Введение

Сборник ::: Исторические судьбы американских индейцев. Проблемы индеанистики

Предлагаемый читателю сборник статей подготовлен на основе ма­териалов симпозиума по проблемам индеанистики, который был проведен Институтом этнографии АН СССР в 1982 г. Первый сим­позиум советских индеанистов ставил перед собой цель — выявить основные направления ведущихся в нашей стране исследований, обсудить новейшие научные результаты и наметить возможные перспективы для дальнейшей научной работы в этой области. Ма­териалы, содержащиеся в сделанных на симпозиуме докладах, ока­зались столь значительными, а интерес к проблемам изучения аме­риканских индейцев среди специалистов и широкой общественности столь велик, что подготовка книги на основе этих материалов пред­ставляется вполне оправданной и целесообразной.

Как известно, в результате длительного самобытного развития индейские народы Америки создали уникальную культуру, внеся тем самым большой вклад в мировую цивилизацию. Сами же носи­тели этой культуры пережили трагедию иностранных завоеваний и жестокой колонизации, сопровождавшихся физическим уничтоже­нием или вымиранием целых народов, а позднее — трагедию беспо­щадной капиталистической эксплуатации, результатом которой ста­ла социальная и культурная деградация аборигенов. В то же время история распорядилась так, что уникальная культура коренного на­селения Америки, как бы оторвавшись от трагической судьбы ее создателей и прямых носителей, пережила поистине глобальное рас­пространение в качестве экзотического и героико-романтического компонента современной массовой культуры, перешагнув националь­ные, языковые и даже континентальные границы. «Индейцы — неиз­менные спутники наших школьных лет, герои самых романтических мальчишеских мечтаний. Они знакомы нам по увлекательным и растрепанным книгам, прочитанным тайком, под партой. Мы восхи­щались бесстрашием наших краснокожих братьев, когда с томагав­ками в руках они вступали в бой с белолицыми завоевателями. Но томагавком едва ли и не исчерпываются наши знания об индей­цах»1, такими словами открывается книга «Индейцы без томагав­ков» известного чешского этнографа Милослава Стингла.

Конечно, в вышеприведенной цитате верно прежде всего то, что на протяжении долгого времени вымысел и легенда преобладали над точным знанием, когда речь шла об аборигенах Нового Света. Но было бы неверно забывать и ту давнюю традицию серьезного интереса и упорных научных исследований, которой была отмечена индийская проблема в истории гуманитарных наук. Эта традиция родилась вместе с плаваниями Колумба, и многие лучшие умы прошлого пытались дать ответ на волнующие вопросы происхожде­ния и характера развития коренных жителей Америки, вступая за­частую в конфликт с догматами колонизаторов-завоевателей. Барто­ломе де Лас Касас в Европе, Томас Джефферсон в Америке, дру­гие просвещенные люди своего времени внесли заметный вклад в накопление информации об американских аборигенах. Но только во второй половине XIX в. рождается такая научная дисциплина, как американистика — наука об истории, образе жизни и культуре индейцев. Один из ее основоположников — американский ученый Льюис Генри Морган, изучая общественную жизнь индейцев, при­шел к выводам фундаментального значения для древней истории человечества. Эти выводы высоко оценил Ф. Энгельс, который писал: «Ведь Морган в Америке по-своему вновь открыл материалистиче­ское понимание истории, открытое Марксом сорок лет тому назад, и, руководствуясь им, пришел, при сопоставлении варварства и цивилизации, в главных пунктах к тем же результатам, что и Маркс»2. Отныне исторический опыт американских индейцев занял заметное место в изучении первобытного общества в целом.

За последние сто лет в исследованиях об американских индей­цах произошли существенные перемены, изменилось даже само на­звание этой области знания. Современная американистика превра­тилась в многодисциплинарную отрасль обществоведения, изучаю­щую проблемы истории и современного положения народов и стран Нового Света, главным образом Латинской Америки. Что касается проблем аборигенного населения, то они приобрели более узкое, но и более точное название — индеанистика. В этой связи необхо­димо вспомнить, что советские ученые внесли существенный вклад в изучение истории и культуры индейцев Америки. Эти достижения получили высокую оценку в нашей стране, включая присуждение Государственной премии СССР Ю. В. Кнорозову за дешифровку и изучение письменности майя, а также широкое и заслуженное при­знание за рубежом. Хотелось бы особо упомянуть имена тех, кто стоял у истоков изучения проблем аборигенного населения Америки: академик А. П. Окладников и член-корреспондент А. В. Ефимов, Ю. П. Аверкиева, И. А. Золотаревская. Отрадно, что заложенные ими традиции сохраняются и развиваются представителями более молодых поколений. Изучением вопросов истории и современного положения американских индейцев занимаются представители раз­личных наук — этнографы, историки, археологи, антропологи, фи­лологи, лингвисты. Закономерность координирующей инициативы со стороны этнографов заключается в том, что объектом индеанистских исследований являются прежде всего индейские этносы, их эволюция и современные характеристики. Индейские этносы — спе­цифическое явление в истории, особенно если учесть длительную (около 30 тыс. лет) эпоху самобытной эволюции индейцев в доко­лумбовой Америке, результатом которой были грандиозное расши­рение этнической территории, охватившей два континента, и исклю­чительно разнообразная социально-культурная дифференциация, включавшая разностадиальные уровни развития.

