Заметки переводчика

Бартоломе де Лас-Касас ::: Кратчайшее сообщение о разорении Индий ::: Талах В.Н.

Ф. Гойя. Портрет Хуана Антонио Льоренте. Ок. 1810. Сан-Паулу, Музей искусств.

Ф. Гойя. Портрет Хуана Антонио Льоренте. Ок. 1810. Сан-Паулу, Музей искусств.

С портрета кисти великого Гойи на нас смотрит приветливое жизнелюбивое лицо средних лет мужчины в щеголеватой шёлковой сутане и со знаком Королевского Ордена Испании на груди. Лицо человека, упразднившего испанскую инквизицию – падре Хуана Антонио Льоренте. 

Биография самого Льоренте заслуживает романа, в ней столько примечательных моментов и поворотов, что останавливаться на них – значит очень далеко уйти от предмета нашего предисловия, тем более – в этом нет необходимости, так как имеется его подробное жизнеописание, принадлежащее перу С. Г. Лозинского и предпосланное русскому переводу наиболее известного труда Льоренте – «Критической истории испанской инквизиции»[1].

Для нас достаточно отметить, что для шестидесятишестилетнего Льоренте 1822 год был одним из самых сложных в жизни. Вынужденный семью годами ранее покинуть родную Испанию, лишённый там званий и имущества, он перебивался в Париже уроками испанского и скромными доходами приходского священника. Однако и во Франции времён Людовика XVIII либеральный священнослужитель, сотрудничавший ранее с Бонапартами и инициировавший упразднение инквизиционного трибунала, вызывал подозрения и неприязнь. Изданная им в 1817 - 1818 годах «Критическая история испанской инквизиции» была с неприкрытой враждебностью встречена клерикальной реакцией, специально ответившей в лице своего самого талантливого пера, Жозефа де Местра, «Письмами одному русскому дворянину по поводу испанской инквизиции»[2]. Подозрительность к Льоренте со стороны французских властей усилилась после испанской революции 1820 г., к которой тот отнёсся с открытой симпатией. Иммигранта-либерала лишили места священника, ему запретили преподавать в школах. Льоренте не остался в долгу и в 1822 г. опубликовал два тома «Политических портретов пап», вызвавших скандал. Обвиненный в оскорблении папства и в причастности к карбонаризму, Льоренте в конце 1822 г. был выслан из Франции. Через пять недель после возвращения в Испанию, 5 февраля 1823 г. он скончался.

Титульный лист «Собрания сочинений преосвященного епископа Чиапы …» 1822 г.

Титульный лист «Собрания сочинений преосвященного епископа Чиапы …» 1822 г.

И вот, в последний год своей жизни, среди неустроенности и политических преследований, почти одновременно с «Политическими портретами пап» Льоренте издаёт в Париже ещё одну книгу (где он только нашёл на неё средства): собрание сочинений Бартоломе де Лас-Касаса, епископа Чиапы[3], в котором помещает подробное жизнеописание их автора. Зачем он это делает? Почему Лас-Касас? Разве нет более животрепещущих тем в охваченной революционным брожением Европе 1822 года? Объяснений может быть несколько. Во-первых, Лас-Касас был одной из идеологических икон либерального католического клира начала XIX века; недаром Льоренте приводит в своём очерке мнения таких ярких его представителей как аббат Грегуар, Грегорио Фунес, Сервандо Мьер, и сборнику даёт название: «Собрание сочинений преосвященного епископа Чиапы дона Бартоломе де Лас-Касаса, защитника свободы американцев» Во-вторых, как кажется, один необычный испанский священник почувствовал родственную душу в другом, ещё более необычном, так же не понятом и до конца не принятом на родине. В-третьих, на исходе жизни доступным ему способом Льоренте защищал то, что ему было дорого. Он оправдывал свою родину, убеждая: Испания – это не только инквизиторы и конкистадоры, Испания – это ещё и Лас-Касас; равным образом он защищал католическую церковь, с которой его жизнь была связана с четырнадцати лет, говоря: католическая церковь – это не только властолюбивые, алчные и порочные иерархи, не только «Index librorum prohibitorum»[4], католическая церковь – это ещё и Лас-Касас.

