Сообщение из Кисиль и Ситильпече

перевод Талах В.Н. [извлечения] ::: Сообщения из Юкатана

Хоан де Паредес [Joan de Paredes],

Гаспар Антонио Чи [Gaspar Antonio Chi].

 

СООБЩЕНИЕ ИЗ КИСИЛЬ И СИТИЛЬПЕЧЕ [QUIZIL Y SITIPECHE]

от 13 февраля 1581 г.

 

12-й. Имеет упомянутое селение Ситипече другие селения вокруг, в северной части Текаль [Tecal] в одной лиге, и Теко [Teco] еще в одной лиге на восточном побережье, и столица, которая называется Исамаль [Yçamal], находится в одной лиге и располагается к западу, и в упомянутом селении Исамаль есть монастырь братьев-францисканцев, и из этого упомянутого монастыря наставляют упомянутое селение Ситипече, и это было древнейшее поселение, в котором имелись древние строения со сводом из извести и камня в прочнейшей смеси. Среди этих строений находится одно высокое сооружение, построенное вручную, на которое поднимаются по более чем ста пятидесяти ступеням, очень крутым, потому что каждая ступенька имела более полувары[1] [в высоту], и строение на вершине смотрело на север, и на вершине было три больших стены [paredones], как башни большой высоты, и самая высокая из них с южной стороны, и две другие, не такие большие, с востока и с запада, и на упомянутых башнях были сделаны фигуры из раствора такого роста, что казались гигантами, вооруженные их круглыми щитами и шлемами, и потому говорят туземцы, что те, кто построил упомянутые сооружения, были большего роста, чем нынешние [индейцы].

И со временем были побеждены жители упомянутого селения К’ак’упакалем и Вилу [Rarupacal ybilu][2], храбрыми полководцами, ранее заселения Майяпана, и тех, кто заселил эту местность, звали К’инич К’абиль [Rinich Rabil] и К’инич К’ак’ Мо’ [Rinich takmo][3], и другие, откуда происходят Соли [zoles], и Мо [Moes], и Кой [Coyes], называемые так индейцы этой области, и через многие годы устроили своё местопребывание в ней Чели [cheles], которые были владыками области Исамаля, каковому подчинены указанные мои селения Ситипече.

Relaciones de Yucatán. T. 11. – Pp. 212-213.



[1] Вара – ок. 84 см.

[2] Запись является испанским переводом майяского Kakupakal ca-uil, что, в свою очередь, оказывается искажением записи имени Kakupacal Kauil. К’ак’упакаль К’авииль упоминается в качестве правителя в иероглифических надписях из Чичен-Ица с 869 по 886 г. (возможно, также в 890 г.) О разорении им Ицамаля сообщается также в исторических хрониках из «Книги Чилам Балам из Чумайеля» (Кнорозов Ю. В. Письменность индейцев майя. – М.-Л.: 1963. – С.69).

[3] Согласно Б. де Лисане К’инич К’абуль и К’инич К’ак’мо – имена божеств, почитавшихся в Ицамале: «Эти индейцы во времена своего язычества воздвигли и другой алтарь и храм над другой пирамидой этому своему царю или ложному богу Ицмат-улю, где поместили изображение руки, служившее им памятью, и говорят, что туда они приносили мертвых и больных, и что там они воскресали и исцелялись, касаясь руки; и это была та, которая находится с западной стороны; и потому называется и именуется К’аб-уль [Kab-ul], что означает «Рука-работница». Туда делали великие пожертвования, и приносили дары, и совершали паломничества со всех концов, для чего были сделаны четыре дороги или шоссе во все четыре стороны света, достигавшие пределов этой страны и проходившие в Табаско, и Гватемалу, и Чиапас, так что даже сегодня видны во многих местах их куски и остатки. Огромно было стечение народа, приходившего к этим оракулам Ицмат-уля и К’аб-уля, который построил дороги.

Была также другая пирамида или холм с северной стороны, сегодня являющаяся самой высокой, которая называлась К’инич К’ак’мо [Kinich Kakmó], и причиною было то, что над нею имелся храм, и в нем идол, который так назывался, и это означает на их языке: «Солнце с лицом, у которого огненные лучи», – и он спускался сжигать жертвы в полдень, как спускается, паря, гуакамайя с его перьями разных цветов».         И этот бог или идол был почитаем, и говорили, что, когда у них бывал мор, или эпидемия, или другие общественные беды, они все шли к нему, как мужчины, так и женщины и, принеся многие дары, жертвовали их, и что там, на виду у всех нисходил огонь (так говорили) в полдень, и сжигал пожертвованное, и жрец говорил им о том, что должно произойти с тем, что они хотели узнать о болезни, голоде или море, и в соответствии с этим они становились знающими о своем добре или зле, хотя подчас видели противоположное, а не то, что он им говорил» (Lizana, Bernardo de. Devocionario de Nuestra Señora de Yzamal, Historia de Yucatán y conquista spiritual. 1633. – México:1893 – F.11r).