Женщины мапуче

Альваро Боркес Скеуч, Айдэ Адрисола Росас ::: История и этнография народа мапуче

На раннем этапе становления человеческого общества женщина играла основополагающую роль. Ее активное присутствие в реуэ было синонимом экономического благополучия. Индейцы во время набегов стремились в первую очередь брать в плен именно женщин, иногда на­беги устраивались исключительно с целью захвата жен­щин. Их заметная потеря вела к упадку производитель­ной способности общества. Поэтому женщина была так­же и предметом обмена, а отношение к ней зависело от ее физических данных, на что обращалось особое внима­ние при заключении браков, ибо отсутствие таковых сказывалось в значительной степени на производительно­сти труда всей общины.

Не имея возможности далеко и надолго отлучаться от семейного очага, обремененная многочисленными домаш­ними обязанностями — смотреть за детьми, готовить пи­щу, следить за порядком в доме, — женщина была тем центром, вокруг которого группировались все домочадцы.

Круг женских дел был обширен и многообразен: она занималась земледелием, стирала, готовила, изготавлива­ла посуду, заготавливала дрова и воду, собирала дикие плоды, выделывала ткани, воспитывала детей. Такое по­ложение женщины в обществе определяло и генеалогию происхождения по материнской линии: дети принадлежа­ли не к роду отца, а к роду матери.

Как уже было объяснено, считалось, что отец не имеет никакого физиологического отношения к рождению ребенка: он появляется на свет по воле одного из пред­ков матери. Уход же за ребенком со стороны отца — это лишь проявление дружеского расположения, но вовсе не обязательное. Все заботы по уходу и воспитанию ложи­лись на мать — ребенок был ее плотью.

Женщина полностью и беспрекословно подчинялась мужу. Даже жизнь ее зависела от него; заподозрив жену в неверности, муж мог убить ее безнаказанно. Но жен­щина не пыталась ни протестовать, ни тем более восста­вать против такого положения: она понимала свою роль в обществе именно такой — способствующей его сущест­вованию; ее поведение должно полностью соответство­вать интересам группы.

Символом женщины была луна, ибо фазы луны соот­ветствуют регулам крови, что сказывается на половой активности и способности к деторождению, отражается на плодовитости.

Мистический оттенок носило занятие женщины зем­леделием — она олицетворяла собой плодородие и изоби­лие. Сельскохозяйственная деятельность не была навязан­ной женщине извне. Просто считалось, что тот, кто обра­батывает землю, должен передать ей свою способность плодоносить. А такой способностью обладают только жен­щины. Земля же, обработанная мужчиной, может подвер­гнуться напастям, в конце концов она не принесет уро­жая, и голод постигнет племя. Дабы избежать этих не­счастий, не мужчины, а женщины должны взять на себя эту работу. Мужское дело — тяжелая работа по выкор­чевке леса, но они ни в коем случае не должны обраба­тывать поле, а тем более сеять.

Способность женщины беременеть также для мапуче что-то мистическое, ибо, как мы уже говорили, существо­вало поверье, что в этом отражается воля одного из предков, избравшего женщину для ее исполнения.

Мужчина — охотник н воин — постоянно отсутствует, часто покидает дом для участия в коллективных работах, которые всегда заканчиваются развлечениями, идет на другие празднества. Поэтому управление домом было обязанностью женщины. Физическая выносливость жен­щины мапуче поразительна: ее стойкость поддерживала равновесие и здоровый дух в семье. Ее отвага не уступала отваге мужчины.

Женщина никогда не принадлежала сама себе, не рас­полагала собой. В брак она вступала по воле отца или в качестве возмещения за ущерб, или же ее отдавали замуж с целью поддержать целостность реуэ. И она всегда была покорна. Но женская сущность все-таки находила выход в кокетстве, стремлении всегда выглядеть хорошо, быть привлекательной. Она тщательно ухаживала за своими черными как смоль волосами. Причесывалась много раз на дню, тщательно заплетая длинные косы, спускавшие­ся ниже колен. Обрезать волосы для женщины было бес­честьем. А если все же надо было привести их в порядок, укоротить, она разделяла волосы на прядки и опаляла> концы горящей палочкой. Расческа, «рена», делалась из твердых побегов растений в виде щеточки. Волосы мыли специальным раствором, настоенным на различных тра­вах и дробленой древесной коре.

Женщины красили лицо красками, предпочитая для одних торжеств красную краску, для других — голубую. Изготовляли кремы из цветной земли или красящих рас­тений, смешивая их с жиром лам или птиц. Эти краски использовали и мужчины, отправляясь на войну, дабы устрашить врага. Ежедневно мылись в заводях или реках и летом и зимой. Купание было делом естественным, а потому женщины и мужчины купались раздетыми, не испытывая при этом стыдливости.

