Открытие царицы-воина майя

Зак Зорич
:::
Статьи и материалы
:::
майя

Глубоко под ритуальным зданием в древнем городе Вака команда археологов обнаружила гробницу, в которой, как полагают, находятся останки Госпожи К’абель[i] -  царицы майя, захороненной с множеством подношений, богатство которых говорит само за себя.

Глубоко под ритуальным зданием в древнем городе Вака команда археологов обнаружила гробницу, в которой, как полагают, находятся останки Госпожи К’абель[i] -  царицы майя, захороненной с множеством подношений, богатство которых говорит само за себя.

На протяжении девяти лет Оливия Наварро-Фарр возглавляет команду археологов, которые ведут раскопки в имеющем U-образную форму здании, расположенном в ритуальном центре города древних майя Вака.[ii] Прошедшим летом в восточной части здания они обнаружили прямоугольную платформу, поверх которой был расположен большой очаг, известный у археологов как «огненное святилище». Подобного вида святилища с IV по IX века часто встречаются за пределами области майя, на севере, где правители города Теотиуакан, расположенного поблизости от современного Мехико, достигли пика своего могущества. Что такое здание делает здесь, в городе майя в северной Гватемале, до сих пор не совсем понятно, но, возможно, оно говорит нам о политических связях города в регионе.

Раскрашенный сосуд из белого камня, найденный в гробнице, содержит как портрет, так и надпись, указывающую, что владельцем  предмета была «Госпожа Водяная Лилия-Рука», как дословно переводится имя Иш-К’абель. Также на сосуде указан её титул – «Госпожа Змеиная Владычица», свидетельствующий о её принадлежности к влиятельной "Змеиной" династии.

Раскрашенный сосуд из белого камня, найденный в гробнице, содержит как портрет, так и надпись, указывающую, что владельцем  предмета была «Госпожа Водяная Лилия-Рука», как дословно переводится имя Иш-К’абель. Также на сосуде указан её титул – «Госпожа Змеиная Владычица», свидетельствующий о её принадлежности к влиятельной "Змеиной" династии.

Археологи провели раскопки под частью здания вплоть до основания, чтобы узнать больше об использовании святилища на протяжении многих лет. Очевидно, что здание обновляли и расширяли неоднократно. На самом нижнем уровне археолог из Вустерского колледжа О. Наварро-Фарр обнаружила большое открытое пространство. После удаления мусора, образовавшегося от обвалившейся крыши, она вместе со своим партнером Гризельдой Перес из Национального института антропологии и истории Гватемалы смогла пролезть в камеру размером примерно 4 на 1,5 м. Огненное святилище стало ещё более загадочным, когда археологи осторожно убрали несколько плоских камней, накрывавших человеческий скелет и разнообразные примечательные артефакты.

Одним из таких артефактов был расписной сосуд, вырезанный из белого камня. На нем изображена пожилая женщина, появляющаяся из раковины. С обратной стороны сосуда были обнаружены иероглифы, которые, по словам эпиграфиста[iii] Стэнли Гюнтера из Южного методистского университета, связывают этот предмет с одной из самых влиятельных женщин в истории майя – Госпожой К’абель, царицей из «Змеиной» династии.[iv] Иероглифы в переводе с языка майя классического периода означают «Водяная Лилия-Рука» и «Госпожа Змеиная Владычица» - оба этих обозначения имеют отношение к Госпоже К’абель. Она принадлежала к влиятельной царской династии, центр которой располагался в Калакмуле. Представители этой династии правили на обширной территории от южной Мексики до тропических лесов Петена в Гватемале, среди которых и располагалось царство Вака. Госпожа К’абель была не просто царицей, но также носила высший в мире майя титул калоомте («верховный военачальник»).

Наварро-Фарр и Перес проникли в гробницу с той стороны, в которой находились ступни умершей. Они начали раскопки, продвигаясь от костей пальцев ног до черепа. Так они нашли множество предметов, среди которых раковина Спондилуса, положенная на таз, а рядом с ней – фигурка сутуловатого божества со вздутым животом. Также поверх левой части груди умершей и верхней части её руки были обнаружены осколки большой керамической тарелки, расписанной в стиле, характерном для Калакмуля. Когда-то с шеи покойной свисали два резных жадеитовых украшения, одно из которых (ок. 7,5 см.) покрыто изображениями и иероглифами. Другое украшение, по мнению содиректора проекта Дэвида Фрейделя из университета Вашингтона в Сент-Луисе, является портретом захороненного в гробнице человека. По мнению Фрейделя, найденные в гробнице предметы убедительно доказывают, что археологами была обнаружена именно Госпожа К’абель. В археологии майя, отмечает Фрейдель, мы зачастую не можем сказать с уверенностью, что кто-то является именно тем, кем мы его считаем, но в данном случае лучших вариантов нет. Если Дэвид Фрейдель прав, то эта гробница может дать нам возможность взглянуть на жизнь важной майяской царицы и роль женщин-правительниц в мире майя.

