Ремесла

Аверкиева Юлия Павловна ::: Рабство у индейцев Северной Америки

Ремесла. Несмотря на при­митивность своих орудий, ин­дейцы сооружали свои запруды с большим совершенством. Вооб­ще они являются единственными представителями американского материка, которые высоко раз­вили технику обработки дерева. Образцы их работ по своему совершенству можно сравнить лишь с полинезийской техникой работы по дереву. Из дерева изготовлялась вся домашняя утварь: блюда для пищи, ложки, водонепроницаемые ящики для варки пищи, сундуки для хранения продуктов и имущества. Из дерева же строились большие дома и выдалбливались лодки дли­ною от 8 до 40 и даже 80 футов. Все изделия покрывались художественной резьбой, обычно изображавшей предков и тотемных животных. Кроме этого, ставились специальные тотемные столбы у гробницы умерших вождей, или около домов, на которых резьбой изображалась вся легенда рода владельца.[1] Часть вещей покрывалась не резьбой, а раскра­ской, однако орнамент сохранялся тот же. Орудиями для резьбы служили вогнутые остроконечные ножи из кремня, кости или нефрита. С приходом белых стали выделываться ножи той же формы из железа. Особым искусством в резьбе отличались северные племена: тлинкиты, хайда и цим­шиян; у южных племен района оно было менее развито и не отличалось той чистотой форм, что на севере. Цимшиян от­личались еще резьбой по кости и по графиту; прекрасные образцы этой работы можно видеть в Музее Института этно­графии.

Наверху копье для птиц; внизу — луки и стрелы.

 

По всему побережью было известно ткачество без станка, наивысшего развития которое достигло у чилкат, одного из племен тлинкит и у маках мыса Фляттери. Накидки чилкат славились по всему побережью; ткались они из шерсти со­бак или горных коз на лыковой основе со сложным глазным орнаментом, были дороги и носились только вождями и бо­гатыми. Специально ради шерсти на побережье разводилась особая порода собак с длинной белой шерстью.[2] Простые дешевые накидки плелись из лыка и были одеждой бедных людей и рабов. Из лыка же изготовлялись водонепроницае­мые пелерины и шляпы, а также цыновки, на которых спали и сидели; несколько цыновок, свернутых с одного конца, составляли постель. На цыновках сидели и расстилали их при еде. Обычный мотив легенд состоит в том, что перед гостями расстилают новые лыковые цыновки и ставят на них пищу. Почти все племена побережья занимались плетением корзин, шляп и цыновок из лыка, корней и прутьев, и в этом отношении тлинкиты достигли самой высокой техники. Особенным изяществом работы отличались их изделия из травы. На ряду с ткаными из шерсти и плетеными из лыка накидками, до прихода белых жители носили накидки из дубленых кож и из мехов.

С появлением европейских товаров большинство ремесл пришло в упадок. Домотканые накидки и меха были заме­нены шерстяными одеялами красного и синего цветов; одеяла сменили не только национальную одежду, но они стали также единицами обмена вместо мехов и рабов.



[1] Модель такого столба имеется в Музее Института этнографии Ака­демии Наук СССР.

[2] Давыдов, Двукратное путешествие в Америку, ч. II, стр. 120.