Сапотеки и долина Оахака

Джойс Маркус, Кент Фланнери ::: Сапотекская цивилизация. История развития урбанистического общества в мексиканской долине Оахака

«Нарисуй мне карту Новой Испании», - сказал его величество Карл V. Напротив него за столом сидел Эрнан Кортес, завоеватель Мексики, вернувшийся в 1528 году ради королевской аудиенции в Толедо. Через несколько месяцев испанский король наградит Кортеса титулом, который тот сам себе выбрал: маркиз долины Оахака. В данный же момент королю было любопытно увидеть, где будет лежать это маркесадо.

Согласно легенде, Кортес взял лист бумаги, скомкал между ладонями и бросил на стол. В желтом свете, падавшем из окна, измятая бумага превратилась в ряды крохотных ущелий и горных кряжей, зубчатых пиков и каньонов миниатюрной сьерры. «Это, - ответил якобы Кортес, - и есть карта Новой Испании».

Кортес, если верить легенде, удачно идентифицировал смятую бумагу как карту Оахаки, мексиканского штата, самую крупную долину которого он получил в качестве награды. Примерно в 400 км к югу от города Мехико, восточные и западные отроги Сьерра-Мадре сходятся вместе, чтобы сформировать Меса-дель-Сур, Южное Плато. «В этой изрезанной горной массе мало ровной земли», - написал когда-то географ Роберт К. Вест. «Сотни маленьких стремительных потоков, текущих через нагорья, прорезали в поверхности глубокие V-образные долины, создавая страну обрывистых склонов и острых, как ножи, кряжей» [1]. Высшая точка, спящий вулкан под названием Семпоальтепек, поднимается на 3390 м над уровнем моря. Другие бесчисленные кряжи достигают высоты 2500 м или выше, отбирая дожди у каньонов и долин, расположенных ниже.

 

Штат Оахака в Мексике и Мезоамерике

Говорящие на сапотекском языке в настоящее время занимают Оахакскую Центральную долинную систему и часть окружающего ее горного региона

1. (Вверху) Штат Оахака в Мексике и Мезоамерике. (Ниже) Говорящие на сапотекском языке в настоящее время занимают Оахакскую Центральную долинную систему и часть окружающего ее горного региона.

Горы занимают в Оахаке господствующее положение. Невозможно оценить историю региона, не понимая, в какой изоляции оставляли горы жителей самых маленьких долин, и сколь могущественными и достойными зависти они делали жителей самой большой долины. Оахакская Центральная долинная система, сформировавшаяся в котловине примерно 95 км длиной и 25 км шириной, стала родиной одной из самых ранних мексиканских цивилизаций. Остальная часть Южного Плато, вероятно, по причине ее фрагментации и изоляции, ко времени испанской конкисты породила не менее двенадцати различных языков [2]. Большая часть принадлежит к отомангской группе, языковой семье, которая, как верят ученые, является древнейшей из существовавших в Мексике. На прото-отомангском языке, предке всех этих более поздних языков, говорили где-то в южной Мексике еще до того, как появилось сельское хозяйство и люди начали жить в деревнях.

Наиболее протяженный участок ровной земли в горной Оахаке можно найти в Центральной долинной системе, на средней высоте 1500 м над уровнем моря. Здесь река Атойяк и ее приток, Рио-Саладо, создали Y-образную долину, занимающую более 2000 км2 и окруженную лесистыми горами, поднимающимися на 3000 м. Климат умеренный и полузасушливый, с годовым количеством осадков 550 мм. Дождь идет главным образом между маем и сентябрем, создавая сезонный всплеск зелени, которая желтеет и выгорает между ноябрем и мартом.

 

2. Долина Оахака состоит из трех субдолин: Этлы, Тлаколулы и Валье-Гранде.

2. Долина Оахака состоит из трех субдолин: Этлы, Тлаколулы и Валье-Гранде.

Географы классифицируют долинную систему как область «постоянной засухи», в которой количество осадков, выпадающих в течение года, меньше, чем потенциальное суммарное испарение [3]. Несмотря на эти условия, сельское хозяйство сегодня является здесь главным средством к существованию, и более 2700 археологических поселений свидетельствуют о его успехе в прошлом.

Три субдолины, составляющие Y, или трехконечную звезду, в целом известны как долина Оахака. На северо-западе лежит субдолина Этла, самая узкая и высокая из трех, где начинается река Атойяк. На востоке находится субдолина Тлаколула, более широкая, но и более засушливая, обязанная своим появлением Рио-Саладо. К югу лежит еще более широкая Валье-Гранде, Большая Долина, где соединившиеся воды Атойяка и Саладо текут к Тихому океану. Недалеко к юго-востоку находятся еще два компонента Центральной долинной системы, долины Эхутла и Миауатлан. Обе эти долины, расположенные на притоках Атойяка, были политически связаны с долиной Оахака на протяжении большей части своей истории.