При всём при том, написанный Льоренте биографический очерк весьма не свободен от недостатков, особенно в части изложения фактов. В наибольшей степени не соответствуют установленным современной наукой данным о Лас-Касасе описания его юности и молодости (ввиду скудости источников и неточности использованных сведений Ремесаля) и изложение событий между 1527 и 1539 годами (на самом деле достаточно сложных и запутанных, со множеством калейдоскопически сменявшихся эпизодов). Иногда Льоренте домысливает причинно-следственные связи, которых не было. Так, например, он считает, что в 1546 г. Лас-Касас вынужден был покинуть Америку по требованию кастильских властей, начавших расследование по поводу его «Исповедальника». На самом деле, это расследование имело место двумя годами позже, а свою епархию Лас-Каса оставил из-за враждебности испанских поселенцев в Чиапасе. Слабые стороны работы Льоренте являются следствием очень ограниченного круга источников, которыми он имел возможность пользоваться. Помимо сочинений самого Лас-Касаса это Ремесаль, как оказалось, во многих случаях очень неточный, а также Торкемада и Эррера, местами не очень точные. Архивные материалы, ни из Севильи, ни из Симанкаса для Льоренте были тогда недоступны.  

Тем не менее, очерк Льоренте – это, по сути, первое написанное с научно-критических позиций историографии Нового времени жизнеописание Бартоломе де Лас-Касаса. После него появилось море литературы на эту тему, сформировалось даже особое направление в латиноамериканистике: «ласкасасианство», но началом явился предлагаемый ниже очерк Хуана Антонио Льоренте.

Перевод выполнен по изданию: Colección de las obras del venerable obispo de Chiapa, don Bartolomé de las Casas, defensor de la libertad de los americanos. Tomo primero. Paris, 1822. Pgs. 1- 94.

Разбивка на разделы произведена переводчиком исключительно в видах удобства размещения очерка Х. А. Льоренте на веб-сайте; приведённые в ломаных скобках <> названия разделов принадлежат переводчику.

 

***

Бартоломе де Лас-Касас. Гравюра Томаса Лопеса Энгиданоса по рисунку Хосе Лопеса Энгиданоса из серии «Retratos de los españoles ilustres» («Портреты выдающихся испанцев»), 1801.

Бартоломе де Лас-Касас. Гравюра Томаса Лопеса Энгиданоса по рисунку Хосе Лопеса Энгиданоса из серии «Retratos de los españoles ilustres» («Портреты выдающихся испанцев»), 1801.

Самое знаменитое из сочинений Бартоломе де Лас-Касаса, «Кратчайшее сообщение о разорении Индий» или как его просто называют «Кратчайшее», первоначально вовсе не предназначалось автором для широкого круга читателей. Собственно говоря, оно было написано для одного единственного читателя: наследника испанского престола  принца Астурийского Фелипе (будущего короля Филиппа II), с надеждой, что его, возможно, прочитает также отец Фелипе, император Священной Римской империи и король Кастилии, Арагона, Валенсии, Леона и прочая Карл V. Во время встречи с Карлом в Вальядолиде в марте или апреле 1542 г. Лас-Касас, по сообщению хрониста Алонсо де Санта-Круса, проинформировал императора «о великих жестокостях и разорениях, которые христиане совершают и совершили по отношению к индейцам»; монарх назначил комиссию в составе государственного секретаря Лос-Кобоса и членов своего Ближнего Совета доктора Гевары и лиценциата Фигероа, «чтобы они присутствовали в Совете по Индиям и посмотрели на то, что говорит монах, и так они собирались многие дни в определённый час, пока он полностью не прочитал им некоторое сообщение, которое принёс написанным, весьма объёмистое»[5]. По всей видимости, это и был первоначальный вариант «Кратчайшего». Результаты чтений, как кажется, не вполне удовлетворили Лас-Касаса и, судя по имеющимся в тексте заметкам, летом-осенью того же года он существенно переработал его, закончив первую редакцию 8 декабря в Валенсии. Тем не менее, каких-либо признаков того, что он собирался в то время обнародовать своё сочинение, нет.

