Бессмертная слава

Лиелайс Артур Карлович ::: Каравеллы выходят в океан

Жизнь, подобная легенде.Идеализированный образ.Кто он: один из великих умов Ренессанса, поборник цивилизации, апостол и святой или жестокий завоеватель и расчетливый работорговец?Неувядаемая слава великих географических открытий.Открытие Нового Светаслучайность или закономерность?Норманны открыли Америку слишком рано.

В истории человечества трудно найти хотя бы еще одну такую личность, деятельность которой имела бы столь огромное влияние на дальнейший ход событий, но которую оценивали бы столь противоречиво, кого бы так превозносили и так порицали, как Христофора Колумба.

Жизнь его подобна легенде: нищий, безвестный чужестранец, человек, которого многие считали авантюристом без роду и племени, не имевший ничего за душой, кроме маниакальной идеи о западном морском пути в Индию, он добился поддержки богатейших людей Испании и благосклонности королей, привел в исполнение свои планы, казавшиеся фантастическими, пересек океан и стал адмиралом и вице-королем вновь открытых земель, наделенным неограниченной властью.

Буржуазные историки долгие годы окружали чело Колумба ореолом благородства и славы, утверждая, что лишь благодаря его гению Америка была открыта и стала культурной и процветающей страной.

Они идеализировали великого мореплавателя, превозносили бескорыстие и величие его замыслов, изображали его сверхчеловеком, идеальной личностью, обладавшей глубоким умом и кристально чистой душой; называли его выдающимся ученым и мыслителем с необъятным кругозором; восхищались им как одним из великих умов Ренессанса, поднявшимся высоко над уровнем средневековой науки и далеко перегнавшим свою эпоху, боровшимся против невежества во имя прогресса человечества, и потому оставшимся одиноким и непонятым. Исполнению его планов препятствовали, по их мнению, темные и невежественные люди, завистники и недоброжелатели; они срывали подготовку экспедиций, преследовали его и, наконец, заковав в цепи, отняли все, что он имел, и он умер в нищете.

Христофор Колумб действительно прожил свой век в эпоху Ренессанса. В Европе это время ознаменовалось зарождением буржуазного уклада, формированием наций, образованием крупных абсолютных монархий. Больших успехов достигли техника и мануфактурное производство. Начался расцвет науки, литературы и искусства.

Какими яркими, разносторонними талантами богата эта эпоха!

Ее зачинатели — великие итальянцы Данте, Петрарка и Боккаччо воспевали духовный мир человека и подлинную любовь, страстно бичевали лицемерие и аскетизм. Красоту, силу и величие человека, искрящуюся жизнерадостность изображали на своих полотнах и в скульптурах гениальные итальянские художники Джотто, Боттичелли, Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микельанджело и Тициан. Они стремились изгнать из жизни мракобесие и аскетизм средневековья. Широко распространился гуманизм, являвший собой диаметральную противоположность теологическому мировоззрению, господствовавшему в средние века. Гуманисты провозгласили новый идеал человеческой личности, проповедовали веру в человека и его гигантские силы, утверждали, что человек должен жить полноценной жизнью, отбросив аскетизм, разорвав религиозные путы. Идеи гуманизма подточили железную диктатуру церкви в области духовной жизни; они несли с собой свободомыслие, которое впоследствии привело к материализму.

То было время, когда Томас Мор и Томмазо Кампанелла мечтали о светлом обществе будущего, без угнетения и эксплуатации, когда великий Франсуа Рабле едко высмеивал феодализм, когда вновь увидели свет «Илиада» и «Одиссея» Гомера, произведения Вергилия, сочинения античных мыслителей. Больших успехов достигла наука. Современником Колумба был гениальный польский астроном, создатель учения о гелиоцентрической системе мира Николай Коперник — один из величайших умов эпохи Возрождения. Его утверждение, что Земля, как и другие планеты, вращается вокруг своей оси и вокруг солнца, было вызовом авторитету церкви и переворотом в естествознании.

Энгельс так охарактеризовал эпоху Возрождения: «Это был величайший прогрессивный переворот из всех, пережитых до того времени человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах и которая породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености. Люди, основавшие современное господство буржуазии, были всем чем угодно, но только не людьми буржуазно-ограниченными. Наоборот они были более или менее овеяны характерным для того времени духом смелых искателей приключений. Тогда не было почти ни одного крупного человека, который не совершил бы далеких путешествий, не говорил бы на четырех или пяти языках, не блистал бы в нескольких областях творчества».

Почти все упомянутые титаны Возрождения были предшественниками или современниками Колумба. Естественно, возникает вопрос: как влияли на великого генуэзца возвышенные идеи той эпохи? Были ли они для него источником вдохновения?