Когда испанцы завоевали долину Оахака в 1521 году, основным языком, на котором здесь говорили, был сапотекский, один из доминантных членов отомангской семьи. На миштекском, еще одном отомангском языке, говорили в некоторых сообществах в регионах Этла и Валье-Гранде. Археологические и этноисторические исследования показывают, что сапотеки были изначальными жителями долины Оахака, в то время как миштекоговорящие пришли позже, часто благодаря заключению брачных союзов с сапотекской аристократией. Большая часть говорящих на миштекском жила в горных долинах к северу и западу от Этлы.

Хотя сапотеки изучались менее интенсивно, чем ацтеки или майя, они создали одну из первых цивилизаций древней Мексики. Они были среди первых коренных американцев, строивших астрономически ориентированные общественные здания; использовавших адобы, каменную кладку и известковую штукатурку; вырезавших иероглифические надписи; и достигших урбанистического статуса. Колыбелью сапотекской цивилизации была долина Оахака, но границы этой цивилизации простирались далеко за пределы Центральной долинной системы. Сапотеки оказывали влияние на многие другие части Мезоамерики, этого региона древних высоких культур, состоящего из центральной и южной Мексики, Гватемалы, Белиза, и частично Гондураса и Сальвадора.

В случае Оахаки, «колыбель цивилизации» - это больше чем лингвистический оборот. Он подразумевает период младенчества, затем детства, быстрый рывок подросткового взросления, и, наконец, зрелость. Эта картина развития здесь уместна, поскольку сапотеки не приобщились к цивилизации мгновенно. Они достигли цивилизации только после тысячелетий социальной эволюции.

Нашей целью при написании этой книги было представить на примере сапотеков, как именно возникают ранние цивилизации. Мы начнем, однако, с описания сапотеков, какими они были накануне завоевания в 1521 году. Это описание, в свою очередь, поможет нам интерпретировать археологические свидетельства, относящиеся к их появлению в качестве этнической группы.

Сапотеки шестнадцатого века

 

Незадолго перед тем, как Кортес прибыл в Мексику, сапотеки выдержали ряд кровавых столкновений с ацтекскими армиями из долины Мехико. В это время самым могущественным из нескольких сапотекских царей был Косийоэса, «Создатель Молнии», который, как принято думать, жил между 1487 и 1529 годами. Хотя он и был наследником династии в городе Саачила долины Оахака, в результате ацтекского военного давления Косийоэса был вынужден переместить свою штаб-квартиру на укрепленную гору вблизи тихоокеанского побережья. Его сын Косийопии (1502 – 1563), последний член династии, выжил, чтобы подвергнуться допросу у испанских священников по поводу его «идолопоклоннических» религиозных практик. В конечном итоге он был крещен под христианским именем «дон Хуан Кортес» [4].

Многое из того, что мы знаем о сапотеках на момент Конкисты, получено из материалов такого рода допросов, проводимых испанцами. Тщательно записанные и отосланные в архивы Испании, эти отчеты сапотекских аристократов об их собственном прошлом, или этноистории, являются бесценным источником для реконструкции их культуры. Серии вопросников, заполненных между 1578 и 1581 годами по запросу испанской короны, сообщают нам о политических системах, религиозных верованиях, добывании пропитания и военных конфликтах сапотекских городов на территории современного мексиканского штата Оахака [5].

 

3. Сапотекское общество состояло из двух социальных страт (Noble stratum – аристократия, commoner stratum – простолюдины). «Сословия» или группы с особыми функциями, такие, как жречество (Priestly estate) или военные (Military estate), пересекали обе страты. (Merchant estate – сословие торговцев).

3. Сапотекское общество состояло из двух социальных страт (Noble stratum – аристократия, commoner stratum – простолюдины). «Сословия» или группы с особыми функциями, такие, как жречество (Priestly estate) или военные (Military estate), пересекали обе страты. (Merchant estate – сословие торговцев).

Значительная часть этой этноистории была синтезирована Джозефом В. Вайткоттоном (Joseph W. Whitecotton) в его книге “The Zapotecs: Princes, Priests, and Peasants” («Сапотеки: князья, жрецы и крестьяне») [6]. В числе других ученых, внесших вклад в изучение сапотекской этноистории, можно назвать Альфонсо Касо, Игнасио Берналя, Джона Паддока (John Paddock), Джона Ченса (John Chance) и Джудит Цейтлин (Judith Zeitlin). Мы сами прочли столько испанских отчетов о сапотеках, сколько мы смогли заполучить в свои руки.

Мы никогда не будем знать точно, сколько именно здесь было говорящих на сапотекском, когда пришли испанцы; точных переписей не существовало. Settlement Pattern Project, группа археологов, которые делали детальную съемку поверхности в долине Оахака, оценивают ее конечную доиспанскую численность населения в более чем 160 000 человек [7]. Провинция Койолапан, куда более крупный регион, который включал всю Центральную долинную систему и окружающие ее горы, имел, по оценке, 350 000 – 367 000 говорящих на сапотекском [8]. Таким образом, мы бы не удивились, узнав, что когда-то здесь проживало более 500 000 сапотеков. На протяжении колониального периода их численность катастрофически уменьшилась (в тексте «decimated», что может означать «уменьшилась на порядок» - прим. перев.) из-за привнесенных болезней Старого Света, европейской эксплуатации и испанской инквизиции. Медицина 20-го века и мексиканская демократия помогли им восстановить численность, которая теперь составляет более 300 000 человек.

