”SUBLIMIS DEUS”. ”НОВЫЕ ЗАКОНЫ”

Бартоломе де Лас-Касас ::: Кратчайшее сообщение о разорении Индий

<”SUBLIMIS DEUS”>

В том же 1536 г. под его влиянием состоялась поездка в Рим, предпринятая братом Бернардино де Минайя [Bernardino de Minaya][1], настоятелем монастыря доминиканцев на острове Эспаньола-де-Санто-Доминго, чтобы известить папу[2] о несправедливых сомнениях, злонамеренно высказывавшихся конкистадорами и энкомендеро относительно природной способности индейцев в отношении проповеди христианства, и других, направленных на то, чтобы убедить, что коренные жители Америки были как лишенные разума животные, от которых можно было получить пользу только как от рабов[3]. Результаты этой поездки, указанной и вдохновлённой нашим героем, оказались в высшей степени приятными и вместе  с тем полезными для разных целей на последующее время. Папа Павел III издал по этому вопросу несколько булл, в частности, одну из них 1 июня 1537 года относительно некоторых чинов литургии и правил поведения, относящихся к отправлению таинств и соблюдения церковных предписаний, и другую в девятый день того же месяца и года[4], в которой говорит:

«Некоторые служители демона, стремящегося удовлетворить свою алчность и желания, щеголяют тем, что утверждают на каждом шагу, будто западные и южные индейцы  и другие народы, известия о которых дошли до нас в эти последние времена должны подвергаться обращению и рассматриваться в нашем служении не более, как дикие животные, ибо они непригодны к католической религии  и неспособны воспринять её,  и вследствие этого подвергают их жестокому рабству, и настолько их притесняют и угнетают, что даже подчинение, в котором они содержат свой скот, не столь тяжко, как то, какому они подвергают этих людей.

Мы, хоть и недостойный, замещаем Господа на земле и заботимся изо всех сил найти овец, которые оказались отбившимися от своей отары, дабы возвратить их в неё во исполнение нашего задания. Зная, что индейцы, как настоящие люди, не только способны к вере во Христа, но и присоединяются к ней, продвигаясь с величайшей быстротой, согласно тому, что мы установили, и, желая исправить эти вещи надлежащим образом, апостольской властью определяем и объявляем посредством написанного здесь, чтобы указанные индейцы, и все остальные люди, которые отныне и впредь станут известны христианам, хотя бы они и были вне веры в Иисуса Христа, не были лишены, и не должно быть так, своей свободы, ни власти над своим имуществом, и что они не должны обращаться  в рабство, но что указанные индейцы и прочие народы должны быть привлечены и побуждены к названой вере во Христа посредством проповеди Слова Божьего и примером достойной жизни. И всё, что было бы сделано вопреки смыслу этого определения да будет никчёмным, безо всякого значения и последствий»[5].

Папа Павел III с советником. Художник Джакопино дель  Конте, ок. 1537. Базилика Санта-Франческа-Романа, Рим.

Папа Павел III с советником. Художник Джакопино дель  Конте, ок. 1537. Базилика Санта-Франческа-Романа, Рим.

Когда брат Бартоломе вернулся в шестой раз в Америку в 1537 г., он отправился в Мехико[6], где находился у вице-короля Антонио де Мендосы[7], с которым завязал большую дружбу, так как нашёл в этом кабальеро прекрасную восприимчивость к своим советам относительно обращения индейцев мягкими и мирными способами, без бряцания оружием и угроз войны. И так по согласию с ним вице-король отправил в 1539 г. брата Маркоса де Нису[8], генерального комиссара братьев-францисканцев открыть и проповедовать в провинции Сибола и других соседних, следствием чего в дальнейшем стали походы Франсиско Васкеса де Коронадо [Francisco Vásquez de Coronado], губернатора Новой Галисии и Эрнандо де Аларкона [Hernando de Alarcón] к реке Буэна-Гиа [ Buena-Guia][9].

Булла «Altitudo divini consilii» 1537 г.

Булла «Altitudo divini consilii» 1537 г.

