Захоронение с помощью воздушного шара

Милослав Стингл ::: Поклоняющиеся звездам

Для того чтобы доказать обоснованность своих предположений, сотрудники Международного общества исследователей под руководством Джима Вудмэна решили соорудить воздушный шар и подняться над насканской пампой. Естественно, что работу по производству шара они поручили выполнить фирме «Рейвен», которая кропотливо изучала все собранные ими материалы.

Воздушный шар получил свое название «Кондор-1» в честь пернатого царя облаков, почитаемого во всем Перу. По форме «Кондор» напоминал «летательный аппарат» Бартоломеу де Гусмана, то есть перевернутую вверх дном пирамиду. Корзину сплели из тоторы (тростника, растущего по берегам высокогорного озера Титикака, у границы нынешнего Перу с Боливией) индейцы народности аймара из прибрежной деревни Уатайата.

Когда «Кондор-1» был готов, он напоминал гигантский перевернутый треугольник высотой в 25 метров с таким же основанием наверху. Хлопчатобумажный воздушный шар имел объем 2250 кубических метров. Рассчитанная на двух членов экипажа гондола 2,5 метра в длину и 1,5 метра в высоту повторяла традиционную форму индейских челнов, плавающих по перуанским горным озерам. Между прочим, индейцы аймара строили папирусную лодку «Ра-2» для знаменитого норвежского мореплавателя Тура Хейердала. Но вернемся к гипотетическому индейскому воздушному шару и проекту «Наска», который должен был решить вопрос о возможности воздухоплавания в древнем Перу. Индейцы деревни Уатайата сплели довольно надежный и недорогой челн. Гондола для «Кондора-1» обошлась организаторам в общем дорогого проекта всего в 43 американских доллара. Сначала ее переправили из Уатайаты в столицу Боливии Ла-Пас, затем «Боинг-727» перенес гондолу в Лиму. Вслед за этим ее отправили во Флориду, а оттуда уже собранный «Кондор» попал в пункт своего назначения — в Перу, страну, которую некогда населяли насканцы.

Поскольку корзина была рассчитана только на двух членов экипажа, автор проекта — он же пилот — должен был найти себе спутника по полету. Вудмэн выбирал долго и наконец нашел лучшего из лучших — тогдашнего чемпиона мира по полетам на аэростатах, приводимых в движение нагретым воздухом, англичанина Джулиана Нотта, который незадолго до того поднялся в индийском городе Бопал на головокружительную высоту — 13 980 метров.

Джим Вудмэн и Джулиан Нотт в сопровождении почетного штаба сотрудников направились в то место, которое некогда дало первый импульс для создания этого оригинального проекта. Свой испытательный полет они хотели осуществить именно здесь, в южноперуанской пустыне Наска, неподалеку от Кауачи, бывшего главного города насканцев. Здесь сотрудники мои выкопали яму для костра, своего рода огненный тоннель.

После приготовлений и ряда пробных полетов малых бумажных шаров, какие сейчас делают для забавы детей многие латиноамериканцы в разных уголках своего континента, наступил наконец долгожданный день: помощники зажгли огонь, и «Кондор» стал медленно наполняться горячим воздухом. Вудмэн и Нотт взлетели. Они достигли на своем необычном воздушном корабле высоты около 130 метров и увидели с воздуха насканские изображения, как некогда, по мнению Вудмэна, видели их сами насканцы — проектировщики и творцы этой гигантской галереи.

Хотя Нотт и Вудмэн на всякий случай запаслись парашютами, «Кондор» спокойно опустил их на землю. Но как только оба воздухоплавателя выскочили из гондолы, диковинный воздушный шар, избавившись от груза, неожиданно подскочил, словно норовистый конь, и снова поднялся в воздух. Он летел над насканскими «рисунками» на высоте нескрльких сот метров, причем летел как-то странно, как бы танцуя. Пролетев несколько километров, шар приземлился в отдаленной части пампы.

Первой, кто поздравил Вудмэна, Нотта и остальных присутствовавших при этом сотрудников МОИ с успешным окончанием эксперимента, была «некоронованная королева пустыни Наска» Мария Райхе. Дождался награды и необычный воздушный шар, украшенный изображением одной из птиц, запечатленных в этой «картинной галерее». Он был включен в постоянную экспозицию музея аэронавтики Лимы.

Казалось бы, успешным полетом управляемого и в то же время неуправляемого «Кондора» эксперимент удачно завершился. Но это было не все. Инженеры компании «Рейвен», сконструировавшие для Вудмэна «Кондор», обратили внимание ученых на особое свойство шаров, приводимых в движение нагретым воздухом. Мы можем назвать его «солнечным эффектом». Если на географической широте пустыни Наска «Кондор» поднялся бы на определенную высоту (приблизительно 1500 метров), солнечное тепло уравновешивало бы процесс охлаждения воздуха в шаре и последний поднимался бы все выше, до тех пор пока солнце не перестало греть и не наступила прохладная ночь.

