Встреча с индейцами Калуса. Открытие Островов Мучеников (острова Ки Вест)

Ашрафьян Константин ::: История Флориды от... Книга 3. Источник Молодости. 1513 – 1514

Утром корабли Понсе вошли в глубокую еще не открытую реку.  Аделантадо Бимини или Паскуа Флорида взял с собой лучших людей, заставил их одеть все доспехи, и приказал капитанам кораблей, быть наготове. Двадцать человек спустились на двух шлюпках и отплыли к берегу. Пока одни собирали дрова, другие – наполняли бочки водой, причем в полных боевых доспехах. Это было превосходное место для ожидания унесенной течением бригантины, поэтому времени было много, и никто не торопился. Сидевшие на мачтах матросы могли видеть далеко и быстро распознать приближающегося врага, однако все-таки огромные пространства были закрыты от их взгляда растительностью.

Внезапно один из матросов увидел несколько десятков индейцев. Он тут же крикнул команду и на корабле зазвонил колокол. Находящиеся на суше кастильцы быстро сосредоточились. Бросили свои бочки с водой и дрова, они выстроились в боевой порядок и ощетинились копьями.

Из чащи им навстречу вышло около шестидесяти раскрашенных индейцев.

Вперед вышел Понсе в доспехах.

Вместе с ним вышла индианка из племени Таино, которая каждый раз, когда лодка отплывала от корабля, плыла вместе с кастильцами как переводчик.

Индейцы были высокими. Они были одеты в шкуры разных животных – медведей, рысей и кабанов, а у некоторых волосы были связаны в необычный пучок. Они не имели боевой раскраски и среди них были женщины. Понсе обрадовался, так как понял, что можно с ними наладить хоть какие-то отношения. И, скорее всего, они не будут нападать из-за женщин и детей, которые были вместе с ними.

 Испанцы выстроились перед ними в линию так, чтобы их нельзя было обойти.

- Кто вы и что это за место? – спросил через переводчицу Понсе.

Ему навстречу вышел пожилой индеец, которого сопровождал другой – более молодой. Он внимательно разглядывал Понсе. Понсе был в хорошем настроении. Его занимало такое тщательное изучение его персоны, и он улыбнулся. Затем улыбнулся и старик.

Напряжение спало, а старик стал что-то говорить на непонятном языке.

 - Я не знаю этого языка! – расстроено сказала девушка индианка. – Это не язык не Таино, не язык карибов и даже не язык гуантахабеев!

 - Жаль! – сказал Понсе. – Но это и радостно, значит мы их не знаем, а они – нас. Значит это действительно, новая, открытая нами большая земля!

Затем Понсе вспомнил, что на карте Аламиноса эта земля называется не Паскуа Флорида, а Бимини.

 -  Это Бимини? – спросил Понсе у старого индейца и обвел вокруг руками.

 - Бимини? – переспросил его старик индеец и пожал плечами.

Понсе вздохнул, понял, что из разговора ничего не получится.

Он вынул из глубины своей одежды цепочку из стеклянных бус и протянул индейцу. Индеец взял ее. Посмотрел на свет и заулыбался.

Затем старик подозвал одного индейца и что-то ему стал говорить.

Потом он жестами попросил пропустить его и его людей сквозь строй.

Понсе дал команду и кастильцы расступились. Через строй, с опаской глядя на одетых в броню бородатых пришельцев, прошли все шестьдесят индейцев. Один же - тот с которым поговорил старик – остался.

Он жестами дал понять о своем решении.

- Пусть будет проводником и научите его нашему языку! – сказал Понсе индианке. 

Затем посмотрел на бочки с водой и приказал понемногу принести ему воды из каждой бочки. Индеец подскочил и стал мотать головой, не давая выпить Понсе.

Понсе показалось, что это он делает нарочно и он подумал о том, что это так он не дает ему попробовать волшебной воды. Тогда Понсе отодвинул индейца мечом. Индеец сразу смирился. Пожал плечами и отошел от Понсе.

 Отпив из первой же бочки, Понсе вылил все до последней капли и произнес, глядя на тех, кто набирал воду:

 - Вы считаете, что можете давать мне любую воду, даже не попробовав ее сами? Что вы наделали? Это вода соленая на вкус. Не как в море, но соленая. Ее пить нельзя! Выливайте все! И с этого момента каждый, кто даже, не попробовав воду даст мне ее отпить, будет наказан! А если еще у меня заболит живот, то я распорю брюхо тому, кто пожелает меня отравить!

Все солдаты и матросы, стали тут же пробовать воду и убедившись, что она действительно солоноватая на вкус, стали опорожнять бочки.