Ранее следствием той же причины стал счастливый итог мирных путешествий брата Бартоломе, брата Родриго де Андраде и других доминиканских монахов в разные провинции по приказу этого вице-короля[10]. Потому, когда прибыл в Гватемалу аделантадо дон Педро де Альварадо [Pedro de Alvarado][11], который подготовил большую вооружённую экспедицию для открытия и завоевания с войском в 1539 г., весьма опечалились епископ Гватемалы[12] и священнослужители, и решили, чтобы брат Бартоломе отправился в Испанию просить короля от имени епископов Америки, дабы он направил ещё большее число монахов и возобновил многократно отдававшиеся приказы, данные вице-королям и губернаторам, о привлечении священников к открытиям и утвердил некоторые другие положения, в которых имелась большая нужда[13].

<”НОВЫЕ ЗАКОНЫ”>

Итак, наш неутомимый путешественник вновь прибыл на Полуостров в 1539 г. вместе с братом Родриго Андраде [Rodrigo Andrade], и хотя Карла V не было в Испании[14], оба священнослужителя были надлежащим образом выслушаны и началась подготовка идей, которые привели три года спустя, к прекрасным законам, утвержденным королём в 1543 году[15], столь полезным как для Испании, так и для Индий, если бы их исполнение и воплощение в жизнь соответствовали бы намерениям законодателя; и вскоре до вице-короля Мехико и губернаторов провинций были доведены разные благоприятные предписания, которые отмечает Антонио Эррера[16].

Портрет Карла V. Тициан, 1548. Старая Пинакотека, Мюнхен.

Портрет Карла V. Тициан, 1548. Старая Пинакотека, Мюнхен.

Пока брат Бартоломе де Лас-Касас дожидался в Испании прибытия императора, он посвятил себя написанию разных небольших сочинений, относящихся к Индиям и их коренным жителям, в частности, следующих.

1. «Трактат о правлении, которое короли Испании должны иметь в Индиях и о единственном законном способе обеспечить обращение всех, кто не является христианами» [Tratado del gobierno que los reyes de España deben tener en las Indias y del unico modo legitimo de procurar la conversion de todos los que no son cristianos]; автор написал то же сочинение на латыни, озаглавив его «De unico vocationis modo», под каким названием я его видел, кажется, оно насчитывает только 63 страницы.

2. «О правовом и христианском способе, каким короли Испании могут войти и продвигаться в королевстве Индий» [Del modo jurídico y cristiano con que los reyes de España pueden entrar y progresar en el reyno de las Indias], сочинение на 60 страницах, которое он не издал, но чей дух ощущается в издании «Восьмого средства» [Оctavo remedio], которое мы включили в настоящий сборник.

3. «О распространении евангелия» [De la promulgacion del evangelio], работа, которая не была опубликована, но содержание которой то же самое, что обнаруживает её автор во всех изданиях, сводящееся к тому, что должно его распространять посредством мирной и безоружной проповеди.

4. «Трактат о власти королей отделять от общего тела монархии селения и подданных, проживающих в них, отдавая их в качестве вассалов частному лицу или отчуждая их другим способом» [Tratado sobre la potestad de los reyes para separar de la masa comun de la monarquia los pueblos y los subditos habitantes en ellos, dandolo por vasallos de una persona particular , ó enagenandolos de otro modo][17]. Автор написал эту важнейшую работу на латыни, и я публикую её в этом сборнике в переводе. Дон Томас Тамайо де Варгас [Thomás Tamayo de Vargas][18] воздаёт великие похвалы её содержанию, но, несмотря на это, она едва известна в Испании и Франции.

5. «Трактат о сокровищах» [Tratado de los tesoros], сочинение на 192 листах, написанное на латыни, которого я не видел, но предполагаю, что автор ведёт в ней речь о золоте и других вещах, которые находили в некоторых индейских погребениях, о чём имеются разные упоминания в «Истории Индий» Эрреры[19].

В 1541 году он начал[20] и 8 декабря 1542 года закончил в городе Валенсия сочинение, названное «Кратчайшее сообщение о разорении Индий» [ Brevisima reLación de la destrucción de las Indias], в рукописном виде оно в указанном 42 году было представлено императору Карлу V, а в 1547 – принцу Астурийскому Фелипе, регенту королевства в отсутствие своего отца. Тогда он добавил в заключение один параграф в предшествующем 1546 году, а в 1552 году издал в Севилье, чтобы её прочитал тот же принц, который затем царствовал под именем Филиппа II.

