Социально-географический анализ народного образования в Мексике

Сборник ::: Культура Мексики ::: Ермольева Э.Г.

Анализ народного образования с социально-географической точки зрения на примере Мексики не случаен. Образовательный уровень экономически активного населения страны показывает насущную необходимость качественного изменения рабочей силы; в общей ее численности доля лиц, не имеющих никакого образо­вания, составляет 18,8%, лиц с начальным образованием — 62,4, со средним (неспециальным) — 12,4, с высшим образованием — 6,4%1. В стране сохраняются и обостряются исторически сло­жившиеся территориальные диспропорции в размещении населе­ния и хозяйства. Капиталистическое развитие Мексики влечет за собой углубление социальной дифференциации; система просве­щения как часть социальной надстройки испытывает прямое влияние обострения социальных противоречий; образовательная и профессионально-иерархическая структура населения и пирамида системы образования складывается как результат социального отбора.

На основе данных мексиканской национальной статистики в статье сделана попытка (одна из первых в советской экономиче­ской географии) показать влияние экономико-географических ус­ловий на общее материальное положение трудящихся и через него — на уровень грамотности и образованности жителей различ­ных районов Мексики.

Уровень материального благосостояния — фактор, определяю­щий все прочие показатели уровня жизни. Материальная обес­печенность семьи определяет качество питания ее членов, состоя­ние жилищных условий, возможность приобщения к различным социальным благам, в том числе к культуре и образованию (табл. 1).

В начале 70-х годов прожиточный минимум в Мексике оцени­вался в 1000 песо в месяц. Однако обследования, проведенные мексиканскими учеными-экономистами в различных городах стра­ны, показали, что для удовлетворения нормальных потребностей средней рабочей силы в материальном и культурном отношении исходя только из официального индекса стоимости жизни (кото­рый, как правило, ниже действительного уровня цен) требуется не менее 2500 песо ежемесячно. По данным Национальной пере­писи населения, в 1970 г. в Мексике 40,1% экономически актив­ного населения имели доходы ниже 500 песо (вдвое ниже про­житочного минимума!), а 0,8% — свыше 10 тыс. песо.

Данные опроса 1974 г. «Распределение доходов в Мексике» показывают, что расходы на обучение возрастают по мере увели­чения заработка: в семьях с доходами менее 500 песо в месяц они составляют всего 0,6% бюджета; в семьях с доходами от 1000 до 2500 песо—1,2%; 2500—5000 песо —1,9%; при доходах свыше 10 тыс.— более 3,5—4% 2.

Малая продолжительность обучения все больше становится элементом дискриминации на рынке рабочей силы; те, кто учи­лись дольше, могут обеспечить себе более выгодное служебное по­ложение и возможность подниматься вверх по социальной лестни­це; тем, чье обучение было коротким, обычно не удается обеспе­чить себе место в «современном секторе», и они пополняют категорию низкооплачиваемой рабочей силы. Так, средние данные по Мексике показывают, что месячный заработок неквалифициро­ванного рабочего, учившегося от 1 до 3 лет в начальной школе, составляет 420—480 песо, квалифицированного рабочего и вспо­могательного персонала с полным курсом начальной школы — 700—990, среднего технического персонала со сроком обучения около 8 лет — 1070—1500 песо 3.

Таблица 1. Общие показатели уровня жизни населения Мексики (1970 г.) *

Район **

Доля жите­лей с дохо­дами ниже 1000 песо в месяц

Процент неграмот­ных стар­ше 10 лет

Доля населе­ния, не по­требляюще­го мяса

Доля насе­ления, не обеспечен­ного электричеством

Страна в целом

64,1

24,2

21,5

40,3

Северо-Западный

54,9

16,0

17,8

38,6

Северный

63,4

17,4

37,6

47,8

Северо-Восточный

57,9

12,5

18,2

28,5

Центрально-Западный

72,0

24,5

27,5

41,4

Центрально-Восточный в том числе

53,6

27,3

20,5

40,1

Федеральный округ

46,0

9,3

4,5

5,2

Южный

74,8

43,3

41,9

67,3

Восточный

70,8

26,5

14,5

60,0

П-ов Юкатан

1,2

24,0

24,7

44,4

* Подсчитано по: Censo general de poblacion, 1970. Mexico, 1972. Наиболее полные и достоверные сведения по штатам и районам Мексики дают национальные переписи населения, которые проводятся раз в десять лет. В статье приведены данные пос­ледней переписи населения 1970 г. (следующая предстоит только в 1980 г.).

** Территория Мексики разделена на экономико-географические районы в составе штатов: Северо-Западный — Нижняя Калифорния, Нижняя Калифорния (Южная), Сонора, Синалоа, Наярит; Северный — Чиуауа, Коауила, Дуранго, Сакатекас, Сан-Луис-Потоси; Северо-Восточный — Нуэво-Леон, Тамаулипас; Центрально-За­падный — Халиско, Агуаскальентес, Колима, Мичоакан, Гуанахуато; Центрально-Восточный — Керетаро, Мехико, Федеральный округ, Морелос, Идальго, Тлас кала, Пуэбла; Южный — Герреро, Оахака, Чьяпас; Восточный — Веракрус, Табаско; п-ов Юкатан — Кампече, Юкатан, Кинтана-Роо.