По понятиям мапуче женская красота выражается прежде всего в фигуре. Женщина не должна была быть слишком высокой: высокий рост — достоинство мужчины. Но и не слишком маленькой, чтобы не быть похожей на ребенка. Не толстой, ибо полнота — это признак лени, но и не слишком худой — худоба свидетельствует о плохом здоровье.

По отношению к детям с особым тщанием женщина осуществляла начальное воспитание, окружая их лаской и нежностью, заботясь о них в первые годы жизни не­устанно. Куда бы она ни шла, она несла дитя в люльке, «купельуэ», привязанной к спине через плечо так, чтобы можно было свободно поворачивать голову. Когда мать работала в поле, она ставила люльку на землю, подпи­рала ее шестами с двух сторон.

Ребенка кормили без какого бы то ни было режима — пока он не высасывал все молоко. Детской диеты, ясно, не было.

Женщины были хорошими рассказчицами, и дети по­долгу и с интересом слушали их. В минуты отдыха жен­щины играли с детьми, учили их что-нибудь мастерить в зависимости от их возраста и способностей, внушая им в то же время почтение к предкам и перешедшей от них культуре. Забота о престарелых и больных также была обязанностью женщины.

Мужья-мапуче были чистоплотными, и женщины дол­жны были следить за тем, чтобы одежда их была опрят­ной и даже изящной. Стирали на берегу реки или озера в корыте с горячей водой. Вместо мыла употребляли кору и рубленые ветки некоторых деревьев, а также золу чер­тополоха. Если пятна не сходили при ручной стирке^ белье терли остовом кукурузного початка.

Женщина-мапуче жила под властью мужчины, отца или мужа, а потому заботилась о его благополучии боль­ше, чем о своем собственном. Свой трудовой день она начинала с восходом солнца и заканчивала поздно ночью: домашние дела, работа занимали все ее время настолько, что порой она подолгу не могла навестить ни своих со­седок, ни замужних дочерей. Общественная деятельность женщины и ее социальные связи поэтому были весьма скудны и ограничивались в основном общением с теми, кто непосредственно окружал ее.

Во время войны женщины носили еду воинам, уха­живали за ранеными. В тяжелые периоды войны участво­вали в битвах наравне с мужчинами.

Можно без преувеличения сказать, что война за сво­боду Арауко потерпела бы поражение при первом же столкновении с испанцами, если бы в ней не участвовали женщины. Женщина никогда не отступала, вселяла му­жество в «конас», готовность к самопожертвованию, осо­бенно когда речь шла о защите родной земли. История? мапуче знает много примеров героизма женщины.

До наших дней живет в памяти народа образ отваж­ной Ханекео. В одном из боев пал ее муж, и она встала» на его место, взяв на себя командование отрядами мапуче. После нескольких успешных атак мапуче удалось за­хватить город-крепость. Эта арауканская Жанна д’Арк? возглавила впоследствии одно из самых больших и по­бедных индейских восстаний.

Если бы кто-то пожелал воздвигнуть памятник само­отречению во имя своего народа, за образец он мог бы взять женщину-мапуче тех времен — послушную, но спо­собную пожертвовать собой, сознающую свою социальную ответственность за сохранение и поддержание традиций т культуры своих предков.

Четыре века упорной освободительной борьбы не унич­тожили ни духа непокорности, ни чувства собственного достоинства индейцев именно потому, что благодаря жен­щине сохранился и собственный язык — сила, определяю­щая культуру и служащая препятствием ее разрушению.

Однако не следует думать — мы это подчеркивали, — что женщина не обладала индивидуальностью и была за­битым существом и игрушкой в руках мужчины, покорно подчиняющейся и теряющейся в несчастьях, неспособной дать отпор. Женщина-мапуче решительна, а в случае не­обходимости может проявить волю. Она ответит на не­справедливое наказание, если считает себя невиновной. Если ей нанесено оскорбление, то она не остановится в выборе средств, чтобы отомстить за обиду, она умеет за­щищаться. Если с ней плохо обращаются или на нее нападают, она превосходно может отразить атаку.

Во время опасности она действует решительно. Ее излюбленное оружие — горящая головешка, которая всег­да наготове, в очаге. Другое грозное оружие женщины — кипящая вода, которой она поливает всякого, кто пыта­ется приблизиться к ней с недобрыми намерениями. И го­ловешку, и кипящую воду она с не меньшим успехом использует и в супружеских спорах, если считает свою правоту доказанной. Решимость индейской женщины спо­собна сдерживать агрессивность любого мужчины: пы­таясь заигрывать с ней, он рискует в один прекрасный момент остаться уродом. Кто однажды столкнулся с раз­гневанной женщиной-мапуче с головешкой в руке, второй раз этого уже не захочет. Женщина ловко и метко бро­сает камни, а если требуют обстоятельства, то прибегает и к чисто мужским видам оружия.

Иными словами, подчиненное положение женщины-мапуче вовсе не означало ее порабощения.