Перед открытием Америки Колумбом общая численность индей­цев составляла, по разным оценкам, 12—20 млн. человек. Наиболее плотно были заселены районы древних цивилизаций — Мезоамерика и Андская область. Здесь, в областях древнейшего земледелия, сформировались и сменяли друг друга несколько классических ци­вилизаций (ольмеков, майя, сапотеков, астеков, мочика, инков и др.). В Южной Америке к 16 в. н. э. часть населения уже находилась на стадии раннеклассового общества и государственности. В Север­ной Америке наиболее развитыми были земледельческие племена ирокезов в северо-восточных районах континента и индейцы куль­туры пуэбло в районе южных прерий. Исключительную по своей целесообразности культуру создали в труднейших природных условиях коренные жители Севера — эскимосы и алеуты, на которых, кстати, не распространилось общее для всего аборигенного насе­ления Америки название «индейцы». Последнее, как мы знаем, воз­никло в результате ошибочного представления первых европейских мореплавателей, принявших открытые ими земли за Индию.

По-разному сложились судьбы индейских народов в период после европейской колонизации Нового Света. В некоторых регионах эво­люция многих племен закончилась их полным этноцидом, а часто и геноцидом (страны Карибского моря, Уругвай, значительная часть Аргентины), в других они находятся на положении маргинальных (периферийных) этнических групп по отношению к основным аме­риканским нациям (Северная Америка и многие страны Латинской Америки); в ряде латиноамериканских стран индейцы явились важ­ным компонентом сложения современных наций (Мексика, Гвате­мала, Парагвай, Перу и др.). Лишь относительно крупные и разви­тые народы (кечуа, аймара, парагвайцы-гуарани, индейские народы южной Мексики), а также изолированные индейские племена тро­пических лесов бассейна Амазонки и Ориноко, смогли отчасти со­хранить свою культурную самобытность и свою этническую терри­торию. В Северной Америке, где индейцы в большинстве своем были переселены на специально отведенные земли — резервации, не­которые индейские группы, как, например, навахо, сложились в са­мостоятельные народности уже в резервационных условиях.

Современная численность индейских народов составляет немно­гим более 35 млн. человек, хотя статистика по этому вопросу не отличается точностью. Основная масса индейцев (более 96%) живет в Латинской Америке. Наиболее крупные народы — кечуа (13 млн.), парагвайцы-гуарани (3 млн.), аймара (1,8 млн.), астеки (1,3 млн.), киче (1 млн.), какчикели (730 тыс.), майя Юкатана (675 тыс.) и др. Больше всего индейцев сейчас живет в Мексике (10,5 млн.), Перу (8,2 млн.), Эквадоре (4 млн.), Гватемале (3,4 млн.), Боливии (3 млн.), Парагвае (2,7 млн.). По данным переписи 1981 г., в США в настоящее время 1,4 млн. американцев причисляют себя к граж­данам индейского происхождения. Следует иметь в виду, что по­нятие «индеец» далеко не однозначно: к нему по-разному относятся в различных странах — где с гордостью, а где с презрением; по-раз­ному трактуется его содержание и в научной литературе. К числу индейцев в настоящее время могут быть отнесены все те группы людей, которые сохранили сознание этнической принадлежности к тому или иному индейскому народу, даже если они и сменили свой родной язык на испанский или английский. К индейцам право­мерно относить и тех, кто говорит на каком-либо из индейских язы­ков независимо от антропологического облика, как, например, пара­гвайцы и кечуанские метисы Аргентины. В то же время, как отме­чает советский демограф С. И. Брук, вряд ли оправданно отнесение к индейцам рассеянных главным образом в городах групп индейско­го происхождения, утративших прежние этнические связи и пред­ставляющих собой в сущности этнографические группы бразильцев, венесуэльцев и т. д.3

