Заполнение белых пятен в истории Канульского царства майя: краткий рассказ о некоторых новых надписях из Ушуля, Ла-Короны и Эль-Перу.

Стюфляев Максим
:::
Статьи и материалы
:::
майя

Данная статья написана с целью познакомить читателей сайта «Мир индейцев» с содержанием иероглифических надписей, которые на протяжении 2011-2013 годов были найдены археологами в городищах древних майя Ушуль, Ла-Корона и Эль-Перу. Эти новые тексты вносят существенные коррективы в наши представления об истории майя, в первую очередь могущественного Канульского царства. Надписи, о которых пойдет речь ниже, стали известны уже после публикации в рамках цикла «История царств майя» очерка «Канульское царство», поэтому настоящую статью можно рассматривать в качестве дополнения к нему. Все очерки цикла «История царств майя» читатель может найти по ссылке: http://www.indiansworld.org/ancient_maya_st.html

В истории майя классического периода самым могущественным было Канульское царство. В эпоху расцвета в VI-VII веках его влияние ощущалось практически во всей центральной области майя. К сожалению, монументы из городища Калакмуль, поздней столицы царства, сохранились очень плохо, поэтому о деятельности канульских владык исследователи узнают главным образом из надписей, созданных по приказу их вассалов. Самым успешным правителем Кануля принято считать Йукноом-Ч’еена II (Великого), который царствовал с 636 по 686 годы. При нем система союзов, предусматривавшая признание зависимости от калоомте’, его вмешательство в назначение вассальных правителей и следование в фарватере его политики в обмен на военную помощь, обрела завершенный вид. Йукноом-Ч’еен II упомянут в надписях на памятниках из Дос-Пиласа, Канкуэна, Хишвица[i], Ушуля, Эль-Перу, Ла-Короны, Мораль-Реформы, Пьедрас-Неграса, Эль-Пальмара и, конечно, Калакмуля. Гораздо меньше известно о его ближайших приемниках на троне, Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’е и Йукноом-Тоок’-К’авииле.

Карта региона. Желтой линией отмечен гипотетический маршрут, связывавший Калакмуль с Канкуэном.

Карта региона. Желтой линией отмечен гипотетический маршрут, связывавший Калакмуль с Канкуэном.

Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ – первый правитель Калакмуля, существование которого обосновали специалисты, изучавшие иероглифическую письменность и политическую историю древних майя.[ii] Несмотря на это обстоятельство до недавнего времени было известно очень мало фактов из его биографии. Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ родился в день 9.10.16.16.19, 3 Кавак 2 Кех (9 октября 649 года). Традиционно исследователи считают его сыном Йукноом-Ч’еена II, хотя в надписях отсутствуют прямые указания по этому поводу. Видные специалисты по истории майя С. Мартин и Н. Грюбе полагают, что еще до смерти отца Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ играл значительную роль в политической жизни Канульского царства, возможно, даже стал соправителем.[iii] Его официальная коронация состоялась в день 9.12.13.17.7, 6 Маник’ 5 Сип (6 апреля 686 года), это событие посетил знаменитый владыка Южного Кукуля (Дос-Пиласа) Бахлах-Чан-К’авииль, который тем самым подтвердил преданность сюзерену.

Ключевым событием в правление Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а стало очередное столкновение Кануля с Кукульским царством, столица которого располагалась на месте современного городища Тикаль.[iv] Хотя названия Кануль и Кукуль для нашего слуха звучат похоже, эти царства следует четко различать, поскольку борьба между ними определяла ход истории майя в VI-VII веках нашей эры. В 562 году «Священный Канульский Владыка» Ут-Чаналь одержал решительную победу, после которой Кукульское царство оказалось надолго отодвинуто на второй план, а в Тикале на протяжении 130 лет не устанавливались монументы, наступил так называемый «период паузы».[v] Однако к концу VII века соотношение сил стало меняться, к власти в Кукуле пришел деятельный владыка Хасав-Чан-К’авииль I, который в августе 695 года разгромил войско Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а. О дальнейшей судьбе последнего еще недавно ничего не было известно. Высказывалось предположение, что Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ погиб на поле битвы или попал в плен и утратил трон.[vi] Однако новые иероглифические надписи, обнаруженные археологами на протяжении последних лет, позволяют несколько иначе взглянуть как на итоги сражения, так и на судьбу Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а.

