Атака на индейский статус

Стельмах В.Г., Тишков В.А., Чешко С.В. ::: Тропою слез и надежд. Книга о современных индейцах США и Канады

Сейчас условия в индейских землях ухудшились как никогда за последние сто лет...

Быть индейцем невыносимо.

Из статьи индейского лидера Э. Сэвилла в газете «Ньюсдей» от 8 июля 1984 г.

Основным направлением индейской политики аме­риканских властей в 50—60-е годы была терминация, т. е. ликвидация особого статуса коренного населения США и отказ от обязательств федерального прави­тельства оказывать индейцам помощь.

Терминация, чье начало совпало с разгулом в стране шовинизма и реакции, именуемого маккартизмом, была не случайным поворотом индейской политики федераль­ного правительства. Основной причиной, в силу которой статусное положение коренного населения вдруг стало камнем преткновения для правящих кругов стра­ны, было извечное стремление частного сектора облег­чить доступ к природным богатствам индейских резер­ваций. Известный в те годы защитник прав индейцев О. Лафарж в этой связи прямо указывал, что «при­зывы ликвидировать особый статус общин и резерваций являются не чем иным, как очередной попыткой так называемых «благонамеренных» граждан начать атаку на собственность индейцев... Эти вредители и граби­тели,— подчеркивал он,— намерены продолжить «ос­вобождение» коренного населения от того немногого, что у него осталось» 1 Специфичность терминационной кампании в конгрессе, начатой республиканцами с при­ходом к власти, проявилась, таким образом, не в новой политической установке, а в способе ликви­дации статусного положения индейских общин.

Чтобы изменить индейскую политику, республи­канцы предлагали такие средства: реформировать со­циальную организацию коренного населения, упразд­нив общину как институт, разделив между их членами общие фонды и территории резерваций, сняв огра­ничения на продажу индейцами своих участков земли; прекратить федеральную опеку над индейцами, лишив их земли особого статуса, передав вопросы здраво­охранения и образования коренных американцев в ком­петенцию соответствующих министерств, возложив на штаты ответственность за оказание индейцам социаль­ной и экономической помощи. Предполагалась и лик­видация юридической автономии общин. Все эти пред­ложения, осуществить которые намечалось в течение трех-четырех лет, и составили «33 рекомендации по индейскому вопросу» — программу терминации.

Поскольку правительство США не имело возмож­ности в одностороннем порядке изменить характер от­ношений с индейским населением, ему, перед принятием нового законодательства, необходимо было заручиться формальным согласием жителей резерваций. Между тем ряд индейских лидеров выразили глубокую тре­вогу. «Индейцы приведены в недоумение публичными заявлениями... о ликвидации над ними федеральной опеки,— заявил один из тогдашних активистов НКАИ [1], Ф. Джордж.— Многие из нас полагают, что в основе «больших перемен» лежат своекорыстные интересы тех, кто страстно домогается индейских земель и ресурсов. ...Повсеместно индейцы выражают опасение, что боль­шой бизнес добирается до их территорий и в скором времени они лишатся своих богатств».

Тем не менее тогдашнему главе БДИ Г. Иммонзу удалось заручиться формальным согласием индейцев на ликвидацию их статуса. Резолюции, в которых го­ворилось о согласии индейцев с планами терминации, в 1953 г. приняли, в частности, общины меномини, навахо, осэджей, оглала и др. Произошло это в первую очередь благодаря прямому обману жителей резерва­ций и неприкрытому давлению, которое оказывали на них официальные лица, о чем, к сожалению, стало известно лишь спустя два десятилетия в ходе разобла­чений злоупотреблений сторонников терминации.

Против терминации выступили отдельные предста­вители демократической общественности. В частности, Д. Коллиер со страниц «Нью-Йорк тайме» неоднократ­но разоблачал правительственные меры: «Терминация, ликвидируя права собственности общин, разрушает их внутреннюю жизнь, деморализует, дезориентирует ин­дейцев». Осуществляя подобную политику, «федераль­ное правительство, невзирая на протест индейцев, сни­мает со своих плеч бремя оказываемой им помощи, хотя только оно в состоянии нести его»,— писал он 3.

Определенное противодействие планы терминации встретили даже в стенах конгресса. Ряд конгрессменов- демократов подвергли критике некоторые частные детали «33 рекомендаций», например передачу зданий индейских школ в ведение штатов. В целом же оппози­ция правительственной программе оказалась довольно слабой, и 1 августа 1953 г. конгресс принял сов­местную резолюцию № 108, объявившую снятие феде­ральной опеки, контроля и всех специальных огра­ничений, затрагивающих индейские общины, основным направлением политики в отношении коренного населе­ния.

Проведение терминации в жизнь началось в 1954 г., когда был ликвидирован статус общин алабама-коушатта, кламатов и еще 60 малочисленных народов Орегона, меномини, пайюте и так называемых «ме­тисов» резервации Юинта-Оурей. В 1956 г. их число пополнили оттава, пеориа и виандот, в 1958 г.—35 ранчерий Калифорнии, а в 1959 г.— катауба. Население всех этих общин превышало 13 тыс. человек, а пло­щадь их резерваций—1,4 млн акров. Несмотря на отдельные отличия, все эти законы содержали в себе следующее. Они упраздняли общинную организацию: в течение двух — шести лет ликвидировалось членство в общинах и полномочия их советов; упразднялась общинная форма собственности на резервационные земли, которые переходили в частное владение от­дельных индейцев; прочая недвижимость и денежные фонды в переходный период считались корпоративным владением с последующим разделом их и передачей в частные руки. В административном отношении тер­ритории резерваций, перестав быть особой категорией земель, входили в состав округов; естественно, те­перь они подлежали федеральному и местному нало­гообложению.

