Вступление переводчика

Джойс Маркус, Кент Фланнери ::: Сапотекская цивилизация. История развития урбанистического общества в мексиканской долине Оахака

Сапотекская цивилизация. История развития урбанистического общества в мексиканской долине Оахака. Джойс Маркус, Кент ФланнериКнига, которую вы сейчас читаете, посвящена теме социальной эволюции, а конкретнее – тому пути, которое проходит общество на пути к государственности, начиная с кочевых групп охотников и собирателей и заканчивая появлением письменности, ростом многолюдных городов и формированием имперских государств. В основу данной книги легли результаты напряженных археологических исследований в мексиканской долине Оахака, длившихся более двух десятилетий и, в итоге, перевернувших научные представления о появлении первых цивилизаций Древней Мексики. Более того, модель совмещения масштабной съемки поверхности с тщательными раскопками отдельных археологических памятников, примененная во время этих исследований, стала своего рода образцом для других подобных проектов.

Период, охватываемый книгой, занимает почти 10 000 лет, от появления первых людей в долине Оахака в конце ледникового периода и до сложения одной из мировых автохтонных цивилизаций – сапотекской цивилизации, сильного архаичного государства с населением более 100 000 человек, современниками которого были Теотиуакан и классическая цивилизация майя.

Для реконструкции событий отдаленного прошлого авторы используют весьма серьезный теоретический базис. Некоторое представление об этом базисе вы сможете получить из главы «Этногенез и социальная эволюция», а с конкретными примерами его применения ознакомиться в дальнейших главах книги. Отдельные процессы и принципы общественной организации будут проиллюстрированы на примере обществ и культур, разбросанных по всему земному шару, от Новой Гвинеи до Древней Греции.

К сожалению, в нашей стране разработка подобных антропологических теорий давно застыла на каком-то архаичном уровне, и ознакомиться с новыми веяниями, доработкой старых теорий и разработкой новых в русскоязычной литературе весьма проблематично. Достаточно сказать, что из серьезных работ упоминаемых в книге неоэволюционистов на русский язык переведена только «Экономика каменного века» Салинза, и несколько небольших статей Карнейро. А ведь работы неоэволюционистов – далеко не последний этап в разработке современной антропологической теории, которая продолжает развиваться через критику и доработку старых концепций. С практическим применением одной из новейших теорий, теории действия, которая призвана обновить и придать гибкость старым построениям, мы сможем близко познакомиться прямо в этой книге, где ее активно используют для реконструкции процессов быстрого изменения – тех самых процессов, которые и лежат в основе социальной эволюции.

Замечания по переводу

В процессе перевода мне пришлось сделать некоторую замену терминов. В исходном тексте для обозначения людей с относительно высоким рангом в догосударственных обществах активно употреблялся весьма растяжимый термин «элита» (elite). Эта самая элита у авторов в отдельных случаях могла включать процентов сорок от всего населения. У меня возникли сомнения в целесообразности столь частого применения данного слова в русском тексте, не говоря о том, что дословно переведенные слова «элита» и «элитный» на каждой странице уже просто начинали резать глаз. Поэтому частично эти термины были заменены словами «знать» и «знатный».

Объективно говоря, замена эта тоже далеко не идеальна, поскольку эта так называемая «знать» в догосударственных обществах далеко не эквивалентна знати, то есть аристократии государственного периода, особенно применительно к ранним этапам рангового общества. Но мне показалось, что более точное определение «лица с унаследованным высоким рангом» или даже «лица с высоким рангом, вероятнее всего, унаследованным», выглядит слишком громоздко и неуклюже. Поэтому читателю просто следует иметь в виду, что везде, где он видит слово «знатный» применительно к догосударственному обществу, в исходном тексте использовалось слово «элитный», которое чаще всего означает «с унаследованным высоким рангом».

Для большей ясности добавлю, что термины, четко относящиеся именно к аристократии, а именно noble или nobility, в исходном тексте применялись строго для государственного общества, причем полностью сложившегося. То же относится и к антиподу, слову commoner, которое я перевожу как «простолюдин». Применительно к догосударственным формациям эти термины в данной книге вообще не применяются. В целом же, нам следует помнить, что не стоит проецировать на догосударственные общества закономерности и отношения, присущие цивилизации государственного уровня, даже если какие-то термины выглядят похоже.

На всякий случай, добавлю также уточнение по поводу фуражиров и собирателей. В исходном тексте использовалось три термина: слово gathering для обозначения собирательства вообще, слово foraging для обозначения занятия собирательством на очень обширных пространствах с частыми переходами с место на место, и слово collecting для обозначения собирательства в пределах сравнительно небольшой территории, для групп, близких к оседлости. У меня в переводе получилось, что и общий термин gathering, и более конкретный термин collecting переводятся одинаково, как «собирательство». Однако, я надеюсь, что особой путаницы здесь не возникнет, поскольку из контекста обычно понятно, когда речь идет о собирателях вообще, а когда – о таких собирателях, которые близки к оседлости, и в этом качестве противопоставляются вечно странствующим фуражирам.