Прежде всего, отметим, что, хотя сражение 695 года действительно оказалось переломным, его последствия не были для Кануля столь роковыми, как казалось еще недавно. Обширная сеть союзов, созданная усилиями местных правителей, распадалась постепенно. В войне 695 года активную поддержку Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’у оказало сильное Са’альское царство (Наранхо). Даже после поражения в сфере его влияния оставались многие важные центры региона, в том числе Ушуль. Это городище расположено всего лишь в 34 км на юго-запад от Калакмуля и связывало канульских владык с вассальным царством Сакникте’ (Ла-Корона), о котором будет сказано ниже. В 2011 году при раскопках сооружения K2 в Ушуле были найдены шесть новых панелей с портретами правителей и иероглифическими надписями. На четырех памятниках изображены как игроки в мяч «Священные Канульские Владыки», в том числе Йукноом-Ч’еен II, Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ и, вероятно, Йукноом-Тоок’-К’авииль. Очевидно, все монументы создавались в рамках единого замысла и могут быть гипотетически датированы 705 годом (дата 9.13.13.0.0, 8 Ахав 8 К’айаб или 10 января 705 года присутствует на панели 3 в связи со строительством некоего «дома»).[vii]

Лучше прочих сохранилась панель 4, на которой изображен играющий в мяч Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’. Сопровождающая сцену короткая иероглифическая надпись начинается датой события, соответствующей дню 9.13.2.17.1, 3 Имиш 19 Кумк’у (12 февраля 695 года). Таким образом, всего за несколько месяцев до решающей схватки с Кукулем Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ посещал Ушуль и играл там в мяч. Хорошо известно, что в Доколумбовой Мезоамерике игра в мяч была не столько спортивным состязанием, сколько важным ритуалом, тесно связанным с войной и человеческими жертвоприношениями. Поэтому логично предположить, что церемония в Ушуле происходила в рамках подготовки к войне против Кукуля, вероятно, в ходе визита Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ стремился заручиться поддержкой южного вассала.[viii]

Панель 4 из Ушуля.

Панель 4 из Ушуля с изображением играющего в мяч Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а.

Еще более впечатляющие открытия были сделаны в 2012 году в городище Ла-Корона. В ходе раскопок Сооружения 13R-10 археологи обнаружили ряд из двенадцати резных блоков, формировавших некогда нижнюю ступень иероглифической лестницы 2. Надписи на этих блоках очень важны для понимания истории царства Сакникте’, столица которого располагалась в Ла-Короне, а также его связей с Канулем. О том, что отношения с Сакникте’ играли первостепенную роль во внешней политике северной державы, исследователи знали и ранее. Достаточно вспомнить, что, согласно надписи на панели 6 из Ла-Короны (ранее была известна как «Далласский алтарь»)[ix], дочери трех канульских владык в разное время стали женами местных правителей.[x] Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ по случаю окончания пятнадцатилетнего календарного цикла в 687 году принимал у себя в столице наследного принца из Сакникте’ Чак-Ак’аач-Йука и играл с ним в мяч.[xi] Новые же тексты позволили заполнить лакуны в биографии этого правителя после неудачной войны с Кукулем.

Важнейшая информация о политической истории региона сохранилась на блоке 5 иероглифической лестницы 2 из Ла-Короны. Центральное событие, о котором повествуется в надписи – визит Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а в Сакникте’ в день 9.13.3.16.17, 8 Кабан 10 Кумк’у (3 февраля 696 года). Таким образом, в руках ученых оказалось убедительное доказательство того, что Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ удержался на троне после войны 695 года. Вероятно, в критических условиях того времени он добивался подтверждения верности от своих вассалов. Следует отметить, что в том же блоке ретроспективно упомянуто еще одно очень примечательное событие. Сказано, что в день 9.10.2.4.4, 12 Кан 17 Во (11 апреля 635 года) состоялось «поселение в Кануль». Глагол «поселился» обычно обозначал перемещение правителя со своим двором из одной столицы в другую. Известно, что в VI веке резиденция «Священных Канульских Владык» располагалась далеко на севере, скорее всего в Цибанче, лишь незадолго до воцарения Йукноом-Ч’еена II ее перенесли в город Чиикнаахб (Калакмуль), который сохранял свой столичный статус на протяжении, по меньшей мере, ста лет. Вероятно, именно об этом перемещении повествуется в новой надписи из Ла-Короны.[xii]

Блок 5 иероглифической лестницы 2 из Ла-Короны. Прорисовка Д. Стюарта.

Блок 5 иероглифической лестницы 2 из Ла-Короны. Прорисовка Д. Стюарта.