После того, как под давлением колонистов в 1545 г. были частично отменены «Новые законы», а в Перу разгорелся «великий мятеж» энкомендеро, требовавших полного отказа от них, в 1546 г. в «Кратчайшее» были внесены небольшие дополнения (о походе во Флориду и о событиях в Перу), по всей видимости, Лас-Касас собирался вновь кому-то направить своё сочинение. Нет, правда, никаких сведений, что это намерение было как-то осуществлено. Ещё через два года, в 1548 г. был подготовлен к изданию сильно переработанный текст «Кратчайшего», озаглавленный «Обобщённая история и кратчайшее и правдивое сообщение о том, что увидел и что записал преподобный отец брат Бартоломе де Ла-Пенья из ордена Предикадоров по поводу горестного и печального разорения Индий, островов и материка Северного Моря» [La Historia sumaria y relación brevísima y verdadera de lo que vio y escribió el reverendo padre fray Bartolomé de la Peña, de la Orden de Predicadores, de la lamentable y lastimosa destruición de las Indias, islas y tierra firme del mar del Norte]. Впрочем, крупнейший современный знаток жизни и творчества Лас-Касаса Исасио Перес Фернандес полагал, что автором этого текста является не сам Лас-Касас, а один из его спутников, итальянец по происхождению брат Хордан де Пиамонте [Jordán de Piamonte][6]. Так или иначе, и это сочинение осталось в рукописи.

Только через 10 лет после написания, по итогам знаменитого Вальядолидского диспута с Сепульведой Лас-Касас решил ознакомить с «Кратчайшим» (равно как с другими своими сочинениями) более широкую аудиторию, чем королевская семья и члены Совета по Индиям, и напечатал его в Севилье в типографии Себастиана Трухильо. Следует заметить, что тогда выход книги вышел практически незамеченным: при дворе со взглядами Лас-Касаса и так были знакомы и относились к ним как к блажи человека святого, но не вполне от мира сего, а испанскую читающую публику занимали прославления подвигов соотечественников, а не обличения их зверств. Было, правда, возмущенное письмо Торибио Мотолинии королю от 2 января 1555 г. по поводу необоснованных «угрызений, которые от Лас-Касаса, епископа, бывшего в Чиапе, внушаются Вам и членам Ваших Советов, и особенно  тем, что он написал и сейчас напечатал», но его сочли обычной сварой между францисканцами и доминиканцами. Филипп II, ставший с января 1556 г. королём Испании, ограничился грамотой от 21 сентября того же года, в которой запрещал издавать и продавать книги, касающиеся Индий, без предварительной цензуры Совета по Индиям. «Кратчайшего», тираж которого к тому времени разошёлся, это не коснулось.

Гром грянул через пять лет после смерти Лас-Касаса, в 1571 году. Оказалось, что восставшие в Нидерландах еретики использовали сочинение благочестивейшего епископа как доказательство дьявольской природы испанцев, а действия королевского наместника герцога Альбы прямо уподобляли описанным в «Кратчайшем» преступлениям конкистадоров. Одновременно в Перу вышло из подчинения колониальным властям так называемое «Новоинкское царство», и в Мадрид пришёл инспирированный вице-королём Франсиско де Толедо донос, что это, мол, сочинения Лас-Касаса подстрекательски воздействуют на индейцев и деморализуют испанцев.  Король приказал конфисковать все экземпляры книги, находившиеся в Индиях, и изъять из вальядолидского коллегиума Сан-Грегорио прочие бумаги Лас-Касаса, но было уже поздно: «Кратчайшее» распространилось по Европе как взрывная волна. В 1578 году вышел в свет фламандский перевод, в 1579 г. – французский, в 1583 – английский, в 1597 – немецкий, в 1598 – латинский, в 1626 – итальянский. Книга приобретала всё более политизированный характер – в декабре 1580 г. вождь голландских повстанцев Вильгельм Оранский упомянул «Кратчайшее» в своей речи против Филиппа II, произнесённой перед Генеральными Штатами[7].