Социальная стратификация

На основе испанских отчетов мы знаем, что сапотекское общество было разделено на две страты, изолированные друг от друга классовой эндогамией, обычаем жениться или выходить замуж только в пределах своей страты. Верхняя страта, или наследственная аристократия, возглавлялась правителем мужского пола, или коки, и его главной женой, или шонаши. Различные суффиксы, добавляемые к этим терминам, использовались, чтобы отличать таких индивидов, как кокитао («великий владыка» или «царь») или кокиуалао («принц»).

Внутри верхней страты сапотекского общества было множество рангов или уровней знатности, но, поскольку аристократы всех уровней могли заключать браки друг с другом, эти ранги не квалифицировались как отдельные социальные классы. В сущности, испанцы видели параллели между сапотекскими уровнями знатности и европейским ранжированием аристократии на князей, герцогов, графов и баронов.

Среди сапотеков имелись линиджи (роды), называемые тиха коки, роды величайших наследственных владык; тиха хоана, менее благородные линиджи, напоминающие испанских кабальерос; и тиха хоанауини, линиджи еще менее родовитой знати, напоминающей испанских идальгос. С такими аристократами зачастую ассоциировались тщательно выстроенные резиденции. Коки, например, жил в йоо кеуи, «царском доме», в то время как кокитао жил в киуитао, «красивом царском дворце». Такие дворцы обычно строились из адобовых кирпичей на каменном фундаменте.

 

4. Сапотекский киуитао или «красивый царский дворец», состоящий из дюжины комнат вокруг внутреннего патио.

4. Сапотекский киуитао или «красивый царский дворец», состоящий из дюжины комнат вокруг внутреннего патио.

 

5. Глиняные статуэтки сапотекского аристократа (слева) и аристократки (справа), с жадеитовыми ожерельями и ушными серьгами. Высота мужской статуэтки 15 см.

5. Глиняные статуэтки сапотекского аристократа (слева) и аристократки (справа), с жадеитовыми ожерельями и ушными серьгами. Высота мужской статуэтки 15 см.

Другая страта сапотекского общества состояла из свободных простолюдинов, сервов и рабов. Среди простолюдинов существовали многочисленные различия в ранге, уровне престижа и богатстве, но, поскольку простолюдины всех уровней могли заключать браки между собой, эти дифференциации также не квалифицируются как отдельные социальные классы. Даже рабы не составляли отдельного класса; многие были просто простолюдинами из других этнических групп, захваченными в плен на войне. В мезоамериканских обществах для рабов и рабынь не было чем-то необычным получить свободу, заключать браки со свободными простолюдинами, или становиться конкубинами аристократов.

Коллективно, свободные простолюдины считались принадлежащими к тиха пеникече, «родам горожан», и они жили в простых домах, известных как йоо. Словари сапотекского языка шестнадцатого века, например, словарь, написанный испанским монахом Хуаном де Кордова [9], содержат множество названий для обозначения занятий простолюдинов. Вайткоттон, среди прочего, нашел слова для обозначения поденщика, свободного слуги, ткача, танцора, музыканта, скульптора, художника, переводчика, прорицателя, лекаря, торговца и коробейника [10].

Часто задается вопрос, существовал ли в мезоамериканских обществах, таких, как сапотекское, «средний класс». Ответ будет «нет», по крайней мере, в смысле третьей страты с классовой эндогамией, помещенной между наследственной аристократией и простолюдинами. Конечно, были люди, занимавшие промежуточное положение по «богатству» в мезоамериканских обществах, но по социальному положению эти люди были либо богатыми простолюдинами, либо членами аристократии более низкого ранга [11].

Мы должны иметь в виду, что «простолюдин» не означает «неимущий». Многие простолюдины были богатыми торговцами или квалифицированными ремесленниками, которые жили почти так же хорошо, как и младшая знать. Они отличались от последней, однако, тем, что не могли занимать высокие посты в государстве или заключать браки с представителями аристократии, несмотря на свое богатство.

Ключевые различия между аристократией и простолюдинами включали также наследственные привилегии. Знать носила плащи и набедренные повязки из хлопка, в то время как простолюдины носили плащи и набедренные повязки из волокон агавы. Аристократы также могли носить плащи из перьев, головные уборы из перьев, жадеитовые ожерелья, и жадеитовые вставки под нижнюю губу или ушные украшения; простолюдины такого права не имели. Аристократы устраивали охоты, во время которых простолюдинам позволялось гнать оленя в направлении охотников, колотя по кустарнику; аристократы получали оленину, а простолюдины довольствовались кроликами, ящерицами, водяными крысами и другой мелкой дичью. Также аристократы шли в бой, защищенные «панцирем» из стеганого хлопка; простолюдины были пехотинцами, одетыми в набедренные повязки.

