавшего число тринадцатидневной недели (см. приложение 3), в данном случае Beleje, "девять", и названия дня двадцатидневного "месяца" (см. приложение 1), в данном случае Toj. Среди знати число недели иногда опускалось и заменялось титулом, при этом название дня приобретало специальный суффикс, например: ах-поп-ачи Циан, цайа К'ату.

 

15. *Аналогичный сюжет (разумеется, с подчеркиванием героической роли своего родоначальника) содержится в "Пополь-Вух" и "Родословной владык Тотоникапана" [9.С.92-93,136].

 

17. *Тепев Оломан…

Букв. "Завоевателей Оломана". Оломан [Oloman] на языке науатль – "место каучука", название южной части современного штата Веракрус и штата Табаско.

 

19. *… ноновалькам и шульпити …

Этнонимы происходят из языка науатль: nontli, 'mudo' ("грязь, ил"), xolopiti, 'tonto, idiota' ("глупец, идиот"). Название Ноновалько до сегодняшнего дня используется для обозначения района восточного побережья Табаско.

 

20. Параграфы 20-46 представляют собой так называемый "итинерарий", сказание о походе предков племени и заселении ими вновь приобретенной земли. Они относятся к группе исторических легенд, следующим образом охарактеризованных Ю.В.Кнорозовым: "История племен, известная по многочисленным легендам Старого и Нового света, обычно начинается с ухода из некоторой прародины и сводится к описанию различных бедствий и приключений во время странствий, пока племя не находит себе новое место жительства… Уход со своей территории (прародины) был сам по себе нарушением всех древних традиций и привычного уклада жизни. Соответственным образом появляется перебой традиции и в исторических легендах, которые всячески восхваляют героический поход в новую родину, но, как правило, почти ничего не сообщают о прародине, а тем более о предыдущей истории племени… История племени начинается с ухода из прародины. Из предыдущих исторических легенд могли сохраниться только нейтральные сведения, не противоречащие новым установкам…

Казалось бы, о новой родине в легендах должны быть наиболее подробные и достоверные сведения. В действительности дело обстоит наоборот. Захватив, обычно силой оружия, подходящую территорию, племя, истомленное предыдущими скитаниями, стремилось удержать ее любой ценой. В исторических легендах часто вообще умалчивается о том, что на занятой территории, т.е. новой родине, были какие-либо жители. В крайнем случае упоминаются злобные и глупые великаны, свирепые карлики и тому подобная нечисть" [13.С.135-136].

Ближайшими аналогиями "итинерария" из "Летописи какчикелей" являются ацтекский пиктографический "Кодекс Ботурини" (или "Лента странствий") и записанный латиницей текст "Странствия ица" на страницах 4-9 происходящей с Юкатана "Книги Чилам Балам из Чумайеля". В последнем памятнике, как и в "Летописи какчикелей", большое место занимает объяснение (на основе игры слов) названий местностей разными событиями похода (топонимические легенды). Например:

 

"Потом они прибыли в Ти-к’аль [Ti-k’al],

там они отгородились [u-k’alah-ubaobi],

Тик’аль – его название там.

Затем они пришли в Тимааш [Ti-maax],

там закрылись щитами [u-maaxtah-uba] воины.

Затем они достигли Букцоц [Buktzotz],

Там они покрыли волосы [u-bukinahob tzotz] на своих головах,

Букцоц – его название там, как говорят.

Затем они достигли Ц’иц’онтун [Tz’itz’ontun],

Там коснулись земли копытами [ts’its’i]".

 

** И мы тотчас рассеялись по горам…

Дальнейшая версия странствий, изложенных в параграфе, тождественна "Пополь-Вух" (9.Часть III, гл.9).

 

21. * …меж Вулканом Огня и горой Хунахпу…

                Вулкан Огня (Volcán de Fuego) и (Volcán de Agua) – два соседних вулканических пика в Гватемале, оба высотой 3763 м.

 

 

**Сакикошол

Zaqui Coxol, букв. "Белый Горный дух", Coxol, "чудовище, бродящее в горах". Среди индейцев Гватемалы распространено танцевальное представление под названием "Саки-Кашол", однако, связь его современного содержания с данным мифом не прослеживается.

 

23. *Vaya vaya ela opa.

Вероятно, эта фраза соответствует предложению на языке чоль: "Wö’i, wö’i ila’ob!", "Здесь, здесь их видно!".

 

25. *… сыновьям Валиль …

Родовое имя Валиль (Valil) засвидетельствовано у покомамов из Акасаустлана [22.P.743].

 

** …к Накшиту…

Накшит Шучит [Nacxit Xuchit] упоминается также в текстах майя Юкатана. Ш.Э.Брассер де Бурбур в свое время показал, что это сокращение науатланского имени Topiltzin Acxitl, которым обозначается тольтекский правитель, известный также как Кецалькоатль (см. примеч. к параграфу 1). В источниках колониального времени Кецалькоатль или, в майяском переводе, К'ук'улькан, выступает как обозначение владык тольтекского происхождения, правивших в X-XII веках в Чичеен-Ица на Северном Юкатане. Ср. Д. де Ланда: "… Среди индейцев есть мнение, что с ица, заселившими Чичеен-Ица, царствовал великий владыка по имени Кукулькан [Cuculcan], и показывает, что это правда, главное здание, которое называется "Кукулькан". И говорят, что он пришел с западной стороны, хотя расходятся между собой, пришел ли он ранее или позже ица, или с ними, и говорят, что он был доброжелателен [bien dispuesto], и что не имел ни жены, ни детей, и что после его возвращения его почитали в Мексике за одного из их богов, и называли Кецалькоатль [Cezalcouatl], и что на Юкатане его также имели за бога, потому что он был великим государственным деятелем [por ser gran republicano]" [23.Sec.VI].