Ещё до открытия гробницы Госпожа К’абель была заметной фигурой в истории Вака. В городище её портрет запечатлен на нескольких стелах. Монументы, однако, не дают ясного ответа на вопрос, когда умерла царица – предположительно в период между 702 и 711 гг. Самое известное изображение царицы присутствует на стеле, где она показана удерживающей в правой руке скипетр, который мог использоваться при ритуале заклинания, а в левой – щит. Раковину Спондилуса она как раз носит на тазе, что соответствует находке в гробнице. Считается, что Госпожа К’абель могла командовать военными силами Вака, когда это царство вместе с Калакмулем воевало против Тикаля и его союзников.

Эта фигурка была найдена у тазобедренной кости. Считается, что на ней изображено божество Акан с выпуклым словно горшок животом.

Эта фигурка была найдена у тазобедренной кости. Считается, что на ней изображено божество Акан с выпуклым словно горшок животом.

Археолог Оливия Наварро-Фарр из Вустерского колледжа, один из руководителей команды, нашедшей камеру размером 4 м. на 1,5 м., где покоятся останки Госпожи К’абель. На фотографии она проводит раскопки возле черепа.

Археолог Оливия Наварро-Фарр из Вустерского колледжа, один из руководителей команды, нашедшей камеру размером 4 м. на 1,5 м., где покоятся останки Госпожи К’абель. На фотографии она проводит раскопки возле черепа.

Кажется довольно странным, что женщина могла быть военачальником, но у майя это не было чем-то из ряда вон выходящим. Известно, что пять женщин носили титул калоомте’. «Женщина могла иметь более высокий статус, чем мужчина, за которого она вышла замуж, - отмечает эксперт по гендерным ролям у майя Розмари Джойс из Калифорнийского университета в Беркли. – Дочь так же подходила для заключения альянса, как и сын».

Благодаря родословной и титулу Госпожа К’абель имела более высокий статус, чем ее муж К’инич-Бахлам II, правитель Ваки, однако не следует думать, что она обладала и большей властью. По словам г-жи Джойс, в своем видении роли женщин и мужчин общество майя придерживались концепции, которую современные ученые именуют гендерной дополняемостью (комплиментарностью). «Чтобы ритуал или церемония возымели эффект, нужно взаимодействие женского и мужского действующих лиц, - говорит специалист. – В самой сверхъестественной силе заключено как мужское, так и женское начало. А люди временно их разделили, так что для эффективного ритуала или важной церемонии нужно и то, и другое. Это не иерархия, это – взаимозависимость».

В качестве примера взаимного дополнения Р. Джойс указывает на стелу с изображением Госпожи К’абель. До того, как её вывезли из городища, она образовывала пару со стелой своего мужа К’инич-Бахлама II. На стелах, по всей видимости, изображен какой-то ритуал, в котором супруги приняли участие. «Этот ритуал проводился, потому что они оба принимали в нем участие», - отметила эксперт. Они вместе правят как единое целое, и это то, что наделяет их властью. «Речь не о том, что у неё власти больше, чем у него, - уточняет Р. Джойс. – Его власть повышается, поскольку они правят вместе».

Однако, как были разделены между ними политические и военные обязанности остается неясным. Нет никаких художественных изображений цариц майя, принимающих участие в сражении. Так что вела ли Госпожа К’абель войска в бой остается открытым вопросом. Фрейдель считает, что в её военные обязанности входила главным образом подготовка воинов к сражению посредством ритуалов. Она, конечно, могла находиться на поле сражения, но, как считает Фрейдель, маловероятно, что Госпожа К’абель лично принимала участие в самой схватке.

Эту керамическую тарелку положили на левое плечо и верхнюю часть руки умершей. Собранная воедино из осколков, она была выполнена в характерном для Калакмуля стиле. Именно из этого города происходила сама Госпожа К’абель.

Эту керамическую тарелку положили на левое плечо и верхнюю часть руки умершей. Собранная воедино из осколков, она была выполнена в характерном для Калакмуля стиле. Именно из этого города происходила сама Госпожа К’абель.