Знать имела доступ к ряду продуктов, находившихся под запретом для простолюдинов, включая шоколад, который выращивали в близлежащих низинах. Простолюдины в больших количествах ели бобы и плоды опунции. Для аристократии существовали почтительные обращения, эквивалентные «ваша милость» или «ваша светлость», и некоторые аристократы мужского пола имели по 15-20 жен. (Простолюдины тоже могли иметь более одной жены, но лишь самые богатые могли себе это позволить.) Любой, кто представал перед коки, должен был снять сандалии и держать голову опущенной на протяжении всей встречи.

Сапотекская религия

Религия пронизывала все слои сапотекского общества, но лучшие доступные нам испанские описания относятся к государственной религии, исполняемой профессиональными священниками. Государство и церковь не были реально разделены, поскольку священники высшего ранга набирались из знатных семейств, и сам сапотекский владыка проходил религиозную подготовку перед вступлением в должность. Правители накапливали богатство и собирали работников, чтобы строить храмы, называемые йоопее, или «дом жизненной силы».

 

6. Здание, которое занимал верховный жрец в Митле, имело длинную, узкую внешнюю комнату, выходящую во внутренний двор; позади нее располагались элегантные «папские апартаменты».

6. Здание, которое занимал верховный жрец в Митле, имело длинную, узкую внешнюю комнату, выходящую во внутренний двор; позади нее располагались элегантные «папские апартаменты».

Такие храмы укомплектовывались священниками, у которых была своя собственная иерархия. Среди священников низкого ранга были биганья, по описаниям, практически никогда не покидавшие йоопее. Храмы обычно имели две комнаты, внешнее (менее сакральное) помещение, куда могли заходить прихожане, и внутреннюю (более сакральную) комнату, в которой жрецы выполняли свои ритуалы. Эти ритуалы включали курение благовоний и принесение в жертву животных и людей. Жертвами-животными могли быть перепела, индейки или собаки; что касается людей, то это могли быть дети, рабы или военнопленные.

 

7. Внутренний двор «папских апартаментов» верховного жреца, декорированный причудливыми геометрическими узорными мозаиками из вулканического туфа.

7. Внутренний двор «папских апартаментов» верховного жреца, декорированный причудливыми геометрическими узорными мозаиками из вулканического туфа.

Жрецы также предлагали в жертву богам свою собственную кровь, полученную путем прокалывания языка, ушных мочек или других мягких частей тела шипами ската, обсидиановыми лезвиями, или колючками агавы. Некоторые ритуалы включали использование наркотических веществ, таких, как дурман (Datura), галлюциногенные грибы (Psilocybe), или очень крепкий дикий табак (Nicotiana); другие требовали питья пульке, ферментированного сока агавы или столетника.

Некоторые аспекты сапотекской религии могут быть описаны как изменение сознания, когда участники ритуала пытались переключить свое сознание в другую плоскость. Ряд испанских отчетов, записанных в 1580 году, описывает, как сапотекские горожане приносили в жертву детей, пили и танцевали по ночам [12]; пировали на протяжении периодов 40 или 80 дней, каждые четыре дня употребляя табак; пускали кровь из языка и ушей, танцевали и впадали в состояние наркотической интоксикации [13]; или приносили в жертву собак и рабов, после чего танцевали и поедали галлюциногенные грибы «так что им являлось множество видений и устрашающих фигур» [14].

На вершине сапотекской религиозной иерархии находился верховный жрец, по описанию одного испанца шестнадцатого века «вроде нашего римского папы» [15]. В поздние доиспанские времена этот верховный жрец (известный как уиха-тао, или «великий видящий») имел резиденцию в городе Митла в восточной части субдолины Тлаколула, и этот город служил сапотекам чем-то вроде Ватикана. Здание, в котором он жил, все еще стоит и сохранило свою красоту; по многим критериям, оно представляет собой окончательную стадию совершенствования сапотекского двухкомнатного храма. Две большие колонны обрамляют дверной проем, ведущий во внешнюю комнату, крышу которой поддерживают шесть крупных колонн из вулканического туфа. Из этой более публичной комнаты, узкий коридор в форме L ведет в личные апартаменты уиха-тао, внушительный набор из четырех комнат вокруг центрального дворика. Сапотекские архитекторы преобразовали внутреннюю комнату храма, в которой традиционно жили жрецы, в «папские апартаменты», стены которых были украшены замысловатыми геометрическими мозаиками из вулканического туфа.

 

8. Расчищенная в настоящее время от своих первоначальных лесов после тысячелетнего возделывания полей, долина Оахака характеризуется наличием плоского аллювиального дна, орошаемых предгорий и зоны высоких гор.

8. Расчищенная в настоящее время от своих первоначальных лесов после тысячелетнего возделывания полей, долина Оахака характеризуется наличием плоского аллювиального дна, орошаемых предгорий и зоны высоких гор.