В 1542 году король и император выслушал Касаса[21], прочитал его записи, собрал в Вальядолиде совещание епископов, советников, учёных, правоведов, священнослужителей и теологов[22], которые, похвалив труд и подтвердив достоинства брата Бартоломе, предложили Его Величеству наиболее подходящие законы, соответствовавшие по большей части предложениям этого уважаемого защитника индейцев. Карл V утвердил их в Барселоне и приказал опубликовать их в Мадриде в ноябре 1543 г., этот свод опубликовал Эррера[23].

Именно тогда сам император приказал  брату Бартоломе высказать мнение относительно того, какие средства следовало бы избрать для хорошего управления Индиями, и подданный сделал это в трактате, находящемся в архиве королевского совета, который назвал «Средства от зол, причиняемых в Индиях» [Remedios de los males causados en las Indias]. Брат Бартоломе напечатал только восьмое в 1552 году, потому что его содержание было основой и условием sine qua non для остальных, и состояло в том, что индейцы не должны отдаваться в энкомьенду, рабство, личное услужение в качестве набориев[24], но чтобы были свободными и собственниками, как и остальные, и чтобы с ними хорошо обходились судьи, алькальды и губернаторы, как и с кастильцами. Участники собрания, хоть и не приняли всех предложений Касаса, воспользовались многим из его сочинения, чтобы позаботиться о составлении полезных законов, которые никогда не были в полной мере исполнены.

В то же самое время восстали индейцы Халиско [Jalisco], который мы сегодня называем Новой Галисией[25]; вице-король Мехико дон Антонио де Мендоса подчинил их в ходе открытой войны, вследствие чего в соответствии с некоторыми статьями предписаний, полученных при Дворе, казалось совершенно оправданным объявить побеждённых рабами и продать в качестве таковых. Мендоса не сделал этого, так как простил им бунт, ограничившись только тем наказанием, чтобы они служили тамеме, то есть носильщиками грузов и сопровождали обоз, пока он со своим войском обходил провинцию, чтобы восстановить и укрепить спокойствие[26]. По этому поводу брат Бартоломе де Лас-Касас, его большой друг, но ещё больший – справедливости по отношению к индейцам, как только в Испании получили известия о произошедшем, написал «Трактат о том, чтобы не обращать в рабство индейцев при втором завоевании Халиско, которое приказал осуществить дон Антонио де Мендоса, вице-король Новой Испании в 1541 году».

Император убедился в правдивости, с какой брат Бартоломе поведал о несправедливостях и жестокостях, которые заставили перенести индейцев, и потому приказал проверить Совет по Индиям с тем, чтобы удостовериться в поведении всех и каждого, советников и подчинённых им чиновников, и следствием этой заботы, осуществлённой с большой тщательностью, стали отставки некоторых, взыскания многим и порицания почти всем[27]. Лиценциату Мигелю Диасу де Армендарису [Miguel Diaz de Armendariz] было дано поручение отправиться в Индии и обеспечить исполнение Новых Законов; постановили также о многих других вещах, благоприятных для индейцев, все по требованию их приёмного отца, которому содействовали другие монахи-доминиканцы[28].



[1] Бернардино Минайя де Пас (ок. 1489 - ок. 1562 г.)  – прибыл в Мексику в 1527 г. в числе первых доминиканцев, проповедовал в Мехико, с 1529 г. в Оахаке, на Теуантепеке и в Соконуско, затем в Никарагуа. В 1533 г. посетил Перу, виделся в Кахамарке с плененным Атавальпой. Ввиду конфликта с Франсиско Писарро вернулся в Панаму, где встречался с Лас-Касасом перед неудавшейся поездкой последнего в Перу, затем находился в Мехико. По поручению архиепископа Санто-Доминго Себастиана Рамиреса де Фуэнлеаля и с согласия епископа Тлашкалы Хулиана Гарсеса (который передал через него письмо для папы Павла III) в 1536 г. отправился в Испанию, а затем в Рим с целью защиты прав индейцев.

[2] Павел III (Алессандро Фарнезе, 1468 - 1549) – папа Римский с 1534 г.

