Социальная драма из Гватемалы на какчикельском языке в числе фаворитов Берлинского кинофестиваля

Социальная драма из Гватемалы на какчикельском языке в числе фаворитов Берлинского кинофестиваля

11.02.2015. Труд. Прошла первая половина Берлинского фестиваля, определившая безусловных лидеров конкурсной программы. Разумеется, мнения критиков зачастую не совпадают с вердиктом жюри, о котором, впрочем, говорить еще рано.

Режиссурой, способной претендовать на звание лучшей, осчастливил профессиональную публику пока только дебютант из Гватемалы Хайро Бустаманте, учившийся в Париже и Риме. Его фильм «Вулкан » — образец чистопородного кино, лишенного этнографической спекуляции. Эта социальная, несентиментальная и благородная картина с отменно проработанными характерами и изумительно тонкими актерами обещает открытие нового имени. А не только нежданное знакомство с гватемальским кинематографом, за который теперь «отвечает» Бустаманте.

Действие происходит в беднейшей местности на западе Гватемалы близ потухшего вулкана. Семья — отец, мать — работают на кофейной плантации вместе с другими бедолагами-индейцами и собираются выдать дочку Марию замуж за преуспевающего соплеменника. Вся троица изъясняется на местном наречии, не знает испанского, без которого в сюжетной катастрофе им почти не выжить. Мария беременеет от рабочего, которого любит, но он бежит в Соединенные Штаты в надежде на лучшую долю. Родители, как можно было бы ожидать, не преследуют дочку, а вполне ее понимают и отказывают завидному жениху. Укус змеи, которых тут полно и от которых (в это верят индейцы) может помочь избавиться беременная, совершив специальный ритуал, для Марии смертельно опасен. Но ее спасают в больнице, однако говорят, что ребенок умер. Выясняется, что ребенка продали в Америку, а переводчиком в общении индейцев с врачами был несостоявшийся жених Марии, обманувший бедняков, подписавших бумаги, не читая.

Подробности и нюансы их сдержанных и убийственных страданий сняты молодым Бустаманте с неподдельным тактом и чувственно. Без малейшего налета мелодраматизма. Эта работа — новое свидетельство того, что режиссерами рождаются, а научить можно только ремесленников.


О других фаворитах  Берлинале см. Труд