О визитах правителей горной Гватемалы к Накшиту-К'ук'улькану сообщает "Пополь-Вух": "Тогда они явились к великому правителю, чье имя было "Владыка стран востока". Когда они явились перед лицом владыки Накшита – таково было имя великого владыки, единственного высшего судьи всех правителей – он дал им знаки правления и все отличительные символы. Тогда появились знаки достоинства ах-попа и ах-поп-камха. Накшит сполна дал им знаки отличия владык, вот все они перечисленные по названиям: балдахин, трон, флейты, сделанные из костей, барабаны, желтые бусы, когти /орлов/, когти пум, голова ягуара, ноги оленей, помост, ожерелья из раковин, табак, маленькие сосуды из тыкв, перья попугая, перья белой цапли…" [9.С.114].

 

37. *Жертвоприношения путем метания дротиков в привязанного к столбу или распятого у двух столбов человека известны по изображениям на расписной керамике майя Классического периода (III-IX вв.) (Ваза № 206 из каталога Дж.Керра, www.mayavase.com/kerrmaya­hires.php?vase=206) и граффити из "Храма Масок" в Тикале. Такое же жертвоприношение у майя Юкатана предколониальной эпохи описывает Д.Де Ланда: "Когда наступал день, собирались на храмовом дворе, и если он должен был быть принесенным в жертву метанием стрел, раздевали его догола и обмазывали тело лазурью, вместе с колпаком на голове, и после того, как приносили демона … народ исполнял торжественный танец, все с луками и стрелами вокруг столба и, танцуя, ставили его возле него и привязывали его, и все время танцевали и смотрели на него все. Поднимался нечистый жрец в одежде и стрелой в срамное место, был ли то мужчина или женщина, ранил его до крови, и спускался, и мазал ею лицо демона, и когда он подавал некий знак танцорам, они начинали стрелять в него по порядку, когда, танцуя, быстро проходили, в сердце, на котором делали обозначение белым знаком, и таким образом стреляли ему все в одну точку груди, /которая становилась/ как еж от стрел " [23.Sec.XXVIII]. Тот же обряд описан в двух песнях сборника из Ц'итбальче. Одна из них, "Песня легких ранений у столба", говорит:

 

Соревнующиеся щитоносцы

уже вышли на середину площади,

чтобы посоревноваться в силе

во время "Танца ранений у столба".

Посреди площади стоит мужчина,

привязанныйк каменному столбу,

тщательно расписанному

красивой лазурью,

осыпанный многими лесными цветами".

 

В другой песне того же сборника, "Песня стрелка из лука во время танца", содержится своего рода инструкция исполнителю жертвоприношения:

 

Трижды обойди вокруг

этого прекрасного каменного столба,

красиво расписанного,

где привязан этот

непорочный юноша.

Возьми свой лук, возьми свои стрелы,

целься ему прямо в центр груди.

 

38. * Речь идет об озере Атитлан, департамент Солола, Гватемала.

** … ах-цикин-ахай…

А(х)-цикин-ахай ("люди из птичьего племени") – доминирующее племя в объединении ц'утухилей.

 

42. *Ф.Саксе и А.Кристенсон на основании фольклорных материалов предполагают, что возможность утолять голод, лишь нюхая ароматы, в мифологии горных майя рассматривалось как одно из качеств древних пращуров [11.Pp.17-18,33-34].

 

44. *…начали также поклоняться демону…

Ср. "Пополь-Вух": "Бог какчикелей именовался Чамалькан, и он имел вид летучей мыши", "Социха-Чамалькан было имя их бога" [9.С.90].

 

49. * …Тепев …

В переводе с науатль "Тепев" означает "победитель" (активное причастие от глагола nitepehua, "побеждаю"). Память о народе каоке сохранилась в названиях Сантъяго-Каоке и Санта-Мариа-Каоке.

Впрочем, запись Tepeuh rahaval Cauke, "Тепев, владыка кауке", может быть опиской вместо Cauek, то есть, речь идет о владыке племени Кавек, господствующего в объединении киче. Его можно сопоставить с Тепепулем [Tepepul], которого "Пополь-Вух" относит к поколению правителей киче, непосредственно предшествующему Кикабу (середина XV в.) [9.С.121,128].

 

63. *Чикумкуват.

Календарное имя на языке науатль, "7 Змей", соответствующее Вуку-Кан у киче-какчикелей. Впрочем, это же имя носила ацтекская богиня маиса.

 

64. *… город Очал…

Городище в современном округе Сан-Мартин-Хилотепеке; согласно "Титуло Шпанцай" город был основан правителем акахалей Чималь Акатом (Chimal Akat), по археологическим данным построен около 1100 г. н.э. [8а.Р.7].

**Ич'ал Кан – этот правитель акахалей может быть отождествлен с упоминающимся в "Титуло Шпанцай" Хулахух-Каном (Hulahuh Can), четвертым правителем Чахома.

***… и они присоединились к нашим дедам … – о совместном проживании акахалей и какчикелей в Чиаваре сообщает также "Титуло Шпанцай".

 

66. * …соединились против людей киче …

По-видимому, о тех же событиях повествует "Родословная владык Тотоникапана": "Через два года после смерти Ко-Туха [правитель киче – В.Т.] Кикаб и Кависимах начали большую войну с ко-йахиль и упахаиль, которые убили их отца, так как он был вместе с Текум-Тепепулем. Тепепуль, когда к нему пришли тринадцать владык этоих народов, убил их, раскроив им черепа. Так было предсказано Ко-Туха, и поэтому Кикаб и Кависимах должны были отомстить за его смерть… Это событие дало повод для устройства большого собрания, чтобы решить, что делать, потому что тринадцать подразделений семи племен и многие другие начали уже мстить… враждебными народами были: ах-по-социль, ах-по-шахиль, ах-бакахоль, к'ак'акуч, ухубаха и чималаха… все это были народы, пришедшие из Цикинаха, люди озера, а также старые враги – семь племен, последними были те, кто покрывет себя большими кусками кожи, а также тринадцать царевичей с преспехос тех, кого убил Ко-Туха. Они пришли в Исмачи, чтобы совершить свои обряды, оплакивая тех, кого убили по приказу Кикаба и Кависимаха. Они начали свои обряды и песнопения, кружились и играли на музыкальных инструментах, доставленных одним ах-поп-цахом… Они начали стрелять и ранили Кикаба и Кависимаха и всех, кто имел знаки отличия… Тогда они решили оставить местность Исмачи… Они были первыми, оставившими Киче-Исмачи, чтобы захватить во владение упомянутые земли" [9.С.150-151,154].

