Конец жизненного пути

Лиелайс Артур Карлович ::: Каравеллы выходят в океан

Покинутый, забытый старец.Затуманенный алчностью и честолюбием взор.Неблагодарностьвоздаяние света!Одинокая смерть в Вальядолиде 20 мая 1506 года.Где покоится прах великого мореплавателя?Тяжба потомков с королем.

Из последней экспедиции Колумб вернулся тяжело больным и угнетенным духовно. В порту Сан-Лукалк его на руках вынесли с корабля и отвезли в Севилью. Больной старик тщетно ожидал, что государи пригласят его ко двору и выслушают сообщение о Великом плавании. При дворе никто и знать ничего не хотел об адмирале. Его покровительница королева лежала на смертном одре. Письмо с Ямайки, очевидно, не вызвало особого интереса: помимо бесчисленных жалоб, оно содержало лишь неясные намеки на то, что каравеллы адмирала якобы достигли Малаккского полуострова и близки к богатой Индии. Король, занятый войной в Европе, не обращал больше внимания на незадачливого адмирала.

Королева Изабелла, на которую адмирал возлагал большие надежды, умерла 26 ноября 1504 года, даже не упомянув его в своем завещании.

Все же больной Колумб не сдавался на милость суровой судьбы и не хотел примириться с мыслью, что он больше не нужен, что его место занято другими, более молодыми, энергичными и способными мореплавателями и конкистадорами. Он был весь во власти одной маниакальной идеи — во что бы то ни стало вернуть свое высокое положение, вновь обрести присвоенные ему права и привилегии, возвратиться в Индию в качестве вицекороля и взыскать там все обещанные ему доходы. На это он потратил весь остаток жизни, все свои последние силы. Алчность и честолюбие затуманили ясный некогда взор, разглядевший за океаном очертания неведомых земель.

Надо сказать, что в материальном отношении Колумбу в то время жилось не так уж плохо. Из последней экспедиции он привез много золота, получил часть своего имущества, отобранного у него на Эспаньоле. Но он чувствовал себя обманутым, преданным и забытым.

Он осыпал письмами своего сына Диего, находившегося при дворе, умоляя его защитить интересы отца. В этих письмах многократно повторялся один и тот же мотив: «Напомни всем этим людям о моем недуге и о воздаянии, которое мне полагается за мои труды!»

Старый адмирал жаловался, что не получил с Эспаньолы и четвертой доли своего золота, сетовал на плохое управление колонией, давал многочисленные советы и предлагал свои услуги, обещая быстро навести порядок на острове, если ему доверят управление им.

Интересно отметить, что великий мореплаватель обвинял правителей Эспаньолы в тех же грехах, в которых еще так недавно обвиняли его самого: он говорил, что доходы от колонии незначительны и вносятся в королевскую казну с опозданием, что нынешнего вице-короля Овандо все ненавидят, что на острове необходимо построить более мощные крепости и послать туда опытного человека, который за три месяца наведет строгий порядок. Он способен еще принести королю пользу и никто не сделает это лучше его, ибо никто не заинтересован в этом так, как он.

Колумба тревожила также мысль, не строят ли против него козни братья Поррас — мятежники, выпущенные на свободу и находившиеся при дворе. И он жаловался на них королю, сообщая, что они вовсе не соответствовали своим постам и что следствие это показало бы. «Их возмущение при всем том, что я сделал для них, поразило меня так, как если бы солнце вдруг стало посылать мрак вместо света», — писал Колумб. Он жаловался также и на других мятежников, отпущенных на свободу и не стыдившихся появляться при дворе. Колумб требовал строго наказать их: «Может ли быть что-нибудь гнуснее и бесчеловечнее этих людей! Если их величества оставят это дело без внимания, то кто же снова решится управлять людьми на их службе?»

Колумб просил также позаботиться об уплате жалованья преданным ему людям, участвовавшим в экспедиции и после долгого плавания вернувшимся домой. Он уговаривал сына, чтобы тот постарался заинтересовать двор колонизацией новых земель.

Интересно отметить, что и Диего Мендес — верный сподвижник Колумба тоже тщетно добивался обещанного вознаграждения за труды во время последней экспедиции. Мендес просил Колумба пожаловать ему пожизненно должность главного судьи острова Эспаньолы. «Адмирал сказал, — писал он в своем завещании, — что сделает это весьма охотно и что подобное воздаяние незначительно в сравнении с большими заслугами, которыми я отличился перед ним. И приказал он мне сказать обо всем том также и его сыну дону Диего, который был очень обрадован пожалованием мне упомянутой должности. И дон Диего мне заявил, что если отец его дал ее мне одной рукой, то готов дать то же обеими руками. И все это чистая правда, в чем клянусь загробной жизнью».