Индеец только улыбался. Понсе подошел к нему и запустив руку в свои доспехи вытащил нож и дал его индейцу. Индеец опешил. Он вращал нож и с восхищением и страхом смотрел на это порождение цивилизации. Его глаза расширились, и он обхватил ноги Понсе в знак благодарности.

Понсе улыбнулся. А индеец стал знаками и жестами объяснять, что он хотел бы стать проводником и остаться вместе с кастильцами и учить их язык. Затем он пошел вглубь леса и позвал жестами испанцев за собой. Несколько человек пошли за ним. Новый друг испанцев показал другие источники пресной воды, которая была достаточна хороша для питья и не была солоноватой.

Понсе не стал ждать никого, а взяв тех, кто запасся дровами пошел к лодке и поплыл к стоящему своему кораблю Санта Марии де Консоласион (SANTA MARIA DE LA CONSOLACION).

Там его уже ждал его друг капитан Кэхо, который кокетничал с двумя черными свободными женщинами, которые стали членами его команды. Одна стала работать и помогать на кухне, а другая стала матросом. Это было довольно необычно, но очень понравилось юмористу Кэхо.

Рядом с ним неодобрительно смотрел на его заигрывания доминиканский священник. Капитан Кэхо заметил это и обратился к доминиканскому монаху.

- Отец наш! – сказал Кэхо. – Это свободные женщины со свободным поведением, но с нашей верой в душе! Чем плохо? Они веселят мой дух и дух команды, а разве это плохо? Или мне ходить в строгости и все время ждать плохого? Зачем?  Давайте лучше с вами вместе петь, веселиться и радоваться всему, что дали нам Дева Мария и Господь наш!

 Священник улыбнулся и расхохотался:

- А ведь ты тот еще прохвост, Кэхо! Но умеешь же ты вывести из тоски!

 - За это я его и люблю! – сказал Понсе де Леон, взбираясь на палубу корабля.

Кэхо и матросы подбежали к Понсе и помогли ему окончательно перелезть, а паж стал помогать ему снимать доспехи.

- Теперь дело за малым. Где там Аламинос? – завертел головой Понсе де Леон.  – Как назовем эту реку? Есть предложение?

- У меня снова предложение – сказал священник. Давайте назовем это место - Рио де ла Круз (река де ла Круз (Река Креста) сейчас это -  Saint Lucie River - прим. автора К.А.).

 - Тогда мы должны здесь поставить крест.  Чтобы все индейцы видели его. Он должен быть крепким, чтобы его не разрушили и большим, чтобы его все видели. на нем должно быть сообщено, что земля принадлежит Фердинанду и он олицетворял бы то, что мы были первыми, кто ступил на эту землю… Среди нас есть мастера по работе с камнем? – спросил Понсе у Кэхо.

 Кэхо повернулся и крикнул:

 - Кто умеет из вас работать с камнем?

 - Я умею, - раздалось несколько голосов и вперед вышли три солдата.

 - Я был каменщиком в Кастилии, - сказал один.

 - А я работал на кладбище и поставил столько крестов, что лучше бы вы этого и не знали…

 - Ну, а я работал со скульпторами при возведении храмов божьих! – сказал еще один пожилой и весь седой старик. – Так что опыта мне не занимать. А что надо то?

- Надо поставить здесь крест. И, наверное, будет лучше поставить его из камня и сделать там надписи о нас и принадлежности этой земли Королю Фердинанду.

Пока они получали задание от Понсе де Леона о том, каким должен быть этот крест и что на нем должно быть отражено, вторая лодка причалила и привезла уже нормальной воды.

Прервавшись, Понсе подошел и выпил из приготовленных ему фляжек по несколько глотков воды. Чуда омоложения не произошло. Но жажду он утолил. И снова занялся обсуждением креста.

Утром вооруженные инструментами и окруженные воинами трое мастеров-кастильцев вместе с проводником ступили на берег и стали искать подходящий камень.

В его установке участвовали больше половины команды и даже женщины, которые были рады лишний раз постоять на земной тверди.

Это получился прекрасный памятник, который указывал на то, что в 1513 год от Рождества Христова здесь побывал Аделантадо Понсе де Леон и его команда. Еще сказано было, что место это было объявлено владением короля Фердинанда II.

***

Долгое время стоял этот крест на том месте, которое сейчас зовется Town of Jupiter. Часто в литературе 16-18 веков можем мы найти упоминание об этом Каменном Кресте на Реке Креста или на Сант Люсия Ривер.

Этот каменный крест ждет еще тебя, дорогой читатель, чтобы именно ты нашел его на Флоридской земле.

***

 

Далее, не дождавшись каравеллы и установив каменный крест, Понсе направил оставшиеся свои два корабля из устья реки вдоль берега острова на юг, используя попутный ветер.