Логичным продолжением сообщения о посещении Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ом Сакникте’ можно считать запись о смерти этого правителя, которая содержится в блоке 4 иероглифической лестницы 2. Начало надписи утеряно, тем не менее, в сохранившемся фрагменте ясно сказано, что «Священный Канульский Владыка» Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ «вышел на дорогу», то есть умер в день 9.13.5.15.0, 2 Ахав 3 Паш (17 декабря 697 года). Это означает, что свое тяжелое поражение он пережил лишь чуть более чем на два года.[xiii] Находки в Ла-Короне подкрепляют старую гипотезу, что обнаруженное в Калакмуле царское «Погребение 4» является гробницей Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а. Среди богатого погребального инвентаря было найдено изысканное блюдо, принадлежавшее этому владыке. Правда, следует отметить, что на других вещах из погребения сохранилось имя Йукноом-Ч’еена II, так что вопрос о личности хозяина гробницы по-прежнему следует считать открытым.[xiv]

Блок 4 иероглифической лестницы 2 из Ла-Короны. Прорисовка Д. Стюарта.

Блок 4 иероглифической лестницы 2 из Ла-Короны. Прорисовка Д. Стюарта.

Надпись в блоке 4 из Ла-Короны оканчивается интервальным числом, которое ведет от смерти Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а к новой дате 9.13.6.2.9, 7 Мулук 7 Сип (5 апреля 698 года). Но какое событие произошло в тот день? Ответить на этот вопрос неожиданно помогли открытия, сделанные в 2012 году в городище Эль-Перу, расположенном приблизительно в 20 км к югу от Ла-Короны. В ходе исследований одного из главных храмов Эль-Перу, Сооружения М13-1, удалось обнаружить гробницу, принадлежавшую местной царице Иш-К’абель, а также два новых монумента с иероглифическими надписями, которые были обозначены как стелы 43 и 44. На правой стороне стелы 43, сообщается, что 5 апреля 698 года состоялось «взятие К’авииля» Йукноом-Тоок’-К’авиилем, преемником Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а на канульском троне. Хорошо известно, что под «взятием К’авииля» в надписях майя подразумевалось получение новым священным владыкой скипетра с изображением божества молнии – одного из символов царской власти. Таким образом, можно со значительной долей уверенности заключить, что и в блоке 4 из Ла-Короны после записи о смерти Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’а следовало сообщение о воцарении его преемника.[xv] До открытий в Ла-Короне и Эль-Перу дата прихода к власти Йукноом-Тоок’-К’авииля известна не была, самое раннее упоминание о нем приходилось на окончание десятилетия в 702 году.[xvi] Теперь эту лакуну в канульском царском списке можно считать заполненной.

Новые открытия противоречат предположению, высказанному в свое время С. Мартином и Н. Грюбе. Эти исследователи обратили внимание, что в надписях на резной кости из погребения Хасав-Чан-Кавииля I в Тикале упоминается загадочный канульский владыка, обозначаемый в англоязычной литературе под условным прозвищем «Расколотая земля» (Split Earth). Мартин и Грюбе выдвинули гипотезу, что речь шла о поддержанном Кукулем претенденте на канульский трон, который пришел к власти вскоре после войны 695 года и правил какое-то короткое время перед воцарением Йукноом-Тоок’-К’авииля.[xvii] В свете новых фактов данную реконструкцию следует признать несостоятельной. Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’ после своего поражения остался у власти, а промежуток между его смертью и коронацией Йукноом-Тоок’-К’авииля был слишком кратким и не превышает рамки обычного в политической практике древних майя междуцарствия. Принимая во внимание, что изображения и надписи на костях из гробницы Хасав-Чан-Кавииля I насыщены мифологическим содержанием, можно предположить, что «Расколотая земля» – это либо легендарный предок канульских владык, либо ранний царь, о котором не сохранилось упоминаний в других надписях.[xviii]

Резная кость из погребения Хасав-Чан-К’авииля I в Тикале.

Резная кость из погребения Хасав-Чан-К’авииля I в Тикале, на которой изображен пленник загадочного канульского владыки «Расколотая Земля».

