Текум Уман

Хосефина Олива де Коль ::: Сопротивление индейцев испанским конкистадорам

Наиболее значительные города майя-киче распола­гались в горной части Гватемалы — на высоких плос­когорьях.

Когда Педро де Альварадо, побуждаемый жаждой золота и власти, вступил в 1524 году в эти края, он встретил на своем пути перегороженные повален­ными деревьями дороги. Еще одним свидетельством того, что народ киче хочет сохранить независимость, были глубокие ямы с вбитыми на дне кольями, ставшие ловушкой для многих всадников. Захватчиков повсюду встречали с оружием в руках, а после покорения страны здесь не раз вспыхивали восстания, участники которых проявляли легендарное мужество, и никакие репрессии не могли их испугать.

Главнокомандующий армией киче Текум Уман, по­мощником которого был Тепепуль, преградил дорогу завоевателям в Кецальтенанго. Героические деяния это­го вождя описаны в легенде:

«Капитан Текум, внук Кикаба, касик... повел с собой десять тысяч индейцев, вооруженных луками и стрела­ми, пращами, копьями и другим оружием... Перед тем как выступить из своего города, капитан Текум про­демонстрировал касикам свою храбрость и отвагу, а за­тем приладил крылья, с помощью которых он летал. Обе руки и обе ноги у него были покрыты перьями, на голове он носил корону, на груди — изумруд, похожий на зеркало. Другой изумруд был у него на лбу и еще один на спине. И был он очень хорош собой. Этот великий повелитель и чародей летал подобно орлу...

И вот испанцы начали сражение с десятью тыся­чами индейцев, которых привел с собой капитан Текум...

Бились они три часа и убили многих индейцев, а произошло это в Пачахе.

И тут капитан Текум взлетел, превратившись в орла, и весь покрылся перьями. У него были крылья, ко­торые росли из его тела, и три короны: одна золо­тая, другая из жемчуга и третья из алмазов и изумру­дов. Капитан Текум хотел убить Тонатиу, который скакал на коне, но, желая поразить аделантадо, угодил копьем в голову коня.

И поскольку погиб не аделантадо, а его конь, [Текум] взлетел еще выше, чтобы оттуда поразить соперника. Но аделантадо встретил его копьем и прон­зил им насквозь капитана Текума.

Затем прибежали два пса, на которых не было ни шерстинки, и схватили индейца, дабы разорвать его на куски. Но когда увидел аделантадо, что этот индеец очень красив и что у него три короны — из золота и серебра, из алмазов, изумрудов и жемчуга, он защитил его от собак, а потом долго глядел на него. Был он украшен перьями кецаля и прочими красивыми перьями, и потому осталось за этим местом название Кецаль­тенанго. Здесь и принял смерть капитан Текум»109.

Та же легенда, в несколько измененном виде, звучит и в историях, рассказанных испанцами, которые, похо­же, тоже верили в колдовство:

«...Орел, размахивая широкими зелеными крыльями, летал с необычным шумом над войском... [Альварадо] с такой ловкостью поразил птицу, что та упала замертво на поле, где на нее бросились два пса, принадле­жавшие генералу дону Педро де Альварадо...

Взглянув на эту странную и прекрасную птицу, распростертую на земле, Альварадо повернулся и ска­зал тем, кто стоял поблизости: «Никогда во всей Мекси­ке не видел такого странного кецаля». С тех пор на­рекли [город] именем Кецальтенанго, что значит «холм кецаля».

Тогда же нашли мертвым капитана Текума, с точно такой же раной от копья, какую получила птица»110.

В конце битвы «произошло чудовищное избиение киче испанцами и мексиканцами. Мертвых было столь­ко, что, как говорит предание, воды реки, протекавшей близ Олитепеке, где происходила битва, окрасились кровью, и поэтому ее с тех пор называли Кикель [кровь] »111.

Через четыре дня после гибели Текума на пути завоевателей встало новое войско, в рядах которого находилось большинство касиков киче, жаждущих отомстить за смерть «орла». Конница смяла ряды индей­ских воинов, а вооруженная копьями испанская пехота довершила разгром. Сам Альварадо писал об этой битве так: «В тот день было убито и взято в плен множество людей, и среди них большое число капи­танов, сеньоров и прочих знатных людей».

Конкистадоры устремились к Утатлану, укрепленной столице киче, окруженной глубокими пропастями. Не­доверчивый Альварадо без всякой видимой причины захватил двух главных местных вождей по имени Ошиб Кех и Белееб-Ций. Как объясняет автор этого преступ­ного приказа, «для блага и спокойствия этой земли я сжег их, и приказал сжечь также город и разрушить его до основания, потому что он слишком опасен и силен...»