К сожалению, на этот вопрос трудно дать положительный ответ. Христофора Колумба нельзя поставить в ряд с великими умами Ренессанса — учеными, философами, борцами за прогресс и гуманистами, как многие пытались это сделать. Колумб не шел впереди своей эпохи. Влияние средневековья на него было еще слишком сильно.

Разве прогрессивный ученый стал бы предсказывать конец света, искать рай на земле и подвергать сомнению шарообразность нашей планеты? А что же сказать о его планах крещения язычников и освобождения гроба господня? Колумб не обладал такими обширными познаниями, как многие его современники. Его географические представления были очень хаотичны. Великий море-плаватель тщетно пытался согласовать свои открытия с наивными библейскими притчами и разглагольствованиями столпов церкви. Ряд фактов заставляет усомниться даже в навигационных познаниях Колумба. Нередко он допускал грубые ошибки в определении географической широты и площади открытых им островов.

Многие превозносили Колумба как апостола христианской веры, считая, что главной целью его экспедиций было обращение язычников в христианство. Между прочим, это лицемерно утверждали испанские государи и сам Колумб. Его сын Эрнандо, ловко используя значение слова «колумб», что по-итальянски означает «голубь», уподоблял своего отца голубю из Ноева ковчега и утверждал, что Колумб якобы нес за океан в языческие страны оливковую ветвь — символ мира и веры христовой.

Колумб действительно был глубоко религиозным человеком, фанатичным католиком. Сам он считал, что открыл новые земли как избранник божий, как «посланец нового неба и новой земли» и что ему на роду было написано нести в заокеанские страны имя Христово, ибо его собственное имя — Христофор — означает «носитель Христа».

Некоторые предлагали даже причислить Христофора Колумба к лику святых и в церквах поставить ему алтари, но папа римский не согласился.

Действительно, трудно назвать Колумба святым. Личность его вряд ли вызывает симпатию даже у самых горячих его поклонников.

Он был груб, подозрителен и обидчив, плохо разбирался в людях, не умел завоевать их расположение, часто бывал с ними несправедлив, а иногда, наоборот, — непростительно мягкотел и нерешителен, не умел подобрать подходящих людей, вверял ответственные посты недостойным. Порой начинает казаться, что в великом мореплавателе уживалось несколько человек — настолько противоречив его характер. Фанатическая вера переплеталась в его душе чуть ли не с языческими суевериями, восторг и энтузиазм — с глубоким пессимизмом и отчаянием. Он был угрюм, раздражителен, чужд юмора и улыбки, зато умел безропотно, с железной выдержкой переносить любые трудности, нужду и страдания. Он был невзыскателен и не стремился к роскоши и удобствам, но с тщательностью скопидома беспокоился о каждом не полученном в срок платеже, был болезненно честолюбив и эгоистичен.

В ярких лучах славы подчас исчезают отрицательные черты личности и характера, однако на образ великого мореплавателя падает мрачная тень, а его памятник освещают зловещие сполохи кровавых сражений, пожаров и костров инквизиции. Колумб был первым в бесконечно длинном списке конкистадоров — завоевателей, разграбивших и поработивших Новый Свет. Торговля рабами и поголовное истребление индейцев — тяжкие обвинения против Колумба. Суд истории не в силах оправдать вице-короля Индии, жестокого, тщеславного завоевателя, работорговца, лицемерно прикрывавшего гуманными фразами алчность и зверства конкистадоров, человека, для которого открытие новых земель было средством наживы.

И все же имя Христофора Колумба овеяно неувядаемой славой. Великие географические открытия сделали его бессмертным. Он первым осмелился выйти в просторы неведомого океана, страшившие самых отважных и опытных мореплавателей, а в вопросах практической навигации он превзошел многих своих современников. С несокрушимой верой и фанатическим упорством добивался Колумб достижения своих целей. Мировая слава, завоеванная им в великих морских походах, не померкнет в веках.

Христофор Колумб первым пересек Атлантический океан в субтропическом и тропическом поясе северного полушария, первым из европейцев совершил плавания в Карибском море, открыл все Большие Антильские острова — Кубу, Гаити, Ямайку и Пуэрто-Рико, большую часть Малых Антильских островов — от Доминики до Виргинских включительно, а также Тринидад, центральную часть Багамского архипелага и ряд мелких островов в Карибском море. Он положил начало открытию материка Южной Америки и перешейка Центральной Америки, хотя сам и не осознал всего значения содеянного. Кроме того, он оставил массу полезных сведений о морских течениях, пассатах, магнитном склонении компасной стрелки и о природных условиях новых земель.