 

67. * Кикаб – правитель киче (ок.1450-1490 гг.), на некоторое время объединивший под своей властью почти все гватемальское Нагорье. "Пополь-Вух" пишет о нем: "Было два великих правителя, первый звался Кикаб, а другой – Кависимах. Кикаб и Кависимах совершали великие дела, ибо воистину чудесной была их природа. Они опустошили равнины и селения малых племен и больших племен, они рассеяли жителей ближних и дальних селений, которые некогда были здесь. Это было в стране какчикелей, ныне Чуви-Ла [Чичикастенанго], в стране людей Рабиналя, в Памака [Сакуальпа], в стране людей Каоке, в Сак-Абаха, в городе Сакулев [Уэуэтенанго], в Чуви-Микина [Тотоникапан], в Ше-Лахух [Кецальтенанго], Чуви-Цак [Момостенанго] и в Цолох-Че [Чикимула]. Они ненавидели Кикаба. Он начал против них войну и удивительным образом завоевал и разрушил поселения людей Рабиналя, какчикелей и людей Сакулев. Он пришел и завоевал все эти племена, и воины Кикаба принесли свое оружие повсеместно. Если то или иное племя не приносило дани, то нападали на их селения и принуждали приносить дань Кикабу и Кависимаху. Их обращали в рабов, их ранили копьями, их убивали стрелами, привязав к деревьям. Не было для них более славы, не было для них более силы. Рассказывают, что их разрушение произошло столь внезапно, будто разверзлись земные недра, будто от молнии, которая ударяет и разбивает вдребезги скалу. Завоеванные народы наполнились ужасом и изъявили свою покорность… Его не могли ни убить, ни победить, ибо он был воистину мужественным человеком, и все народы приносили ему полагавшуюся дань" [9.С.121-122]. "Родословная владык Тотоникапана" добавляет о Кикабе: "Тогда сила и могущество Кикаба и Кависимаха, предка и отца нашего, людей Кавек, достигли вершины. Тогда он обошел вокруг все горы и долины, и все земли, и местность, где находится Киче-Исмачи, где он так долго пребывал... Все это время, когда он вел народ, он показывал свое мужество и дарования, совершая удивительные чудеса" [9.С.154-155].

**Чиавар – ныне Санто-Томас-Чичикастенанго [Santo Tomas Chichicastenango] в гватемальском департаменте Солола.

 

70. * К'умаарках-Чи-Исмачи – на языке науатль Текпан-Утатлан [Tecpan Utatlan], столица киче, располагалась неподалеку от современного Санта-Крус-де-Киче [Santa Cruz del Quiché], центра современного гватемальского департамента Киче.

 

Фотографии развалин Утатлана можно видеть на сайтах:

flickr/JoséAntonioCaboBuyán/Gumaarcaj;

flickr/dottis314/quatemala2005/Utatlan1-5/;

flickr/JoePhoto/Utatlan.

 

77. *Из перечисленных названий часть действительно является названиями местностей, а другая обозначает племена и народности, как ах-цуруйа, тухаль-ахай, учаб-ахай, ах-чумиль-ахай, ламаки, кумац, уша, ним-поком.

 

80. *"Родословная владык Тотоникапана" называет следующие имена сыновей Кикаба: Иштауль (Истайуль, он наследовал отцу), Кам, Искет, Йаму, К'аниль-Исталуль [9.С.154]. Имена Татайак и Ах-Ица являются, по всей видимости, титулами, как и читуй, собственно, "пополь-винак-читуй", и кехнай, то есть, "лольмет-кехнай", шестой и седьмой по значению титулы в иерархии вождей племени Кавек.

 

83. *Ишимче – букв. "Кукурузное Дерево", т.е. мифическое дерево, от которого происходят все культурные растения; в языке какчикель также называлось дерево рамон (Brosimum).

Город расположен примерно в 45 км. к северо-западу от современного Гватемала-Сити. Он имел так же название на языке науатль: Текпан-Куаутемалльян [Tecpán Quauhtemallan], "Чертог Деревянных Столпов", откуда происходит название "Гватемала".

Берналь Диас дель Кастильо, побывавший в Ишимче в 1524 году пишет: "Его дома и помещения были изящными и богатыми, какие можно было бы ожидать у господ, правивших всей окрестной областью" [Цит. по: 7.P.23].

Остатки покинутого в августе 1524 года и затем сожженного конкистадорами города через 170 лет, в 1695 году исследовал и описал гватемальский любитель древностей Франсиско Антонио де Фуэнтес-и-Гусман:

"Текпан Гоатемала [Tecpan goathemala] – это город древних жителей, людный, удивительный и неприступный из-за особенностей своего положения, расположенный в этой долине [Чимальтенанго] в возвышенном и прохладном месте. Он лежит в восьми лигах по прямой от новой Гватемалы. Вокруг этого древнего и разрушенного города, ныне пришедшего в полный упадок, лежит глубокое ущелье, похожее на ров, достигающее глубины более чем в сотню вар [1 вара – 83,6 см. В.Т.]. Это ущелье или ров имеет три квадры [1 квадра – 83,6 м. В.Т.] в ширину от одной стены или берега до другого, и они говорят, что добрая часть его создана руками для обеспечения безопасности и защиты города. Туда нет другого входа, кроме очень узкой насыпи, перерезающей ущелье почти точно на северо-запад. Все пространство в этом месте – старинные развалины, занимающие три мили [1 испанская миля – 1,85 км. В.Т.] с севера на юг и две с востока на запад, и их полная окружность составляет 9 миль. В сердце и центре этого места был замечательно воздвигнут этот большой город Текпан Гоатемала.

