КУЛЬТУРНЫЕ МОДЕЛИ ВОСТОЧНЫХ ЛЕСНЫХ ЗОН (700-1500 ГГ.)

Том 4. VII-XVI века ::: История человечества. Америка

Восприятие прошлого зависит не только от имеющихся данных, но и от подхода к археологическим данным «сверху» или «снизу». Это положение можно иллюстрировать с помощью метафоры - разницы между слоеным пирогом и веревкой, скрученной из нескольких прядей. Если к предыстории обширной и сложной территории типа восточных лесных зон подходить «сверху» (т.е. стремясь найти общерегиональные закономерности), то удобнее будет разделить ее на периоды или фазы. История будет выглядеть с такой точки зрения как гигантский пирог, состоящий из ряда последовательных слоев.

Некоторые попытки синтеза предыстории некоторых частей восточных лесных зон основывались именно на таком подходе (например, Funk, 1983; Griffin, 1983; Midler, 1983; Smith, 1986;Steponaitis, 1986). Из множества полученных результатов несомненно следует, что этот «послойный» подход привел к многим ценным выводам. Старые термины типа «поздняя лесная культура» и «миссисипская культура», равно как и более новые понятия, например «эмергентная миссисипская культура», обычно используются для обозначения «слоев» и служат для концентрации внимания на широко распространенных тенденциях развития, которые в противном случае могли остаться незамеченными.

Противоположностью этого подхода является подход «снизу», лучшим примером которого является работа Колдуэлла (Caldivell, 1958). Подчеркивая важность межрегионального разнообразия и стремясь объяснить, как возникли и сохранились эти региональные различия, данный подход способствует восприятию предыстории в форме веревки из множества переплетенных между собой прядей.

Если подойти к предыстории восточных лесов после 700 г. «снизу», то в первую очередь мы, скорее всего, встретим известную «нить», обычно называемую «традицией Средней Миссисипи». Со времени ее формального определения в 1930-х гг. археологические исследования постепенно распутали эту нить, показав, что она составлена из множества региональных вариантов и, кроме того, каждый региональный вариант имеет длительную историю и даже независимое происхождение. Точка зрения, что традиция Средней Миссисипи - это унитарная культура, распространившаяся из единого центра - долины в среднем течении Миссисипи, сейчас не состоятельна. Среднюю Миссисипи правильнее рассматривать как группу независимых региональных культур, «выросших» вместе во взаимно благотворном процессе культурного обмена и взаимодействия как между собой, так и с культурами, не относящимися к Средней Миссисипи. Эту основную точку зрения более полувека назад представил Гриффин (Griffin, 1946), но до недавнего времени отношение к ней было неоднозначным.

Возросшее согласие специалистов по предыстории принять полифилетический взгляд на происхождение традиции Средней Миссисипи, несомненно, можно объяснить постоянно растущим количеством свидетельств, подтверждающих непрерывность индивидуальных региональных культур Средней Миссисипи и местных проявлений поздних лесных культур в том же регионе. Например, вариант культуры Средней Миссисипи, обнаруженный в среднем течении реки (местонахождение Кахокия и окружающие его земли), своими корнями, очевидно, уходит в позднюю лесную культуру Южного Иллинойса (лейт-блафф), которая явно отличается от континуума маккелви/вест-джефферсон северной Алабамы, лежащего в основе культуры маундвилль, или континуумов масон/ бэнкс и гамильтон/мартин-фарм, которые лежат в основе сформировавшихся культур Средней Миссисипи на западе и востоке штата Теннесси.