Этноисторические источники подразумевают, что, если высшее жречество было благородного рождения, то многие жрецы низшего ранга набирались из обученных простолюдинов. Это занятие простолюдинами значительных ритуальных должностей противоречит нашим замечаниям об иерархии, основанной на унаследованном ранге. Вайткоттон обходит это противоречие, разделяя сапотекское общество на три «сословия» - наследственная аристократия, простолюдины и жречество. Жреческое «сословие», таким образом, могло включать и знать, и простолюдинов [16].

Источники пропитания

Сапотекская цивилизация поддерживалась маисовым земледелием, и надо отдать должное изобретательности сапотеков, которые успешно занимались сельским хозяйством в местности с изрезанным рельефом и постоянным дефицитом воды. Источники воды для сельского хозяйства в долине Оахака включают дождевые осадки, источники, мелкие потоки и реки, и подземные воды. Эта долина лучше всего характеризуется как регион, в котором могло практиковаться множество техник управления водными ресурсами, но ни один источник воды не был достаточно большим, чтобы поощрять централизованный контроль со стороны доиспанского правительства [17-19].

В долине Оахака есть, по крайней мере, три физиографические зоны: плоское аллювиальное дно долины; предгорья, склоны которых варьируются от пологих до обрывистых, часто разрезанных водными каньонами; и зона высоких гор. Дно долины имеет лучшую почву, но также и наивысшую интенсивность испарения; в горах интенсивность испарения самая низкая, но и почвы самые каменистые. В этих трех зонах сапотеки практиковали, по крайней мере, пять типов земледелия: дождевое земледелие, ирригацию с помощью колодцев, канальную ирригацию, паводковое земледелие и террасирование склонов холмов.

 

9. Даже в более сухих и каменистых частях субдолины Тлаколула можно найти съедобные дикие растения, такие, как плоды кактусов и бобовых.

9. Даже в более сухих и каменистых частях субдолины Тлаколула можно найти съедобные дикие растения, такие, как плоды кактусов и бобовых.

Вдобавок к выращиванию таких растений, как маис, бобы, тыквы, авокадо, перцы чили, томаты, агава и опунция, сапотеки разводили для еды собак и индеек. Они собирали такие дикие растения, как желуди, плоды сосны пиньон, мескитовые стручки, плоды трубчатого кактуса стеноцереус турбера, различные ягоды и множество трав, таких, как Crotalaria, Chenopodium, Amaranthus, и Portulaca, которые использовались в качестве приправ. Они также охотились на оленей, пекари, кроликов, енотов, опоссумов, гоферов (мешотчатых крыс), водяных крыс, перепелов, голубей, черепах, ящериц, и другую мелкую дичь. Из-за высокой численности населения, однако, не все члены общества имели доступ к наиболее престижным животным; как мы видели, оленье мясо было дозволено, практически, только аристократии.

Дань и война

Помимо сельского хозяйства, охоты и собирания растений, сапотекское государство полагалось на выплату дани от соседних народностей, которых оно либо подчинило военным путем, либо добилось политического господства над ними. На момент испанского завоевания не существовало единой сапотекской армии, вместо этого имелся ряд армий, собираемых правителями важных сообществ. Сапотекские армии состояли из офицеров, которые были членами аристократии, и пехотинцев, которые были простолюдинами, собираемыми в случае необходимости. Отличившиеся воины вознаграждались особыми звериными костюмами, которые указывали, что они являются членами уважаемых военных орденов. Их оружием были лук и стрелы, копье, праща, атлатль или копьеметалка, и макана или деревянный палаш, с острыми обсидиановыми лезвиями по краям.

Сапотеки устраивали гадания перед сражением, и, по описанию испанцев, шли в битву с пением, под бой деревянного барабана, и несли «идола». В то время, как первый взятый пленник приносился в жертву идолу, остальных приводили домой в качестве рабов, чтобы приставить к работе, продать или принести в жертву в дни особых праздников. Согласно одному отчету, жрец разрезал грудную клетку приносимого в жертву и доставал его еще бьющееся сердце; идолы омывались его кровью; тело жертвы затем могло быть разделано, сварено и съедено [20]. Особую радость сапотекам доставляло взятие в плен вкусного знатного офицера из противостоящей армии.

Несмотря на их укрепления, оружие, военные ордена и тактики террора (которые включали каннибализм, пытки и увечья), сапотеки были более известны своей дипломатической стратегией, чем решающими сражениями. Снова и снова они урегулировали конфликты с помощью альянсов, секретных соглашений или даже выплаты дани врагам.

Незадолго до прибытия Кортеса в Мексику, сапотекский правитель Косийоэса был втянут в конфликт с ацтекским правителем Ауисотлем [21]. Косийоэса создал альянс с миштекским правителем города Ачиутла, расположенного к северу от долины Оахака, чтобы атаковать ацтекскую армию, когда та находилась в тропических низинах Теуантепека. После семимесячной блокады, ацтеки и сапотеки договорились о перемирии, одним из условий которого был брак дочери Ауисотля с Косийоэсой. Ацтеки также получили право разместить небольшой гарнизон в долине Оахака и получать «в знак учтивости» дань каждый год. Что касается миштеков из Ачиутлы, которым обещали земли на Теуантепеке в награду за их военную помощь, то их «отблагодарили» некоторым количеством наименее пригодной земли в этом районе. Таков был сапотекский талант комбинировать ограниченные военные действия с изощренной дипломатией, царскими брачными альянсами и хитрым лицемерием.