Уровень образования населения и структура занятости
Уровень образования населения и структура занятости
I—общая численность самодеятельного населения (по штатам): а — доля занятых в сельском хозяйстве; II — границы штатов; III — границы экономико-географических районов; IV — число лиц, с законченным средним специальным и высшим образованием на 1000 жителей

Объективным процессом, сопровождающим экономический рост, особенно в условиях научно-технического прогресса, явля­ется медленное, но неуклонное повышение требований к уровню образования при приеме на работу. «По мере того как в промыш­ленности все больше возрастают требования в вопросе образова­ния, труднее и труднее найти выгодное занятие даже тем, кто закончил начальную школу, не говоря уже о тех, кто не смог завершить учебу» 4. И если десять лет назад было достаточно иметь аттестат начальной школы, то в скором будущем в наибо­лее динамичных отраслях экономики станут необходимыми не только диплом об окончании общеобразовательной средней шко­лы, но и диплом профессионального училища. Такое повышение требований объясняется не только влиянием НТР, но и экономи­ческими интересами буржуазии. Поднимая «образовательный ценз» при приеме на работу, предприниматели гарантированы от лишних расходов по профессиональному обучению своих рабочих. В Мексике, где существует социальное расслоение и где (как и в большинстве развивающихся стран) рынок рабочей силы ши­рок, такая система остается доминирующей 5.

Уровень неграмотности и материальное положение трудящихся
Уровень неграмотности и материальное положение трудящихся
I —численность населения старше 10 лет: I—доля неграмотных; II — границы штатов; III — границы экономико-географических районов; IV — доля жителей с доходами ниже 500 песо в месяц

Следует сказать, что такой механизм действует в полной мере не во всех секторах народного хозяйства и не во всех районах страны. Связь между образованием, возможностью найти лучше оплачиваемую работу и должность наиболее полно реализуется в современных отраслях промышленности с достаточно высокими средними ставками заработной платы. Данная ситуация харак­терна также для тех районов Мексики, где учреждения после- начального образования достаточно многочисленны для обеспече­ния развивающейся индустрии необходимыми кадрами и где вследствие этого даже на образованных рабочих спрос ниже предложения. В отсталых же сельскохозяйственных районах, в которых большая часть тружеников живет за счет сельского хозяйства, а часть занята в кустарной промышленности с низким уровнем доходов, сертификат об окончании только начальной школы остается достаточным для получения выгодной работы.

В исследовании «Образование и социальное неравенство в Мексике» американский социолог Д. Баркин обращает внимание на существование позитивной связи между уровнем образования и индивидуальными доходами населения 6.

Статистико-математические методы, примененные и некоторы­ми зарубежными учеными (Дж. П. Коул и П. М. Матер), также показали, что между уровнем доходов, показателями грамотности и образования той или иной социальной группы имеется значи­тельная корреляционная зависимость. Так, в исследовании Коула и Матера «Мексика 1970: географическое изучение с помощью факторного анализа» теснота связи между уровнем грамотности и уровнем доходов ниже 500 песо составляет 0,77 (при макси­мально возможном значении 1,00). Это означает, что между этими двумя факторами существует прямая и весьма тесная корреля­ционная зависимость. Коэффициент корреляции между грамотно­стью и занятостью в аграрном секторе равен — 0,72, т. е. между этими двумя факторами обнаруживается сильная обратная связь: чем выше доля занятых в сельском хозяйстве, тем ниже уровень грамотности 7.

В исследовании также устанавливается зависимость между грамотностью и бытовыми условиями. И это понятно: только при нормальных условиях жилья и питания в семье может быть серьезно поставлен вопрос о школе и продолжении учебы.

Наконец, довольно тесная, но отрицательная корреляционная зависимость наблюдается между уровнем грамотности женского населения и числом детей в семье. Об этом свидетельствуют и данные переписи населения Мексики 1970 г. Например, в Цент­рально-Западном экономико-географическом районе, где неграмот­ность среди женского населения (старше 10 лет) достигла 26,6%, на 1 замужнюю женщину в среднем приходилось 6 детей и более; в Северо-Восточном районе в составе штатов Нуэво-Леон и Тамаулипас, где среди женского населения неграмотных 14%,

1  женщина имеет в среднем не более 5 детей. Выявление данной закономерности подтверждает необходимость быстрейшей ликви­дации неграмотности как важнейшего средства решения проблемы «демографического взрыва». Вместе с тем ликвидировать негра­мотность — это значит действовать и в целях более успешного функционирования системы народного образования. Дело в том, что сохраняющаяся в настоящее время в Мексике высокая рож­даемость при значительном сокращении детской смертности при­водит к тому, что ежегодно школьного возраста достигают все бо­лее многочисленные контингенты детей. Такие темпы прироста сильно опережают темпы строительства новых школ, увеличения числа учителей и т. д., что приводит к низкой эффективности си­стемы образования.

В своем исследовании Дж. П. Коул и П. М. Матер, используя процедуру факторного анализа, выводят некоторый синтетиче­ский (кумулятивный) показатель — «культурный фактор», на основе которого оказывается возможным сопоставить положение в различных штатах страны в области просвещения. В зависи­мости от значения этого фактора все 32 штата Мексики выстра­иваются в иерархическом порядке, верхние разряды которого за­нимают штаты, имеющие самые высокие (по сравнению со средним) значения «культурного фактора», а нижние — самые низкие. Наиболее «благоприятное» положение, по мнению авто­ров, сложилось в Федеральном округе и штатах Нуэво-Леон, Ниж­няя Калифорния (Северная), Нижняя Калифорния (Южная), Коауила, Чиуауа, Сонора, Тамаулипас (в иерархическом порядке сверху вниз, к среднему значению).