Теперь, когда мнение об унитарном происхождении культурной группы Средней Миссисипи подвергается серьезным сомнениям, возможно, настало время для критического переосмысления миссисипской концепции вообще в предыстории восточных лесных зон. В литературе существует явная тенденция говорить о миссисипской культуре в единственном числе, как в выражениях типа «распространение миссисипской культуры» или «распространение миссисипской культурной адаптации», что, по нашему мнению, противоречит превалирующему подходу «сверху». Если термин «традиция Средней Миссисипи» считать множественной, а не унитарной культурной категорией, о чем говорят современные свидетельства, как в таком случае пользовать более широкую и емкую концепцию Миссисипи в единственном смысле без чрезмерного упрощения картины предыстории восточных лесных зон? Фундаментальной проблемой в использовании понятия «миссисипский» в «широком поведенческом» смысле является отнюдь не то, что первостепенная зависимость от земледелия, сложная адаптация земледелия к пойменным зонам обитания или определения общеупотребительная ритуальная модель не имели места или не заслуживают признания, но что эти практики были распространены на гораздо более обширной территории, чем культурная провинция Средней Миссисипи. Из-за тесной исторической и этимологической связи между концепциями Средней Миссисипи и «миссисипской» нельзя пренебрегать тем фактом, что включенные в них культуры, не относящиеся к Средней Миссисипи (например культуры Нижней долины, Каддоана, Южных Аппалачей или Залива), тоже являлись ее ответвлениями. Это очень спорное мнение, и оно нуждается в гораздо более внимательном критическом изучении, которое вряд ли приветствуется в концептуальных рамках «обширного поведенческого» подхода. Именно по этой причине определение «миссисипский» в этом разделе отсутствует.

Нет никаких сомнений в том, что после 900-1000 гг. между провинцией Средней Миссисипи и окружающими ее регионами происходило значительное культурное взаимодействие. Однако при рассмотрении «снизу» также становится ясно, что на юго-востоке (в традиционной провинции «Миссисипи») задолго до 700 г. и вплоть до момента появления европейцев сосуществовали и сохраняли распознаваемые идентичности по меньшей мере четыре важных культурных «нити», или традиции: Залив, Южные Аппалачи, Нижняя долина и Каддоан.

Традиция Залива, примерами которой являются культуры местонахождений Виден-Айленд и Форт-Валтон, процветала на прибрежной равнине на севере Флориды, на юге Джорджии и на юге Алабамы. Гончарные изделия из песчано-глиняной смеси с резным и точеным орнаментом, иногда с лепным рельефным орнаментом, а также общинные погребальные подношения «убитых» керамических сосудов в курганах, но не в отдельных захоронениях, отражают основную непрерывность, связывающую эти две культуры. Кроме того, следует отметить, что гражданско-церемониальные центры с насыпными платформами, площадками, и, по меньшей мере, намеки на значительную социальную дифференциацию общества в погребальных обычаях проявляются в культуре виден-айленд в гораздо более ранний период, чем в культуре форт-валтовж. К северу от этого региона, в центральной и северной Джорджии, в большей части Южной Каролины и на юго-западе Северной Каролины песочно-глиняная керамика с отличительным, резным и тисненым орнаментом служит признаком традиции Южных Аппалачей, которая выжила на протяжении всего рассматриваемого периода. Здесь также важно отметить, что сооружение насыпей с платформой наверху происходило задолго до появления «миссисипской» традиции.

К югу и западу от культурной Средней Миссисипи с центром в долине Миссисипи ниже р. Арканзас базируется традиция Нижней долины, представленная культурами коулз-крик и плакемайн. В этом регионе существовала длительная традиция изготовления керамики из смесей, сооружения насыпей с платформами и имелись признаки дифференциации общества, возникшей в культуре коулз-крик до 900 г.

Последней из четырех основных традиций, не относящихся к Средней Миссисипи, является традиция Кадцоан, местонахождения которой расположены в южной части рациона за Миссисипи к западу от нижней долины Миссисипи. Эта традиция характеризуется полированной резной керамикой, нередко изготовленной из смеси глины с костью; элитными захоронениями и особым чередованием в поселении дворов, свободных пространств и церемониальных центров. В целом традиция Каддоан проявляет «сплошную» преемственность с предшествовавшей ей культурой форш-малин.

В каждом из четырех указанных юго-восточных регионов, как и в средней долине Миссисипи, интенсивное выращивание маиса, сооружение гражданско-церемониальных центров, ранжирование социальных систем и появление керамических новшеств типа смесей глины с размолотыми раковинами получили широкое распространение только после 900-1000 гг. Именно поэтому авторы постоянно относят поздние стадии всех этих региональных традиций к «миссисипским», причисляя их к одной группе. У такого подхода «сверху» есть значительное преимущество, но в то же время он не лишен и скрытого недостатка - опасности отнесения всех включенных в данный раздел культур к преемникам культурной группы Средней Миссисипи. Имеющиеся археологические свидетельства в своей совокупности противоречат такому мнению и показывают, что культуры Средней Миссисипи были не только «донорами», но и получателями в сложной сети культурного взаимодействия, присущего восточным лесным зонам в рассматриваемый период.