Дата воцарения Йукноом-Тоок’-К’авииля – вовсе не единственная ценная информация, которую удалось извлечь из новых надписей в Эль-Перу. В древности это городище называлось Вака’ и являлось столицей крупного и влиятельного царства, но его история до сих пор известна плохо по причине неудовлетворительной сохранности большинства монументов. В середине VII века местный правитель К’инич-Бахлам II взошел на трон как вассал могущественного Йукноом-Ч’еена II. Союз был скреплен браком К’инич-Бахлама II с канульской царевной Иш-К’абель, которая явно оказывала огромное влияние на политику мужа. Замечательные портреты супругов сохранились на установленных по случаю окончания двадцатилетия в 692 году парных стелах 33 и 34 из Эль-Перу. Царствование К’инич-Бахлама II, видимо, выдалось долгим, самый поздний известный монумент от времени его правления, стела 35, датируется 711 годом.[xix]

Стела 34 из Эль-Перу.

Наиболее хорошо сохранившийся монумент из Эль-Перу, стела 34 с портретом царицы Иш-К’абель.

Как уже было сказано, гробницу Иш-К’абель археологи открыли внутри Сооружения М13-1 в 2012 году. Имя царицы записано на любопытном алебастровом сосуде, имеющем форму раковины улитки. Тексты на стелах 43 и 44 существенно обогатили наши знания об истории царства Вака’ и заслуживают отдельного рассмотрения. От стелы 43 сегодня осталось несколько фрагментов, которые вместе составляют менее половины оригинального монумента. Она была установлена в честь окончания десятилетия в день 9.13.10.0.0, 7 Ахав 3 Кумк’у (26 января 702 года), следовательно, является одним из памятников, созданных по приказу Иш-К’абель и К’инич-Бахлама II. Именно поэтому на стеле присутствует дата воцарения Йукноом-Тоок’-К’авииля, правившего тогда в Кануле и связанного с царицей Вака’ родственными узами (аналогичным образом на установленной в 692 году стеле 34 из Эль-Перу упоминается Йукноом-Йич’аахк-К’ахк’). Также в тексте ретроспективно описаны окончания двадцатилетий в 317 и 573 годах, причем в связи с церемонией VI века фигурирует царица по имени Иш-Икоом. Она, несомненно, обладала реальной властью в Вака’ и с этой точки зрения может считаться предшественницей Иш-К’абель. Иш-Икоом не имеет «эмблемного иероглифа», зато носит титул сак вахйис, характерный для правителей Сакникте’ (Ла-Короны), которые, как мы уже знаем, состояли в тесном союзе с Канулем.[xx]

Фрагмент стелы 43 из Эль-Перу. Фотография Ф. Кастанеды

Фрагмент стелы 43 из Эль-Перу с упоминанием царицы Иш-Икоом. Фотография Ф. Кастанеды.

Стела 44 дополняет сведения, полученные из текста на стеле 43. Лицевая часть монумента сильно разрушена эрозией, но, тем не менее, можно различить изображение царя, удерживающего в руках ритуальную полосу. Подобные сцены характерны для стел Эль-Перу, датируемых VI веком. К счастью, колонки иероглифов на боковых гранях стелы 44 сохранились сравнительно хорошо, из надписи следует, что монумент был установлен по случаю окончания десятилетия в день 9.6.10.0.0, 8 Ахав 13 Паш (29 января 564 года) неизвестным ранее правителем Вака’ Ва’оом-Уч’аб-Ц’икином, сыном еще одного местного владыки Чак-Ток-Ич’аака[xxi] и уже знакомой нам царицы Иш-Икоом. От даты освящения стелы ретроспективно отсчитывается интервальное число, ведущее ко дню 9.6.2.5.10, 7 Ок 18 Сек (29 июня 556 года), когда Ва’оом-Уч’аб-Ц’икин стал царем, причем он четко назван вассалом, подчиненным владыкой. К сожалению, имя и титул сюзерена, в зависимости от которого находился новый правитель Вака’, сильно разрушены, что мешает историкам получить важнейшую информацию о перипетиях политической борьбы того времени.[xxii]

Cтелa 44 из Эль-Перу. Фотография Ф. Кастанеды.

Cтелa 44 из Эль-Перу. Фотография Ф. Кастанеды.