Грунт на всем пространстве в этом древнем городе, кажется, был искусственно подготовлен при помощи цемента или раствора, уложенного вручную на глубину в три четверти вары. Возле края ущелья находятся великолепные развалины величавого и царственного сооружения, длиной в сто шагов и в ширину столько же, образующих таким образом правильный квадрат, весь из камня и раствора, камни тщательно обтесаны с большим искусством, отшлифованы и красиво уложены. Перед этим строением большая квадратная площадь, большого величия и красоты; и с ее северной стороны до сих пор можно различить и восхититься руинами дворца, который, даже в виде разбитых остатков, обнаруживает царственное великолепие. Это царское сооружение также имело сторону в несколько квадр, и было насколько большим и обширным, настолько же и роскошным, как уже было отмечено. Окружало это замечательное строение большое количество фундаментов, которые, в соответствии с преданиями, и как очевидно из осмотра, были домами и усадьбами знати и большого числа ахавов [ahagues] и, кроме того, тех, кто оказывал свое постоянное внимание правителю. В этом квартале или районе знати были некоторые широкие и вместительные улицы, которые, как указывают фундаменты, шли с востока на запад.

Через центральную часть города, с севера на юг, идет ров в полторы вары глубиной, и его стены из камней, уложенных на растворе, поднимаются более чем на полвары в высоту. Этот ров делит город на две части, оставляя жилища господ и знати на восточной стороне, а простого народа – на западной. Главная улица идет от входа в город до главной площади у храма, которая возле дворца, и от этой главной улицы другие идут на восток и запад, север и юг, ответвляясь от главной улицы и имея над собой многочисленные усадьбы, хорошо устроенные и расположенные, и указывая на высокое развитие древних правителей.

Другая широкая улица идет близко к главной от упомянутого рва на восток примерно на четверть лиги, заканчиваясь небольшим холмом, с которого виден город, на чьей вершине находится круглая стена, напоминающая колодезный сруб, около вары в высоту. Пол внутри нее покрыт цементом, как и городские улицы. В центре расположен цоколь или подножие из блестящего вещества, похожего на стекло, но неизвестного состава.

Это круглое сооружение было судом или трибуналом индейцев какчикелей, где не только публично слушались дела, но и выносились приговоры. Сидя по кругу у этой стены, судьи выслушивали показания и произносили решения как по гражданским, так и по уголовным делам… Главные ворота этой крепости или цитадели были над упомянутой насыпью; и они говорят, что они закрывались двойным дверями в мощной стене, внешние открывались наружу, а внутренние – вовнутрь, и те, и другие были из камня, называемого чай… Они всегда охранялись двойной стражей, одна снаружи, другая – внутри, и эта стража сменялась каждые семь дней. На открытой местности, по другую сторону ущелья, было некоторое количество холмов, на расстоянии около четверти лиги, разбросанных на значительное расстояние. На них постоянно располагались дозоры, чтобы сообщать о вторжениях царей киче и сотохилей" [Цит. по: 7.Pp.23-27].

 

91.* Даты, состоявшие из числа тринадцатидневной "недели" и названия дня двадцатидневного месяца повторялись каждые 260 дней. Корреляция между датами какчикелей и европейскими юлианскими датами согласно Ж.Рейно и А.Ресиносу.

 

93. * В дальнейшем младшими соправителями Ошлахух-Ции были Иштайуль-К'ату и Чопена-Балам (см.§241).

 

94. * … Ич'ал Амолак … – в "Титуло Шпанцай" не фигурирует правилеь акахалей с таким или схожим именем (между уходом из очала при Хулахух-Кане и приходом сипанцев правили Кахи-Ак'баль и Атуналь). Вероятно, речь идет о другой ветви акахалей.

 

106. * Через год … – в отличие от классических майя, у которых основой хронологии был период из 360 дней (приближенный к солнечному году), хронология "Летописи какчикелей" основывается на чисто математическом периоде из 400 суток (20 х 20).

 

110. *…йаки…

Этим термином майяязычные индейцы Горной Гватемалы обозначали людей, говорящих на науатль.

 

117. * …Мот'ексумацин…

Мотекусома Шокойцин, правитель ацтеков (мешиков) в 1502-1520 гг.

 

127. * Речь идет об эпидемии занесенной испанцами оспы. От нее умер и правитель ацтеков Куитлауак. О той же эпидемии упоминается в юкатанских хрониках.

 

132. * Педро де Солис (ум. 1584 г.) носил полученное от испанцев звание ах-по-шахила в 1580-1584 гг.

 

133. * Согласно принятой у майя классификационной системе родства братья отца также относились к классу "отцов", а племянники – дети братьев – к классу "сыновей" (см. §57).

 

144. * Ше-Пит Ше-Тулул – современный Сапотитлан на побережье Тихого океана, департамент Сучитепекес. В параграфе 233 рукописи указано, что в день 1 Хунахпу (5 сентября 1601 года) исполнилось 70 лет от прихода кастильцев. Из этого следует, что при расчете автор пользовался 400-дневными какчикельскими "годами": (400 х 70) : 365,25 = 76,6, как раз столько прошло от 1524 до 1601 г. Следовательно, указанные "49 лет" после 1524 г. это: 1524 + (400 х 49 :365,25) = 1524 + 53,66 = 1577 год, вероятное время окончания первой части "Летописи".

