Ювелирное искусство

Альваро Боркес Скеуч, Айдэ Адрисола Росас ::: История и этнография народа мапуче

До вторжения инков население Чили не занималось обработкой золота. Инки, расширив пределы своей импе­рии до реки Мауле, обложили данью золотом местное на­селение, вынудив его тем самым заняться обработкой благородного металла, который получали путем промывки золотоносного речного песка с применением «лупэ», спе­циальных горшков, приспособленных для этой цели. На значительной территории, от провинции Кокимбо до про­винции Кольчагуа, в реках золото добывалось в большом количестве. Затем его переправляли в Куско, столицу инков. Перевозку золота осуществляли инки-воины в спе­циально сплетенных из растений и очень прочных сосудах на ламах или в «кутамах», мешках, приторачиваемых к спинам индейцев.

По некоторым свидетельствам, эта дань золотом, вы­плачиваемая инкским правителям, составляла 14,5 квин­талов в год — количество, конечно, преувеличенное, но дающее определенное представление о золотых запасах страны. Золотоносные прииски рек Мапочо, Аконкагуа, Лимари, Качапоаля и другие были позже обследованы Педро де Вальдивией, а добыча в Мальго-Мальго принес­ла ему несметные богатства.

Индейцы не придавали золоту в обычной жизни ника­кого значения. По причине отсутствия торговли в полном смысле слова золото не имело ценности при обмене. При­сущие золоту физические качества также не играли ника­кой роли. Поэтому у индейцев вызвала удивление, а затем и резкий протест неуемная алчность испанцев по отноше­нию к золоту. Когда мапуче взяли в плен Педро де Валь­дивию, разбив его в битве при Мариуньо, они казнили его, набив ему рот золотым песком.

По своей природе мапуче очень практичны, им чуждо пристрастие к роскоши и украшениям, поэтому они не на­шли соответствующего применения золоту, вплоть до то­го, что вообще не ценили его. Мапуче не были золотых дел мастерами, но овладели работой по серебру, перенятой ими от первых испанцев.

Работа по золоту и серебру обернулась трагедией для индейского народа — жестоким и безжалостным обра­щением с ним испанцев. Чтение исторических хроник той эпохи, где описываются бесчеловечные методы, употреб­лявшиеся для того, чтобы добыть установленный мини­мум, вызывает ужас и скорбь, когда думаешь о судьбе аборигенов, погибших от безжалостной руки захватчиков. Надсмотрщиков не интересовали искалеченные, умираю­щие индейцы, которых наказывали кнутом, если количе­ство добытой продукции не соответствовало норме. Беско­нечно число жертв, павших в результате этой сверхэксплуатации, самой мрачной страницы испанских завоева­ний в Чили и во всей Америке. Принудительные работы в шахтах, кроме того, нанесли непоправимый ущерб разви­тию индейской экономики. Эксплуатация, существовавшая в шахтах, требовала большого числа рабочих рук. Это не только привело к гибели значительного числа населения в результате непосильной работы, но и нарушило всю систему хозяйства.

Организация золотых рудников обернулась катастро­фой не только для индейцев, вынужденных, как рабы, работать на золотых приисках постоянно, но и для многих проживавших на значительном расстоянии от них и при­влекаемых к работам временно. «Поденщики» должны были прибывать на рудник, неся на себе весь запас еды, необходимый не только в пути на рудник, но и на обрат­ную дорогу. Запас еды приобретался ими самими. Случа­лось так, что этой еды не хватало даже на дорогу на руд­ник, куда они прибывали, буквально падая от голода. Тем не менее они должны были участвовать в постройке жилья и добывать металл. От этих рудников, от скопления там трупов исходило зловоние, распространявшееся вокруг на большое расстояние, а дороги на рудник были усеяны че­ловеческими костями.

Серебряную руду индейцы до наших дней плавят в примитивных горнах, подогреваемых кострами из сучьев кустарника. В прошлом индейцы иногда нападали на бога­тые жилы, их обработка не требовала плавки.