В то время как на большей части юго-востока региона развивались сложные социальные системы, культуры, существовавшие к северу от р. Огайо, следовали по иному пути развития. Как и на юго-востоке, интенсификация земледелия началась здесь после 1000 г. Однако поскольку главная возделываемая культура маис является тропическим растением, существовали важные климатические пределы (примерно 120 дней без заморозков), вне которых эффективное выращивание маиса было невозможно. Кроме того, малые площади плодородной легко вспахиваемой наносной почвы, восстанавливающейся естественным путем, распространенной в долинах крупных рек юго-востока и любимой земледельцами, также очень ограничивало интенсивность выращивания маиса в большей части северной половины восточных лесных зон. Для большинства людей, выращивавших маис на Среднем Западе и северо-востоке, бесплодность или недоступность почвы (из-за наводнений или плохого осушения) и краткость сезонов выращивания были факторами, столь сильно сдерживающими интенсификацию земледелия, что этим людям пришлось даже перенести его в районы нагорий, покрытых лиственными лесами. Эту стратегию земледелия на возвышенностях обыкновенно связывали с меньшими по размеру и менее оседлыми поселениями, чем те, в которых могли жить земледельцы на берегах рек юго-востока, что, несомненно, затрудняло формирование ранжированных социальных систем на большей части территорий Среднего Запада и северо-востока.

Во многих частях Среднего Запада переход от свойственной поздним лесным культурам практики производства гончарных изделий из смеси глины с песком к свойственной «миссисипской» практике использования смеси глины с раковинами ассоциируется с появлением интенсивного выращивания маиса около 1000 г. Двумя самыми известными региональными выражениями этой тенденции являются культура онеота в долине верхнего течения Миссисипи и культура форт-эншент в долине среднего течения р. Огайо; обе культуры характеризуются самыми ранними оседлыми земледельческими поселениями на соответствующих территориях. Однако ни в одной из этих культур не проявились более сложные формы ранжированной социальной организации, характерные для большинства обществ Средней Миссисипи. Явно внезапное появление этих культур и их общее типологическое родство с культурами Средней Миссисипи сделали свой вклад в устоявшееся убеждение, что они произошли от культур Средней Миссисипи или сформировались по их образу. Действительно, по среднезападному таксономическому методу культуры онеота и форт-эншент были отнесены к фазе Верхней Миссисипи модели Миссисипи и, таким образом, включены (и нередко включаются до сих пор) в раздел «миссисипских» культур (Deuel, 1937; Griffin, 1943, 268-302).

Судя по всему, появление обеих культур было связано с преобразованием местных сообществ поздних лесных культур путем взаимодействия с культурным миром Средней Миссисипи. Однако вопрос о том, как происходило это взаимодействие, является сложной и очень спорной темой. Появление черт, характерных для Средней Миссисипи вследствие переселения новых народов в долины верхнего течения Миссисипи и среднего течения Огайо было принято как постулат. В долине среднего течения Огайо перемены в технологии производства керамики между фазами культур поздней лесной коул и ньютаун и самыми ранними фазами культур форт-эншент, баум и андерсон, вместе с отсутствием «чистых» скоплений культур Средней Миссисипи, убедительно свидетельствуют против теории происхождения культуры форт-эншент, связанной с переселением. В долине верхнего течения Миссисипи, напротив, отсутствие ясно выраженного промежуточного комплекса между местными проявлениями поздних лесных культур (например, культуры эффиджи-маундс) и культурами онеота, наряду с найденными скоплениями в северо-западном Иллинойсе, юго-восточной Миннесоте и южном Висконсине, несущими яркий отпечаток варианта культурной группы Средней Миссисипи, позволяют теории переселения сохранять свою действенность.

