Рассказ о некоторых вещах Новой Испании и великом городе Теместитане, Мехико

Анонимный Конкистадор ::: Рассказ о некоторых вещах Новой Испании и великом городе Теместитане, Мехико

СОДЕРЖАНИЕ

ВСТУПЛЕНИЕ [стр.7]

I. ЗЕМЛЯ НОВОЙ ИСПАНИИ [стр.15]
II. О ЖИВОТНЫХ [стр.17]
III. О СОЛДАТАХ [стр.19]
IV. ОБ ИХ НАСТУПАТЕЛЬНОМ И ОБОРОНИТЕЛЬНОМ ВООРУЖЕНИИ [стр. 21]
V. ОДЕЖДА МУЖЧИН [стр.29]
VI. ОДЕЖДА ЖЕНЩИН [стр.31]
VII. О НИТИ, С КОТОРОЙ ОНИ РАБОТАЮТ [стр.33]
VIII. О ПИЩЕ, КОТОРУЮ ОНИ ИМЕЮТ И ЕДЯТ [стр.35]
IX. О НАПИТКАХ, КОТОРЫЕ ОНИ ПОТРЕБЛЯЮТ [стр.39]
X. КАК ОНИ ГОТОВЯТ КАКАО [стр.41]
XI. О ДРУГИХ СОРТАХ ВИН, КОТОРЫЕ У НИХ ЕСТЬ [стр.43]
XII. О СТРУКТУРЕ ПРАВЛЕНИЯ [стр.45]
XIII. ОБ ИХ РЕЛИГИИ, КУЛЬТЕ И ХРАМАХ [стр.47]
XIV. КАК ВЫГЛЯДЕЛИ ЭТИ БАШНИ [стр.49]
XV. О ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯХ [стр.51]
XVI. О ГОРОДАХ ЭТОЙ ЗЕМЛИ И ОПИСАНИЕ НЕКОТОРЫХ ИЗ НИХ [стр.55]
XVII. ОЗЕРО МЕХИКО [стр.57]
XVIII. О ВЕЛИКОМ ГОРОДЕ ТЕМЕСТИТАН, МЕХИКО [стр.61]
XIX. ОБ УЛИЦАХ [стр.63]
XX. О ПЛОЩАДЯХ И РЫНКАХ [стр.65]
XXI. О ХРАМАХ И МЕЧЕТЯХ, КОТОРЫЕ БЫЛИ В ГОРОДЕ [стр.69]
XXII. О ДОМАХ [стр.73]
XXIII. БРАК [стр.77]
XXIV. О ПОХОРОНАХ [стр.79]

ПРИМЕЧАНИЯ [стр.83]

ВСТУПЛЕНИЕ [стр.7]

В 1917 году был один  юбилей – прошло четыреста лет со дня открытия Мексики. В начале февраля 1517 года губернатор Кубы Диего Веласкес отправил три судна под командованием Эрнандеса де Кордобы с целью исследования вод, находящихся западнее острова. В качестве штурмана в той экспедиции принял участие Антон Аламинос, который, будучи юношей, сопровождал Колумба в его четвёртом путешествии в 1508 году. В этом путешествии Колумб отплыл из Санто Доминго и достиг материка Центральной Америки у берегов Гондураса. Во время пребывания там в течение нескольких дней, к ним подплыло с севера большое торговое каноэ, полное людей и товаров, что явилось для Колумба отчётливым свидетельством о существовании народа с более высокой культурой по сравнению с народами доселе обнаруженными на Антилах. Это каноэ прибыло из провинции Юкатан и если бы Колумб [8] переключил своё внимание на это направление, то честь открытия Мексики выпала бы на него. Вместо этого, однако, он поплыл с флотом на восток и юго-восток, против течения и попутного ветра, и, наконец, достиг Панамы. На Кордобу, несомненно, оказал влияние штурман Аламинос, направивший флотилию в том направлении, к которому в своё время повернулся спиной Колумб, и 8 февраля 1517 года он заметил остров Косумель, находящийся в непосредственной близости от побережья Юкатана.

Одним из основных источников информации касательно этого полного событиями путешествия является труд Берналя Диаса дель Кастильо, который участвовал не только в этой экспедиции, но также и в экспедиции Грихальвы в 1518 году, когда тот был поставлен во главе экспедиции, целью которой являлось продолжение открытия Мексиканского побережья, которое было пройдено Кордобой аж до современного города Веракрус. В 1519 году Берналь Диас снова участвовал в ещё большей экспедиции под командованием Эрнана Кортеса, под чьим руководством была открыта и покорена так называемая империя Монтесумы, [9] Мексика, которая была добавлена в лоно испанской короны. Полностью труд Берналя Диаса, касающийся этих памятных экспедиций был опубликован лишь недавно, а прекрасный перевод на английский язык с научными аннотациями Альфреда П. Модсли был отпечатан Хаклют обществом в пяти томах, последний из которых вышел в свет в 1916 году.