Конкистадор принялся опустошать землю киче, с огнем и мечом прошел он ее из конца в конец, пока не вынудил оставшихся в живых запросить пощады и ми­ра. Все пленные были заклеймены и проданы как рабы. Итак, народ киче был покорен, а королю Испании отправлена его пятина. Сыновья касиков Текума и Тепепуля вначале содержались в тюрьме, а затем были освобождены и, словно в насмешку, поставлены управ­лять остатками своего народа, сохранив все титулы, которые носили их отцы.

Наступление на Ишимче, который индейцы науа называли Куаутемаллан [Гватемала], также сопровож­далось кровавыми битвами. На берегах озера Атитлан испанцев в полной боевой готовности поджидали цитухили. Узнав об этом, Альварадо послал к ним гонцов с предложением мира, которых индейцы в знак презрения убили. На берегу озера стояла хорошо за­щищенная крепость, и испанцы после двух неудачных попыток взяли ее с помощью покоренных вождей какчикелей. В Ицкуинтепеке Альварадо уже не тратил времени на предупреждения и требования: он внезапно атаковывал, убивал, жег, грабил и покорял касиков. Эти действия впоследствии были поставлены ему в ви­ну на суде, который состоялся в Мехико в 1529 году.

Индейские вожди соседних районов спешили про­демонстрировать покорность и признать нового господи­на, внушавшего такой страх, что они бежали из своих городов уже через несколько часов после того, как встречали подарками войска конкистадоров и их пред­водителя. Так было на всем пути следования испанцев, направлявшихся во внутренние районы теперешнего Сальвадора. Когда конкистадоры выходили из Ташиско, арьергард их войска подвергся нападению ин­дейцев, захвативших большую часть грузов, которые несли слуги-носильщики. Это было чувствительной по­терей. Узнав об этом, Альварадо сразу же послал два карательных отряда, но они не сумели вернуть поте­рянного. Когда же он направил к местным жителям послов из числа покоренных индейцев, те попросту не вернулись.

Так, все время встречая на пути сопротивление, конкистадоры дошли до берегов Южного моря. На равнине, расположенной неподалеку от теперешнего порта Акахутла [Сальвадор], их ожидало неприятель­ское войско. Уверенный в неотразимой силе своей кон­ницы, Альварадо притворился, что поворачивает назад, и индейцы стали преследовать его. Уведя отряды про­тивника подальше от леса, где они могли бы в случае необходимости скрыться, конкистадор хладнокровно и безжалостно расправился с ними на открытой местности. Вот что говорит об этой битве он сам: «...Они преследовали меня и уже почти наступали на пятки... Я повернул войска на них, и урон, который мы им нанесли, был столь велик, что через короткое время ни одного не осталось в живых, ибо они были так одеты, что тот, кто падал наземь, не мог подняться, ведь доспехи у них... из хлопка толщиной в три пальца... Мне стрелой пробили ногу... и она стала у меня короче другой на добрых четыре пальца»112. Израненные, с трудом восстановившие силы после битвы, испанцы продолжали путь, пока не наткнулись на новое войско, исполненное такой грозной решимости, что сам Альварадо признался: «Я испугался индейцев, которые столь бесстрашно поджидали нас». В этом месте, которое издали напоминало болото, а вблизи оказалось сухим, с твердой почвой, тоже произошло «большое побоище и свершилось возмездие...» Но коренные жители извлекли уроки из этих поражений и изменили тактику. Теперь они не встречали конкистадоров плотной уязви­мой массой, а покидали свои ненадежные жилища при их приближении и укрывались среди отвесных скал и утесов, куда всадникам было трудно добраться.

Вступив в покинутый Кускатлан, Альварадо послал за вождями, но те ответили гонцам, что, если он желает их видеть, пусть придет к ним сам, а уж они встретят его во всеоружии. Тогда конкистадор решил действовать «по закону»: он устроил суд над мятежны­ми правителями и заочно приговорил их к смертной казни за... измену. Поиски мятежников ни к чему не привели, и испанцы решили вернуться в Гватемалу, отчаявшись победить столь неуловимого противника. Большое число убитых и раненых, опустошенные земли, поднявшаяся на борьбу страна, жгучая ненависть ин­дейцев к поработителям — таким был итог дальнего и долгого похода.