Существует большое количество свидетельств, указывающих на то, что культурные воздействия (через перемещения населения или другим способом), исходящие больше всего от Кахокии, были широко распространены в долине верхнего течения Миссисипи в период с 1050по 1200 г. В зависимости от интерпретации имеющихся данных, полученных с помощью радиоуглеродного анализа, эти влияния Кахокии были либо связаны с возникновением культуры онеота от ее предполагаемого предшественника -поздней лесной культуры после 1050 г., либо были встречены уже существующим комплексом онеота, который, как считается, развивался по меньшей мере на век раньше как адаптивный отклик на интенсификацию выращивания маиса, предшествовавшей первой волне взаимодействия Кахокии.

За географическими пределами культур онеота и форт-эншент после 1000 г. северная половина восточных лесных зон и восточное побережье вплоть до Южной Каролины характеризовались множеством местных культурных комплексов, которые обычно относят к поздним лесным культурам. Эти народы широко практиковали выращивание маиса, хотя объем его потребления в рационе питания был существенно разным. Обычно народы поздних лесных культур, жившие в смежных частях штатов Мичиган, Огайо, Западная Виргиния, Пенсильвания и Нью-Йорк, а также на юге провинции Онтарио в Канаде, больше остальных зависели от выращивания маиса. Действительно, радиоуглеродный анализ человеческих костей из культурного комплекса мононгахела в Западной Виргинии показал, что эти люди поздней лесной культуры были совершенно идентичны народам форт-эншент в отношении потребления маиса, тогда как и те и другие зависели от маиса сильнее, чем все народы Средней Миссисипи, известные в настоящее время! Это создает интересную дилемму для тех, кто хотел бы определить концепцию Миссисипи через первостепенную зависимость от земледелия.

Очевидно, что различные народы поздних лесных культур, жившие между Великими озерами и восточным побережьем, после 1000 г. вели оседлый образ жизни, так как впервые археологические данные, относящиеся к этому времени, подтверждают круглогодичное проживание сообществ. Широкое распространение укрепленных частоколами деревень показывает, что социальные конфликты между сообществами не ограничивались только более плотно населенными регионами юго-востока. За возможным исключением народа поухатан с прибрежной равнины в штате Виргиния, все известные народы поздней лесной культуры и народы исторического периода в северной половине восточных лесов имели эгалитарные социальные системы.

Как и в случае с миссисипской концепцией на юго-востоке, поздние лесные культуры в регионе Великих озер и на северо-востоке следует понимать как обозначающие группу культур, которые, хотя и таксономически эквивалентны, но не обязательно произошли от общего предка. Действительно, если поздние лесные культуры северной половины восточных лесов рассмотреть «снизу», то можно увидеть, что они имеют строение сложной «веревки», состоящей из большого количества независимых, но переплетающихся друг с другом «нитей», или сохраняющихся региональных традиций. Общая географическая модель, различимая по археологическим данным о народах поздних лесных культур после 1000 г., строение которой обычно объясняют передвижениями населения, теперь все больше видится как результат культурного взаимодействия оседлых региональных популяций. Разнообразие культур севера позднего лесного мира только возросло благодаря дифференцированному взаимодействию с «миссисипскими» культурами, расположенными южнее. К востоку от долины в верхнем течении Миссисипи (где между 1000 и 1200 г. культура кахокия столь сильно взаимодействовала с расположенными к северу от нее землями) основным источником влияний «миссисипских», судя по всему, была культура форт-эншент. Южная часть штата Мичиган и северная часть штата Огайо являются северо-восточными пределами скоплений керамики, в которую были включены такие «миссисипские» черты, как смешивание глины с раковинами и использование ручек на кувшинах; эти скопления относятся к культурам, которые во всех остальных отношениях представляют собой поздние лесные культуры. Таким образом, нет необходимости обращаться к переселению народов, чтобы аргументировано объяснить появление таких «миссисипских» особенностей вдоль северной периферии культуры форт-эншент (илл. 283-288).

БИБЛИОГРАФИЯ

BADGER, R. CLAYTON, R. and L. A. (eds) 1985. Alabama and the Borderlands from Prehistory to Statehood. The University of Alabama Press.

BAREIS, C. J.; PORTER, J. W. (eds) 1984. American Bottom Archaeology. Urbana, Illinois.

BRAIN, J. P. 1976. The Question of Corn Agriculture in the LowerMississippiValley. In: Southeastern Archaeology Conference Bulletin. 19: 57-60.

