XIII. Тупак Юпанки, или Александр Македонский Нового Света

Милослав Стингл ::: Государство инков. Слава и смерть сыновей солнца

Преобразователь Мира, эта «лилия», рожденная в саду инков, создав свое последнее произведение, то есть последнее стихотворение, распрощался с этим миром. И на самом деле этот перуанский правитель до неузнаваемости изменил мир индейцев. Благодаря ему страна «сыновей Солнца» теперь простиралась от горизонта до горизонта. Такой он ее и оставил сыну Тупаку Юпанки, уверенный в том, что древо инков и после его смерти будет расти так, как он предначертал.

Выдающийся организатор, Пачакути действительно сумел предопределить ход событий после его кончины. На этот раз трон Куско перешел от одного Инки к другому без каких бы то ни было потрясений.

В отличие от отца Тупак Юпанки не занимался преобразованием мира. Он уже не давал Тауантинсуйу такое множество новых законов, не вносил изменений в его общественный строй, не занимался он ни философией, ни преобразованием календаря. По‑видимому, он даже не писал и стихов. Тем не менее он сохранил в силе все решения Пачакути, сохранил верность его заветам, его мировоззрению. Полностью воспринял он и основную «доктрину» отца, согласно которой весь мир, все народы для собственного же их блага должны были объединиться под мудрой властью инков. Именно поэтому Тупак Юпанки предпринял целый ряд грандиозных военных походов, в результате которых достиг того максимума, который вообще был возможен для этих индейцев, выходцев с гор Перу. Меч инков звенел теперь повсюду: в северной и южной части Южной Америки, в джунглях реки Мараньон и у берегов Тихого океана. Тупака Юпанки, пожалуй, можно было бы сравнить лишь с одним‑единственным полководцем Старого Света – с Александром Македонским.

Трудно, пожалуй даже невозможно, перечислить все военные акции Тупака Юпанки. Столь же трудно упорядочить их хронологически, во временной последовательности. Некоторые из своих походов перуанский Александр Македонский предпринял еще при жизни отца, другие – после его кончины. Тупак Юпанки начал завоевательные акции на севере Перу, то есть в той области, где он когда‑то во время знаменитого похода Капака Юпанки получил боевое крещение.

Из Кахамарки, теперь уже принадлежавшей инкам и устоявшей перед неоднократными атаками чиму, Тупак Юпанки повел свое войско прежде всего во владения индейцев чачапойя, находившиеся, в тропической низменности Мараньон. Целью этого похода было не только завоевать и присоединить к империи эту часть Монтаньи, но и заполучить самых красивых, по эстетическим идеалам инков, женщин Перу – девушек чачапойя, славившихся, ко всему прочему, необычным для индейцев белым цветом кожи.

Победив индейцев чачапойя и взяв в плен главного синчи, то есть верховного вождя их племени, Чукисокти, Тупак Юпанки изменил на 180 градусов направление своего продвижения и мощью всех своих армий ударил по самому сильному прибрежному королевству, по самой последней в Перу империи, продолжающей сохранять независимость от инков, – прославленному государству Чиму.

Страна Чиму (название этого государства восходит к титулу его суверенных правителей) простиралась вдоль всего северного побережья Перу от Анкона до Тумбеса, ее протяженность составляла более тысячи километров. Люди здесь селились главным образом в плодородных долинах рек, пересекающих, в общем‑то, безжизненную пустыню. Жители этой страны умело возделывали землю, прекрасно строили ирригационные сооружения, были отличными рыбаками, но далеко не столь умелыми воинами.

Обитавшие на побережье чиму по своему образу жизни значительно отличались от инков, живших в горах. Негодование «сыновей Солнца», любивших во всем порядок, вызывали прежде всего отклонения от нормы в сфере страсти у этих жителей теплого побережья.

От своих соседей из Сьерры чиму отличались и своими религиозными представлениями. Главным божеством жителей этого прибрежного государства была Луна. Именно в честь ее, а не Солнца здесь возводились святилища и даже пирамиды. Перуанское королевство Луны было богатым, его гордостью были не только сокровища из золота и драгоценных камней, но также и люди, которые своими руками их создавали: мастера, ремесленники, и в особенности ювелиры, значительно превосходившие своим искусством инкских собратьев. Уже из‑за одних этих несметных сокровищ солдаты Солнца и рвались захватить и разграбить страну Луны и ее столицу – великолепный Чан‑Чан.