**Тунатиу Авилантаро.

Аделантадо Педро де Альварадо-и-Контрерас [Pedro de Alvarado y Contreras]. Родился между 1490 и 1495 г. в Бадахосе (Эстремадура), в знатной, но небогатой семье. В 1510 году вместе с дядей и пятью братьями прибыл на Эспаньолу (Гаити), в 1518 г. участвовал в неудачной экспедиции Грихальвы на Юкатан. В 1519 г. вступил в отряд Э.Кортеса в качестве его заместителя. Участвовал в пленении Мотекусомы. Командовал испанским отрядом в Теночтитлане во время отсутствия Кортеса. Вымогательства и насилия Альварадо послужили одной из причин восстания ацтеков 1 июля 1520 г. (так называемая "Ночь Печали). В дальнейшем захватил и разорил Чолулу, участвовал вместе с Кортесом во взятии Теночтитлана. После падения Теночтитлана (1521 г.) организовал экспедицию на Теуантепекский перешеек. Характерный образ действий Альварадо там описывает Б. Диас дель Кастильо: "Жители не только не злоумышляли, но, наоборот, ежедневно доставляли свежие припасы, а для самого "Солнышка" (Tonatio), так называли они Педро де Альварадо, изготовили, и очень искусно, пару стремян из чистого золота. Все же Альварадо не доверял им, и, по общему обычаю, арестовал главного касика, который и умер в плену, хотя и заплатил более 30 000 песо; следующий касик, его сын, принужден был дать еще больше" [24.С.275]. Однако, Теуантепек не привлек испанцев, и отряд Альварадо распался. Поэтому Альварадо, с благословения Кортеса, предпринял поход в Горную Гватемалу. Экспедиция выступила из Мехико 13 ноября 1523 года. Под началом Альварадо согласно Берналю Диасу было 420 испанских солдат, в том числе 120 аркебузиров и 135 всадников, и 300 индейских воинов из Центральной Мексики [24.С.275]. По другим данным число индейцев (воинов и носильщиков), сопровождавших Альварадо, достигало 20 тысяч.

Историю прозвища "Тонатиу/Тунатиу" поясняет все тот же Берналь Диас: " Альварадо получил название Tonatio, что по-мешикски означает "солнце" или "сын солнца", ибо он был человеком очаровательной внешности и тонких, располагающих манер, всегда приветливый, точно сияющий" [24.С.98].

 

145. *Ше-Лахух – ныне Кецальтенанго. Согласно Б.Диасу после стычки в Сапотилане-Ше-Лахух в неназванном месте "войско окружено было полчищами врагов. Борьба была тяжкой, особенно когда неприятель, под видом бегства, завлек Альварадо в западню. С величайшим трудом удалось выбиться из опасного места". Затем, 20 февраля 1524 г. " у поселения Кецальтенанго, где преградили дорогу жители этого поселения, и Утатлана и других поселений, удалось нанести столь значительное поражение, что враг вновь оправился лишь на третий день" [24.С.275]. Войсками киче командовал полководец Текум Уман. Ф.Хименес так описывает битву при Кецальтенанго: "Так как испанцы узнали эту новость, они поднялись и увидели, что индейцев привел с собой капитан Ишкуин Нихаиб, испанцы начали сражение с капитаном Текумом. И аделантадо сказал этому капитану Текуму, что, если бы он хотел, он заключил бы с ним мир и дал владения. И капитан Текум ответил ему, что не хотел бы, а хотел бы только мужества испанцев. И тотчас начали сражаться испанцы с десятью тысячами индейцев, которых этот капитан Текум привел с собой. И так как они смогли уклониться один от другого на расстояние только примерно в лигу, которое их разделяло, затем они встретились. Они сражались три часа, и испанцы убили многих индейцев. Не было числа тем, кого они убили, не умер ни один испанец, только индейцы, которых привел капитан Текум, и пролилось много крови всех индейцев, которых убили испанцы" [Цит. по: 25.Pp.163-164].

 

                147. *Некоторые подробности убийства правителей киче и сожжения их столицы приводит Б. Диас: "Появились послы с предложением мира и приглашением в Утатлан, горную крепость, расположенную среди непроходимых ущелий. На самом деле это была военная хитрость, но Альварадо этого не понял и направился в Утатлан. Вид был грозный, ничего доброго не обещающий: город имел лишь двое ворот, но к одним из них вела лестница, крутая и узкая, из 25 ступенек, а чтоб попасть в другие, нужно было пройти по отвесной насыпи, прорезанной несколько раз глубокими рвами; улицы были страшно узки, дома сильно укреплены, женщин и детей совершенно не было видно. Еда была доставлена плохая и в недостаточном количестве, а касики заговорили весьма дерзко. Словом, подозрения все увеличивались, пока не прибыли дружественные индейцы с сообщением, что на следующую ночь назначено общее нападение, что город будет зажжен со всех концов, а вне его стянуто множество воинов, прячущихся теперь по пещерам. Поняв всю опасность, Альварадо созвал своих и изложил им суть дела; решено было немедленно покинуть город и пробиться в долину. Призвали касиков и объявили им, пока мягко и дружелюбно, что кони наши привыкли к подножному корму, а посему нам придется оставить их горное гнездо. Касики удивились, затем протестовали; тогда и Альварадо сбросил маску, велел заковать главного касика и судить его полевым судом. Войско было спасено, хотя неприятель сильно напирал на отступавших" [24.С.275-276].

Сам Альварадо в письме Кортесу писал по этому поводу: "И так как я узнал, что у них мало склонности служить Его Величеству и умиротворить эту землю, я сжег их и приказал сжечь город и сравнять его с землей, так как он был настолько угрожающим и настолько укрепленным, что походил более на жилище разбойников, нежели горожан".

Убитых правителей киче звали Ошиб-Кех и Белехеб-Ции.