Мировоззрение древних сапотеков

 

Предшествующее описание сапотеков шестнадцатого века охватывает царей и цариц, жрецов, простолюдинов, войны, источники пропитания, и множество других аспектов их древней жизни. Несколько десятилетий назад такое описание рассматривалось бы как адекватная модель для археологических исследований более отдаленного прошлого. Многие из современных археологов, однако, требуют большего: они хотят получить модель, которая включала бы космологию, религию, идеологию, и другие продукты древнего мировоззрения [22, 23]. Такие аспекты сапотекского мышления значительно труднее выделить из этноисторических документов, потому что конкистадоры, описывающие их, слабо их понимали. Тем не менее, широкие контуры когнитивной системы должны просматриваться [24].

 

10. Глиняная скульптурка Косийо или Молнии, с четырьмя вместилищами для его компаньонов: Облаков, Дождя, Ветра и Града. Высота 15 см.

10. Глиняная скульптурка Косийо или Молнии, с четырьмя вместилищами для его компаньонов: Облаков, Дождя, Ветра и Града. Высота 15 см.

Подобно всем высоким культурам Мезоамерики, сапотеки верили, что вселенная разделена на четыре великие части - мировые четверти, каждая из которых ассоциировалась с определенным цветом (красным, черным, желтым или белым). В свою очередь, центр мира ассоциировался с сине-зеленым, который сапотеки считали одним цветом. Главная ось, вдоль которой был разделен их мир, соответствовала пути солнца с востока на запад.

В основе сапотекской религии лежал аниматизм (представление о присутствии безличной сверхъестественной силы в живых и неодушевленных предметах). Они признавали высшую сущность, которая была без начала и конца, «которая создала все, но сама не была создана», сущность настолько бесконечную и нематериальную, что не существовало никаких ее изображений, и ни один смертный не входил с ней в прямой контакт. Силы и существа, с которыми сапотеки все же вступали в контакт, включали тех, кого мы сочли бы «естественными» и тех, кого мы сочли бы «сверхъестественными». Все они были одинаково «реальны» для сапотеков.

 

11. Глиняная скульптура молодого сапотекского властителя с надписью из двух иероглифов, взятых из 260-дневного календаря. На его груди стоит дата «13 Кремень»; на его головном уборе стоит дата «13 Вода».

11. Глиняная скульптура молодого сапотекского властителя с надписью из двух иероглифов, взятых из 260-дневного календаря. На его груди стоит дата «13 Кремень»; на его головном уборе стоит дата «13 Вода».

Наиболее могущественным и почитаемым из этих сил был Косийо или Молния, в число компаньонов которого входили облака (Саа), Дождь (Ниса Кийе), Ветер (Пее) и Град (Киесаби). Молния была внушительным и гневным ликом Неба, одной из великих частей, на которые был поделен сапотекский космос. Другой частью была Земля, а ее внушительным и гневным ликом было Шоо, Землетрясение. Иногда две концепции объединялись, как в сапотекском выражении, обозначающем гром: Шоо Косийо, «Молниевое Землетрясение».

В сапотекской космологии, все живое заслуживало уважения. Живые объекты отличались от неодушевленной материи тем, что обладали жизненной силой под названием пее, «ветер», «дыхание» или «дух». Пее заставляло вещи двигаться, и движение показывало, что они были живыми: стрела молнии, плывущие по небу облака, земля, дрожащая под ногами во время толчков, биение сердца, ветер в волосах, даже пенка на чашке пульке или шоколада.

 

12. Сапотекская погребальная урна, изображающая согнутое тело с жадеитовыми серьгами, вероятно, знатного предка. Высота 13 см.

12. Сапотекская погребальная урна, изображающая согнутое тело с жадеитовыми серьгами, вероятно, знатного предка. Высота 13 см.

Неодушевленными предметами можно было манипулировать посредством технологии, но объекты, наделенные пее, требовали в обращении с собой ритуалов и взаимообмена. Сапотекский охотник извинялся перед оленем за необходимость убить его, а затем предлагал сердце оленя великим природным силам, которым тот принадлежал. Величайшей жертвой, которую можно было предложить Молнии, было что-то живое, как сердце, которое еще билось и, следовательно, было насыщено пее.

У сапотеков было два слова для обозначения крови, рини и тини. Рини соответствовало сухой крови; тини было текущей кровью, все еще движущейся, все еще живой, например, выпущенной из собственного тела индивида с помощью обсидианового лезвия, колючки агавы или шипа ската.