Мапуче добывали серебро также во время набегов на поселения испанцев или просто приобретая его. Воины-мапуче, захватив в плен испанцев, дарили жизнь только тем, кто мог заплатить выкуп, который они обычно ис­пользовали для выкупа какого-либо известного токи. Испанцам—кузнецам или мастерам по серебру всегда да­ровали жизнь, используя их пленение для обучения со­племенников новому ремеслу.

Можно, таким образом, заключить, что работа по се­ребру не очень древняя, но индейцы прекрасно овладели ею, придав серебряному делу собственный оригинальный стиль. Первые такие мастерские производили украшения, предназначенные для касиков и женщин. Это были не­обычайно изящные изделия. Затем стали делать предме­ты для практического использования: посуду, ножи, шпо­ры, стремена, уздечки и т. п. Сосуды для чая, напитков и настоев из трав выделяются в этом ряду: они представляют собой высокохудожественные изделия сферической фор­мы, опирающиеся на блюдечко на трех ножках. Стремена для касиков, уздечки и шпоры также восхищают своей работой.

Женщины и в прежние времена, и сейчас, конечно, более бережно относятся к изделиям из серебра, украшая ими свои одежды и голову, когда собираются на ритуаль­ные праздники или другие важные собрания. Драгоцен­ности начищают до блеска тряпочками и травой. Очень распространены «трарилонко», ленты, украшенные сереб­ряными кружками, образующими цепочку; такую ленту повязывают на голову. Трарилонко повторяет собой древ­нюю ленту, плетенную из стеблей «воки», которой поль­зовались мапуче еще в те времена, когда они не знали серебра. В украшении используются до 50 серебряных кружков. «Чалмай» — это серьги из серебра, которые но­сят индианки. Они бывают круглые, квадратные, в форме колокольчиков. «Льовель» — украшение из почти тысячи колокольчиков. «Грарипал» — ожерелье, имитация древ­него ожерелья из камней «льянка». «Грарипал» состоит из пяти-шести рядов различной длины поделок из сереб­ра. «Тупу» — большая сферическая брошь, булавка, ис­пользуемая для скалывания накидок.

«Сикель» и «трапелакуча» — разновидность креста, который носят на груди, подвешенным на «тупу»; укра­шения отличаются по размерам: «сикель» больше и весит около 500 граммов. Это, несомненно, самые великолепные украшения, по крайней мере из виденных нами, сделан­ные с большим вкусом и имеющие бесконечное разнооб­разие форм. Серебряные курительные трубки также отли­чаются большим разнообразием форм и размеров. Кольца, «ниуэкуи» и «трарикуг», — браслеты для запястий и щи­колоток; эти украшения — привилегия жен касиков.

Из серебра изготавливают также блюда, кувшины, чайники, ложки и т. п. Работа ведется как способом ков­ки, так и методом литья с применением глиняного или ка­менного тигля.

Мапуче делает свою собственную форму, свой тигель, и свои мехи. Форма состоит из двух деревянных рамок, соединенных между собой так, что остается отверстие, через которое стекает расплавленное серебро. Тигель ко­нической формы делается из специальной глины. Его ста­вят на огонь, постепенно наполняя серебром, которое плавится и стекает в заранее приготовленную глиняную форму. Затем изделие вынимается, полируется, отделы­вается.

Говоря о благородных металлах, не следует оставлять без внимания тот факт, что в личных именах и топоними­ке мапуче присутствует упоминание о золоте. Это пока­зывает, что золото было им известно, и указывает на до­статочно широкое его распространение. Вызывает удив­ление то обстоятельство, что, несмотря на наличие золота, изделия из него встречаются в захоронениях очень редко, что говорит о малом его использовании. Существует целый ряд слов, имеющих приставку или суффикс «миль» (зо­лото) и означающих названия местности. Есть целый ряд и других «золотоносных» слов. Например, «мильярай» — золотой цветок, «мильяруко» — дом из золота, «мильялебу» — золотой лес, «антумилья» — золотое солнце, «курамиль» — золотой камень, «уайкимилья» — золотое копье,, «лонкомилья» —золотая голова, «уэнтрумилья» — золотой человек и т. д. и т. п.

В древности мапуче не занимались обработкой цвет­ных металлов. Она пришла к ним также от инков.