Титульный лист латинского издания «Кратчайшего сообщения» 1614 г.

Титульный лист латинского издания «Кратчайшего сообщения» 1614 г.

Реакция испанских властей на первых порах была достаточно вялой: давал себя знать сохранявшийся за Лас-Касасом ореол миссионера-подвижника. В изданной в 1619 г. книге Антонио Ремесаля о доминиканцах Гватемалы его деятельность описывалась в духе жития святого, с величайшим пиететом отзывался о Лас-Касасе в законченной к 1656 году «Истории Юкатана» Диего Лопес де Когольюдо. Лишь когда в 1646 году «Кратчайшее» вместе с другими работами Лас-Касаса было переиздано в восставшей против испанского короля Барселоне, отношение правящих кругов стало меняться. Однако, понадобилось ещё четырнадцать лет, чтобы в 1660 г. арагонская инквизиция внесла «Кратчайшее сообщение» в «Список запрещённых книг» – шаг нелепый в отношении  сочинения, где слово «лютеранин» употреблено как самое крепкое ругательство, и бесполезный, принимая во внимание, что вся Европа уже 80 лет читала «Кратчайшее» в переводах. Из памфлета на злобу дня сочинение Лас-Касаса тем временем превратилось в феномен общеевропейской культуры, вызывавший то бурные восторги (как, например, у Симона Боливара и других деятелей движения за независимость стран Латинской Америки), то бурное негодование (как у испанского историка Рамона Менендеса Пидаля).

Достаточно странно, что «Кратчайшее» до сих пор не переведено на русский язык (по крайней мере, нет его опубликованного перевода), если не считать урезанных до неузнаваемости фрагментов в переводе Е. А. Мелентьевой, напечатанных на восьми страничках в 1975 г. в журнале «Латинская Америка»[8]. При этом, Лас-Касас не был обойдён вниманием советских латиноамериканистов: в 1966 г. вышел в свет сборник статей «Бартоломе де Лас-Касас. К истории завоевания Америки», в 1968 г. в серии «Литературные памятники» была издана (правда, в весьма сокращённом виде и с большущими купюрами) «История Индий», в 1980 г. опубликован перевод «Мемориала Совету по делам Индий» (занявший, впрочем, всего одну страницу)[9]. Писательницей Е.А. Мелентьевой (1908 - 1984) был даже написан и опубликован роман для юношества «Лас-Касас, защитник индейцев» (1966). Но самая известная работа «друга индейцев» так и не была издана. Почему этого не случилось в СССР, можно понять, прочитав некоторые отрывки из упомянутого сборника 1966 г. и послесловия к переводу 1975 г.: «Бартоломе де Лас-Касас – обличитель колониализма», «фигура … гуманиста-героя, священника и монаха, бесстрашно сражавшегося со всей гигантской машиной католической церкви». Если убрать из «Кратчайшего» всё, что эти утверждения прямо опровергает, от него действительно остаются 8 страниц. Менее понятно, почему никто не предпринял попытку перевода после 1991 г. – вероятно, было не до того.

Рукопись окончательного варианта «Кратчайшего сообщения» не сохранилась. С первичного варианта текста, написанного в 1542 г., не позже 1546 г. двумя неизвестными переписчиками была снята копия, находящаяся в настоящее время в Историческом Архиве Королевского монастыря предикадоров в Валенсии [Archivo Histórico del Real Convento de Predicadores de Valencia, Manuscrito 80, fls.420-438]. Рукопись переработанного варианта «Кратчайшего», имеющая заголовок «Обобщённая история и кратчайшее и правдивое сообщение …», хранится в Библиотеке Королевского дворца в Мадриде. Определённую загадку представляет собой текст, приведённый в первом томе сборника Льоренте 1822 г. По содержанию он совпадает с «Кратчайшим», но отличается от него по стилю, объёму и названию. Можно было бы предположить, что это некая особая редакция сочинения Лас-Касаса, однако, особенности языка указывают, что это упрощённая версия, приспособленная ко вкусам читателя первых десятилетий XIX века. Сам Льоренте признаётся, что «попытался устранить эти недостатки [языка Лас-Касаса – перев.], убрав чрезмерные повторы, разделив длинные периоды на несколько коротких, и, говоря абсолютно то же самое, что и автор, совершенно не удаляясь от смысла, но выражаясь в форме, которая отвечала бы современному стилю»[10]. Таким образом, единственным аутентичным источником для всех последующих публикаций и переводов «Кратчайшего» является севильское издание 1552 года.