Даже время было живым. Сапотеки, как и другие мексиканские индейцы, верили, что время было скорее цикличным, а не линейным, и что данные дни возвращались снова и снова. Чтобы отслеживать циклы, у них имелось два календаря – один солнечный, другой ритуальный [25]. Солнечный год содержал 18 «месяцев» по 20 дней, плюс 5 дополнительных дней, чтобы довести счет до 365. Ритуальный календарь, или пийе, состоял из 20 иероглифов и «знаков дней», которые комбинировались с 13 числами, создавая цикл из 260 дней (Таблица 1). Как подразумевает его название, ритуальный календарь имел пее; священное время двигалось и было живым. Деление мира на четыре части повторялось в делении пийе на четыре четверти, каждая из которых называлась косийо или «молния», и особая «молния» приписывалась каждой из четырех четвертей мира.

Таблица 1

Названия дней в сапотекском пийе, или 260-дневном календаре

Сапотекское название дня

Возможный перевод (в зависимости от тона)

Чилья, Чийлья

Крокодил, монстр-рептилия, боб для гаданий

Лаа, Кий, Гий

Тлеющий уголь, огонь, ветер?

Гела, Эла

Ночь

Гече, Кичи, Ачи

Лягушка, игуана

Сее, Сий, Сийе

Неудача, змея, молодая кукуруза

Лана, Лаана

Сажа, кролик

Чина, Чийнья

Олень

Лапа, Лаба

Делить на части, корона, венок

Ниса, Кеса

Вода

Тела, Телья

Подавлять, собака

Лоо, Голоо

Обезьяна

Пийа

Скрученный, перевернутый

Кий, Лаа, Ний

Тростник

Гече, Эче, Аче

Свирепое животное, ягуар

Наа, На, Нья

Мать

Гилоо, Лоо

Ворон, ворона, сова, глаз

Шоо

Землетрясение

Опа, Гопа, Оппа

Роса, пар от земли, камень

Аппе, Апе

Покрытый тучами, облачный

Лао, Лоо

Глаз, лицо

Предполагалось, что каждый сапотек получал имя по дню 260-дневного ритуального календаря, в который он или она был рожден. Однако, определенные дни считались более счастливыми, чем другие; таким образом, многие личности (особенно аристократы) получали имена по благоприятным дням, которые выпадали близко к их действительному дню рождения. Такие имена, как «8 Олень» или «5 Цветок» были типичными для знати, и у многих также были прозвища, такие, как «Создатель Молнии» или «Великий Орел» [26].

Одним из аспектов сапотекской религии, который был неправильно понят испанцами шестнадцатого века, был культ царских предков. После того, как сапотекские владыки или царские супружеские пары умирали, их часто начинали почитать как существ, которые могли ходатайствовать за свой народ перед великими сверхъестественными силами, такими, как Молния. В самом деле, о покойных правителях думали, что они превращались в облака, и даже сегодня некоторые сапотекоговорящие называют своих предков бинигуласа, «облачные старики».

 

13. Сапотекские аристократы часто изображали своих «Облачных предков» в виде летящих черепах, вероятно потому, что кучевые облака напоминали им черепашьи панцири.

13. Сапотекские аристократы часто изображали своих «Облачных предков» в виде летящих черепах, вероятно потому, что кучевые облака напоминали им черепашьи панцири.

Испанцы переписали многие дюжины мнимых «богов» в сообществах шестнадцатого века, но, если перевести настоящие имена этих «богов», выясняется, что большая часть были почитаемыми царскими предками. У многих были имена, взятые по 260-дневному календарю, а некоторые имена даже включали такие царские титулы, как коки или шонаши. Прибавьте к этому, что совпадения в списках имен для разных сообществ почти не встречаются, и станет понятно, что каждый город почитал своих собственных покойных правителей – а не пантеон сапотекских «богов» [27]. Фактически, если бы испанцы описали этих героических предков не как «богов», а как «святых», они оказались бы ближе к истине.

Колониальный документ из Оселотепека, сапотекского города в горах к югу от долины Оахака, сообщает о прославленном коки по имени Петела, «4 Собака», который умер незадолго до испанской конкисты. После его смерти, сапотекские аристократы «почитали его как бога… и приносили ему жертвы как богу» [28]. Испанский администратор Бартоломе де Писа занялся поиском бренных останков владыки Петелы, которые он обнаружил «погребенными сухими и забальзамированными», а затем сжег их, чтобы воспрепятствовать тому, что он считал языческой практикой. Когда шестью месяцами позже Оселотепек поразила чума, убив более 1200 человек, сапотекские аристократы «снова начали приносить жертвы Петеле над золой от костей, которые сжег де Писа, потому что он [Петела] был посредником перед [божеством], от которого они хотели, чтобы оно отвело чуму».

Сапотеки делили животных (мани) на несколько широких категорий, включая тех, кто ходит на четырех ногах, тех, кто летает, и тех, кто плавает. Многие названия животных начинались со слога пе или пи (пичина, олень; пелла, рыба), который, возможно, служил классификатором животных, а кроме того, мог отражать тот факт, что животные имели пее. Дикие животные назывались мани кихши, «дикие животные». (Прилагательное кихши могло означать «дикий», «несъеденный», или «принадлежащий дикой местности», и также использовалось для обозначения диких растений). У сапотеков было единственное слово, йага, которое могло означать «растение», «дерево» или «древесину». К нему могли добавляться прилагательные, чтобы обозначить определенное растение, например, йага кети, «сосна», или йага пичих, «трубчатый кактус стеноцереус турбера». Основное различие проводилось между теми растениями, урожай которых люди могли собрать и употребить в пищу, и теми, которые были просто частью местной дикой растительности [29].

