Божества дождя и… лягушки

Хория Матей ::: Майя

Главнейшими источниками сведений о религи­озных верованиях древних майя являются, с од­ной стороны, живопись, скульптура и надписи на памятниках, а также иероглифические рукописи, так называемые кодексы, а с другой — труды ис­панцев XVI века. К этому следует добавить еще наблюдeния нынешних этнографов, касающиеся пережитков древних культов, которые сохранились в Гватемале и Юкатане, переплетаясь с религи­озными идеями, принесенными сюда европейцами. Разумеется, самыми верными источниками надле­жит считать непосредственные свидетельства, до­ведшие до нас в памятниках и оригинальных ко­дексах.

Древние майя верили, что небо поддерживают четыре божества – бакабы, сидящие в четырех концах света и обладающие каждый своим цве­том: бакаб с востока — красный, а с запада — черный, на севере бакаб — белый, а на юге — желтый. К тому же, во всех четырех концах света находится по священному дереву – сейба соответствующего цвета; эти деревья олицетворяют собою изобилие. Например, сейба с востока, крас­ного цвета, покровительствовала всем растениям с красными плодами, съедобным птицам с красным оперением на шее (индюкам), и т. д. Вполне вероятно, что майя, как и другие мексиканские народы (астеки, например), верили, что мир стоит на спине огромного крокодила, плавающего по волнам безбрежного озера.

Воооще у древних майя не было добрых и злых божеств, каждый из них при тех или иных обстоя­тельствах мог оказаться благословенным или роковым. Чаки, например, посылали и благодатный дождь, и град, и долгие дождливые периоды, когда весь урожаи сгнивал. Выходит, они могли быть в добром расположении духа и, следова­тельно, доброжелательны, а могли и разгневаться - и тогда посылали наказание людям, лишая, их пищи насущной. В первом случае они изображаются на барельефах и фресках в кротком человеческом обличье, в окружение листьев и кукурузных початков - символов изобилия, а во втором случае их образы угрюмы и страшны, голова чудовищна и окружена зловещими символами. Эта двойственность образов долгое время путала ар­хеологов, мешая им точно определить изображен­ные на росписях и барельефах божества.

В других географических районах божества чаки назывались ицамна и изображались, как и пер­вые, в виде или с головою змеи, ящерицы, или же крокодила. Заметим, что ицам по-юкатански – ящерица.

Наконец, племена майя-чорти, из района Гондурасского залива (города Киригуа и Копан), на­зывали их чикчанами и, хотя изображали их в образе чудовищ, приписывали их влиянию изобилие плодов и пищи.

С божествами дождя связано множество легенд. Четыре великана чака, стоящие в четырех углах неба, льют на землю дождь из громадных выдолбленных тыкв. Они вооружены огромными каменными топорами и, поигрывая ими, вызывают громы и молнии. Великанам-чакам прислуживают совы и лягушки – уо, которые своим кваканием извещают и предстоящем дожде. Как удалось чакам примирить сов с лягушками, трудно сказать, ведь известно, что американские совы — яростные охотницы не только за мышами, но и за лягуш­ками.

Лягушки, кроме того, развлекают богов дождя, выступая в роли… музыкантов. По-видимому, ква­кание этих маленьких амфибий, столь неприятное в нашем представлении, звучало для чаков нежной музыкой.

Есть забавная легенда о том; что однажды люди принесли в жертву чакам глуповатого мальчика. Боги дождя взяли его в услужение и поручили ему подмести свое небесное жилище. Глупый мальчишка вымел оттуда и всех лягушек, не обра­щая внимания на их возмущение и протесты. По­том опрокинул огромный кувшин из тыквы одного из чаков, и в том году земля тонула в дождевых потоках, а лягушек было великое множество.

Боги дождя принадлежали к числу самых важных божеств, ибо от них зависел урожай кукурузы. Древние майя преподносили им многочисленные дары, особенно накануне разных полевых работ. Иногда, при большой засухе, приносили даже человеческие жертвы, что было связано с определенным обрядом.

Главнейшими божествами неба были Солнце и Луна, самые первые жители земли, по майянским легендам. Бог-Солнце покровительствовал музыке и гончарному делу и был искусным охотником; Луна была богиней ткачества и рождения. В легенде говорится, что Луна была неверна своему муже Солнцу и тот лишил её одного глаза; с тех пор блеск Луны ослабел. На высокогорных плато Гватемалы до сих пор живет поверье, что затмения происходят в результате борьбы между Солнцем-отцом и Луной-матерью. Каждый день, пройдя по небесному своду, Солнце вечером ухо­дит в «нижний мир», мир мглы, умерших и богов, которые господствуют над умершими. В своем ночном пути Солнце слабеет, теряет свою мощь, у него уже не хватает жару, чтобы зрели плоды на полях, и ему нужна пища – жертвоприношения, особенно человеческие.

В более позднее время, после захвата культовых центров майя племенами, пришедшими с севера и северо-запада, у них был принят и культ бога Кецалькоатля, которого на Юкатане называли Кукульканом и отождествляли с планетой Венерой. Как и древний бог-Солнце, Кукулькан был покровителем жизни на земле и, особенно, земледельческих работ. Кроме того, древние майя чтили ещё и бога растительности; большинство племен поклонялись богу кукурузы, что вовсе не удивительно, ибо основной их пищей была именно эта культура. По-видимому, в одних городах бо­жества растительности и кукурузы рассматрива­лись как воплощения бога-Солнца, а в других — как воплощения Венеры.

В искусстве майя эти боги изображались во­обще юношами с правильными чертами лица, с головою, украшенной колосьями или кукурузными початками. В некоторых районах майя поклоня­лись и богу фасоли, но бог кукурузы всегда был важнее и в божественной иерархии занимал глав­ное место.

К концу эпохи Нового царства все большее значение стали приобретать бог Ягуар, представлявший собою подземный мир, и бог земли Мам, чаще всего изображавшийся как улитка с раковиной на спине. Легенда говорит, что бог Ягуар вызывал и землетрясения, которые в населенном майя вулканическом районе были довольно частым явлением.

И, наконец, в некоторых местах майя поклонялись божествам-животным (летучей мыши, сове), а в других – божествам кремневых и обсидиановых орудий. Но это были уже боги вто­рого сорта, если можно так выразиться; главными же всегда, в той или иной форме, были Солнце и Дождь, от которых зависело изобилие кукурузы и зерновых (о кукурузе и ее важнейшей роли в жизни майя мы еще расскажем в отдельной гла­ве). Однако до нас не дошло никаких сведений, которые бы указывали на существование у майя бога огня, как у большинства других мексикан­ских народов; вполне вероятно, что древние майя считали огонь проявлением силы бога-Солнца.