[3] Непосредственным поводом к поездке Минайи стало письмо главы доминиканцев Мехико Доминго де Бетансоса [Domingo de Betanzos] в Совет по Индиям (от января 1536 г.), в котором тот категорически высказывался против открытия в Мехико коллегиума Санта-Крус-де-Тлателолько для подготовки клириков из числа индейцев, обосновывая это тем, что индейцы от природы не способны воспринять христианское вероучение «по предназначению Святой Троицы из-за врождённой греховности». Эта точка зрения нашла поддержку со стороны тогдашнего президента Совета по Индиям кардинала Лоаисы. Против взглядов Бетансоса высказались епископы Мехико и Тлашкалы Сумаррага и Гарсес. Последний написал и передал с Минайей специальное письмо папе (http://webs.advance.com.ar/pfernando/DocsIglLA/Garces-PauloIII.html) и, по всей видимости, именно по этому поводу срочно вызывал в декабре 1536 г. Ла-Касаса из Гватемалы в Оахаку. В Испании точка зрения Бетансоса и Лоаисы встретила оппозицию со стороны некоторых членов Совета по Индиям, в частности, доктора Берналя Диаса де Луко [Bernal Diaz de Luco], а также кардинала Толедского Хуана де Таверы [Juan de Tavera], и, в конечном счёте, была отвергнута императором Карлом и папой Павлом III. 

[4] Речь идёт о буллах Altitudo divini consilii от 1 июня и Sublimis Deus от 2 июня 1537 г. Торкемада, из которого Льоренте заимствовал текст, перепутал употребленное в датировочной формуле латинское  слово nonas с числительным nona, «девятый».

[5] Torquemada, Monarquia Indiana, t. 3., lib. 16, cap. 9 y 25 (примеч. автора). Хуан де Торкемада очень вольно приводит текст буллы. Аутентичный текст буллы Sublimis Deus следующий:

«Павел папа третий. Всем верным христианам, которые да читают здесь написанное, привет и апостольское благословение.

Бог Всевышний настолько любит [dilexit] род людской, что создал человека таким образом, дабы он мог быть причастным не только к тем благам, какими пользуются другие создания, но также наделил его способностью достичь высшего блага, невидимого и недоступного [sed ipsium summum bonum inaccesibile et inuisibile attingere], и созерцать его лицом к лицу, и поскольку человек, в соответствии со свидетельством Святого Писания, был создан, чтобы достигнуть счастья в жизни вечной, что может последовать только посредством веры в Господа Нашего Иисуса Христа, необходимо, чтобы он обладал естеством и способностями, чтобы воспринять эту веру; и потому всякий, кто таким образом наделён этим, должен быть способен воспринять и самую веру. Невероятно, чтобы существовал кто-нибудь, кто, обладая достаточным разумением, дабы желать веры, был бы лишён насущной возможности приобрести её, ведь Иисус Христос, который есть сама Истина, которой нельзя ни обмануться и которую нельзя обмануть, когда отправил проповедников веры с заданием проповеди, сказал: «Идите и учите всех людей», и сказал «всех», без исключения, ибо все способны быть наставленными в вере.

И когда это увидел и позавидовал этому враг рода человеческого, который всегда противостоит добрым делам, чтобы они погибли, то измыслил доселе неслыханный способ, дабы воспрепятствовать проповеди Слова Божьего народам с целью их спасения, и возбудил некоторых из своих подручных, которые, желая насытить свою алчность, дерзнули утверждать, что западные и южные индейцы и другие народы, о которых мы  в нынешние времена узнали – под предлогом того, что им неизвестна католическая вера – должны быть направлены к подчинению нам, как если бы они были животными, и чтобы их обратили в рабство, подвергая их таким притеснениям, какие используют по отношению к животным.

Мы же, хоть и недостойный, замещаем на земле Господа Нашего, и всеми силами стараемся привести в свою овчарню овец из стада, которые нам поручены и которые оказались вне своей отары, уделяя внимания тем самым индейцам, которые, как настоящие люди, каковыми являются [Indos ipsos, vtpote veros homines], не только способны воспринять христианскую веру, но, согласно тому, о чём нас известили,  со стремительностью продвигаются в ней; и, желая позаботиться об этом подобающими средствами, используя Апостольскую власть, определяем и объявляем написанным здесь, что названные индейцы, и все народы, о которых в будущем стало бы известно христианам, не должны лишаться своей свободы и власти над своими личными вещами [sua libertate ac rerum suarum dominio privates, seu privandos non esse], и могут иметь, обладать и использовать вольно и законно свою свободу и господство над своим имуществом, и они не должны обращаться в рабство [Imo libertate et dominio huiusmodi, vti et potiri, et gaudere, libere et licite posse, nec in serviturem redigi debere], и что всё, что было бы сделано по-другому, является никчёмным и не имеющим значения; и названные индейцы и остальные народы должны быть приглашены к тому, чтобы прильнуть к вере Христовой, посредством проповеди Слова Божьего и примером доброй жизни, а никак не противоположным.