О чем говорят нам факты, изложенные в надписях на стелах 43 и 44 из Эль-Перу, если поместить их в общий контекст истории майя? Прежде всего, о чем уже говорилось в начале статьи, середина VI века – это время решающей и ожесточенной схватки между Кукульским и Канульским царствами, которые боролись за господство в Петене и других областях. Хотя в ранней истории Вака’ еще много неясного, имеются все основания считать, что это царство приняло в глобальном конфликте активное участие. Судя по некоторым косвенным доказательствам, в раннюю классику оно входило в сферу влияния Кукуля, однако в VI веке соотношение сил стремительно менялось в пользу Канульской державы. Крупнейшие царства Восточного Петена Са’аль (Наранхо) и К’анту’ (Караколь) сменили покровителя, превратившись из союзников Кукуля в его заклятых врагов. Судя по всему, нечто подобное могло произойти и в Вака’. Возможно, это не случайно, что Ва’оом-Уч’аб-Ц’икин взошел на трон в 556 году, то есть именно тогда, когда началась война между Кукулем и К’анту’, в конечном итоге завершившаяся полным поражением кукульского владыки Вак-Чан-К’авииля. К сожалению, пока мы не узнаем имени или титула сюзерена, в подчинении у которого находился Ва’оом-Уч’аб-Ц’икин, мы не сможем с уверенностью судить о том, к какому из враждующих лагерей примкнуло царство Вака’. Во всяком случае, высокое положение царицы Иш-Икоом, матери Ва’оом-Уч’аб-Ц’икина, ясно свидетельствует об общей тенденции на сближение Вака’ с Канулем. Титулы, которые носит эта царица, характерны для региона, находившегося под твердым контролем канульских владык. Показательно, что монументы, увековечивающие память об Иш-Икоом, были найдены в погребальном храме Иш-К’абель – еще одной царицы Вака’, которая достигла вершин власти и происходила из Кануля. Похоже, именно во времена Иш-Икоом и при ее самом деятельном участии закладывались основы новой внешнеполитической линии царства Вака’, в результате реализации которой на рубеже VII-VIII веков К’инич-Бахлам II выступает уже как абсолютно лояльный вассал Йукноом-Ч’еена II и его преемников.

Таким образом, новые иероглифические надписи, на протяжении 2011-2013 годов найденные археологами в городищах Ушуль, Ла-Корона и Эль-Перу, существенно обогатили и дополнили наши представления об истории майя. Эти и многие другие открытия демонстрируют, сколь изменчивой и быстро развивающейся наукой является майянистика. Уследить за всеми обновлениями и новинками – это весьма сложная, но одновременно увлекательная задача. Мы видим, что, помимо решения одних проблем, как устранение лакун в канульском царском списке, по мере прогресса перед учеными зачастую встают новые сложные вопросы. Остается надеяться, что убедительные ответы на них будут найдены, и как знать, может случиться, что ключ к разгадке исследователи найдут в каких-то новых, еще неизвестных нам сегодня текстах.



[i] Хишвиц – царство майя классического периода, которое упоминается в надписях из Пьедрас-Неграса, Йашчилана и других городищ. На протяжении долгого времени исследователям не удавалось отождествить его столицу с каким-либо известным городищем. Лишь в 2001 году Д. Стюарт опознал «эмблемный иероглиф» Хишвица в иероглифических текстах, найденных в Ла-Хойанке, а также в городище Сапоте-Бобаль. Еще раньше он был выявлен в Эль-Пахарале. Таким образом, стало возможным примерно очертить границы региона, на который распространялась власть владык Хишвица. История этого царства пока еще известна плохо, хотя в последние годы отдельные ее аспекты неоднократно привлекали внимание исследователей.

[ii] Смотрите: Miller J. Notes on a Stelae Pair Probably from Calakmul, Campeche, Mexico // First Palenque Round Table, Part 1/ Ed. by M. G. Robertson, 1974. – P. 155. URL: http://www.precolumbia.org/pari/publications/RT01/Calakmul.pdf

[iii] Martin S., Grube N. Chronicle of the Maya Kings and Queens: Deciphering the Dynasties of the Ancient Maya. 2nd edition. – London - New York: Thames and Hudson, 2008. – P. 110.

[iv] Традиционно «эмблемный иероглиф» правителей Тикаля читают «Священный Мутульский Владыка». Альтернативное чтение Кукуль вместо Мутуль было в 2011 году предложено Д. Д. Беляевым. Смотрите: Беляев Д. Д. Еще раз к вопросу о древнем названии Тикаля //XVII Сергеевские чтения (2-4 февраля 2011 г.). Сборник тезисов. – М.: МГУ, 2011 – С. 56-57. URL: http://ancient.hist.msu.ru/archive/serg17_thesis.pdf

[v] Martin S. Caracol Altar 21 Revisited: More Data on Double Bird and Tikal’s Wars of the Mid-Sixth Century // The PARI Journal. – 2005. – Vol. 6, No. 1. – P. 1-9. URL: http://www.mesoweb.com/pari/publications/journal/601/Altar21.pdf

[vi] Смотрите, например: Schele L., Freidel D. A Forest of Kings: The Untold Story of the Ancient Maya. – New York: William Morrow Paperbacks, 1990. – P. 205.