Эту керамическую тарелку положили на левое плечо и верхнюю часть руки умершей. Собранная воедино из осколков, она была выполнена в характерном для Калакмуля стиле. Именно из этого города происходила сама Госпожа К’абель.

Общей практикой для правителей, выигравших важные сражения, была фиксация этих побед с изображением своей персоны, стоящей на поверженном царском пленнике. На резных памятниках, например, из Калакмуля, Наачтуна и Наранхо царицы майя после сражения изображены с пленниками или даже в качестве пленниц - это свидетельствует о том, что они также принимали участие в войнах, как и их супруги.

Некоторые царицы майя, как носившие титул калоомте’, так и не имевшие его, играли четко определенную роль в войнах. Трейси Арденн из университета Майами отмечает, что при подготовке к войне женщин привлекали к участию в ритуале заклинания, когда они просили помощи у своих предков. Р. Джойс определила, что некоторых женщин, особенно пожилых, древние майя считали способными проникнуть в сверхъестественный мир. Так что Госпожу К’абель могли почитать за способность привлекать на поле боя сверхъестественные силы ее предков из «Змеиной» династии. Но это не гарантировало успеха. В период правления Госпожи К’абель в качестве калоомте’ «Змеиная» династия потерпела значительное военное поражение. В 695 году владыка Тикаля разгромил армию Калакмуля, которая, скорее всего, в том числе состояла и из воинов Госпожи К’абель. Монумент, найденный в соседнем городище Ла-Корона, показывает, что правитель Калакмуля, вероятно, брат Госпожи К’абель, после поражения сбежал в этот город. По непонятным пока причинам, Госпожа К’абель и К’инич-Бахлам II продолжали править в Ваке.

Покрытое джунглями здание, где была найдена гробница, некогда являлось частью церемониального центра Ваки.

Покрытое джунглями здание, где была найдена гробница, некогда являлось частью церемониального центра Ваки.

Стела, на которой изображена Госпожа К’абель, сейчас находится в Музее искусств Кливленда. Это одна из самых четких  исторических записей о жизни могущественной царицы.

Стела, на которой изображена Госпожа К’абель, сейчас находится в Музее искусств Кливленда. Это одна из самых четких  исторических записей о жизни могущественной царицы.

На этой ранней стадии исследования гробницы сложно делать выводы. Ещё предстоит изучить артефакты, костные останки и провести радиоуглеродную датировку. Но многие эксперты считают, что титул калоомте’ тесно связан с огненным святилищем. Первым известным человеком, носившим его, был военачальник из Теотиуакана, которого звали Сихйах-К’ахк’. Он привел армию в Вака, где подготовился к вторжению в Тикаль, после которого весь регион подпал под власть Теотиуакана. Фрейдель считает, что возведение огненного святилища в Ваке стало прямым следствием визита Сихйах-К’ахк’а. Когда Теотиуакан утратил свое могущество в регионе, «Змеиная» династия стала использовать титул калоомте’ и огненное святилище как средства для легитимизации собственной власти.

Фрейдель отмечает, что огненное святилище, предположительно, было посвящено богу солнца. Проводившиеся здесь церемонии, возможно, были связаны с войной и земледелием, поскольку майя верили, что солнце имеет отношение к этим двум столь различным аспектам человеческой деятельности. Фрейдель полагает, что калоомте’ действовал как верховный жрец или жрица святилища. После смерти Госпожи К’абель найденную командой Наварро-Фарр гробницу вмонтировали в огненное святилище, а над ней возвели ступенчатый свод. По мнению Фрейделя, поместив в огненное святилище гробницу Госпожи К’абель, майя сделали её покровительницей этого места. Такое происходило и с другими святилищами. Захоронение царицы, должно быть, имело весьма значимый духовный смысл. «Цариц хоронили как воплощение творения и одушевленной земли, - говорит Фрейдель. – Госпожа К’абель – это проход и сердце огненного святилища, существо, через которое вы получаете доступ к силе творения».

Зак Зорич – главный редактор журнала Archaeology.

Источник – журнал Archaeology, май/июнь 2013 / www.archaeology.org

Перевод: Indiansworld.org

Примечания Indiansworld.org


[i] Правильнее было бы называть ее Иш-К’абель. В письменности майя иероглиф иш, «госпожа» указывает, что речь идет о женщине. Это не титул или вежливое обращение, а, скорее, начальная часть имени.

[ii] В русскоязычной литературе он более известен как городище Эль-Перу.

[iii] Эпиграфистами называют специалистов, изучающих иероглифические надписи майя.

[iv] В англоязычной литературе «Змеиным» часто называют Канульское царство майя.