Дано в Риме в году 1537, в четвёртый день нон июня, на третьем году нашего понтификата» (Remesal, Antonio. Historia General de las Indias Occidentales … Pp.140-141).

[6] На самом деле Б. де Лас-Касас прибыл в 1538 г. в Мехико из Гватемалы.

[7]Антонио де Мендоса-и-Пачеко (1495 - 1552) – происходил из аристократической кастильской семьи, занимал ряд придворных и дипломатических должностей при Карле V, в 1528 г. назначен командором в Леонской провинции ордена Сантьяго, в 1530 стал камергером короля. В апреле 1535 г. назначен первым вице-королём Новой Испании, прибыл в Мехико в конце октября того же года. В 1549 г. назначен вице-королём Перу, покинул Мексику в конце 1550 г.

[8] Маркос де Ниса (ок. 1495 - 1558) – францисканец, прибыл в Америку в 1531 г., проповедовал в Перу и Гватемале. В 1539 г. во время миссионерского похода в Сонору узнал о будто бы находящихся к северу от Мексики «семи серебряных городов Сиболы и Кивиры», о которых якобы слышали уцелевшие после кораблекрушения 1528 г. участники экспедиции Панфило де Нарваэса (на самом деле речь шла об укреплённых поселениях-пуэбло индейцев зуньи). В апреле 1540 г. отправился с экспедицией  Франсиско Васкеса де Коронадо (или Корнадо; 1510 - 1554) на их поиски, однако, в результате двухлетних блужданий по Соноре, Аризоне, Нью-Мексико и Канзасу выяснилось, что никаких богатств там нет. Одновременно по морю вдоль тихоокеанского побережья был отправлен флот под командованием Фернандо де Аларкона (1500 - 1541), обследовавший Калифорнийский залив и реку, названную Нуэстра-Сеньора-де-Буэн-Гиа (ныне Колорадо).

[9] Herrera, deс. 6, lib. 7, cap. 7 y sig. (примеч. автора).

[10] Мендоса действительно поддержал в 1536 или 1537 г. проект Лас-Касаса по мирному обращению индейцев Тусулутлана.

[11] Педро де Альварадо-и-Контрерас (1485 - 1541) – активный участник конкисты Мехико, с 1524 г. руководил завоеванием Горной Гватемалы, в 1527 г. получил звания аделантадо, губернатора и капитан-генерала Гватемалы, находился в Испании в 1537 – 1539 гг. Официально снаряженный им флот предназначался для завоевания «Островов пряностей» в Тихом океане, однако, Альварадо проявил живой интерес к слухам о «Городах Сиболы» .

[12] Франсиско де Маррокин Уртадо [Francisco de Marroquín Hurtado] (1499 - 1563) – преподавал в университете Осуны, при покровительстве епископа Лоаисы стал придворным священником, в 1528 г. прибыл вместе с Педро де Альварадо в Новую Испанию, затем в Гватемалу, с 1534 г. первый епископ Гватемалы.

[13] Herrera, deс. 6, lib. 7, cap. 6 (примеч. автора).

[14] Карл покинул Испанию в ноябре 1539 г. и возвратился в начале декабря 1541 г.

[15] Речь идет о так называемых Новых Законах для Индий, утвержденных Карлом V в Барселоне 20 ноября 1542 г. Они предполагали следующие основные нововведения: 1) запрет рабства и порабощения индейцев под любым предлогом (кроме племен, признанных людоедами и мужеложцами); 2) запрет принудительных работ индейцев; 3) запрет государственным должностным лицам  и членам их семей владеть энкомьендами; 4) ограничение срока владения энкомьендами жизнью их текущих держателей с последующим отчуждением в пользу Короны (последнее положение было отменено 20 октября 1545 года). В 1543 г. в Мадриде были изданы дополнения к «Новым законам».