Шар следовало окрасить в темный, желательно в черный цвет, чтобы солнце нагревало его как можно сильнее. Если бы такой черный воздушный шар поднялся здесь, в пустыне Наска, он летел бы, провожаемый взглядами древних перуанцев, прямо к Солнцу, туда, где прекраснейшее из небесных светил заканчивает свой дневной путь, и скрылся бы из виду далеко на западе, над Тихим океаном. В связи с этим Вудмэн сразу вспомнил предания перуанцев об инках. Каждый Инка (верховный правитель), будучи потомком своих легендарных праотцов, считался «сыном Солнца». Согласно преданиям, некоторые Инки после смерти снова возвращались к Солнцу.

Автор проекта «Наска» не принял в расчет, что древние инки жили намного позже насканцев и нам не известны предания последних. Мы даже не знаем, кто, собственно говоря, правил индейцами в доинкском государстве Наска. Вудмэн считал (и в этом есть своя логика), что если воздушный шар могли изготовить представители культуры Наска, то почему этим искусством не могли овладеть инки, которые жили в Перу позднее! И потому Вудмэн высказал идею столь же поразительную, как и его более ранняя гипотеза о существовании воздухоплавания в древнем Перу: верховных правителей инков хоронили с помощью воздушных шаров!

Тело умершего Инки укладывали в гондолу черного воздушного шара, и тот уносил останки покойного к Солнцу. А когда на западе дневное светило погружалось в волны Тихого океана, вместе с ним погружался в волны и воздушный шар с телом правителя.

Мы не могли не рассказать о проекте «Наска» и оригинальных представлениях о погребении инков в древнем Перу. В ходе эксперимента Вудмэн стремился доказать, что насканцы и их последователи владели великой тайной воздухоплавания, что они не только наблюдали за небесными телами и поклонялись им, но умели и возноситься к ним, взлетать к Солнцу и звездам.

Вудмэн со своим проектом «Наска» — не единственный, кто искал следы древних перуанцев в облаках. В этой связи автору книги припоминается одно этнографическое путешествие по следам древних индейцев перуанских Анд, которое привело его на самый север этого могучего горного хребта, в южноамериканскую Колумбию. В подвалах Национального банка Колумбии в Боготе хранятся невероятные богатства: десятки тысяч золотых, порой весом несколько килограммов, предметов[1]. Все, что в этой стране удалось уберечь от грабежей испанских конкистадоров.

Защищенный бронированными щитами выставочный зал в Национальном банке называется Museo del Оrо — Музей золота. Большая часть его экспонатов вызывает восхищение своим художественным замыслом и мастерством исполнения. Один из экспонатов музея вызвал особый интерес у автора этой книги. Речь идет об игрушке, напоминающей планер. У нее есть корпус, крылья, даже некое подобие хвостового руля. Tо есть все, что свойственно аэроплану. Несмотря на столь явное сходство, долгое время этот экспонат считали рыбой и даже неким колумбийским крылатым насекомым, хотя и не все ученые соглашались с подобными утверждениями. Споры продолжались до тех пор, пока известный знаток древнеамериканских культур доктор Андерсен не задал вопрос, много лет не дававший покоя некоторым археологам. Вопрос был необычный: не является ли предмет, так похожий на планер, и в самом деле планером?

Доктор Андерсен сам не мог ответить на этот вопрос и передал загадочную игрушку на экспертизу специалистам-авиаконструкторам. Они испытали ее в аэродинамической трубе. Результат оказался поразительным: летные данные золотой крылатой игрушки, точнее, планера оказались превосходными. Если бы по этому образцу была построена настоящая модель, она летала бы со значительной скоростью. Причем управление подобным летательным аппаратом было бы относительно простым.

Так мы впервые в истории культур Южной Америки встречаемся со словом «планер».

До тех пор пока до конца не будет разгадана тайна пустыни Пампа-де-Наска, ее «картинная галерея» будет вызывать самые различные идеи и фантазии. А в древнем Перу фантазия и реальность часто так тесно переплетались, что мы с трудом можем сказать, что тут, собственно, фантазия, а что — реальность[2].



[1] Автор неточен. Вряд ли вес хотя бы одного предмета из Колумбии достигает 1 килограмма. — Прим. ред.

[2] «Гипотезы» о планерах и воздушных шарах, на которых якобы могли летать индейцы, — это выдумка любителей сенсаций. Жаль, что М. Стингл воспринимает их, хоть и отчасти, серьезно. — Прим. ред.