** См. Б. Диас дель Кастильо: "Жители большого города, который назывался Гватемала, узнав об его прибытии и находясь во вражде с Утатланом, тотчас снарядили посольство с богатыми дарами, предлагая подчинение и помощь против общих врагов. Альварадо принял посольство милостиво и, дабы испытать надежность обещаний, потребовал 2000 воинов на помощь. Они тотчас же были присланы, и при их помощи покорение Утатлана еще более ускорилось и было закончено в какую-нибудь неделю; непокорных и восставших клеймили, а затем, отделив королевскую пятину, остальных распределили между солдатами" [24.С.276].

 

148. * Б.Диас пишет об этом: "Из Утатлана прошли прямо в город Гватемалу, где встретили отличный прием и полный отдых. Сам Альварадо не раз потом рассказывал, что борьба с провинцией Утатлан была одной из наиболее опасных, и что войско держалось выше всяких похвал. В Гватемале был воздвигнут алтарь, отслужена благодарственная месса, и вскоре появились первые 30 индейцев, пожелавшие креститься; за ними последовали и другие, ибо стало ясным, что испанцы далеко не одинаково относятся к крещеным или некрещеным" [24.С.276]. П. де Альварадо в первый раз находился в Ишимче с 11 по 19 апреля 1524 г. Во втором письме Кортесу он писал: "я не мог бы быть более радушно принят и в доме моего отца" [Цит. по: 7.P.207,note148.].

Правителя какчикелей, принявшего Альварадо, испанские источники называют Sinacam (Sinahi-Camey, "Смертоносный Скорпион" – ?), неясно, кто имеется в виду: Белехе-К'ат или Кахи-Имош.

 

150. * Кускатан

Кускатлан – столица пипилей, которыми правили Атлакатль и Атональ (в современном западном Сальвадоре). О войне против Пан-Атакат, правителя которого Б.Диас называет Искуинтепек, этот автор пишет: "Альварадо пошел против строптивого города, неожиданно напал на него и произвел здесь такое опустошение, которое шло вразрез как со справедливостью, так и с прямыми повелениями короля" [24.С.276]. Сам Альварадо хвалился, что истребил во время этого похода 10 тысяч человек. 

 

151. * 25 июля 1524 г., в день Святого Иакова в Ишимче была в первый раз заложена будущая столица Гватемалы: La Muy Noble y Muy Leal Ciudad Real de los Caballeros de Guatemala. Его главным альгвасилом П. де Альварадо назначил своего младшего брата Гонсало.

 

161. *…Бульбуш-йа

22 ноября 1527 г. в Булбушйа (долина Альмолонга) был повторно основан город Сьюдад-де-Сантьяго-де-Кавальерос-де-Гватемала (Гватемала Антигуа).

 

162. В конце 1527 г. П. де Альварадо, оставив в Гватемале брата, Хорхе де Альварадо, отбыл в Испанию. По возвращении в 1529 г. в Мехико он подвергся судебному преследованию, и только вмешательство Кортеса позволило ему выйти из тюрьмы и вернуться в Гватемалу.

 

167. * Дон Хорхе был Ах-по-шахилом в 1532-1565 гг.

 

169. * …Сеньор Мантунало…

Лиценциат Алонсо де Мальдонадо был членом второй Аудиенсии Мехико, управлявшей Новой Испанией с 1531 по 1535 гг. По рекомендации Б. де Лас-Касаса вице-король Антонио де Мендоса назначил его в окятбре 1535 г. президентом Аудиенсии Гватемалы (первой), коллективного органа управления провинцией. Мальдонадо прибыл в Гватемалу в мае 1536 г. Стремясь избежать встречи с ним, Альварадо поспешно отбыл в Испанию.

 

171. П. де Альварадо высадился в Пуэрто-Кабальо (ныне Пуэрто-Кортес в Гондурасе) 4 апреля 1539 г.

 

172. * Альварадо вступил в Сантьяго-де-Гватемала 16 сентября, на следующий день после отъезда оттуда Мальдонадо.

** Кийавит Каок, по мнению М.Галича это Тепепуль (III), правитель киче, схваченный вместе с Кахи-Имошем [12.C.170].

 

173. * Дон Франсиско

Франсиско де Ла-Куэва-и-Вильякресес, родственник герцога Альбукерка, шурин и заместитель Альварадо.

** П. де Альварадо погиб 4 или 5 июля 1541 в Ночистлане близ селения Атенкильо во время экспедиции на полумифические "Острова Пряностей" [Islas de Especería]. Об обстоятельствах его гибели сообщает Б. Диас дель Кастильо:"Альварадо, ещё в 1537 году построил в Гватемале, где он был наместником, на самом западном краю Нового Света, в гавани Акахутлы, большой флот из 13 кораблей. Целью было: найти путь в Китай. На это предприятие Альварадо потратил почти всё свое состояние, все те громадные богатства, какие он вывез из Перу. Но вице-король, узнав об этом и предвидя успех, непременно захотел участвовать в деле. Альварадо согласился и в 1538 году прибыл в Мешико, чтоб совместно с вице-королем избрать начальника экспедиции, так как сам он не мог оставить Гватемалу в виду сильного брожения. Вот тут-то и случилось восстание в Халиско. Альварадо поспешил на помощь весьма вовремя, так как кучка испанцев была близка к истощению. Неприятель отпрянул, но продолжал отбиваться в горах; Альварадо наступал. И случилось так, что на горной тропе лошадь одного из солдат оступилась, затем опрокинулась и так сильно подмяла Педро де Альварадо, что он впал в беспамятство. Его уложили в носилки, он несколько раз приходил в себя, но вскоре умер, так как не было настоящего ухода и покоя. Так скончался один из виднейших наших товарищей, подлинный конкистадор "первого призыва" [24.С.315].