Были ли открытия Христофора Колумба случайны? Отнюдь нет. Его путешествия явились закомерным следствием растущих потребностей человечества, развития производительных сил и зарождения в недрах феодального строя нового общественного уклада — капитализма, который пришел на смену феодализму. Великий мореплаватель в те времена мог получить поддержку и помощь только в Испании или Португалии — первых морских державах Европы, владевших судами, приспособленными к океанским плаваниям. Колумб вышел в океан в самый подходящий момент — в канун лихорадки великих географических открытий. Испанских и португальских мореплавателей давно уже занимал вопрос о возможности достичь Индию, переплыв океан в западном направлении, и походы к мысу Доброй Надежды рано или поздно привели бы их в Новый Свет. Об этом свидетельствует хотя бы экспедиция португальца Кабрала в 1500 году. Отправившись вслед за Васко да Гамой в Индию, он открыл берега Бразилии, приняв ее за остров и не подозревая, что там скрывается целый материк. Итак, не будь Колумба, открытие Америки состоялось бы всего на несколько лет позже. Между тем восторженные сторонники Колумба без всяких на то оснований пытались утверждать обратное. В этой связи Марк Твен в рассказе «Таинственный незнакомец» вкладывает в уста вездесущего ангела — племянника сатаны — иронические слова, что без Колумба «...открытие Америки было бы отсрочено еще на двести лет. Я знаю это наверняка».

 

Норманны высаживаются на чужой берег (по старинному рисунку).

 

Но разве до Колумба европейцы ничего не знали о заокеанском материке, о далеких заморских странах? Нет, это не так. В действительности великий мореплаватель не может претендовать на роль первооткрывателя Америки. На целых пятьсот лет его опередили викинги (норманны) — воинственные обитатели полуостровов Ютландии и Скандинавии. Уже в IX веке, совершая набеги, они обосновались на северных островах — Исландии и Гренландии. Оттуда норманнские суда около тысячного года нашей эры отправились еще дальше на север и запад и добрались до берегов Америки.

Итак норманны еще за пятьсот лет до Колумба достигли американского побережья примерно около 40° с. ш., неоднократно плавали туда, но колоний там не основали.

Эти плавания не были забыты ни в Исландии, ни в Дании, ни в Норвегии, но им не придавали особого значения, ибо дальние земли в то время не манили своими богатствами. Позднее — в XIV веке — норманны проникли еще глубже в северную часть Американского континента. Память о походах к берегам Америки надолго сохранилась в народе и в древнем героическом эпосе — сагах.

Однако норманны достигли берегов Америки слишком рано. Что могло тогда привлечь европейских рыцарей, торговцев или охотников в тех далеких странах? Леса, богатые зверем, невозделанные, малонаселенные земли? Но они имелись в избытке и в Европе. Пустынные берега Америки не сулили предприимчивым купцам больших барышей, а отважные морские разбойники напрасно искали бы там богатые города и селения.

Походы викингов не могли оказать никакого влияния на великие открытия Колумба. Нет никаких данных о том, что Колумб в молодости посещал Исландию и получил там какие-то сведения о ранних заокеанских плаваниях норманнов. Да и что он мог узнать в Исландии? Только то, что норманны открыли когда-то суровые, неприветливые земли на северо-западе и дальнем севере, связь с которыми вскоре прервалась.

Таким образом походы норманнов в Америку нельзя считать началом ее открытия. Постоянные связи с народами Америки не были установлены. Не возникли также и новые географические представления. Лишь путешествия Колумба установили такие связи, дали новое направление всей истории Америки и оказали большое влияние на дальнейшее развитие Европы, Азии и Африки.

Поэтому только путешествия Христофора Колумба можно считать началом открытия Америки, ранние открытия норманнов ничуть не умаляют его заслуг.

Испанский писатель Бласко Ибаньес сказал о великом мореплавателе знаменательные слова, к которым можно только присоединиться: «Колумб не был ни святым, ни ученым. Он был просто выдающимся человеком, наделенным пламенным воображением и поразительной силой воли, душою поэта и алчностью торгаша, порой безудержно смелым, порой до крайности осторожным, вплоть до того, что он оставил незавершенными большинство своих начинаний; гениальным во многих своих суждениях и вместе с тем непостижимо слепым и упрямым в других. Подведем итог: это был человек, совмещавший в себе огромные дарования и такие же недостатки, на редкость поощряемый судьбой в первом своем путешествии и преследуемый ею же во всех остальных, обнаруживший Новый Свет, но никогда так и не узнавший об этом, — ошибка, доставившая ему величайшую славу и чреватая величайшими последствиями для истории человечества».

Да, это было действительно потрясающее географическое открытие, сыгравшее исключительную роль в истории человечества.