Выявленная культурно-географическая закономерность с не­большими отклонениями сохранится, если распределить штаты в порядке возрастания процента неграмотных, а также с учетом числа лиц с законченным средним специальным и высшим обра­зованием в расчете на 1000 жителей (табл. 2).

Данные табл. 2 явственно свидетельствуют о том, что привиле­гированное положение занимает столица и народное образование в северных штатах поставлено лучше, чем в центральных, и на­много лучше, чем в южных. Отсюда вытекают две важные зако­номерности в географии образования Мексики — территориаль­ные противоречия типов «центр — периферия» и «север — юг».

 

Таблица 2. Иерархическое распределение штатов по уровню грамотности и образования населения

 

 

Доля неграмотных, %

Доля нех ных, %

 

Число лиц со средним и выс­шим образованием на 1000 жителей

шим образова­нием на 1000 жителей

 

 

 

 

 

 

 

Штат

 

 

Штат

Верхние ступени

Федеральный округ

9,3

Федеральный округ

67,9

 

Нуэво-Леон

11,4

Нуэво-Леон

39,6

 

Нижняя Калифорния

 

Нижняя Калифорния

 

 

(Северная)

12,7

(Северная)

23,0

 

Нижняя Калифорния

 

Сонора

21,6

 

(Южная)

12,6

Коауила

20,8

 

Коауила

12,9

Нижняя Калифорния

 

 

Чиуауа

13,6

(Южная)

19,5

 

Сонора

…………………*

14,3

 

…………………

 

 

 

Среднее значение

………………....

24,2

Среднее значение

………………....

22,9

 

Нижние ступени

Пуэбла

35,6

Тласкала

10,5

 

Мичоакан

35,7

Идальго

10,6

 

Гуанахуато

35,8

Мичоакан

9,3

 

Керетаро

38,5

Гуанахуато

9,0

 

Идальго

38,5

Герреро

9,6

 

Герреро

62,7

Оахака

7,9

 

Оахака

72,6

Чьяпас

7,5

 

Чьяпас

73,6

 

 

 

                   

* Многоточия указывают на пропуски в непрерывной иерархии; в табл. 2 приведены значения не для всех мексиканских штатов, а только наиболее показательные для верхней и нижней ступеней.

 

Первый вид противоречий проявляется в высокой концентра­ции всех видов обучения в центральных районах страны, и осо­бенно в Федеральном округе; при этом на последних ступенях образовательной пирамиды географическая концентрация выше, чем на начальных. Так, в Центрально-Восточном районе обуча­лось около 1/3 всех учеников начальных школ, более 2/5 учащихся средних общеобразовательных школ, свыше 1/2 студентов вузов (табл. 3).

Показатели для Центрально-Восточного района объясняются высоким концентрирующим действием Федерального округа, куда молодежь стремится попасть на учебу не только в вузы, но и в средние (главным образом специальные) учебные заведения. Сосредоточение школ, училищ, колледжей и университетов в сто­лице обусловливается экономическими потребностями столичных промышленных предприятий, торгово-финансовых и администра­тивных учреждений в специалистах, давними традициями Мехи­ко как старейшего учебного центра не только страны, но и Ла­тинской Америки, а также «демонстрационным эффектом». На общем фоне низкого удельного веса прочих районов в подготовке квалифицированных кадров обращает на себя внимание та осо­бая роль, которую играют Северо-Восточный (с учебными заве­дениями Монтеррея) и Центрально-Западный районы (с учебны­ми заведениями Гвадалахары).

Таблица 3. Размещение учащихся различных ступеней образования по районам Мексики (1970 г.), % (страна в целом — 100%)

Район

Начальная

школа

Общеобразова­тельная сред­няя школа

Университеты

Северо-Западный

8,9

9,7

5,5

Северный

12,8

10,6

6,8

Северо-Восточный

6,8

8,5

8,4

Центрально-Западный

17,0

12,4

11,5

Центрально-Восточный

28,9

44,8

54,2

в том числе Феде­ральный округ

14,5

29,5

54,1

Южный

9,9

5,4

3,3

Восточный

9,1

6,5

5,3

П-ов Юкатан

2,2

2,0

1,3

Подсчитано по: Anuario Estadistico de los Estados Unidos Mexicanos 1970—71, Mexico,

 

Если в территориальных противоречиях «центр — периферия» немалое значение имеют неэкономические факторы, то в противо­речии «север — юг» ярче проявляется действие именно экономи­ко-географических факторов — межрайонных диспропорций в экономической структуре, в размещении населения и хозяйства. Северные области страны, развивающиеся на основе земледелия капиталистического типа, разнообразной промышленности, тор­говли и туризма, тесно связанными с США, сосредоточивают зна­чительную долю национального дохода. Так, на Северо-Запад, Север и Северо-Восток (вместе взятые) приходится 30,2% стои­мости валового национального продукта Мексики, а на долю Юга — всего 3,8%. Из общей (по стране) суммы доходов штатов Северо-Запад имел 7,3%), Север — 5,3, Северо-Восток — 5,9, Юг — 2,7% 8.

Накопление доходов открывает путь к выделению больших фи­нансовых средств на социальные нужды, и тогда в бюджетах шта­тов повышается удельный вес расходов на нужды образования (табл. 4).

Табл. 4 показывает, как непропорционально к числу учащих­ся происходит распределение средств на образование. На терри­тории Юга проживает 1/10 мексиканских детей в обязательном школьпом возрасте (6—14 лет), но на их долю приходится всего 3,6% ассигнований, выделяемых администрацией на школьное обучение; в северных районах (вместе взятых) живет около 1/3 школьников, а доля средств по отношению к итогу по стране пре­вышает ½.

