Приносили ли ацтеки в жертву по 20 тысяч человек за раз и оправдывает ли это конкисту?

Калюта Анастасия Валерьевна, Талах Виктор Николаевич
:::
Ваш вопрос эксперту
:::
Месоамерика

Виталий Коломин

вопрос:

Здравствуйте, очень часто истребление индейцев Мексики оправдывается жестокими жертвоприношениями ацтеков взятых в плен противников. Насколько справедлива данная точка зрения? Действительно ли ацтеки казнили по 20 000 человек за раз?

С уважением, Виталий Коломин



Калюта Анастасия Валерьевна — к.и.н, научный сотрудник высшей категории, Российский этнографический музей.

ответ от 22.03.2017 г.:

Сначала о численности жертв. Цифру в 20 000 причём не за один раз, а за год приводят популяризаторы Зенон Косидовский в книжке «Когда солнце было богом», там и глава носит подходящее название «Конец пожирателей человеческих сердец» и чех Марек, более известный как Керам в своем бестселлере «Боги, гробницы, ученые» (глава «Книга ступеней»). Естественно, что никаких ссылок на источники или хотя бы научные работы они не дают, так что мне самой интересно, откуда они взяли эти цифры. У последователей калифорнийской демографического школы середины прошлого века Кука и Бораха численность населения Центральной Мексики до прихода испанцев оценивается в 25 миллионов (?!), а ежегодное количество жертв, приносимых на всей территории Центральной Мексики (включая, например, Оахаку) в 250 000. Таким образом, на Теночтитлан с населением 300 000 человек по их же крайне сомнительным подсчетам (доиспанских переписей населения у нас нет, тем более переписей жертв) у них приходилось 15 000 человеческих жертв в год. Эти цифры могли возникнуть только у Бораха и Кука с их своеобразной методикой счета, «умножая на 5» цифры численности населения в колониальный период (см. Cook S.F. and W.Borah "Indian food production and consumption in population history (1500-1650)/ Essays on population history: Mexico and California vol.3, Los Angeles, University of California Press.1979). Между тем, даже конкистадор Берналь Диас дель Кастильо в 208-й главе своей знаменитой «Правдивой истории завоевания Новой Испании» со слов первых миссионеров францисканцев (sic!) утверждает, «что в Мехико [т.е. Теночтитлане] и некоторых озёрных поселениях [высохшего озера Тескоко] приносили в жертву более 2 500 человек». Т.е. по его утверждению, со слов третьих лиц, ацтеки (а этот термин применим только к жителям Теночтитлана и некоторых поселений на берегах озера Тескоко) приносили в год чуть более 2 500 человек (см. B. Dias del Castillo Historia verdadera de la conquista de la Nueva Espana. Barcelona: Bibliotea Sopena, 1975, c.806). Но и эта цифра, вызывает сомнения, потому что в описаниях годовых обрядов у Саагуна речь идёт либо о единичных специально выбранных жертвах, либо о нескольких мужчинах и женщинах. При этом, точная численность жителей Теночтитлана нам неизвестна.

Правда, у нас остаются страшные истории об освящении главного храма Теночтитлана, когда со слов доминиканца Диего Дурана, писавшего в 70-80-е годы XVI в., за 4 дня в жертву было принесено... 84 000… человек. Если учитывать, что жертвоприношения длились всего 4 дня и происходили в 20 культовых местах и без остановки, у нас получается, что за один час убивали 47 человек… кремневыми ножами в течение 96 часов. Для справок даже современному механизированному устройству с пилами и ножами такой темп не по силам. Боюсь, что значительную роль в численности жертв сыграла существовавшая в Мезоамерике система счета двадцатками, благодаря которой численность жертв при желании можно было сильно увеличить. Другой вопрос зачем это было нужно? Он остается открытым.

Кроме того, независимо от того приносили ацтеки или нет 20 000 жертв за один раз, для конкистадоров война против них была в любом случае «справедливой» как крестовый поход против язычников. Именно так представлял свою экспедицию сам Эрнан Кортес, поместивший крест и девиз «Сим побеждай!» на своё знамя вместе с мадонной. Напомню, что Реконкиста, т.е. войны против неверных мусульман, точно людей в жертву не приносивших, закончилась только в 1492 г., когда Колумб совершил своё первое плавание.

С уважением, Анастасия Калюта


Талах Виктор Николаевич — независимый исследователь, специалист в области культуры, языков и письменностей народов Доколумбовой Мезоамерики, переводчик с испанского и языка майя первоисточников по древнеамериканской истории.