Антон Аламинос на своих картах так и оставил этот остров с названием Бимини, а вот капитаны Кэхо и Диего Бермудес с каравеллы Сантьяго, да и сам Понсе де Леон, теперь рисовали карты с новым названием земли – Паскуа Флорида.

*

Пришло 8 мая 1513 года.

 - Господи, да что же это такое! – восклицал Кэхо. – Это подводная река не похожа ни на одно течение, которое я помню на своей памяти! Невероятный напор и скорость, с которой она течет вызывает у меня определенные сомнения, что мы, когда-нибудь увидим нашу унесенную бригантину! Аламинос прав – это течение несет нас обратно – на северо-восток - приблизительно где и находится наша Родина – Кастилия.

- Но мы же развернули паруса!

 - Да! – удивленно продолжал капитан Кэхо. – И это не помогает.

- Ну, если ты думаешь, что я соглашусь поехать на Север, то, пожалуй, ты этого не дождешься!  Мы должны объехать этот остров. И сначала мы должны это сделать с Юга.

  - Теперь понятно, почему семья Колумба не дошла сюда – течение сразу их выносило в открытый Океан, и они считали, что на Севере ничего нет – констатировал Аламинос.

- Не представляю, сколько под нами воды течет! Даже представить страшно с какой скоростью вся эта масса двигается! – сказал Понсе де Леон.

 - Мы все измерили, аделантадо! – сказал кормчий Антон де Аламинос. – И глубину мы знаем. И, поскольку наши корабли не могут идти дальше даже при полностью раскрытых парусах и попутном ветре далее на юг, то позвольте бросить якорь с другой стороны мыса – вон там, где видна индейская деревня.

 - Как называется это место? -  обратился Понсе к сопровождавшему ему местному индейцу.

Индеец, которого взяли испанцы на борт, за неделю уже кое-что выучил и показывая на индейскую деревню произнес:

 - Абаиоа (Abaioa)!

 - Понятно, деревня Абаиоа! – засмеялся Кэхо.  – Язык сломаешь! Все у них такое – Абаиоа, Агуэбана и прочая -бана и –оа. Этак мягкое и нежное все… Ладно! Бросаем якорь с другой стороны мыса около этого замечательного места - Абаиоа! – приказал он громко.

 - А как будем обозначать это место на карте? – спросил Аламинос.

- Ну как ты, кормчий, будешь обозначать на своей – я не знаю! – усмехнулся капитан Кэхо.  – Я на своей карте обозначу это место как Мыс Течений (Cape of Currents (es. Cabo de Corrientes)). Ибо пусть знают все, что эти течения могут утащить любой корабль в только им известном направлении. Хотя, если мы увидим нашу бригантину, мы тогда и спросим капитана Переса де Ортубу до какого предела их тащила эта подводная река!

***

Понсе де Леон смотрел на деревню аборигенов.

 - Высылайте лодку к аборигенам – нам нужна еда и вода. Мы не успели как следует пополнить запасы воды около Реки Креста. Слишком далеко было ходить. Сделаем это здесь. Теперь у нас есть проводник из местных, и он нам поможет наладить с ними обмен или торговлю.

Антон де Аламинос – забытый Испанский герой.

Антон де Аламинос – забытый Испанский герой.

***

Прошло еще время. Корабли продвигались на юг очень медленно.

На корабле шла суета – снова и снова корабли боролись с течением и это выматывало всех, кто был на корабле – и матросов и солдат, и капитанов. Все бегали и что-то делали. Но огромные усилия команды были тщетны, так как движения было очень незначительным.

 

Течение Гольфстрим было открыто Антоном де Аламиносом и Понсе де Леоном

Течение Гольфстрим было открыто Антоном де Аламиносом и Понсе де Леоном

***

Доминиканский священник попросил Понсе де Леона разделить с ним его молитву.

 - Сегодня, дорогой Сын мой! – сказал священник. - Мы будем молиться с тобой Святой Марте! Понимаешь ли ты, Сын Мой, почему я прошу тебя сделать это – обратиться именно к этой Святой?

 - Отец мой, - вздохнул Понсе. – Думаю, что ты лучше меня это знаешь, ибо ты, а не я посвящаешь все время свое молитвам, а я вершу дела мирские, которые ты одобряешь.