Для определения степени концентрации можно воспользовать­ся одним из показателей математической статистики — так называемым Коэффициентом Джини. Чем вышё уровень концентрации, тем ближе его значение к 1,0; чем более равномерно распреде­ляется то или иное явление «по вертикали» (в иерархии) или «по горизонтали» (в территориальном аспекте), тем значение ближе к нулю. Было подсчитано, что коэффициент Джини для расходов на образование в Мексике в 1950 г. равнялся 0,78, а в 1970 г.— 0,81. Усиление концентрации (на которое указыва­ют полученные данные) идет в Мексике по трем направлениям: во-первых, внутри самой системы просвещения сохраняется высо­кая доля расходов на высшее образование в ущерб другим сту­пеням обучения; во-вторых, контролем над системой образования и шансами па получение аттестата обладает только малая часть мексиканцев — наиболее обеспеченные слои общества; в-третьих, наблюдается высокая географическая концентрация материаль­ных и финансовых средств в немногих районах страны в ущерб остальной территории (именно такой концентрацией во многом объясняется тот факт, что, несмотря па расширение образования, серьезных сдвигов не наблюдается и подавляющему большинству населения Мексики остается маленький шанс на получение об­разования).

 

Таблица 4. Федеральные расходы на образование (в % к итогу по стране)

Район

Удельный вес расходов на образование в федеральных бюджетах

Число детей в обязательном школьном воз­расте

Расходы на

народное

образование

Страна в целом

12,3

100,0

100,0

Северо-Западный

26,8

8,2

18,5

Северный

31,7

12,6

15,8

Северо-Восточный

31,5

6,3

16,5

Центрально-Западный

15,8

18,1

12,1

Центрально-Восточный

19,4

31,9

19,8

Южный

16,1

11,1

3,6

Восточный

40,7

9,5

11,0

П-ов Юкатан

18,1

2,2

2,5

Подсчитано по: Censo general de poblaci6n, 1970. Mexico, 1972; Anuario estadfstico...

 

Но образование — лишь один из многочисленных обществен­ных институтов, порождаемых экономической и социальной структурой, и возникающее географическое неравенство в распре­делении средств на народное просвещение, как и неравенство в распределении общих доходов и расходов, помимо концентрации, является результатом порайонных различий в уровне развития капитализма.

Обратимся для примера к цифрам по двум экономико-геогра­фическим районам Мексики: Северо-Восточному (штаты Нуэво-Леон и Тамаулипас) и Южному (штаты Герреро, Оахака, Чья­пас). В первом доля лиц наемного труда (индекс уровня развития капиталистических отношений) составлял более 1/3 численности самодеятельного населения района, во втором — ниже 1/5; в от­раслях обрабатывающей промышленности (индекс индустриали­зации) на Северо-Востоке было занято более 20% рабочей силы, на Юге — менее 7%.

Более высокие показатели общего уровня развития Северо-Востока Мексики определяются передовой по сравнению с Югом экономической структурой, «Это — черная металлургия и появ­ляющиеся буквально с каждым днем все новые и новые отрасли машиностроения, новые производства в пищевой и деревообраба­тывающей промышленности. Наряду с этим развивается эффек­тивное хлопководство и животноводство экспортного направле­ния... Север обеспечен надежной сетью железных и шоссейных дорог, протянувшихся как к границе с США, так и к югу, в Цент­ральную Мексику» 9.

На другом «полюсе» (не только географическом, но и соци­ально-экономическом) находится Южный экономико-географиче­ский район Мексики. «На Юге нет крупных городов и плотно на­селенных областей, хотя города Оахака, Салина-Крус, Тустла- Гутьеррес, Акапулько могли бы стать районными «полюсами роста» в недалеком будущем. На территорию Юга не распростра­няется хозяйственное влияние индустриальных центров Централь­ной Мексики; район не охвачен торгово-экономическими связями с городами соседних районов. Экономика Юга характеризуется в основном примитивным богарным земледелием» 10.

Большинство мексиканских экономистов и географов отмеча­ют «досадный, но неизбежный факт стойкого неравенства между различными областями страны, особенно в экономике и образо­вании. Эти неравенства в национальном развитии, которые заста­вили некоторых признать существование своего рода внутреннего колониализма, к сожалению, еще долго будут характеризовать на­шу страну»11.

О том, насколько сильно влияет общий уровень экономическо­го развития на распространение образования, говорят данные, содержащиеся в уже упоминавшейся статье Д. Баркина «Образо­вание и социальное неравенство в Мексике». Автор пользуется статистико-математическими методами, аналогичными тем, каки­ми пользуются Коул и Матер (см. выше). Сопоставляя, с одной стороны, индекс социально-экономического развития (DSE) 12, а с другой — уровень школьной посещаемости и процент отсева, Д. Баркин получает коэффициенты ранговой корреляции (Спирмэна): в первом случае 0,74, во втором 0,87. Если бы данный коэффициент имел значения, близкие к нулю, это означало бы, что между DSE и качественными характеристиками системы про­свещения не обнаруживается позитивной зависимости. Когда же коэффициент корреляции близок к максимально возможному ( + 1,0), это указывает на существование сильной взаимосвязи между сравниваемыми сериями данных. Иными словами, шансы па поступление в школу и на завершение полного цикла обуче­ния в экономически развитых районах выше, чем в отсталых. Та­ким образом, «статистические данные красноречиво показывают, что вследствие сильной концентрации жители бедных районов поставлены в самое неблагоприятное положение по сравнению с жителями других штатов» 13.