[16] Herrera, deс. 6, lib. 7, cap. 6 (примеч. автора).

[17] Именно этот латинский трактат Лас-Касаса, будучи напечатанным, привлёк внимание совета инквизиции как противоречащий тому, чему учат апостолы Петр и Павел относительно подчинения рабов и вассалов господам. Впрочем, учитывая заслуги Лас-Касаса,  совет потребовал от него только выдачи судебным порядком книги и рукописи, что он исполнил в 1552 году (Льоренте Х.А. Критическая история испанской инквизиции. Т. I. С. 577-578).

[18] Томас Тамайо де Варгас (ок. 1589 - 1641) – испанский издатель, библиограф и эрудит «Золотого Века».

[19] Это сочинение было написано в 1561 г.

[20] Согласно другому мнению Лас-Касас начал это сочинение еще находясь в Мехико в 1538-1539 гг.

[21] О свидании Лас-Касаса с Карлом V весной (скорее всего, в марте) 1542 г. сообщают Алонсо де Санта-Крус (Santa Cruz, Alonso de. Crónica del Emperador Carlos V. Volume 4. Pp. 216-220) и Сепульведа. Последний пишет: «После того, как провалилось предприятие, затеянное им в Новом Свете и пропала толпа крестьян, которых ему дал Карл, будучи молодым, чтобы, как тот говорил, совершить великие дела, он постригся в монахи. И вот, движимый милосердием к варварам и религией (или страстью к беспорядкам, к которым был очень склонен, так как по природе был бунтарь), он вернулся в Испанию со своим другом Родриго де Андрадой [Rodrigo de Andrada], и известил императора, взяв в свидетели Родриго, о бедствиях варваров, и показал, что многие острова и даже часть материка из густонаселённых превратились в пустынные из-за корыстолюбия и жестокости наших, и что многие были обращены в рабов против всякого человеческого и божеского права, преувеличивая всё и мешая ложь с правдой» (Sepulveda. Hechos del Emperador Carlos V, libro XXI).

[22] Речь идет о так называемых Вальядолидских совещаниях [Juntas de Valladolid], проходивших в апреле-мае 1542 года параллельно с заседаниями Кортесов Кастилии. В них принимали участие, в частности тогдашний президент Совета по Индиям Гарсиа Манрике, граф Осорно, предыдущий президент Совета по Индиям кардинал Гарсиа де Лоаиса, бывший епископ и президент Аудиенсии Санто-Доминго и бывший президент второй Аудиенсии Мехико, глава Аудиенсии и Канцлерства Вальядолида (высшего светского суда Кастилии) Себастиан Рамирес де Фуэнлеаль, Главный Командор Кастилии Хуан де Суньига, королевский секретарь и  Главный Командор Леона Франсиско де Лос-Кобос, члены Королевского Ближнего Совета [Real Cámara], Советов по Индиям и Орденов. Именно на этих совещаниях и были выработаны Новые Законы, представленные затем на утверждение королю. Накануне своего отъезда из Вальядолида, 21 мая 1542 г. Карл подписал письмо, устанавливавшее запрет на рабство индейцев. Хотя Лас-Касас непосредственного участия в работе совещаний не принимал, он в это время находился в Вальядолиде, имел встречу с королём, которому вручил специально подготовленную памятную записку, и общался с участниками совещаний.

[23] Herrera, deс. 7, lib. 6 , cap. 5 (примеч. автора).

[24] Индейцы, принудительно привлекавшиеся для оказания личных услуг энкомендеро, аналог российских дворовых.

[25] Речь идёт о восстании чичимеков во главе с Тенамастле [Tenamaztle], так называемой «войне в Миштоне» [Guerra de Mixtón], длившейся с конца 1540 до 1542 г. Карательный поход под руководством А. де Мендосы состоялся в 1541 – 1542 годах.

[26] Herrera, deс. 7, lib. 6 , cap. 1 (примеч. автора).

[27] После встречи с Лас-Касасом в Вальядолиде король создал комиссию в составе государственного секретаря  Лос-Кобоса и членов своего Ближнего Совета Гевары и Фигероа для расследования деятельности Совета по Индиям. По результатам этого расследования двое оидоров и президент Совета Лоаиса вынуждены были уйти в отставку.

[28] Herrera, deс. 7, lib. 6, cap. 4 (примеч. автора).