ответ от 25.03.2017 г.:

Талантливые популяризаторы Косидовский и Керам не придумали цифру в 20 тысяч человек, ежегодно приносившихся в жертву астеками в конце XV – начале XVI  вв. Её приводит ряд исследователей, в частности, Майкл  Гарнер (1977), Марвин Гаррис (1986), Виктор Дэвис Хэнсон (2001).  В свою очередь, и у них она не плод  домыслов, а результат истолкования одного оригинального источника – отрывка мешикской рисованной исторической хроники, описывающего посвящение главного храма Теночтитлана в год 8-Тростник (1487 г.). Соответствующий фрагмент известен в двух вариантах: на стр. 39r «Кодекса Теллериано-Ременсис» и стр. 83r «Ватиканского кодекса 3738» (он же «Кодекс Риос»).

Стр. 39r «Кодекса Теллериано-Ременсис»

Стр. 39r «Кодекса Теллериано-Ременсис»

В обоих случаях под датой 8-ACATL («8-Тростник») изображена пирамида, увенчанная двойным храмом, под ней жертвенник, еще ниже – пиктографическая запись топонима TETL-NOCHTLI (Теночтитлан), т.е., «жертвоприношение у главного храма в Теночтитлане». Слева – правитель на троне под пиктограммой ATL-HUITZOTL, «Ауицотль», т.е. тогдашний астекский тлатоани Ауицотль. Вокруг жертвенника три фигуры воинов, одетых как приготовленные к  жертвоприношению пленники. Возле них пиктограммы: справа вверху – TZAPOTE, «сапотек», справа внизу –  CUEXTECA, «куэштек/хуастек», слева внизу – MAZATL-TECUHTLI TZIUH-COATL, «Масатекутли из Циукоака». Наконец, в правом нижнем углу цифры (они как раз различаются в двух вариантах): 8000 + 8000 +400 х 10, т.е., 20 000 («Кодекс Теллериано-Ременсис») или 8000 + 8000 +400 х 9, т.е., 19600 («Кодекс Риос»). Впрочем, отличие очевидно является результатом описки копировщика «Кодекса Риос», пропустившего одну «ёлочку», обозначающую число «400». Эту цифру как раз и принято истолковывать как число пленников, принесенных в жертву то ли на освящении Большого Теокалли, то ли в течение года 8-Тростник. Первому истолкованию противоречит написанный по-испански комментарий к изображению в «Кодексе Теллериано-Ременсис»: «1487. 8-Акатль. Год ’’Восемь Тростников’’ и 1487 согласно нашему счёту, закончили делать и совершенствовать большое Ку [Cu grande] в Мешико. Говорят старики, что принесли в жертву в этом году четыре тысячи человек [quarto mil honbres], приведённых из областей, которые были подчинены войной». Цифра в 4 тысячи убитых за четыре дня «празднества» кажется близкой к действительности, хотя следует иметь в виду, что бойня, устроенная астекскими владыками при освящении Большого Теокалли, была исключительным событием. Что касается толкования цифры 20 тысяч как годичного числа принесенных в жертву, то такое понимание не обязательно вытекает из рисунка: это может быть число не пожертвованных, а взятых в плен врагов, что не одно и то же, при том, не обязательно за год, а за ряд лет, закончившихся в 1487 г. Объективные археологические материалы свидетельствуют, кажется, в пользу умеренных масштабов человеческих жертвоприношений: цомпантли (хранилища для черепов принесенных в жертву) в Теночтитлане и Тлателолько рассчитаны на сотни, самое большее – на тысячи черепов, причем, они должны были накапливаться там за достаточно длительный период времени. С учетом  этого ряд историков (таких как Кристиан Дюверже, Бернард Ортис де Монтельяно, Леонардо Лопес Лухан) считают, что за год в Теночтитлане совершалось 300 – 600 ритуальных убийств. Мексиканцы Мариа дель Кармен Ниева Лопес и Пабло Моктесума Барраган вообще отрицают практику человеческих жертвоприношений у науа, но это кажется преувеличением с другой стороны.

Оправдывает ли прекращение практики человеческих жертвоприношений Конкисту? Знаменитый мексиканский историк Фернандо де Альва Иштлильшочитль считал, что испанцы явились орудием возмездия за убийства тысяч невинных. Иосиф Бродский тоже полагал, что оправдывает, вспомните его «К Евгению»:

Нет уж, лучше сифилис, лучше жерла
Единорогов Кортеса, чем эта жертва.
Ежели уж суждено глазу
Быть выклеванным воронам,
Лучше, если убийца – убийца,
А не астроном.