Характерно, что в области профессионально-технического об­учения коэффициент корреляции между DSE и посещаемостью школ ниже (0,59). На ослабление взаимосвязи прямое влияние оказывает фактор миграции. Вследствие того, что в сельской местности и малых населенных пунктах, как правило, нет средних учебных заведений, молодежь для продолжения учебы покидает родные места, переселяясь не только на учебу, но и на работу в более крупные города и даже в другие районы.

Закономерностью географии образовадря в Мексике являются не только серьезные различия между севером и югом, центром и периферией, но и между штатами в рамках какого-либо единого экономико-географического района. Достаточно для примера об­ратиться к Центрально-Восточному району п с помощью цифр показать, насколько велик разрыв в уровне образования между жителями столицы и населением окружающих ее территорий (табл. 5).

Обратившись вновь к «культурному фактору» Коула и Мате­ра, можно констатировать, что в пределах описываемого района одни административные единицы (Федеральный округ) занимают верхнюю ступеньку иерархической лестницы, другие (Идальго) почти самую нижнюю.

Главная причина данной особенности географии образования состоит в том, что «жизненный уровень и уровень потребностей в городских центрах намного выше, чем в сельской местности». По всем показателям в Латинской Америке разрыв между цент­ром и периферией почти соответствует перепаду уровней разви­тия Европы и Африки. Разумеется, здесь сказывается то обстоя­тельство, что в городах живут власть и деньги имущие, дохо­ды которых в сотни раз выше крестьянских. Но дело не только в этом. Экономическая основа подобного разрыва доходов и пот­ребностей — это огромный разрыв в производительности труда в современном (почти целиком городском) и традиционном (почти целиком сельском) секторах хозяйства» 14.

Данные опроса, опубликованного в Мексике в 1974 г., пока­зали, что средние доходы сельских жителей составляют 1025 песо в месяц, жителей крупного города с населением свыше 500 тыс. человек — 2845, а жителей Федерального округа — 4332 песо 15.

Таблица 5. Охват средним и высшим образованием населения Центрально-Восточного экономико-географического района

Район, штат

Охват средним образованием возрастной группы 12—18 лет, %

Охват высшим образованием возрастной группы 19—24 года, %

Число лиц с законченным средним спе­циальным и высшим обра­зованием (на 1000 жителей)

Центрально-Восточный

41,0

18,7

22,2

Керетаро

21,5

7,4

14,4

Мехико

27,0

9,2

18,0

Федеральный округ

66,8

27,0

67,9

Морелос

34,3

8,0

17,7

Идальго

18,3

5,1

10,5

Тласкала

22,7

5,2

10,5

Пуэбла

21,4

7,7

16,6

Подсчитано по: Censo general de poblacitfn, 1970...; Anuario estadistico..., 1970—71.

 

Разрыв в уровне доходов между городами и деревней характерен для всех без исключения районов Мексики, но, к сожале­нию, более полных сведений — с учетом административного де­ления — статистика не дает. Однако косвенно о разрыве в мате­риальном благосостоянии между сельским и городским населени­ем можно судить из порайонного сопоставления таких данных: доля жителей, проживающих в городах с населением более 50 тыс., занятость в аграрном секторе и уровень доходов (доля населения, имеющего доходы ниже 500 песо, т. е. вдвое ниже про- яшточного уровня; табл. 6).

Данные табл. 6 показывают, что в районах Мексики с высокой долей сельских тружеников и слабым распространением город­ского образа жизни проживает основная масса малообеспеченно­го населения страны. Так, на юге, где в средних и крупных го­родах сосредоточена 1/4 городского населения, а в аграрном сек­торе занято до 70% самодеятельного населения, более 2/3 жителей имеют доходы вдвое ниже прожиточного уровня. На Северо-Востоке, где в городах сосредоточено более 3/4 жителей, а сельским хозяйством занята 1/4 самодеятельного населения, малообеспеченные слои составляют около 1/4. Иными словами, на общем фоне экономико-географических диспропорций вида «север — юг» (о них речь шла выше) выступают территориаль­ные противоречия «город — деревня».

Низкий уровень доходов свидетельствует о тяжелом матери­альном положении сельских трудящихся, подвергающихся эксплуатации со стороны местного и иностранного капитала. «Ино­странные компании, местные капиталисты — аграрии и помещи­ки, пользуясь безвыходным положением сельских рабочих из-за слабой организованности их, платят рабочим меньше официаль­ного уровня, причем всегда находят возможность произвести раз­личные вычеты из зарплаты (за поломку инвентаря, за пользо­вание водой, дровами и т. д.») 16.

 

Таблица 6. Сравнение районов Мексики по доле городских жителей, занятости в сельском хозяйстве и уровню доходов населения, %

Район

Доля городско­го населения, проживающего в городах с чис­лом жителей более 50 тыс.

Доля самодея­тельного насе­ления, занято­го в аграрном секторе

Доля населе­ния, имеющая доходы менее 500 песо в ме­сяц

Страна в целом

48,3

39,4

40,1

Северо-Западный

47,3

41,3

20,1

Северный

51,2

47,8

45,3

Северо-Восточный

76,5

25,3

27,9

Центрально-Западный

51,0

44,7

44,2

Центрально-Восточный

36,9

32,3

в том числе Феде­ральный округ

2,2

15,5

Южный

25,8

69,0

64,1

Восточный

40,4

55,9

52,3

П-ов Юкатан

32,9

52,3

60,0

Подсчитано по: Censo general de poblaci6n, 1970.

