Война во имя свободы

Альваро Боркес Скеуч, Айдэ Адрисола Росас ::: История и этнография народа мапуче

Вооруженная борьба требует солидарности, дающей (возможность организовать всех членов сообщества против опасности. Это не просто сумма индивидуальных актов. В основе войны лежат глубокие социальные мотивы; она является следствием исторически возникающих экономи­ческих и мировоззренческих конфликтов, не находящих мирного разрешения. Успешное ведение войн возможно лишь при наличии подготовленного, хорошо обученного войска, при достаточно разработанных принципах стра­тегии и тактики.

В начальный период истории мапуче войны у них возникали по причинам ограниченного характера, лишен­ным политической окраски. Завоевания и экспансия бы­ли чужды их социальной организации. В мифологии ма­пуче отсутствуют боги войны как таковые. Скорее можна говорить о злых духах, которые разжигали в людях жаж­ду мести и неприязнь, подстрекая их к насилию, причем) иногда такие чувства охватывали целое племя. Правда, среди исследователей бытует мнение о том, что богом1 войны у мапуче был Эпунамун. Но в действительности это был бог зла, возбуждающий конфликты между людьми.

Поскольку индейцы не стремились к порабощению со­седних народов, то соперничество между племенами ог­раничивалось отдельными стычками с целью захвата добычи, которая удовлетворила бы нужды племени или утолила бы жажду мести.

Жестокость конкистадоров сделала мапуче воинствен­ными. Они оказались способными создать четкую воен­ную организацию на основе народного ополчения и ус­пешно отражать натиск испанских, а затем и чилийских войск на протяжении трех с половиной столетий. Это был один из первых и наиболее ярких примеров национально- освободительной борьбы в истории человечества.

На время военных действий мужчины-мапуче стано­вились «кона» — воинами, обязанными защищать свою землю и обычаи. Получив сигнал об опасности, кона соби­рались на лесных полянах под руководством старейшин*. Старейшины, произнося длинные и торжественные речи, вселяли мужество в сердца слушателей, призывали их к действию, восхваляя героические деяния предков как пример, достойный подражания. После победы над вра­гом войско распускали, воины возвращались к своим очагам и праздновали победу.

До прихода испанцев тактика мапуче заключалась главным образом в неожиданных нападениях из засад.

При этом они проявляли настоящее воинское мастерство, что во многом помогло им избежать гнета и рабства.

Состояние довольно мирного существования было прервано сначала инкским нашествием, а затем вторже­нием испанцев. Нашествию чужеземцев народ мапуче противопоставил упорное сопротивление. Мапуче вели борьбу с такой решимостью и яростью, что сделали свои границы практически неприступными.

Однако традиционные методы мапуче не годились для отражения нашествия испанцев, поскольку те располага­ли более совершенным оружием и владели разнообразны­ми, неизвестными индейцам тактическими приемами. И мапуче сумели выработать новую тактику, изменить иерархию командного состава, организовать военное обу­чение. Все это привело к тому, что Арауканские войны стали наиболее затяжными и суровыми и стоили Испа­нии больше человеческих жизней, чем все остальные военные кампании в Латинской Америке.

Перед началом боевых действий собирался совет уль­менов. О принятом решении извещались все общины, куда посылали вестника, «уэркэна», несшего окровавлен­ную стрелу как символ войны. Этот обычай назывался «пэфкитун» — «бег стрелы». День и место сбора воинов объявлялись с помощью «прон»: шнурами на прон отме­чался лунный месяц, а дни обозначались узлами. Распо­ложение узлов указывало время, и воины собирались точно в назначенный срок.

Во главе совета ульменов первоначально стояли самые сильные воины, но затем предпочтение стали отдавать самым способным и отважным. Военный предводитель получал звание токи и в качестве знака своей власти но­сил на шее плоский камень па шнуре. Токи определял порядок походов, а в период военных действий обладал абсолютной властью. После разрешения конфликта он те­рял свои полномочия и возвращался к своим обычным обязанностям.

Захваченных пленников мапуче либо приносили в жертву, либо обращали в рабство, то есть обращались с ними примерно так же, как с пленными мапуче обраща­лись испанцы.