 

174. *В кратере спавшего долгое время вулкана Хунахпу (Volcán de Agua) образовалось озеро, которое и выплеснулось при извержении в ночь с 10 на 11 сентября 1541 г. Б. Диас дель Кастильо пишет об этом: "Соседний с городом Сантьяго-де-Гватемала вулкан, бушевавший уже трое суток, изрыгнул такой поток лавы, камней и кипящей воды, что по пути вырывались столетние деревья и пробивались самые толстые стены. Все смешалось, никто не знал, что делает сосед, отец не смел помочь сыну. Было это 11 сентября 1541 года, в воскресенье, под вечер. Почти половина Сантьяго де Гватемалы погибла, разрушен был и дом, где жила вдова Альварадо. Она с дочерьми и прислужницами спасалась в крепкой часовне, но ворвался горячий вал и всех истребил, спаслись лишь дочь и две служанки, их вытащили из-под развалин со слабыми признаками жизни" [24.С.315].

 

176. …Хуан Росер…

Хуан Рохель [Juan Rogel] был одним из членов вновь учрежденной в 1542 г. Аудиенсии Гватемальского Пограничья. Укрупнение индейских поселений проводилось в соответствии с королевским указом 1540 г. с целью более удобного надзора за индейцами и сбора налогов.

 

177. * Алонсо Лопес Серрато [Alonso López Cerrato] прибыл в Сантьяго-де-Гватемала 26 мая 1548 г. Он сменил на должности Алонсо де Мальдонадо, повторно управлявшего Гватемалой в 1542-1548 гг. Педро Рамирес де Киньонес [Pedro Ramírez de Quiñónes] был в то время одним из оидоров (членов Аудиенсии), причина оосбого внимания к нему автора "Летописи" неясна.

 

179.  * … Господина Епископа…

Имеется в виду знаменитый Франсиско Маррокин [Francisco Marroquín] (1499-1563), первый епископ Гватемалы (с декабря 1538 г.), в 1542 г. – правитель провинции. Маррокин, вместе с родственниками и друзьями сосредоточивший в своих руках треть всех энкомьенд в Гватемале, конфликтовал с Аудиенсией, однако, сведения о покушении на него из других источников неизвестны.

 

181. * …Доктор Кесата …

Антонио Родригес де Кесада [Antonio Rodríguez de Quesada] прибыл в Сантьяго-де-Гватемала 14 января 1555 г. (2 января он, по всей видимости, прошел Текпан-Атитлан), и возглавлял Аудиенсию до своей смерти в ноябре 1558 г. По каким-то причинам автор "Анналов" полагал, что он умер вскоре после вступления в должность, и правителем Гватемалы считал Педро Рамиреса де Киньонеса, на самом деле возглавлявшего Аудиенсию с ноября 1558 по сентябрь 1559 г.

 

182. …Доминго де Вико …

Доминиканец Доминго де Вико был одним из ближайших сотрудников Бартоломе де Лас-Касаса, с которым прибыл в Америку в 1516 г., с 1544 г. являлся генеральным викарием Лас-Касаса как епископа Чиапаса, затем был приором доминиканских конвентов в Гватемале, Чиапе и Кобане, с 1552 г. – епископ Верапаса. Погиб вместе доминиканцем Андресом Лопесом в 1555 г. во время попытки обратить в христианство лакандонов. Автор сочинений "Vocabulario de la lengua Cakchiquel", "Theología indorum en lengua quiché", "Historia de los Indios, sus fábulas, supersticiones, costumbres, etc." (утрачено) и сборника проповедей на какчикель.

** Франсиско де Ла-Парра [Francisco de La Parra], миссионер и лингвист, составитель алфавита для языка киче, которым пользуется автор "Летописи", автор "Vocabulario trilingüe guatemalteco de los principales idiomas Cakchiquel, Quiché y Tzutuhil".

 

183. * Филипп II был провозглашен королем Кастилии, Арагона и Сицилии 16 января 1556 года.

Катехизис – "Речь идет о 'Христианском вероучении' на испанском языке и на языке индейцев, составленном 'по рассуждению переводчиков из Орденов Господина Святого Доминго и святого Франсиско Брата Хуана де Торреса и Брата Педро де Бетансоса', изданном в первый раз в Мехико в 1556 году. Бетансос использовал в этой книге слово 'Dios' как эквивалент термина 'qabovil' индейского языка, и этот пункт, кажущийся малозначительным, вызвал во всем Королевстве Гватемала волнения, длившиеся долгое время и имевшие последствием почти полный отказ от труда указанных миссионеров" (примечание А.Ресиноса).

 

184. *Лакантун – то есть, в область лакандонов, живших на Верхней и Средней Усумасинте и в восточном Чиапасе.

 

185.*Королевский Президент – Лиценциат Хуан Нуньес де Ландечо [Juan Nuñez de Landecho], Президент Гватемальской Аудиенсии с сентября 1559 по май 1563 г.

** Колониальный историк Доминго Хуаррос в своем "Компендиуме истории города Гватемала" (1818 г.) так пишет об этом: "В году 1558 охватила эту столицу жестокая чума с кровотечением из носа, от которой умерло много народа, не находя никакого лечения".

 

194. * Доктор Бара – доктор Баррос де Сантильян [Barros de Santillan], оидор Гватемальской Аудиенсии.

** Епископ Гватемалы Франсиско Маррокин умер в Страстную Пятницу, 18 апреля 1563 г.

*** На самом деле 66-й какчикельский "год" закончился в день 8 Ах, 30 августа 1565 г. по юлианскому стилю. См. таблицу счета какчикельских лет в 1564 – 1573 гг.:

 

Номер года по эре какчикелей

Название последнего дня по счету 400-дневных "лет"

Дата последнего дня по юлианскому календарю

Название последнего дня в "Летописи"

Дата по юлианскому календарю

65-й

11 Ах

26 июля 1564 г.

11 Ах

26 июля 1564 г.

66-1

8 Ах

30 августа 1565 г.

5 Ах

30 августа 1565 г.

67-й

5 Ах

4 октября 1566 г.

4 Ах*

26 августа 1566 г. ?

68-й

2 Ах

9 ноября 1567 г.

не указан

 

69-й

12 Ах

12 декабря 1568 г.

12 Ах

12 декабря 1568 г.