В связи с утратой статуса бывшие члены общин автоматически выходили из сферы федеральной опеки. Они теряли право на получение социальной помощи, специально предназначенной для индейцев. Здраво­охранение в резервациях по закону от 1 июля 1955 г. передавалось в ведение министерства здравоохранения страны. Образование индейцев переходило под конт­роль соответствующих инстанций штатов. К собственно терминационным законам органически примыкал и за­кон № 280 от 15 августа 1953 г. о распространении гражданской и уголовной юрисдикции штатов Кали­форния, Миннесота, Небраска, Орегон и Висконсин на территории расположенных там резерваций. Формаль­но не упраздняя общины, этот закон также представлял терминационную меру, ликвидируя особые права индей­цев.

Терминация для коренного населения стала нача­лом тяжких испытаний. Особенно трудным оказалось положение жителей упраздненных общин, которое пре­красно иллюстрирует ситуация в резервации клима­тов. Лесные ресурсы (площадь лесов климатов в 1954 г. была равна 800 тыс. акров) и собственная лесопиль­ня, казалось, позволяли надеяться, что после прекра­щения государственной помощи индейцы, будут иметь хороший источник доходов. Но неподготовленность к участию в конкуренции на рынке наемного труда стала непреодолимым препятствием действенного использо­вания этих ресурсов. Приглашенный индейцами менед­жер оказался авантюристом, незнакомым с организа­цией лесозаготовок, и неудивительно, что и без того невысокие прибыли индейского предприятия сократи­лись в 2—3 раза. Вследствие этого, по данным БДИ, доля лиц бывшей резервации, нуждавшихся в социаль­ной помощи, к 1957 г. составила около 40 %, увели­чившись по сравнению с 1954 г. в 5 раз.

Большинство общин, чей статус не был ликвиди­рован юридически, пострадали от терминации не менее сильно. Ввиду сокращения общего объема государст­венных субсидий они оказались вынужденными финан­сировать свое развитие собственными фондами. При недостаточной государственной помощи и без того не­высокий уровень жизни индейцев начал понижаться. По официальным данным, к 1959 г. среднегодовой доход индейской семьи был равен всего 400 долл. Ухудшилась ситуация со здравоохранением: полумил­лионное население резерваций должны были обслужи­вать всего 200 врачей, но ввиду сокращения феде­ральных ассигнований 70 мест из этого числа остались вакантными.

В подобных условиях для индейца практически единственным способом поправить свое положение ста­ла продажа участка. Распродажа индейских земель в период администрации республиканцев приобрела большой размах: ежегодно в руки белого населения переходило в среднем по 0,6 млн акров. И без того недостаточной земельной базе резерваций был нанесен серьезный удар. Комментируя ситуацию, сложившуюся в индейских делах после ликвидации статуса резер­ваций, конгрессмен-демократ Л. Меткалф отметил: «Единственная заслуга правительства в решении ин­дейского вопроса — предоставление коренным жите­лям права покупать спиртное и возможность быть арестованным федеральной или штатной полицией... Если это и есть законное место индейцев в нашем обществе, то пусть лучше никто из них его не зай­мет» 4

Если начало терминации, совпавшее, как известно, с годами крайней реакции, не встретило в стране особой оппозиции, то спустя три-четыре года ситуа­ция изменилась. Ряд «успехов» правительственной программы стал столь очевиден, что газета «Нью-Йорк тайме» с сарказмом отметила «эволюцию положения в индейских делах от плохого к худшему» 5 В пользу отказа от свертывания обязательств федерального пра­вительства относительно коренного населения начали выступать и отдельные представители правящих кру­гов. Заметно активизировалась борьба самих индейцев.

В условиях, когда США отходили от крайностей маккартизма, администрация Эйзенхауэра уже не мог­ла не реагировать на критику политики в индейских делах. За год до окончания второго срока полномочий президента Эйзенхауэра конгресс принял совместную резолюцию № 12 от 2 марта 1959 г., фактически объ­явившую о приостановке терминации: она провоз­глашалась лишь конечной целью правительственной политики; меры, формирующие ее вопреки согласию соответствующих общин, запрещались; финансовая по­мощь коренному населению до ликвидации статусных льгот гарантировалась: распродажа земель резерваций неиндейцам без санкции советов общин запрещалась.

Но индейцев уже не могли удовлетворить такие полумеры; они требовали изменения политического кур­са. «Объединившись, мы должны бороться, мы дол­жны требовать новой политики»,— призвал один из руководителей НКАИ, У. Уэтцел 6 Одной из наиболее важных акций, предпринятых коренными американца­ми, стало проведение в июне 1961 г. в Чикаго кон­ференции представителей 67 общин. В принятых на ней основных документах открыто провозглашалось «неотъемлемое право... сохранять свой дух, культурные ценности», осуществлять общинное самоуправление и содержались призывы к администрации США отка­заться от терминации.


[1] Национальный конгресс американских индейцев.