Перевод текста выполнен по научно-критическому изданию 2013 г.: Fray Bartolomé de Las Casas. Brevísima relación de la destrucción de las Indias. Edición, prólogo y notas de José Miguel Martínez Torrejón // Biblioteca Clásica de la Academia Real Española. Volumen 28. Madrid, Real Academia Española, MMXIII. Pgs. 1-112.

В качестве дополнения к «Кратчайшему сообщению» публикуется также перевод завещания Лас-Касаса, документ, очень ярко характеризующий воззрения этого человека и подытоживающий идеи, высказанные им в «Кратчайшем».

Теодор де Бри. Автопортрет, 1597 г.

Теодор де Бри. Автопортрет, 1597 г.

Отдельного упоминания заслуживают использованные в качестве иллюстраций гравюры Иоганна Теодора де Бри [Iohann Theodor de Bry] (1561- 1623?) и Йодокуса ван Винге [Jodocus van Winghe] (1544 - 1603). Они были созданы через 46 лет после первой публикации «Кратчайшего», для латинского издания 1598 года, художниками, никогда в жизни в Америке не бывшими, и представляют как индейцев, так и конкистадоров в весьма условном виде: первых в образах обнажённых тел с античных рельефов, вторых – в придворных костюмах 90-х годов XVI века. Тем не менее, они давно стали неотъемлемой частью изданий «Кратчайшего» и производили не меньшее впечатление на читателей, чем сам текст. Кроме того, к ним добавлено несколько гравюр отца Иоганна Теодора, Теодора де Бри [Theodor de Bry] (1528 - 1598), из книги «Collectiones peregrinatiorum in Indiam Orientalem et Indiam Occidentalem, XIII partibus», издававшейся с 1590 по 1634 гг. во Франкфурте и более известной как «Americae Parties», темы которых также навеяны «Кратчайшим».



[1] Лозинский С.Г. Хуан-Антонио Льоренте и его книга // Льоренте, Х.-А. Критическая история испанской инквизиции. Том I. М., Соцэкгиз, 1936 (переиздана в 1999 в издании «Ладомир» под названием «История испанской инквизиции»).

[2] Maistre, Joseph de. Lettres à un gentilhomme russe, sur l’inquisition espagnole. Paris, Méquignon Fils Ainé, 1822.

[3] Colección de las obras del venerable obispo de Chiapa, don Bartolomé de las Casas, defensor de la libertad de los americanos. Tomo primero - segundo. Paris, 1822.

[4] «Список запрещённых книг».

[5] Santa Cruz, Alonso de. Crónica del Emperador Carlos V. Volume 4. Madrid, Imprenta del Patronato de Huérfanos de Intendancia é intervención Militares, 1928. P.217.

[6] Bartolomé de las Casas. Brevísima relación de la destruición de las Indias.  Estudio crítico preliminar y edición con los nombres de los personajes aludidos, la identificación de los sucesos narrados, las fuentes de información utilizadas y muchas notas aclaratorias y críticas por Isacio Pérez Fernández. Bayamón, Puerto Rico, Universidad Central de Bayamón, 2000. Pp. 95-108.

[7] Pérez, Joseph. Histoire de l’Espagne. Paris, Fayard, 1996. P.228.

[8] Голос Лас-Касаса (Пер. Е.А. Мелентьевой) // Латинская Америка. М., 1975, № 1. Сс. 134 - 143.

[9] Католицизм и свободомыслие в Латинской Америке в XVI – XIX  веках (документы и материалы). М., наука, 1980. С.36.

[10] Ibidem. Pp. iv-v.