Тауантинсуйу уже на раз вступало с прибрежными «лунопоклонниками» в конфликт, грозящий перейти во взрыв. В последний раз это случилось тогда, когда Капак Юпанки – без согласия Пачакути – захватил горное королевство Кахамарка, связанное союзническими отношениями с империей Луны. Было совершенно очевидно, что в скором времени оба государства – прибрежное Чиму и горное Тауантинсуйу – действительно скрестят друг с другом оружие в решающей схватке. Это произошло в 70‑е годы XV века. В итоге поединка прибрежная страна Луны утратила свою политическую независимость. Случилось это, конечно, не сразу, а постепенно, в результате целого ряда столкновений и битв, происходивших на юге, востоке и севере государства Чиму.

Первый большой удар войско Тупака Юпанки нанесло с востока. Чиму во главе с правителем Минчанкаманом все же устояли перед мощной атакой инков. Тем не менее Тупак Юпанки все‑таки сумел разграбить одну из основных долин страны Чиму, Хекетепеке. После этого он изменил направление удара и устремился прямо на север. Поскольку захват Кахамарки давал ему в руки ключ от всей северной Сьерры, он желал теперь проникнуть дальше на территорию, которая ныне является – в этой горной области – непосредственной границей Перуанской республики. В ту пору этот регион населяли довольно примитивные индейцы пальта.

После боев, продолжавшихся пять месяцев, армия инков взяла верх над пальта. Захватив страну пальта, Тупак Юпанки повел свое войско еще дальше на север – на территорию, ныне принадлежащую Республике Эквадор. Здесь находилась родина очень воинственного племени каньяри, которое с невероятным упорством противостояло отрядам Инки. Но в конце концов и мужественные каньяри, так же как до них их южные соседи пальта, не устояли перед численно превосходящим противником. Они подчинились «сыновьям Солнца», а со временем даже стали, как это произошло не так давно с чанками, преданно служить в войске Тупака Юпанки.

Из южного Эквадора, из страны каньяри, руководитель похода – сын Пачакути – на какое‑то время возвратился в Куско. Покончив с делами в столице, он снова вернулся на север, к своей армии. Некоторое время он пробыл в бывшей столице каньяри – Тумибамбе («город ножей»), который инки быстро превратили в типичный город инкской провинции со всеми атрибутами провинциальной столицы, то есть с храмом Инти, домом «избранниц Солнца», дворцами для правителя и других вельмож государства, с военными складами и амбарами.

Тумибамба каньяри, так же как и несколько лет тому назад Кахамарка, стала для Инки удобным трамплином для последующих завоеваний «сыновей Солнца», рвущихся теперь к самому сердцу горной области Эквадора. Эта центральная часть страны, расположенная под склонами горы Чимборасо высотой в шесть тысяч метров, в то время находилась под властью очень могущественного царства Киту (Кито), населенного одноименным индейским племенем.

Первоначально киту называли себя кара – по имени своего легендарного предка. Судя по всему, они пришли сюда из тропических низменностей Колумбии и принадлежали к индейской языковой семье чибча. Во главе этого в ту пору самого сильного эквадорского государства, к которому присоединились индейцы пуруа и пенсалек, в течение длительного времени находились единовластные владыки – цари, – официальный титул которых – шири. Первые десять шири происходили из племени киту. Следующие четыре правителя принадлежали к так называемой династии Дучицелья, образовавшейся в результате брака между китской принцессой и верховным начальником упомянутых индейцев пуруа.

К четырнадцатому шири государства Киту – четвертому представителю династии Дучицелья, царю Уалкопо, и направил теперь Тупак Юпанки свое посольство, которое должно было предложить правителю горного государства в Эквадоре, чтобы он вместе со своим народом, так же как и многие другие народы в Андах, признал власть Тауантинсуйу.

Уалкопо отказался. Сделал он это вежливо, тем не менее это был все же отказ. И действительно, какое‑то время он успешно противостоял инкам, но в конце концов «сыновьям Солнца» удалось позднее захватить царство четырнадцатого шири. Из всех территорий, которые Александру Македонскому Нового Света удалось завоевать во время своих походов, пожалуй, именно Киту имело наибольшее значение. К тому же владыкам Тауантинсуйу Киту очень понравилось. Именно в его дворцах Тупак Юпанки провел немалую часть своей жизни. Его преемник из Киту, а отнюдь не из официальной столицы Куско длительное время даже вершил судьбы всей империи.

Однако сейчас, к моменту повествования, Тупак Юпанки пока еще не нанес удара по Киту. Он все время помнит о том, что главной целью его большого, многолетнего похода по‑прежнему остается захват и полный разгром империи Чиму. Поэтому, оставив часть своей армии под командованием генерала Чалко Майта (его же он назначает и управляющим еще не полностью завоеванной эквадорской Сьерры), сам он спускается к океанскому побережью. Впрочем, по болотистому побережью Эквадора далеко не пройдешь, поэтому великому полководцу, пришедшему с гор, не остается ничего другого, как научиться путешествовать по морю. От индейцев, живущих на побережье, он учится строить плоты из бальсовых бревен. На этих плотах Тупак Юпанки атакует с моря остров Пуна, расположенный в Тихом океане, неподалеку от крупнейшего ныне эквадорского города Гуаякиль.