В истории Арауканских войн много славных имен знаменитых токи, которые осуществили блестящие кам­пании, стоящие в одном ряду с воинскими подвигами ми­ровой истории. Это Мичималонко, Кауполикан. Лаутаро, Оромпельо, Килалэво, лукапель, Лиентур, Ангамон, Пе­лантаро, Кальфукура и даже женщина Янэкэо.

Военные кампании Лаутаро восхищают своей смело­стью. В свое время они служили образцом военной стра­тегии. Если бы этот токи не был предан в своем лагере на берегах Матакито, ему, несомненно, удалось бы отвое­вать Сантьяго и завершить начатую на юге Араукании победоносную кампанию.

Пелантаро изгнал испанцев со всей территории к югу от Био-Био и превратил в руины основанные ими крепо­сти. Этот выдающийся стратег возглавил самое грандиоз­ное выступление мапуче в колониальный период. Никогда Испания не терпела столь сокрушительного поражения на Американском континенте, как в сражении при Куралаве. В этом сражении полегло почти все войско испан­цев во главе с самим генерал-губернатором Чили Онес де Лойолой. В этой битве Пелантаро использовал артил­лерию и отряды мушкетеров, вооруженные оружием, от­битым у врага. Он был великим воином Араукании, а его жизнь — пример героической борьбы мапуче против ис­панских захватчиков.

Кальфукура правил аргентинской пампой более со­рока лет и поддерживал на высоком политическом уровне отношения с правителями Ла-Платы, держась с ними на равных.

Выдающимся организатором войска мапуче был Кауполикан. Он установил своеобразные военные ранги, ко­торые сохранялись в течение всего периода Арауканских войн. Ополчением федерации, «уичанмапу», командовали соответствующие токи. Отрядами каждой айльяреуэ ко­мандовал «лонко», а подразделениями реуэ— «иналонко». Было введено подчинение нижестоящего военачальника вышестоящему. Те, кто носил звание токи, планировали порядок атаки и указывали пункты сбора в случае от­ступления.

Оружие, которым пользовались мапуче до прихода испанских конкистадоров, было таким же, как и у других народов Америки. Некоторые различия объяснялись местными материалами, из которых его изготавливали. Мапуче использовали лук, копье, палицу, булаву, пращу, лассо, пику, болеадорас и другие виды оружия, имевшие второстепенное значение.

Лук и стрелы первоначально были основным оружием мапуче. Впоследствии, когда индейцы убедились, что стрелы не наносили большого урона испанцам, лук усту­пил место пикам. Грозным оружием была болеадора. Ее бросали под ноги лошадям во время кавалерийских атак испанцев, в результате чего и животное, и всадник пада­ли на землю, где становились жертвой воинов, вооружен­ных палицами. Мапуче с успехом использовали также большие каменные глыбы, которые обрушивали со скал на солдат противника, когда те двигались по речным тес­нинам. На направлениях возможных атак испанской ка­валерии они вырывали множество ям, которые стано­вились часто непреодолимым препятствием для лоша­дей.

Индейские укрепления, «малал», представляли собой огороженную частоколом территорию, внутри которой имелась еще одна изгородь, устроенная таким образом, что лучники могли вести стрельбу из луков сквозь щели в ней.

Индейское войско обычно имело следующий боевой порядок: в первом ряду шли воины, вооруженные корот­кими пиками от четырех до пяти метров длиной. Во вто­ром ряду — копейщики с копьями длиной от шести до восьми метров. Рядом с ними сражались воины, воору­женные палицами — «маканами». Макана представляла собой тяжелую толстую дубинку из дерева твердых пород длиной около двух метров с изогнутым концом. В бою участвовали пращники и лучники. Тело воина защищал твердый нагрудник из шкур морских животных, голову — своего рода каска, простеганная изнутри.

