Амазонки

:::
Мифы и легенды
:::
карихона

В одном селении индейцев карихона жили два охотни­ка. Только один был невероятно удачлив, а другой, как ни старался, не мог убить ни одного тапира. Все насмехались над ним, а девушки и вовсе не желали его видеть.

Тогда наш неудачник решил пуститься на хитрость: он стал прибегать к помощи заколдованных пчел и муравьев, от чьих укусов животные засыпали. Однажды ему удалось под­красться к спящему тапиру так близко, что он решил привести его домой живым. Для этого он придумал весьма оригиналь­ный способ: взял да и залез тапиру рукой в... зад, надеясь имен­но так повести его за собой. Но тут произошло непредвиден­ное. Тапир резко вскочил и кинулся бежать. Рука индейца за­стряла в его заднем проходе и ему пришлось бежать за ним что есть сил. Так они бежали несколько дней подряд. Только когда тапир наконец остановился на берегу огромной реки и рассла­бил прямую кишку, человек смог освободить свою руку.

Потом тапир предложил индейцу перевезти его на дру­гой берег, где, по его словам, росло множество вкусных фруктов, в первую очередь ананасов. Индеец сел ему на спину и они поплыли. Тапиру было так тяжело, что он вре­менами полностью уходил под воду, но все же переправа за­кончилась благополучно и оба, животное и человек, оказа­лись на противоположном берегу.

Здесь человек отправился за ананасами. Он набрал и принес таких сочных, что просто загляденье, но тапиру они абсолютно не понравились. Он привык есть только зеленые ананасы. Тогда он сам пошел за плодами. Он отсутствовал так долго, что индеец решил пойти его поискать. Он нашел бедолагу на дне большой ямы-ловушки. Человек попробо­вал было вытащить зверя из ямы, но тот был слишком тя­жел, и у него ничего не получилось. Сколько он ни пытался спасти тапира, все было напрасно. Так прошла целая ночь, а поутру он услышал звуки флейт и быстро сообразил, что к ним приближаются воинственные амазонки, или, как их еще называли, гии-риномо.

Пытаясь спасти тапира, которого женщины уже соби­рались убить, индеец подошел к их предводительнице и взял ее за вульву. Но было уже поздно: амазонки вытащили тапира из ямы и тут же освежевали его. Когда жаркое было готово, то все гии-риномо отправились к себе в селение, и с индейцем осталась лишь одна предводительница. Она очень ласково взглянула на индейца и предложила с нею лечь.

«...У гии-риномо не было мужчин, так что обычно они совокуплялись с особыми предметами, из которых выбрызги­валось семя. Теперь предводительница отвела индейца в свой просторный дом и показала подругам. В течение нескольких дней он постарался удовлетворить всех амазонок, но забере­менела после соития с ним лишь сама предводительница. Прочие женщины обиделись и решили мужчину убить.

Предводительница гии-риномо и этот человек догово­рились вместе бежать. Сделать это мешали волшебные зер­кала, в которые амазонки могли увидеть любое живое суще­ство, где бы то ни находилось. Беглецы разбили зеркала, а осколки залили мутным каучуковым соком. Краешек зерка­ла, хранившегося у какой-то старухи, остался, однако, неза­мутненным. Хоть и нечетко, но гии-риномо все же увидели, как мужчина и женщина садятся в лодку, грузят в нее тушу молодого оленя и плывут вниз по реке. Определив местопо­ложение беглецов, амазонки бросили в них свой волшеб­ный гарпун. К счастью, острие попало в оленя. Пока пресле­дователи вытягивали тушу, индеец со своей возлюбленной достигли мест, до которых власть амазонок не простира­лась. Они пришли в родной дом охотника и зажили как все люди».







Источник - «Мифы Центральной и Южной Америки», Я.Н. Нерсесов. Изд. АСТ; 2004