В современном мире разностадиальность и социально-культур­ные дифференциации среди американских аборигенов в некотором отношении даже усиливаются под влиянием прежде всего взаимо­действия с окружающей этнической средой и политики правительств. Сегодня в разных странах среди индейцев можно встретить круп­ного капиталиста, мелкого торговца-пролетария, феодально зависи­мого крестьянина, примитивного охотника и собирателя. Однако при всем этом современные индейцы в целом обладают свойствами, присущими единой макроэтнической группе. Во-первых, это осозна­ние своей принадлежности к коренным первожителям в отличие от некогда пришлого на континент населения, что проявляется во все более широком употреблении общего самоназвания «индеец». Расту­щее единое этническое самосознание прослеживается и в представ­лениях об общности происхождения и исторических судеб. В усло­виях современного этапа борьбы за свои права и сохранение куль­турной самобытности, все чаще обращаясь к историческому опыту освободительных движений и восстаний против колонизаторов и угнетателей, среди коренного населения Америки складывается само­сознание, которое, возможно, является основой для формирования паниндейской этнической общности. Однако реализация такой исто­рической перспективы едва ли возможна при существующих со­циально-политических условиях.

Дать ответы на многие вопросы этногенеза американских абори­генов, их конкретной истории и современного положения возможно лишь на основе сотрудничества ученых разных специальностей и междисциплинарного подхода. Хотелось бы назвать главные из этих вопросов, актуальность разработки которых советскими специали­стами представляется бесспорной и которые затрагиваются в публи­куемых статьях. Так, несмотря на большие успехи в изучении проблемы происхождения американских индейцев, до сих пор нет общепризнанной точки зрения о путях и сроках заселения Америки человеком. Не все ясно и с антропологическим составом американоидной расы, прежде всего с объяснением наличия в физическом облике южноамериканских индейцев негро-австралоидных черт. Проблемам происхождения коренного населения Америки в сборнике посвящены статьи В. П. Алексеева, Н. Н. Дикова, Е. А. Оклад­никовой.

Несмотря на ограниченные возможности, советские исследова­тели древних культур Америки могут внести свой вклад в решение вопросов формирования ареалов древних культур, путей доместика­ции важнейших полезных растений в Новом Свете, культурного багажа разных «волн» переселенцев из Азии в Америку. О разно­образии тематики исследований в области изучения древних циви­лизаций Мезоамерики и Перу свидетельствуют статьи В. А. Баши­лова, В. И. Гуляева, А. А. Бородатовой, А. Ф. Кофмана и др. В комплекс этногенетических проблем входит и нерешенная до сих пор задача изучения и классификации языков коренного населения Америки. Интерес представляют современные этнолингвистические процессы у индейцев, о которых пишут Д. А. Филиппова, Е. И. Царенко, А. Н. Натаров.

Пожалуй, благополучнее всего в современной науке обстоит дело с изучением истории американских индейцев после открытия евро­пейцами американского материка. Конечно, объясняется это нали­чием большого числа прямых свидетельств, прежде всего письмен­ных источников, широко доступных ученым в разных странах мира. В воссоздание этнической истории коренного населения, его роли в формировании американских наций, в изучение этнических и на­циональных процессов в странах Нового Света заметный вклад внесли советские специалисты. В этой связи хотелось бы отметить издание Институтом этнографии АН СССР серии монографий об этнических процессах в Америке, в которых индейцам уделено са­мое серьезное внимание4. В сборнике история индейцев в коло­ниальный период рассматривается С. Я. Серовым, В. М. Калашни­ковым, А. А. Истоминым, А. В. Логиновым и др.

Но здесь еще много нужно сделать. Особенно важным представ­ляется изучение вопросов участия индейцев в национально-освобо­дительной борьбе американских народов, хозяйственного и культур­ного взаимодействия представителей различных цивилизаций и роли аборигенов в формировании основ национальной культуры, истории насильственной экспроприации принадлежавших индейцам естест­венных богатств двух континентов.