Большая флотилия бальсовых плотов, использованная Тупаком Юпанки при высадке на остров Пуна, послужила правителю еще раз во время морской экспедиции, сохранившейся в памяти южноамериканских индейцев. В настоящее время, конечно, трудно установить, куда направлялась эта экспедиция и какой части планеты она достигла.

Коренные жители Перу рассказывали о том, что десятый Инка тогда будто бы совершил продолжительное плавание по волнам Тихого океана в западном направлении. В ходе этого плавания были обнаружены два острова. Первый остров кечуанцы называли Ауачумби, другой – Ниначумби. Примечательно, что в своих рассказах индейцы единодушно утверждали, будто на этих тихоокеанских островах Тупак Юпанки обнаружил и взял в плен множество чернокожих людей.

Именно упоминание о «тихоокеанских неграх» чрезвычайно заинтересовало автора этой книги в процессе его работы над четырехтомным трудом по истории и культуре народов Океании. Дело в том, что подобные «черные люди» действительно живут в одной из трех частей Океании – Меланезии! По имеющимся описаниям, тихоокеанские острова, на которых побывал Тупак Юпанки, скорее всего напоминают Соломоновы острова Меланезии.

Соломоновы острова – Гуадалканал и другие – от берегов Южной Америки отделяет расстояние в десять тысяч километров, поэтому очень сомнительно, чтобы пришедший с гор правитель Инка Тупак Юпанки и его солдаты, также жители гор, не имевшие абсолютно никакого опыта в мореплавании, сумели бы совершить столь длительное путешествие на плотах через весь Тихий океан и, кроме того, той же дорогой и тем же самым способом вернуться обратно в Южную Америку. Вместе с тем, например, знаменитое путешествие Тура Хейердала на плоту «Кон‑Тики», а также другие экспедиции на подобных плотах (в частности, чеха Ингриша, переплывшего Тихий океан даже в обоих направлениях) доказали, что индейские бальсовые плоты при благоприятных обстоятельствах действительно могли преодолевать бесконечные просторы Тихого океана.

Думается все же, что Тупак Юпанки вместе со своей флотилией, скорее всего, побывал на Галапагосских островах, расположенных ближе к Американскому континенту и относящихся ныне к Республике Эквадор. Один из двух островов, обнаруженных Инкой в Тихом океане, по‑кечуански называется Ниначумби, что буквально означает «огненный пояс». Весьма возможно, это говорит о том, что владыка обнаружил острова вулканического происхождения. На Галапагосах же действительно в нескольких местах (например, на острове Сан‑Сальвадор) до сих пор можно наблюдать значительные следы вулканической деятельности.

Нет сомнения, что доколумбовы индейцы бывали на Галапагосских островах. Это были главным образом индейские торговцы на своих бальсовых плотах. На островах обнаружены также (впервые в 1953 году) остатки доколумбовой керамики. Несмотря на то что мы не можем быть до конца уверенными в том, что именно Галапагосы были целью этой совершенно уникальной в истории коренных жителей доколумбовой Америки морской экспедиции по бесконечным просторам Тихого океана, тем не менее более правдоподобно, что Тупак Юпанки посетил тогда вместе с флотилией бальсовых плотов, скорее всего, именно эти острова, чем отдаленную страну чернокожих людей – Меланезию.

Экспедиция по водам самого большого океана планеты, организованная и осуществленная индейцем высокогорья, который сам еще недавно не имел никакого понятия о мореплавании, об искусстве навигации, свидетельствует об исключительной отваге Тупака Юпанки. Действительно, Александр Македонский Нового Света нес огонь инков везде, где только можно было пройти. Совершая морскую экспедицию на остров Пуна, а затем к своей менее достоверной цели в глубинах Тихого океана, он «шагал» даже по воде, как Христос. Поэтому с полным основанием можно сказать, что в Латинской Америке никогда еще не было столь одаренного воина, столь крупного полководца. Однако ни одну территорию, ни одно государство Инка не желал подчинить себе столь страстно, как прибрежную империю Чиму. Вот почему, одержав победу над пальтами, захватив страну каньяри, достигнув границ эквадорского царства Киту и, наконец, совершив невероятные морские экспедиции, Тупак Юпанки вновь поднял войско инков, с тем чтобы на сей раз выполнить, как он был убежден, свою главную задачу, определить которую можно коротко и ясно: Чиму.