Все же Мендес так и не получил этой должности. Диего после смерти отца был назначен губернатором Эспаньолы; но должность главного судьи была отдана Бартоломео Колумбу. Мендес горько сетовал на такую несправедливость — эта должность приносила бы ему целый миллион мараведи в год. «Если бы мне ее дали, — писал он, — я стал бы самым богатым и уважаемым человеком на всем острове».

«Неблагодарность — вот воздаяние света!» — мог бы в конце своей жизни воскликнуть ни один из покорителей новых земель.

Нельзя не рассказать еще об одном интересном свидании: Колумба посетил его старый знакомый Америго Веспуччи. Адмирал так писал об этой встрече сыну Диего в письме от 5 февраля 1505 года: «Два дня тому назад я беседовал с Америго Веспуччи, который передаст тебе это письмо; Веспуччи призван ко двору в связи с некоторыми вопросами мореплавания. Он всегда выражал желание быть мне полезным. Счастье было к нему неблагосклонно, как и ко многим другим. Его труды не принесли ему тех выгод, на которые он был вправе рассчитывать. Он едет туда (ко двору) с горячим желанием добиться для меня при удобном случае чего-нибудь благоприятного. Я не имею возможности, находясь здесь, подробнее объяснить ему, чем он мог бы быть нам полезен... Но он полон решимости сделать для меня все, что в его силах... Подумай хорошенько, чем он мог бы помочь,— он сделает это охотно, только устрой все так, чтобы он не догадался, что оказывает мне помощь. Я ему рассказал о своих делах все, что было возможно, не исключая и того, что я совершил и какое воздаяние было мне за это. Покажи это письмо аделантадо (Бартоломео), пусть он придумает, чем и как мог бы мне Веспуччи быть полезен».

Это письмо свидетельствует о дружбе Веспуччи с великим мореплавателем, однако неизвестно, пытался ли Веспуччи как-то помочь покинутому старцу.

Письма Колумба королю оставались без ответа, несмотря на старания близких и друзей адмирала, Фернандо считал договор с Колумбом столь невыгодным, что о возобновлении его не могло быть и речи. Только приличия удерживали государя от того, чтобы публично отказаться от всех обязательств и обещаний, которые он и покойная королева дали Колумбу. Поэтому Фернандо всячески оттягивал решение спорного вопроса и молчал.

В мае 1505 года Колумб, почувствовав себя несколько лучше, испросил у короля аудиенцию и отправился ко двору. Фернандо принял старика вежливо, но ничего не обещал. Колумб же с прежней настойчивостью требовал выполнения всех пунктов договора. Король уклонился от ответа и предложил передать спор на разрешение третейского суда. Однако Колумб на это не согласился, считая свои права бесспорными и не требующими доказательств. Он отказался также принять от короля крупное поместье в Испании и огромную пожизненную пенсию, которые тот хотел даровать ему взамен всех титулов и привилегий на новых землях.

Король передал спор на рассмотрение особого совета, который, однако, не торопился принимать решение.

В это время в Кастилию из Фландрии прибыла вместе со своим супругом Филиппом Австрийским наследница Кастильского престола дочь Изабеллы и Фернандо принцесса Хуана. Колумб загорелся новой надеждой: он поспешит навстречу молодой королеве и будет просить у нее подтверждения своих привилегий. Старик проследовал через Саламанку в Вальядолид, но тут болезнь снова свалила его с ног.

Убедившись, что ему не добиться восстановления своих прав и званий. Колумб обратился к Фернандо с просьбой признать Диего наследником его титулов: «Это дело касается моей чести. Во всем остальном поступите как заблагорассудится. Возвратите или удержите, смотря по тому, как признаете полезнее для ваших интересов. Я останусь доволен. Я думаю, что главная причина моего недуга — тревога, терзающая меня от неопределенного положения этого дела».

Фернандо и эту просьбу оставил без ответа. Потрясенный неудачами Колумб почувствовал приближение своего смертного часа. Он написал завещание, в котором передавал потомкам свои титулы, права, привилегии и доходы и призывал к новому крестовому походу в Палестину; это предприятие он обеспечивал частью своих доходов. Кроме того, он поручал сыну Диего позаботиться о Беатрисе — матери Эрнандо.

«Перед нею я состою в неоплатном долгу, — писал адмирал. — Пусть это будет сделано тобою для облегчения моей совести, потому что на моей душе это лежит тяжким бременем, по причине, которую я не имею права здесь объяснить».