С другой стороны, обратимся к тому, что принято называть «сухим языком цифр». На территории, которую после установления господства Кастильской Короны стали называть Новой Испанией, к 1519 г. жили, конечно, не 25 млн. человек, как предполагали Вудроу Бора и Шербурн Кук, но не меньше 7 - 8 миллионов человек там жили. В 1595 году на той же территории осталось (включая европейских поселенцев и их потомков) 1,37 миллиона человек. Представьте, что из каждых пяти Ваших родных, знакомых, соседей, просто прохожих на улице остался только один … Нет, большинство умерших не были убиты конкистадорами, и даже не умерли от непосильного труда на плантациях и рудниках – они оказались жертвами занесенных из Европы болезней и пьянства. Может ли это быть чем-то оправдано? Об этом пусть каждый судит сам.


Калюта Анастасия Валерьевна — к.и.н, научный сотрудник высшей категории, Российский этнографический музей.

ответ от 26.03.2017 г.:

Прежде всего, мне хотелось бы поблагодарить нашего украинского коллегу Виктора Талаха за ценные дополнения к моему ответу на вопрос и столь живую реакцию.

Правда, с моей точки зрения "талантливость" Косидовского и Керама заключается именно в использовании непроверенных и неподтвержденных, зато сенсационных фактов в своих сочинениях для широкого круга читателей. Этот "талант" характерен для большого числа журналистов-популяризаторов научных знаний и я думаю, что от него гораздо больше вреда, чем пользы. В данном случае они даже не потрудились заглянуть в первоисточники, чтобы проверить сообщения столь своеобразно мыслящих авторов как Майкл Харнер и Марвин Харрис, создателей очень смелой теории о подоплеке человеческих жертвоприношений у ацтеков. Впрочем приоритет здесь надо отдать, все-таки, Харнеру как первому автору опубликовавшему работу об "истинной" причине человеческих жертвоприношений.

Я умышленно не упомянула о них, чтобы не отходить от чисто арифметической стороны вопроса, но теперь вижу, что без их "культурного материализма" нельзя обойтись. В 1977 году Майкл Харнер в журнале American Ethnologist vol.4, N.1, pp. 117-135 опубликовал сравнительно небольшую статью "Экономический базис для ацтекского жертвоприношения", в которой утверждал, что нехватка белковой пищи из-за отсутствия у древнего населения Мексики домашнего скота в сочетании с частыми засухами и неурожаями побудили ацтеков... к каннибализму, замаскированному под человеческие жертвоприношения. Дело в том, что часть останков жертв действительно употреблялась в пищу, как вместилище сакральной энергии. В своих утверждениях Харнер опирался на пресловутые 25 миллионов населения Центральной Мексики накануне Конкисты и 250 000 жертв в год, "подсчитанные " Куком и Борахом. Годом позже в 1978 его выводы "подтвердил" и "дополнил" для широкого круга читателей Марвин Харрис в статье с громким названием "Каннибальское королевство", вошедшей в скандально известный сборник "Каннибалы и короли" Cannibals and Kings . New York, Random House, 1978, pp. 147-166. Харрис утверждал, что Тройственный союз был уникальным в истории случаем империи каннибалов, где вечно голодающее население могло благодаря человеческим жертвоприношениям время от времени отведать мяса. Кроме того, данная ситуация стимулировала экспансионистскую политику Тройственного союза, поскольку жертвы были в основном из военнопленных, и боевой дух молодых воинов, потому что вожделенное мясо получали захвативший пленного и родственники. Отмечу, что ни Харнер, ни Харрис не были специалистами по доколумбовым цивилизациям и, как мы видим из пояснения Талаха, весьма вольно трактовали сообщения колониальных кодексов т.н. группы Уицилопочтли.

В 1990 г. Бернардо Ортис де Монтельяно, американский исследователь мексиканского происхождения, опубликовал на английском языке книгу "Ацтекская медицина, здоровье и питание", в которой на основании своих знаний флоры и фауны Центральной Мексики, а также более внимательного изучения колониальных источников и тщательных подсчетов разнес выводы Харнера и Харриса в пух и прах. Тем не менее, такова устойчивость мифа, что цифры 20 000 жертв в год и 80 000 жертв при освящении главного храма Теночтитлана перешли в работы популяризаторов вроде Косидовского, а в наш цифровой век разошлись по Интернету.

Что касается рисунка и комментария в "Кодексе Теллериано-Ременсис", то еще есть один вариант его истолкования. На освящении храма присутствовало 20 000 человек верующих, которые как это было принято, "приносили в жертву" самих себя, пуская кровь из языка, конечностей и половых органов (см. Gonzalez Torres Yolotl El sacrifcio humano entre los mexicas Mexico: FCE, INAH 1985. p.252).

Что касается этической оценки человеческих жертвоприношений, то это вообще не имеет к антропологии никакого отношения.