Атака индейского войска всегда была внезапной: вои­ны собирались скрытно в ночное время и дожидались рас­света. Начало атаки сопровождалось угрожающими вы­криками и насмешками над врагами. В первый период борьбы с испанцами наступление войска мапуче было стихийным и неорганизованным, что давало врагу преи­мущество. Но, приобретя опыт, мапуче достигли высокой степени координации действий между отдельными отря­дами, благодаря чему стали одерживать победы. Иногда они были настолько уверены в своей победе, что сооб­щали конкистадорам о своих намерениях начать сраже­ние. В этом случае в знак презрения и вызова они клали ветви коричного дерева вместе со скрещенными окровав­ленными стрелами в окрестностях крепости или лагеря противника или около дороги, по которой он обычно дви­гался. Если, наоборот, индейцы хотели мирного урегу­лирования, то в тех же местах как символ дружбы они клали трубку мира или ветви мирта.

Приемы ведения боя мапуче отличались разнообра­зием и хитроумием. В разгар сражения они имитировали отступление, чтобы заманить противника в западню, где его ожидали хорошо замаскированные свежие силы. По ночам они разжигали костры, создавая видимость лаге­ря в определенном месте; часто к деревьям привязывали собак, чтобы они своим лаем создавали впечатление стоянки воинов, в то время как сами находились совсем в другом месте. Испанцы зачастую атаковали эти лож­ные лагеря и оказывались в ловушке.

Свои атаки мапуче предпочитали проводить в лун­ные ночи. Их войско выстраивалось в форме полумесяца; на флангах располагалась кавалерия, перед которой стоя­ла задача окружения испанских отрядов. Сигналом к на­чалу атаки было восклицание: «Амутуи!» («Идем впе­ред!»), которое выкрикивал каждый командир отряда. Токи находился в центре полумесяца, а каждый лонко — впереди своих воинов.

Хорошими союзниками мапуче были туман и дождь, так как лошади противника в это время скользили, а у аркебуз намокали фитили. Кроме того, дождь и туман маскировали маневры индейцев.

Отступающих индейцев трудно было преследовать, потому что их отряды рассредоточивались в разных на­правлениях и изматывали силы противника. Поэтому со временем испанцы вообще отказались от преследования индейцев.

Когда у мапуче появились лошади — сначала захва­ченные у испанцев, а затем разведенные ими самими, — они организовали кавалерийские соединения и оказались прекрасными наездниками. Индейцы создали своего рода кавалерийский десант: помимо всадника-копейщика, на крупе лошади находился еще один воин, вооруженный пикой или луком, который спешивался по прибытии на поле боя.

В процессе длительной вооруженной борьбы мапуче вывели свою породу лошади. Постоянными тренировка­ми и специальным воспитанием индейцы добились уди­вительной быстроты и выносливости лошади, превратив ее в эффективное средство в борьбе за свободу родной земли. С момента рождения жеребенка индеец ласкает его, играет с ним, разговаривает, без конца седлает и рас­седлывает, но не садится на него. Когда жеребенок под­растает и наступает время езды, животное не восприни­мает это как нечто неожиданное. Каждый день индеец ездит на нем рысью и галопом по твердой и болотистой почве, по равнинам и горам, по лесистой местности и по степи, обучая его преодолевать рвы и заграждения. Он заставляет лошадь переносить голод и жажду, приучает к тому, что при опущенных поводьях она должна замереть и не двигаться. Не случайно испанцы считали, что ин­деец заколдовал лошадь, так как принадлежащие ему животные превосходили лошадей самых лучших пород, завезенных из Испании.

Использование кавалерии говорит о способности ма­пуче к восприятию элементов другой культуры. Не будь этого, не исключено, что они разделили бы судьбу ацте­ков и кечуа.

В дальнейшем мапуче научились ковать железо. За­хватывая у испанцев различные металлические предме­ты, они превращали их в оружие: ножи, мачете, наконеч­ники копий и т. д. Однако доспехов из металла мапуче никогда не изготовляли, считая, что они сковывают сво­боду движений. Со временем и испанцы отказались от доспехов, поскольку они не защищали ни от ударов маканы, ни от болеадорас. У них сохранился только шлем.

Победоносная справедливая война, которую на протя­жении трех с половиной веков вели мапуче, оказала боль­шое влияние на развитие освободительного; движения во всех американских колониях Испании.