Великий мореплаватель скончался там же в Вальядолиде 20 мая 1506 года. Смерть его прошла незамеченной современниками. Лишь небольшая горстка родных и друзей оплакала Колумба. Скромная траурная процессия скорее походила на похороны никому не известного бедняка, нежели человека, чьи подвиги десять лет назад потрясли всю Европу. Можно только подивиться тому, как могли столь быстро и столь прочно забыть Колумба.

И только двадцать семь лет спустя в официальной хронике Вальядолида было отмечено, что упомянутый адмирал умер.

Колумб был похоронен в вальядолидском монастыре, а через три года его бренные останки были перевезены в другой монастырь — в Севилью, но и здесь прах его покоился недолго.

Колумб когда-то просил, чтобы его похоронили на Эспаньоле. Около 1541 года прах Колумба перевезли через океан и предали земле в Санто-Доминго, под сводами незадолго до того построенного собора. Рядом с ним похоронили и членов его семьи. В 1673 году собор был разрушен сильным землетрясением. При раскопках останки захороненных там людей были извлечены из земли, однако не исключено, что их могли перепутать.

Прах Колумба и здесь не нашел успокоения. В 1795 году остров Гаити (Эспаньола Колумба) перешел от Испании к Франции, и испанское правительство, желая, чтобы останки великого мореплавателя покоились на испанской земле, приказало перевезти их в Гавану, на Кубу. В 1796 году прах адмирала был торжественно захоронен в Гаванском соборе, однако впоследствии духовенство Санто-Доминго утверждало, будто на Кубу был привезен прах сына Колумба — Диего.

Согласно одной из версий, епископ Санто-Доминго, не желая тревожить вечный сон великого мореплавателя, выдал вместо него гроб его сына, который и был перевезен в Гавану. В 1877 году в соборе Санто-Доминго рядом с опустевшей гробницей Колумба была обнаружена еще одна гробница со свинцовым саркофагом, надпись на котором гласила, что здесь покоится прах Колумба.

Начался горячий спор, в котором обе стороны не скупились на доказательства. Однако специальной комиссии не удалось обнаружить ни в одной из этих гробниц — ни в Гаване и ни в Санто-Доминго — никаких признаков цепей, которые, по свидетельству Эрнандо, были положены в гроб адмирала.

В конце XIX века, когда кубинские патриоты после долгих жестоких сражений сбросили наконец испанское иго, прах Колумба был перевезен из Гаваны обратно в Испанию и захоронен в Севильском соборе. Однако никто не может с уверенностью сказать, где в действительности великий мореплаватель нашел свое успокоение.

После смерти Колумба король не прервал отношений с его семьей. Он отправил Овандо письмо, в котором приказывал передать старшему сыну адмирала все золото и другие ценности, которые причитались и будут причитаться его отцу.

Но Диего получил в наследство и тяжбу с испанским королем. Фернандо заявил Диего, что он может подать в суд на кастильских государей и постараться доказать справедливость своих притязаний. Удивительный факт: подданный короля ведет тяжбу со своим повелителем! Но таковы были нравы и обычаи того времени. И сыну удалось достичь того, чего так упорно и безрезультатно добивался его отец. Правда, тяжба эта не закончилась при жизни Диего и затянулась чуть ли не на два столетия. Но еще до окончательного решения суда требования Диего были полностью удовлетворены, ибо он породнился с семьей герцога Альбы. В 1509 году король пожаловал Диего Колумбу пост правителя Эспаньолы и других островов и земель, открытых его отцом, но не пожизненно, а лишь до тех пор, пока на то будет милость и воля короля. Он предоставил Диего также право на десятую долю доходов от этих колоний, ибо суд разъяснил, что государь обязан выполнять данные обещания.

Новый вице-король в сопровождении блестящей свиты торжественно въехал в Санто-Доминго. Вместе с ним прибыл и Бартоломео Колумб, назначенный на пост главного судьи Эспаньолы, на что горько сетовал обойденный Диего Мендес.

Однако король всячески старался ограничить власть нового вице-короля, назначая должностных лиц без его ведома и согласия, посылая для проверки его деятельности контролеров и, наконец, оставив под его управлением одну лишь Эспаньолу. Поэтому Диего Колумб вплоть до самой смерти (он умер в 1526 году) часто приезжал в метрополию для защиты своих прав.

Тяжба с государем продолжалась и после смерти Диего. Диего оставил шестилетнего сына Люиса, и мать ребенка от его имени отказалась от титула вице-короля и большей части доходов, выторговав для него вместо этого звучные титулы герцога Верагуа, маркиза Ямайки, адмирала Индии и пенсию в десять тысяч дукатов в год.

Впоследствии некоторые из потомков Колумба еще пытались продолжать затянувшуюся тяжбу с испанским королем, однако никому из них не удалось вновь обрести ни титулы, ни власть, ни богатство, к которым так страстно стремился Христофор Колумб.