CALDWELL, J. R. 1958. Trend and Tradition in the Prehistory of the Eastern United States. American Anthropological Association Memoir 88.

CUSTER, J. F. (ed.) 1986. Late Woodland Cultures of the Middle Atlantic Region. Newark, Delaware.

DEUEL, T. 1935. Basic Cultures of the MississippiValley. American Anthropologist, 37(3): 429-445. — 1937. The Application of a Classificatory Method to MississippiValley Archaeology. In: COLE, F. C; DEUEL, T. (eds) Rediscovering Illinois, Chicago, pp. 207-219.

FAULKNER, С. Н. 1972. The Mississippian-Woodland Transition in the Middle South. Southeastern Archaeological Conference Bulletin, 15: 38-45.

FORD, R. I. (ed.). 1985. Prehistoric Food Production in North America. University of Michigan, Museum of Anthropology. Anthropological Papers 75.

FOWLER, M. L. 1974. Cahokia: Ancient Capital of the Midwest. Addison- Wesley Module in Anthropology No. 48. — 1975. A Pre- Columbian Urban Center on the Mississippi. Scientific American, 233(2): 92-101.

FUNK, R. E. 1983. The Northeastern United States. In: JENNINGS, J. D. (ed.) Ancient North Americans. San Francisco, pp. 302-371. GIBBON, G. E. (ed.). 1982. Oneota Studies. University of Minnesota Publications in Anthropology.

GRIFFIN, J. B. 1943. The FortAncient Aspect: Its Cultural and Chronological Position in MississippiValley Archaeology. Ann Arbor, Mich.

GRIFFIN, J. B. 1946. Cultural Change and Continuity in Eastern United States Archaeology. In: JOHNSON, F. (ed.) Man in Northeastern North America, Papers of the S. Peabody Foundation for Archaeology, 3: 37—95. — (ed.) 1952. Archaeology of Eastern United States. Chicago. — 1967. Eastern North American Archaeology: A Summary. In: Science, 156 (3772): 175-91. — 1983. The Midlands. In: JENNINGS, J. D. (ed.) Ancient North Americans. San Francisco, pp. 242-301.

HOLMES, W. H. 1903. Aboriginal Pottery of the Eastern United States. Twentieth Annual Report of the Bureau of American Ethnology, pp. 1201.

JENNINGS, J. D. (ed.). 1983. Ancient North Americans. San Francisco. JOHNSON, F. (ed.) 1946. Man in Northeastern North America. Papers of the Robert S. Peabody Foundation for Archaeology. KNIGHT, V. J., JR. 1986. The Institutional Organization of the Mississippi Region. American Antiquity, 51(4): 675-687.

MCKERN, W. С 1939. The Midwestern Taxonomic Method as an Aid to Archaeological Culture Study. American Antiquity, 4(4): 301-313.

MASON, R J. 1981. Great Lakes Archaeology. New York. MILANICH, J. T; FAIRBANKS, C. H. 1980. Florida Archaeology. New York. MORSE, D. E; MORSE, P. A 1983. Archaeology of the CentralMississippiValley. New York.

MULLERJ. 1983. The Southeast. In: JENNINGS, J. D. (ed.) Ancient North Americans. San Francisco, pp. 372-419.

RITCHE, W. A 1965. The Archaeology of New YorkState. New York. SMITH, B. D. 1984. Mississippian Expansion: Tracing the Historical Development of an Explanatory Model. Southeastern Archaeology. 3(1): 13-32. — 1986. The Archaeology of the Southeastern United States: From Dalton to de Soto, 10, 500-500 B.P. Advance in World Archaeology. 5:1-92.

STEPONAITIS, V. P. 1986. Prehistoric Archaeology in the Southeastern United States, 1970-1985. Annual Review of Anthropology, 15: 363-404.

STOLTMAN, J. B. (ed.) 1986. Prehistoric Mound Builders of the MississippiValley. The PutmanMuseum, Davenport, Iowa. WILLEY, G. R. 1966. An Introduction to American Archaeology, Vol. I, Englewood Cliffs, New Jersey.


Источник - История человечества. В 8 томах. Том 4. VII-XVI века. Под редакцией М. А. Аль-Бахита, Л. Базена и С. М. Сиссоко