70-й

9 Ах

16 января 1570 г.

8 Ах

7 декабря 1569 г.

71-й

6 Ах

20 февраля 1571 г.

5 Ах*

11 января 1571 г.

72-й

3 Ах

26 марта 1572 г.

2 Ах*

15 февраля 1572 г.

73-й

13 Ах

30 апреля 1573 г.

12 Ах*

21 марта 1573 г.

*Указан как начальный день следующего года

 

195.* Лиценциат Франсиско Брисеньо [Francisco Briseño], оидор Аудиенсии Боготы, прибыл в Гватемалу в качестве виситадора (королевского инспектора) в августе 1564 г.

**Несомненная ошибка: Обрезание Господне (Circunción) приходится на 1 января. 66-й какчикельский "год" закончился 30 августа 1565 года, 67-й – 4 октября 1566 г.

 

196.*На самом деле 66-й "год" какчикельской эры "после потрясений" закончился в день 8 Ах (см. примечание к §195). В день 5 Ах (4 октября 1566 г.) закончился 67-й "год после потрясений".

** Дон Бернардино де Вильяпандо [Bernardino de Villapando], ранее – епископ Сантьяго-де-Куба, епископ Гватемалы в 1564 – 1569 гг.

***Берналь Диас дель Кастильо пишет об этом землетрясении: "В году тысяча пятьсот шестьдесят шестом, когда был … месяц май, между первым и вторым часом дня начала с такой силой трястись земля, что поднимала дома и стены, и даже крыши, и упали на землю многие из них, а другие остались без кровли, повалившись набок, так что мы думали, что земля разверзлась, чтобы поглотить нас" [Cap.CCXIV].

****Крайне путаная хронологическая запись. "Шестьдесят седьмой год" по какчикельской эре закончился 4 октября 1566 года, в то время как Обрезание Господне приходится на 1 января. Автор очевидно не разбирается в названиях христианских праздников.

 

197. *На самом деле – в день 5 Ах (4 октября 1566 г.).

 

200. *На самом деле 71-й год по эре какчикелей начался в день 9 Ах, 16 января 1570 года. Однако, дальнейшие года отсчитываются от указанного здесь дня 8 Ах. Неясно, то ли это ошибка, то ли какчикели сознательно уменьшили 71-й "год после потрясений" на 40 дней, приблизив его к европейскому и действительному солнечному году.

**Па-Лопоо – известны два селения с таким названием, оба на берегах озера Атитлан.

***Фернандо – в рукописи испорченное Femoyaua.

 

202.*В воскресенье – это указание свидетельствует, что приведены даты именно 1571 юлианского года.

**Хуан Ороско де Айала [Juan Orozco de Ayala] был Главным Альгуасилом города Гватемала; Луис Асетуно де Гусман [Luis Acetuno de Guzman] занимал должность Писца Его Величества.

 

204.*Доктор Дон Педро де Вильялобос [Pedro de Villalobos], ранее оидор Аудиенсии Мехико, вступил в должность Президента Гватемальской Аудиенсии в январе 1573 г. и занимал ее до февраля 1578 г.

 

205. *Доктор Дон Антонио Гонсалес [Antonio González] был Президентом Гватемальской Аудиенсии с января 1570 по январь 1573 г.

**Тостон – серебряная монета, в рассматриваемое время составляла 4 реала (стоимость полуфанеги, то есть, 27,7 литра, маиса).

 

206.*Херонимо Гомес Фернандес де Кордоба [Jerónimo Gómez Fernández de Córdoba], ранее епископ Никарагуа, был епископом Гватемалы в 1574 - 1598 гг. В 1569 - 1574 гг. эта кафедра была вакантна.

 

207.* Оидор Гватемальской Аудиенсии Лиценциат Диего Гарсиа де Паласио [Diego García de Palacio] является автором интересного "Сообщения, сделанного Королю Дону Фелипе II, в котором описывается Провинция Гватемала, обычаи индейцев и иные примечательные вещи", составленного в том же 1576 г., где, между прочим, он первым из европейцев упоминает развалины Копана.

**Кристобаль де Аскета [Cristóbal de Azqueta] был оидором Гватемальской Аудиенсии с 1568 г.

 

208.* Дымная звезда – комета.

 

209. *Сан-Мигель-Чи-Мекенйа – современный Тотоникапан (его название на киче Chi-mequen-ha).

**Лиценциат Диего Гарсиа де Вальверде [Diego García de Valverde] был Президентом Аудиенсии Гватемалы с февраля 1578 до июля 1588 г.

 

210. *Сакатан – то есть, Huey Zacatlan в Чиапасе, в дальнейшем Сьюдад-Реаль-де-Чиапас, современный Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас.

 

211. * … владыка Дон Педро де Солис … – Дон Педро де Солис был ах-по-шахилом с 1580 по 1584 год.

 

212. *Contador de los Oficiales Reales.

**Эта запись является, по всей видимости, подписью автора в конце составленного им документа. Впрочем, вопрос: является ли Франсиско Эрнандес Арана создателем всей предшествующей "Летописи" – остается предметом дискуссии. Мнению о принадлежности ему всего текста противоречит, в частности, сообщение о смерти отца сочинителя в 1561 г. (см. вступление к содержательному комментарию). А.Ресинос полагает, что это поздняя вставка, но такое мнение ничем не обосновано; такой же поздней интерполяцией может считаться и упоминание в первом лице Франсиско Эрнандеса Араны. Во всяком случае, части, в которой стоит эта подпись, свойственна особая система датировка: по какчикельской эре "от потрясений", по европейским годам и по именам алькальдов. Есть основания предполагать, что именно эта часть (§§184-212) написана Франсиско Эрнандесом Арана. Что касается его участия в работе над предыдущей– он, кажется, редактировал ее, но не был автором. В последующем же тексте, начиная с параграфа 214, фигурирует уже другой автор, Франсиско Диас.