 

 

Исходя из официального минимума оплаты труда сельскохо­зяйственного рабочего в 1972—1973 гг. его месячный заработок должен был равняться 750—800 песо. Но в официальном опросе того периода указывалось, что реальные среднемесячные доходы трудящихся этой категории достигали всего 500 песо.

Тяжелое экономическое положение крестьян — это объек­тивный социальный барьер на пути к знаниям и образованию: в мексиканской деревне проживает подавляющее большинство безграмотного населения страны (табл. 7).

Высокий уровень неграмотности в сельских областях Мексики объясняется как низким уровнем записи в школы, так и высоким отсевом. Причина очевидна — материальное положение. Подсчи­тано, что в семьях с доходами ниже 500 песо в месяц на обра­зование может быть выделено лишь 0,6% семейного бюджета.

Таблица 7. Различия в уровне грамотности и отсеве среди учащихся между городским и сельским населением *

Район

Процент неграмотных среди населения (старше 10 лет)

Отсев учащихся начальных школ ***

 

 

 

 

 

городское ** население

Сельское население

городские

школы

сельские

школы

 

Страна в целом

15,3

41,0

50,6

87,3

Северо-Западный

15,1

26,6

50,8

79,6

Северный

14,8

28,4

54,1

84,2

Северо-Восточный

13,2

22,4

47,1

82,2

Центрально-Западный

20,7

37,2

55,5

88,3

Центрально-Восточный

18,6

37,6

45,5

85,9

в том числе Феде­

9,3

38,4

ральный округ

 

 

 

 

Южный

20,7

54,3

60,2

91,6

Восточный

17,8

39,9

53,9

88,9

П-ов Юкатан

15,2

39,6

64,8

92,9

 

 

 

 

 

* Подсчитано по: Anuario estadistico, 1970-71.

** Население городов с числом жителей свыше 50 тыс. человек

*** Отношение учащихся последних классов к числу учащихся начальных классов (В %).

 

«Такие расходы на образование для семьи с низкими доходами оказываются относительно более обременительными, чем для бо­лее обеспеченных семей... Неудивительно поэтому, что в нуждаю­щихся семьях родители довольно скоро забирают детей из школы с тем, чтобы они помогали им по хозяйству. Это особенно харак­терно для сельских районов, где подростки работают наравне со взрослыми» 17.

По данным опроса 1974 г., в общей численности экономически активного населения дети до 11 лет (т. е. младше официально разрешенного возраста) составляли 120 тыс. человек, из них 90 тыс. относились к категории тех, кто «помогает в домашнем хозяйстве без вознаграждения» 18.

Как отмечает бывший директор Международного институ­та планирования образования (ЮНЕСКО) Ф. Кумбс в книге «Кризис образования», для всех развивающихся стран характерен чрезвычайно высокий отсев учащихся на начальном этапе обра­зования. По меньшей мере половина детей, поступавших в пер­вый класс, обычно уходит из школы еще до окончания четвертого класса, даже не научившись как следует читать и писать большинство отсеявшихся на ранней стадии обучения пополняют ряды постоянной армии неграмотных взрослых, занимающих са­мое низкое социальное положение.

Значительные потери системы образования объясняются не только низким жизненным уровнем основной массы трудящихся, но и сложным положением, в котором находится мексиканская школа из-за финансовых трудностей. Городские и сельские шко­лы имеют к тому же неравные возможности с точки зрения их финансирования. Причина этого — дуализм в управлении народ­ным образованием. Школы, находящиеся в ведении федерального управления просвещения, субсидируются лучше, чем подчиняю­щиеся местным властям штатов. Отсюда разница в материальной оснащенности городских и сельских школ20.

Разрыв между городом и деревней в условиях, предоставляе­мых для получения образования, очень велик. Сельские школы, главным образом начальные, имеют 3—4 класса (вместо обяза­тельных 6). Нередко один учитель, на которого приходится 50 и более учеников, ведет занятие в нескольких классах; среди пре­подавательского состава сельских школ велика доля недипломи- рованных специалистов.

««Географический аспект» обеспечения систем образования преподавателями... остается актуальным для многих развиваю­щихся стран, где системы образования постоянно наталкиваются на трудности подбора квалифицированных учителей для школ в (сельской местности. Наиболее способные из них предпочитают жить и работать в городах, и поэтому часто образованием сель­ской молодежи занимаются весьма посредственные преподава­тели» 21.

Подводя итог, можно сказать, что вследствие действия не­скольких видов географических диспропорций в Мексике сложи­лась такая территориальная структура народного образования, при которой только административные центры штатов и крупные города располагают достаточным числом средних и высших учеб­ных заведений и говорить о структурно-географических особен­ностях второй и третьей ступеней образования — это значит го­ворить прежде всего о городских профессионально-технических училищах, торговых и экономических школах, политехнических институтах и университетах. «Только населенные пункты опре­деленной численности, начиная с 10 тыс. человек, имеют среднюю общеобразовательную школу, и нередко единственную... Высшие учебные заведения размещаются только в достаточно крупных городах» 22.

Так, региональные технологические институты (Institutos tec- nologicos regionales) были созданы в конце 50-х — середине 60-х годов в административных центрах мексиканских штатов (города Оахака, Чиуауа, Веракрус, Сальтильо, Керетаро, Мерида), а так­же в крупных городах, насчитывающих соответственно: Сьюдад-Мадеро — 91 тыс. человек, Орисаба — 93 тыс., Селая — 143 тыс., Сьюдад-Хуарес — 424 тыс. жителей. Число студентов в таких институтах сравнительно невелико — от 1,2 до 3,5 тыс., а уровень профессиональной подготовки намного ниже, чем в столичных вузах.