[vii] Grube N., Delvendahl K., Seefeld N. et al. Under the Rule of the Snake Kings: Uxul in the 7th and 8th Century // Estudios de Cultura Maya. – 2012. Vol. 40. – P. 34-36. URL: http://www.iifilologicas.unam.mx/estculmaya/uploads/volumenes/xl/under-the-rule.pdf

[viii] Delvendahl K., Grube N. The Last Hurrah! Yukn’om Yich’aak K’ahk’s Final Game on Uxul Panel 4 // Mexicon. – 2011. – Vol. XXXIII, Nr. 4. – P. 86-88.

[ix] О новой системе обозначения монументов из Ла-Короны смотрите: Stuart D., Canuto M., Barrientos T. The Nomenclature of La Corona Sculpture // La Corona Notes  1(2), 2015. URL: http://www.mesoweb.com/LaCorona/LaCoronaNotes02.pdf

[x] Martin S. Wives and Daughters on the Dallas Altar // Mesoweb Articles, 2008. URL: http://www.mesoweb.com/articles/martin/Wives&Daughters.pdf

[xi] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 110.

[xii] Stuart D. Notes on a New Text from La Corona // Maya Decipherment: A Weblog on the Ancient Maya Script, June 30, 2012. URL: http://decipherment.wordpress.com/2012/06/30/notes-on-a-new-text-from-la-corona/ Подробнее о смене династий, правивших в Чиикнаахбе, смотрите: Martin S. Of Snakes and Bats: Shifting Identities at Calakmul // The PARI Journal. – 2005. – Vol. 6, No. 2. – P. 5-13. URL: http://www.mesoweb.com/pari/publications/journal/602/SnakesBats_e.pdf

[xiii] Stuart D., Canuto M., Barrientos T. et al. Death of the Defeated: New Historical Data on Block 4 of La Corona's Hieroglyphic Stairway 2 // La Corona Notes  1(3), 2015. URL: http://www.mesoweb.com/LaCorona/LaCoronaNotes03.pdf

[xiv] Carrasco R., Boucher S., Alvarez P. et al. A Dynastic Tomb from Campeche, Mexico: New Evidence on Jaguar Paw, a Ruler of Calakmul // Latin American Antiquity. – 1999. – Vol. 10, No. 1. – P. 47-58; Stuart D., Canuto M., Barrientos T. et al. Death of the Defeated… P. 5.

[xv] Navarro-Farr O., Guenter S. Royal Interment and Enduring Social Memory: The Archaeology of Burial 61 at El Perú-Waka’s Principle Public Shrine. Paper Presented at the 10th Annual Tulane Maya Symposium and Workshop, February 22-24, 2013; Stuart D., Canuto M., Barrientos T. et al. Death of the Defeated… P. 4.

[xvi] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 112.

[xvii] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 111.

[xviii] Stuart D., Canuto M., Barrientos T. et al. Death of the Defeated… P. 4.

[xix] Guenter S. Informe Preliminar de la Epigrafía de El Perú // Proyecto Arqueológico El Perú-Waka': informe no.2, temporada 2004 / Ed. by H. Escobedo and D. Freidel. Report submitted to the Dirección General del Patrimonio Cultural y Natural de Guatemala, 2005. – P. 363-400. URL: http://www.mesoweb.com/resources/informes/Waka2004-Cap13.pdf

[xx] Castañeda F. Monumentos de El Perú-Waka’: nuevos hallazgos // Proyecto Regoinal Arqueológico El Perú-Waka': informe no.11, temporada 2013 / Ed. by J. Perez and D. Freidel. Informe entregado a la Dirección General del Patrimonio Cultural y Natural de Guatemala, 2013. – P. 195-197. URL: http://www.mesoweb.com/resources/informes/Waka2013.pdf

[xxi] Любопытно, что его имя полностью совпадает с именами сразу нескольких ранних «Священных Кукульских Владык». Этот факт можно считать косвенным подтверждением гипотезы С. Гюнтера, который полагает, что до середины VI века Вака’ входило в сферу влияния Кукульского царства.

[xxii] Castañeda F. Monumentos de El Perú-Waka’... P. 197-202.