 - Хороший ответ! – заулыбался доминиканский монах. – Хорошо. Слушай тогда.  Две сестры – Святая Марта и Святая Мария были абсолютно разными. Святая Марта олицетворяла деятельность – она постоянно суетилась и хлопотала по хозяйству, желая приготовить для гостей самое лучшее. Вторая же из сестер – Мария, забыв о домашних обязанностях, проводила все время слушая проповеди Христа. Она считала, что все земное бренно по сравнению с божественным. Марфа как-то- пристыдила Марию при госте: она посетовала, что та ей не помогает по хозяйству и не суетится по дому. На эти высказывания обиженной марты Иисус ответил, что Марфа суетиться о многом, а НУЖНО БЕСПОКОИТЬСЯ ЛИШЬ ОБ ОДНОМ – О СПАСЕНИИ ДУШИ… Знаешь, сын мой, Понсе! Я хотел бы, чтобы наши молитвы были услышаны, и ты перестал суетиться – люди уже устали и тебе может помочь само Небо, если захочет, чтобы пустить корабль туда, куда ему уготовано судьбой.

- Отец мой! – вздохнул Понсе. – Я не могу тебе возразить – ибо знания твои огромны, а мои – жалки. И, тем не менее, хочу напомнить, что эта жизнь – борьба! Борьба с врагами за Веру Нашу! И…

- Правильно, сын мой – борьба, а не суета! Это очень разные вещи. Давай все-таки помолимся. А в молитве и тишине придет к нам или Божий Знак, или найдется какое-то решение.

И оба стали молиться Святой.

В этот день доминиканский священник так неистово и искренне молился, что все-таки Вселенная Его услышала!

Корабли, бросив на ночь якоря за островом до которого дошли уже в темноте остановились на ночь. Утром оба корабля вошли в прекрасный Залив, где течение прекратилось, и конкистадоры спокойно стали плыть на Юг.

Понсе был благодарен священнику и назвал остров, за которым началось спокойное плавание, Мысом Святой Марты (Santa Marta (Santa Martha) or modern Key Biscayne).

***

Пятница. 13 мая 1513 года.

Легко пройдя по спокойному заливу оба судна достигли еще одного острова, который назвали Поло (Современный Elliot Key).

15 мая 1513 года в воскресенье, в седьмой день после Пасхи (Easter, es.Die de Pascua de Espiritu Santo) они проплыли мимо островов с удивительно белым песком. На горизонте показались ряд рифов и островов.

 Понсе, Хуана Руиз, капитан Кэхо и священник смотрели на череду островов и пытались понять на что они похожи.

 - По-моему это просто острова! – сказал Антон Аламинос.

 - Просто островов не бывает! - не согласился священник. – Все сделано Господом нашим с умыслом и так, чтобы показать нам, живущим на земле в виде знаков и явлений или в виде вот таких вот островов что нужно ждать или что здесь было.

- Ну, судя по тому какое количество здесь рифов, подводных камней, отмелей и вспоминая подводную реку, то… все говорит о том, что стоит найти хорошее место для высадки! -  пожал плечами Аламинос.

 - А мне нравится то, к какому выводу пришел наш кормчий! – заулыбался капитан Кэхо. – Стоит уже причалить куда-то.

 - А мне это напоминает каких-то страдающих людей! – сказала Хуана Руиз.

 - Да, мне эти камни тоже напоминают мучеников! – сказал доминиканский монах. – В этих камнях как будто застыло что-то страдальческое! Да что там – посмотрите сами.

Вся команда тоже подошла и стала смотреть на торчащие из воды острова.  И каждый представлял свое. Поскольку как мы и говорили ранее команда состояла в основном из достаточно пожилых людей, то каждому было что вспомнить и каждый видел свой образ в этом чуде Природы.

 - Да, много товарищей ушли от нас за время наших скитаний вдали от Родины. Сколько из них сброшены в море и умерли от болезней или от ран! Сколько людей мы потеряли в битвах с аборигенами, утверждая нашу Веру! Сколько людей и кораблей хранит в себе этот вечный Океан даже трудно понять своим умом! – вздохнул капитан Кэхо.

 - Да, сын мой! Ты прав! – согласился священник. -  Много тайн и секретов, много людей поглотила эта водная бездна. И никто не знает и не узнает ее тайн!

- Тогда, пожалуй, капитан, давай назовем эти острова – Островами Мучеников!  - сказал молчавший до сих пор Понсе.

 -  Истину говоришь, сын мой, Хуан! – согласился священник. – Пусть те, кто будет проплывать здесь после нас помнят о всех тех, кто погиб в пучине океана и память о них будут давать эти удивительные острова.

 - Как будто сама Дева Мария послала нам это место, чтобы мы помнили обо всех! Да, дорогой аделантадо, вы как всегда предложили самую великолепную идею! – поддержала Хуана Руиз Понсе де Леона.

- Итак, - после долгого молчания сказал капитан Кэхо. – Мы пошли рисовать на карте новые острова – Острова Мучеников.

В судовом журнале появилась запись, сделанная в Воскресенье 15 мая 1513 года, говорившая о прохождении побережья островов Мучеников на 260 12’N (es. Los Martires (современные острова Key West, Florida, USA) – note K.A.).