Таблица 8. Региональные различия в заработной плате учителей и в доле недипломированных преподавателей

 

район

з/п учителя нач.школы, песо в месяц

Доля недипл.учител., в % к общ.

С дипломом

Без диплома

Страна в целом

1992

1108

14,4

Северо-Западный

2162

1793

16,9

Северный

1718

1192

11,4

Северо-Восточный

1836

1214

11,5

Центрально-Западный

1461

1114

15,0

Центрально-Восточный

1663

1125

15,4

в том числе Феде­

2525

1428

1,9

ральный округ

 

 

 

Южный

1664

1109

22,0

Восточный

1756

1295

19,4

П-ов Юкатан

1818

752

6,7

Подсчитано по: Anuario estadistico..., 1970—71.

 

Анализ структурно-территориальных особенностей среднего образования в Мексике имеет особое значение, поскольку «сред­няя школа — это, как правило, то звено системы образования, которое более всего отражает не только уровень развития просве­щения вообще, но и характер общественного и экономического строя данной страны, ее производительные силы, особенности производственных отношении, научно-техническии потенциал...»23.

Основой контингентов средней школы в Мексике являются средние слои населения, и чем выше в районе доля лиц со сред­ними доходами (от 2500 до 6 тыс.— 7 тыс. песо в месяц), тем шире охват средним образованием. Так, в Федеральном округе, где доля среднеобеспеченных семей составляет 11,3% (т. е. вдвое выше среднего значения по стране), записью в среднюю школу охвачено 66,8% подростков в возрасте 12—18 лет (также вдвое выше среднего по стране — 30,2%). На Юге Мексики семьи со средним достатком составляют всего 1,4% и охват средним обу­чением также низок— 14,3%.

Как и для большинства латиноамериканских стран, для Мек­сики характерно резкое преобладание общеобразовательной шко­лы над специальной: в 1970 г. из общего числа учащихся второй ступени почти 4/5 обучалось в общеобразовательной школе. Та­кое непропорциональное соотношение между видами среднего обучения неблагоприятно сказывается на обеспечении националь­ной (и местной районной) экономики специалистами средней квалификации, приводя к дефициту инженерно-технических кад­ров: из общего числа учащихся средних специальных заведений будущие техники составляют всего 6,5% (табл. 9). Обращает на себя внимание довольно высокий удельный вес учащихся педаго­гических училищ — 37,4%. Однако следует учитывать, что темпы подготовки учителей для начальной школы (по годам) отстают от соответствующего прироста контингентов учащихся, что при­водит к дефициту преподавателей, особенно в сельской местности.

Для нормального функционирования различных звеньев на­циональной экономики очень важно обеспечить и соблюдать опти­мальное соотношение между специалистами с высшим образова­нием и вспомогательным персоналом со средней специальной под­готовкой. Зарубежные ученые подсчитали, что наиболее благо­приятным является такое положение, когда на одного специа­листа с высшим образованием приходится 3—5 техников или ла­борантов. Между тем во многих развивающихся странах это соот­ношение составляет в лучшем случае 1:2, а нередко и 2:1. По­добная особенность в подготовке кадров в Мексике проявляется довольно ярко. Достаточно обратиться к данным хотя бы по од­ной специальности — медицине. В среднем по стране одна меди­цинская сестра приходится на двух врачей с высшим образова­нием. А в инженерно-технических специальностях подобное соот­ношение еще менее «оптимально». Вполне очевидно, что в таких условиях дипломированный специалист пе только не может рабо­тать с максимальной отдачей, но часто вынужден заниматься не свойственной ему работой. «Отставание в развитии профессио­нально-технического и среднего специального образования при острой нехватке квалифицированных кадров среднего и низшего звеньев в промышленности, сельском хозяйстве и в непроизвод­ственных отраслях является серьезной помехой на пути техни­ческого прогресса и модернизации экономики» 24 в развивающих­ся странах.

В системе высшего образования, как ни в одной из других сфер образования, наиболее ярко проявляется территориальная диспропорция, сохраняющаяся на протяжении последних 20 лет, вплоть до середины 70-х годов, несмотря на попытки университет­ских властей ослабить гипертрофическую концентрацию вузов­ского образования в столице. «Одна из выдающихся черт высшего образования в Мексике — это его географическая концентрация; в 1959 г. 60% всех учащихся вузов приходилось на Федеральный округ...» 25 В 1962 г. университетские власти УНАМ — крупней­шего вуза Мексики — приняли решение ограничить прием сту­дентов, не проживающих в г. Мехико. Подобные меры обязали федеральное правительство и муниципалитеты штатов расширять высшее образование в местных и региональных университетах.

Таблица 9. Распределение учащихся среднего специального образования по профессиям (1970 г.), % к общей численности учащихся второй ступени обучения соответствующего района

Район

Училища

технические

медицин­ские

педагоги­ческие

торговли и админи­страции

Страна в целом

6,5

7,9

37,4

42,9

Северо-Западный

5,0

4,9

42,8

43,2

Северный

5,5

7,5

51,6

31,7

Северо-Восточный

9,9

7,9

34,6

44,4

Центрально-Западный

3,8

6,8

58,7

34,4

Центрально-Восточный

5,3

9,5

47,1

34,7

в тон числе Феде­

7,1

9,4

27,2

49,9

ральный округ

 

 

 

 

Южный

3,1

5,0

65,3

23,6

Восточный

5,5

5,5

53,9

32,5

П-ов Юкатан

3,8

3,8

56,8

31,5

Подсчитано по: Anuario estadfstico..., 1970

—71.

