КОНЦЕПЦИЯ МИССИСИПИ

Том 4. VII-XVI века ::: История человечества. Америка

Термин «концепция Миссисипи» является одним из самых почитаемых и распространенных терминов в литературе по предыстории Северной Америки. Его популярность настолько велика, что археологи постоянно вводят новые определения, чтобы сделать его использование максимально широким. К сожалению, новые определения зачастую противоречат старым, и, поскольку старые определения подобны старым солдатам (они никогда не умирают), то литература изобилует противоречивыми вариантами использования данного термина. В данном разделе не ставится цель разрешить эту проблему, но рассматриваются основные альтернативы, чтобы сформировать определенный подход, который будет использован при попытке проанализировать культурные образцы периода с 700 по 1500 г., открытые благодаря археологическим исследованиям

Термин «Миссисипи», или «миссисипский» как археологический таксон происходит от названия Средней Миссисипи, которым Холмс (Holmes, 1903) обозначил одну из одиннадцати «керамических» провинций, на которые он подразделил восточную часть Северной Америки в своем первопроходческом исследовании доисторической керамики данного региона. Эта провинция, включившая смежные части штатов Иллинойс, Кентукки, Миссури, Арканзас и Теннесси, отличалась своими разнообразными и нередко сложными керамическими изделиями из глины, смешанной с размельченными раковинами.

В 1930-х гг. археологический смысл традиции Средней Миссисипи расширился вследствие добавления многочисленных особенностей, например насыпей с плоским верхом, домов с траншейными стенами и отполированных каменных дискообразных изделий, которые связывали с особенностями керамики данной провинции. В то же время было введено еще более емкое понятие «модель Миссисипи», включившее новый комплекс Средней Миссисипи и ряд типологически подобных комплексов в Огайо и долинах Верхней Миссисипи. Все последующие попытки переопределить концепцию Миссисипи вынуждены были соперничать с этим глубоко укоренившимся и основанным на артефактах («формальным» в противоположность временному или пространственному) определением. Каким бы ни было любое новое понятие «миссисипский», оно неизменно включает или напоминает поздние доисторические культурные комплексы долины центральной Миссисипи, которые составили основу оригинального подхода Холмса.

Сегодня литература по предыстории восточных лесных зон включает широкий ряд определений термина «традиция Миссисипи», большую часть которых можно отнести к одной из двух категорий - временной или формальной. В качестве временного определения понятия «традиция Миссисипи» используется на юго-востоке и Среднем Западе для обозначения промежутка времени, в течение которого процветали типологически «миссисипские» культуры и который обычно считают длившимся примерно с 900/1000 гг. до времени появления европейцев. Поскольку культуры, которые считаются «миссисипскими» при почти всех формальных определениях не встречаются во многих частях восточных лесов, этот термин не годится для обозначения истинно общевосточного периода. Поэтому для обширных территорий Великих озер, северо-востока и среднеатлантического региона этот же период обозначается как «поздние лесные культуры», а не «традиция Миссисипи».

Независимо от этого, большинство современных археологов пользуются своего рода формальным определением «миссисипский», применяя его к культуре, традиции или этапу. Несмотря на отсутствие сомнений в приоритете формы над временем при выводе и продолжающемся использовании концепции Миссисипи, археологи никак не могут прийти к согласию в отношении критериев, которые следует использовать в формальном определении. Распространенный подход заключается в том, чтобы ограничить применение определения «миссисипский» теми комплексами, которые обладают основными чертами, учитывавшимися создателями среднезападного таксономического метода, распространившими термин «Средняя Миссисипи» с «керамической» провинции на вполне развившуюся археологическую совокупность. При таком применении, которое можно назвать «ограниченным культурным» подходом, определения «миссисипский» и «Средняя Миссисипи» по сути являются эквивалентными.

В противоположность «ограниченному культурному» подходу некоторые ученые защищают так называемый «широкий поведенческий» подход к определению «миссисипский». Например, в важном обобщающем труде, опубликованном в 1967 г., Гриффин (Griffin) предложил использовать определение «миссисипский» для обозначения тех обществ, у которых «развилась зависимость от земледелия как главного источника основных пищевых запасов», и тем самым рекомендовал распространить определение «миссисипский» на культуры, не относящиеся к Средней Миссисипи и существовавшие на юге за Миссисипи, в долине Нижней Миссисипи и регионах южных Аппалачей. В аналогичном русле, делая упор не на материальную культуру, а на социально-экономическое поведение народов, Смит {Smith, 1978) определил миссисипские общества как характеризующиеся «ранжированной формой социальной организации и ... специфической комплексной адаптацией к линейным, ограниченным окружающей средой пойменным зонам обитания». В еще одной попытке дать определение «миссисипский» в большей степени через действия, нежели чем через совокупности артефактов, Найт (Knight, 1986) предложил рассматривать понятие «миссисипский» как «общую ритуальную модель». Помимо упора на поведение - экономическое, социальное или ритуальное вместо материальной культуры, все эти попытки переопределить понятие «миссисипский» в формальном (а не временном или пространственном) ключе имеют общее следствие. Все они приводят к более широкому применению этого определения, чем «ограниченный культурный» подход, каждый раз объединяя разное число обществ, не относящихся к культуре Средней Миссисипи, под названием «миссисипские».

Итак, должно быть уже понятно, что определение «миссисипский» для каждого человека означает что-то свое. Признать это необходимо, чтобы понимать литературу, написанную о предыстории восточных лесных зон; однако сейчас поиски согласия в отношении «лучшего» применения были бы тщетны. В конце концов, эту проблему нельзя считать чисто семантической. Каждый случай применения определения «миссисипский» отражает собственную проблему ориентации и различные взгляды на прошлое. Несмотря на то что поиск новых мнений о прошлом всегда должен приветствоваться, ученые, занимающиеся предысторией востока Северной Америки, в конце концов непременно столкнутся с тем, что постоянное переопределение одного и того же термина препятствует взаимопониманию. Пока это не будет достигнуто, нам суждено зависеть от многочисленных и зачастую противоречивых определений. При таком состоянии можно лишь надеяться, что авторы ясно формулируют свои цели и объясняют свой принцип применения термина, продолжая использовать его именно в заранее обозначенном смысле, по меньшей мере, в рамках одного труда.

В данной главе представлен обзор ранних культурных процессов, происходивших в восточных лесных зонах в период с 700 по 1500 г. Главным в этих культурных процессах было постоянство разнообразных региональных технологических и адаптивных моделей, в разной степени обогащенных межрегиональным взаимодействием, но не связанных с широкими передвижениями населения. Чтобы избежать двусмысленности при обсуждении этого вопроса, мы вообще не станем использовать определение «миссисипский», а будем применять названия конкретных региональных проявлений, например Средняя Миссисипи, Южные Аппалачи или Каддоан. Этот подход можно назвать подходом «снизу», в отличие от подхода «сверху», так как больший упор делается на документирование и объяснение природы межрегиональной изменчивости, а не на признание общерегиональных сходств.


Источник - История человечества. В 8 томах. Том 4. VII-XVI века. Под редакцией М. А. Аль-Бахита, Л. Базена и С. М. Сиссоко