У сапотеков также была своя собственная система мер и весов, с остатками которой можно бегло познакомиться на рынках в моноязычных сапотекских городах. Одной такой единицей, которую можно обнаружить археологически, был йаген. Это длина предплечья между локтем и запястьем – примерно 26 – 27 см у среднего сапотекского мужчины [30]. Несколько резных каменных монументов в Монте-Альбане были разбиты на множество йагенов.

Идеология

 

Кратко ознакомившись с сапотекской космологией, давайте теперь рассмотрим политическую идеологию. Сапотекское общество было в высшей степени иерархическим, где воля правителя доносилась до простолюдинов через посредство нескольких уровней аристократии. Никто ни на одном из уровней не сомневался, что мир именно так и должен быть устроен, поскольку сапотеки верили, что знать и простолюдины в далеком прошлом имели различное происхождение.

Простолюдины рождались от простолюдинов. Они жили; они работали; они умирали; их непосредственные предки были важны только для тех, кто действительно знал их; их дальние предки были безымянными. Царские семьи, напротив, происходили от почитаемых предков, которые теперь были «Облачными людьми», живущими поблизости от Молнии. Они правили на земле какое-то время, совершали великие деяния, строили храмы, ходили на войну и возвращались с пленными, и, наконец, их помещали в царскую гробницу, из которой они восходили на небо и превращались в «облачных людей». Затем долгом их подчиненных и их знатных отпрысков становилось поддержание их в состоянии довольства, насколько это возможно, чтобы они могли ходатайствовать за свой народ перед великими сверхъестественными силами, которые правили миром.

При идеальных условиях, сапотекскому правителю должен был наследовать на троне перворожденный сын от его первой жены. Правила, относящиеся к порядку рождения, были столь важны, что среди иероглифов, которые использовали сапотеки, были глифы рук с вытянутыми пальцами. Если был вытянут только большой палец, глиф обозначал перворожденного; если был вытянут указательный палец, он означал рожденного вторым; и так далее [31]. Иероглиф вытянутого большого пальца соответствовал сапотекскому слову йоби, которое одновременно является порядковым числительным «первый» и термином для обозначения «перворожденного сына» (Таблица 2).

Таблица 2

Сапотекские порядковые числительные, которые использовались и для названия пальцев, и для указания порядка рождения мальчиков

Правая рука

Левая рука

Порядок рождения сыновей

Йоби (большой)

Йобихйе (большой)

Йоби (первый)

Тини (указательный)

Тейхе (указательный)

Тини (второй)

Теши (средний)

Тешихе (средний)

Тиши (третий)

Пайо (безымянный)

Шайоийе (безымянный)

Пайо (четвертый)

Йее (мизинец)

Пихйе (мизинец)

Йопийе (пятый)

 

 

Теийе (шестой)

 

 

Тешийе (седьмой)

Однако, даже наличие надлежащих «верительных грамот» было недостаточным для доступа к трону. Предполагалось, что сапотекский избранный правитель выполнит ряд предшествующих инаугурации действий, чтобы доказать, что он достойный. Эти действия могли включать: (1) взятие пленных для жертвоприношения на его инаугурации; (2) принесение богам малого количества его собственной царской крови; (3) спонсирование важного нового здания; (4) заказ монумента, посвященного одному из его царских предков; и (5) получение поддержки и одобрения от соседних правителей.

Всякий раз, когда порядок наследования оказывался под сомнением, в этой идеологической системе возникали внутренние конфликты и противоречия. Если у правителя было два сына, его трон действительно должен был перейти к перворожденному, или второй сын мог силой вырвать его у брата? Если у правителя рождались только дочери, сменила бы его на троне принцесса, или одна из его дочерей была бы стратегически выдана замуж за одного из соперников ее отца? Мог ли узурпатор составить заговор с другими, чтобы переделать царские генеалогические записи и придать себе права на трон, которых у него в действительности не было? Мог ли стратегический брак на миштекской принцессе обеспечить амбициозному сапотекскому владыке помощь миштекских союзников, если бы дело дошло до войны? В сапотекской идеологии правила игры были ясными, но как далеко могло зайти дело, зависело от того, как шла игра.

Пока аристократия состязалась за позиции во власти, важные титулы, выгодные браки и доступ к дани, жизнь простолюдинов протекала без перемен. Фермеры, гончары, каменщики, специалисты по обработке раковин, резчики по камню, ткачи и дровосеки работали по своей специальности и с нетерпением ожидали возможности выпить и потанцевать в следующий религиозный праздник. Для них правитель – существо настолько могущественное, что на его лицо даже нельзя было смотреть прямо, - являлся олицетворением мудрости, благородства и щедрости.