 

 

 

Проведенный в данной статье социально-географический ана­лиз показывает, что мексиканская система просвещения подчер­кивает, а не сглаживает неравенства, существующие между классами. Образование по-прежнему мало доступно значительной части населения Мексики. Школьная система отнюдь не благо­приятствует «социальной мобильности», как нередко считают за­рубежные ученые. Школа, училище, вуз действуют не только как учреждения, предназначенные для подготовки людей к труду, но и как своеобразные «фильтры», задерживающие продвижение тех, кто изначально не обладает достаточно высоким социальным по­ложением. Об этом говорят данные об отсеве учащихся, дости­гающие наиболее высоких значений именно среди представителей малообеспеченных слоев. Низкие доходы мексиканских трудя­щихся, нередко отсутствие гарантированного заработка родителей в течение всего времени, пока дети проходят полный курс школы, неизбежные дополнительные расходы даже при условии бесплат­ного обучения — все это фактически преграждает доступ к обра­зованию широким пародным массам. Данное обстоятельство от­нюдь не означает, что школьное образование потеряло способ­ность содействовать профессиональному и социальному продвиже­нию выходцам из низов. Однако вследствие концентрации нацио­нального богатства в руках привилегированного меньшинства перспективы преодолеть более высокий социальный порог хотя и заманчивы, но для общества в целом весьма ограничены. Сле­довательно, всякое серьезное изменение социальной иерархии исключено. Рассчитывать на образование как па эффективный фактор демократизации общества (в частности, на фактор урав­нивания доходов и возможностей приобщения к социальным благам) — значит недопонимать значение «механизмов социаль­ного отбора», преобладающих в настоящее время и неизбежно направленных на поддержание существующей классовой струк­туры.

Выявленные на примере Мексики с помощью социально-гео­графического анализа территориальные диспропорции в системе просвещения не являются уникальными и характерными только для одной этой страны. Территориальные противоречия (напри­мер, типа «город—деревня», «центр—периферия») могут быть прослежены в большинстве латиноамериканских и даже в неко­торых развитых капиталистических странах. Географический анализ, отражающий положение дел не только в целом по стра­не, но и в отдельных ее частях, помогает вскрыть причину тот, почему между провозглашением тех или иных мер в социальной сфере (например, реформы просвещения) и их осуществлением возникает серьезный разрыв во времени; социально-географи­ческая инфраструктура, складывающаяся иод влиянием эконо­мико-географических факторов, преобразуется крайне медленно. Действенным механизмом, способным изменить ее в интересах большинства общества, может стать реалистическое и последо­вательно проводимое планирование как на общенациональной, так и на региональной основе. Определенные шаги в этом паправ- лении были предприняты правительством Луиса Эчеверриа и про­должены администрацией Портильо. Однако мексиканская дейст­вительность требует более решительных мер, что в то же время несовместимо с политикой «социального маневрирования», про­водимой мексиканской буржуазией и направленной ею на защиту своих экономических и социальных интересов.


1    La distribucion del ingreso en Me­xico. Mexico, 1974, cuadro VII—5.

2    Подсчитано пo: La distribucion...

3    Подсчитано пo: La distribucion...; Tiers monde (Paris), 1972, 13, N 49, p. 25.

4    Tiers monde, 1972, 13, N 49, p. 33.

5    Ibarra D. Mercados, desarrollo у politicas economicas: perspectivas de la economia en Mexico.— In: El perfil de Mexico en 1980. Mexico. 1970.

6    Tiers monde, 1972, 13, N 49, p. 17— 40.

7    Boletin del Instituto de Geografia UNAM, 1974, v. 5, p. 179-186.

8    Bassols Batalla A. Geografia econo­mica do Mexico. Mexico, 1978, p. 436.

9    Bassols Batalla A. Geografia..., p. 381.

10 Bassols Batalla A. Geografia..., p. 412.

11 Palerm A. Planeamiento integral de la education en Mexico. Mexico, 1969, p. 29.

12 DSE — совокупный показатель со­циально-экономического развития, полученный на основе статистико­математической обработки 12 не­зависимых показателей мексикан­скими учеными JI. Упикелем и Э. Виктория (Desarrollo у econo­mia, v. IV, р. 3).

13 Tiers Monde, 1972, 13, N 49, p. 23.

14 Развивающиеся страны: законо­мерности, тенденции, перспекти­вы. М.: Наука, 1974, с. 204.

15 La distribucion..., cuadro II—3.

16 Сельские трудящиеся Латинской Америки. М.: Наука, 1971, с. 153.

17 Revista latinoamericana de sociologia. Buenos Aires, 1970, N 2, p. 264—265.

18 La distribucion..., cuadro VIII—4.

19 Кумбс Ф. Кризис образования. М.: Прогресс, 1970, с. 84.

20 См. статью JI. Я. Беловой в на­стоящем сборнике.

21 Кумбс Ф. Кризис образования, с. 57.

22 Revista latinoamericana de sociologia, p. 267.

23 Беляев В. П. Латинская Америка: народное просвещение и проблемы социально-экономического разви­тия. М.: Наука, 1971, с. 130.

24 Тангян С. А. Образование и обще­ственный прогресс в развиваю­щихся странах. М.: Наука, 1975, с. 56.

25 Urquidi V. L., Vargas A. L. Educa­cion superior, ciencia у tecnologia en el desarrollo economico de Mexi­co. Mexico, 1969, p. 47.