Последний аспект имеет исключительно актуальное значение для современной борьбы американских аборигенов. Вообще следует особо подчеркнуть тот факт, что занятия индеанистикой у советских ис­следователей при всей их обязательной научной строгости и объек­тивности не могут носить отстраненный характер. Нельзя забывать, что сегодня в странах Нового Света живут, трудятся, продолжают тво­рить материальные и культурные ценности, страдают и борются миллионы американцев индейского происхождения. Как писала Ю. П. Аверкиева, «потомки некогда разбитых дакотов, чейенов, навахов, ирокезов, оджибвеев и других индейских народов, пережив трагедию геноцида, насильственной ассимиляции и задавленности нуждой и бесправием в резервациях, воспряли теперь духом, пробу­дились к борьбе за свои экономические, политические и националь­ные права. Они перестают стыдиться своего индеанизма, гордятся традициями своего прошлого и героической борьбой своих предков — Бешеной Лошади, Сидящего Буйвола, Красного Облака, Оцеолы, Кочиза и многих других, вписавших яркие страницы в историю индейского сопротивления и павших в неравной борьбе с колониза­торами»5. Современным социальным проблемам и борьбе индейцев за свои права посвящены статьи И. Р. Григулевича, Ю. А. Зубрицкого, А. Д. Дридзо, В. А. Тишкова и др.

Современное индейское движение является важной составной частью антимонополистической борьбы в капиталистических стра­нах Северной и Латинской Америки. Индейские народные массы принимали и принимают самое активное участие в освободительных демократических революциях и движениях, как, например, в Ника­рагуа, Гватемале. Мы еще крайне мало знаем об этой стороне жиз­ни американских индейцев. Представляется, что, учитывая уже созданную научную базу, наши специалисты должны более реши­тельно перейти к изучению современных этнических и национальных процессов в странах Америки, в том числе характера функциони­рования индейского этноса в современном мире. Здесь для совет­ских ученых есть над чем потрудиться. Хотелось бы иметь, насколь­ко это возможно, более или менее точную характеристику современ­ного физического облика коренного населения, этнические ареалы (созданные когда-то нашими специалистами карты изрядно устарели), новейшие демографические характеристики. Большой интерес представляют вопросы этнической экологии аборигенного населения в условиях интенсивной хозяйственной деятельности и освоения новых обширных территорий, специфика их хозяйственной деятельности, в которой в разной степени сочетаются традиционные занятия с рыночной капиталистической экономикой.

Этнографов не могут не интересовать вопросы межэтнических отношений, консолидационные и ассимиляционные процессы в среде аборигенного населения, степень и характер миксации с другими этнорасовыми группами. В современных полиэтничных обществах Северной и Южной Америки мы имеем дело со сложной картиной разной степени совпадения и переплетения этнических, расовых и социальных характеристик. Показать место индейцев в со­циальной структуре американских обществ, их роль в общественно-политической жизни американских государств — еще одна из задач исследователей. Положению изолированных групп индейцев и месту коренного населения в полиэтнических общностях латиноамерикан­ских стран посвящены статьи Л. А. Файнберга, М. Г. Котовской, Л. С. Шейнбаум и др. Проблемы социально-экономического и этно­культурного развития индейцев, эскимосов и алеутов Американского Севера рассматриваются Р. Г. Ляпуновой, Г. И. Дзенискевич, Н. А. Лопуленко, В. Г. Стельмахом.

И, наконец, далеко не на последнем месте стоят вопросы изу­чения культурного наследия индейцев, собственная духовная куль­тура и идеология коренных жителей в современных условиях.

Понятно, что современные проблемы исследовать сложнее, чем исторические: многие явления и процессы находятся в состоянии быстрой трансформации, недостаточно источников, фактически очень мала возможность осуществлять полевые исследования. В этих усло­виях особое значение приобретают настойчивость и инициатива уче­ных в поиске новейшей информации, непосредственные контакты и сотрудничество с коллегами, наконец, международные связи, в том числе с учеными стран Америки. В этом плане перспективным яв­ляется советско-американское сотрудничество по изучению тради­ционных культур Северной Америки и Сибири. Как отмечал, откры­вая симпозиум, академик Ю. В. Бромлей, «сравнительно-типологи­ческое изучение индейских народов Нового Света и коренных народов Севера СССР имеет не только научное, но и большое политиче­ское значение. На фоне грандиозных успехов, которых добились не­когда отсталые народы нашей страны за 60 лет существования Со­ветского государства, гораздо более убедительно и контрастно выгля­дит отмеченный неразрешимыми проблемами и бесперспективностью современный этап исторической эволюции американских индейцев в условиях капиталистического общества».


  1. Стингл М. Индейцы без томагавков. М., 1971, с. 21.
  2. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 21, с. 25.
  3. Брик С. И. Население мира. Этнодемографический справочник. М., 1981, с. 700.     
  4. Об этой серии см.: Тишков В. А. Национальные, этнические проблемы в Аме­рике.— Коммунист, 1983, № 8, с. 123—126.
  5. Североамериканские индейцы. М., 1978, с. 29.