Труд Берналя Диаса является одним из письменных источников четырёх свидетелей конкисты Мексики. Самыми важными по значению являются пять писем самого покорителя, Эрнана Кортеса. Они были отправлены королю Испании Карлу Пятому, а второе, третье и четвёртое письма были вскоре напечатаны. Первое письмо, отправленное с побережья Мексики, было утеряно, но информация, которая в нём содержалась, очевидно была продублирована в письме, отправленном королю в то же время только утверждённым муниципалитетом нового города Веракрус. Пятое письмо касалось наземного путешествия, предпринятого [10] Кортесом из Мексики в Гондурас в течение 1526-1527 гг. это письмо и письмо муниципалитета были найдены и опубликованы лишь в прошлом веке. Эти пять писем были переведены на многие языки мира и были опубликованы множество раз, однако, лишь в 1908 году в одном издании появился адекватный перевод этих пяти писем на английском языке – когда Фрэнсис А. МакНатт выпустил их с аннотациями в двухтомном издании.

Труды двух других свидетелей и участников конкисты Мексики, Анонимного Конкистадора и Андреса де Тапии, никогда до этого не публиковались на английском языке и, кажется, сейчас настало то время, в четырёхсотлетнюю годовщину открытия Мексики, чтобы взяться опубликовать перевод этих двух документов в дополнение к уже имеющимся переводам писем Кортеса и истории Берналя Диаса.

Рассказы будут опубликованы раздельно и по порядку, План путешествия Грихальвы и другие рассказы, касающиеся не только [11] открытия и покорения Мексики, но также и Перу с другими латиноамериканскими странами, будут включены такие документы и рассказы, которые до этого момента не были опубликованы на английском языке.

Ценный документ по конкисте Мексики, составленный Анонимным Конкистадором, который публикуется на английском языке впервые, представлен нам из юбилейного собрания путешествий, составленного в Италии и опубликованного Рамузио на итальянском языке. Эта большая коллекция не была перепечатана недавно как великолепные труды Хаклюта и Пурчаса, также её никогда полностью не переводили на английский язык.

Следующие примечания, связанные с различными изданиями труда Рамузио, взяты из научного вступительного трактата великого мексиканского учёного Хоакина Гарсиа Икасбальсеты, с его перевода документа с итальянского на испанский язык, который мы использовали для перевода с испанского на английский язык, сравнивая с оригинальным [12] итальянским текстом, опубликованным Рамузио. Испанский перевод этого сообщения был опубликован Икасбальсетой в его «Collecion de Documentos Para La Historia de Mexico», том I, 1858 г.

Первый том Рамузио был впервые опубликован в 1550 году и переиздавался в 1554, 1563, 1588, 1606 и 1613 гг. Второй том не издавался аж до 1559 года, когда Рамузио уже не было в живых. Он был переиздан в 1574, 1583 и 1606 гг. Третий том был посвящён исключительно Америке и в нём как раз и был опубликован отчёт Анонимного Конкистадора. Впервые он был опубликован в 1556 году и впоследствии переиздавался в 1565 и 1606 гг. Рамузио уже было подготовил материал для четвёртого тома и доставил его в типографию, но в 1557 году, спустя несколько месяцев после его смерти, учреждение, а вместе с ним и документ, сгорело. О потере этих материалов сожалеют, поскольку возможно в них содержались дальнейшие документы, касающиеся Америки.

Оригинальный испанский текст отчёта [13] Анонимного Конкистадора утерян; по крайней мере его нынешнее местонахождение нам ещё не известно и мы вынуждены полагаться на итальянский текст. Существует множество домыслов об авторстве – некоторые полагают, что автором этого труда является Франсиско Террасас. Этот вопрос тщательно изучался Икасбальсетой, но он так и не смог выяснить кто автор этого ценного документа. В издании Рамузио об этом сообщается просто – «Дворянин Кортеса». Вызывает также чувство глубокого сожаления тот факт, что автор не написал более обширной информации по этой теме, а если и написал, то скорее всего она была утеряна, поскольку, как отметил Икасбальсета, «это несомненно один из наших лучших исторических документов».

Существует также и перевод труда Анонимного Конкистадора на французский язык, выполненный Терно Компансом и опубликованный им в его «Recueil de Pièces relatives à la Conquête du Mexique», десятого тома «Voyages, Relations et Mémoires Originaux pour servir à l’Histoire de la Découverte de l’Amerique», 1837-1841. [14]

Две сопровождающие отчёт иллюстрации, найденные в испанском переводе Икасбальсеты, воспроизведены им из издания Рамузио 1556 года с пометками о том, что «рисунки являются чистым чудачеством, и что рисунок храма приобрёл достаточную известность, которую не заслужил».

Рассказ о некоторых вещах Новой Испании и великом городе Теместитане1, Мехико

ГЛАВА I:  ЗЕМЛЯ НОВОЙ ИСПАНИИ [стр.15]

Земля Новой Испании похожа на землю Испании, а горы, долины и равнины особенно похожи, за исключением того, что горы там более громадные и массивные да так, что никто не может взобраться на них не приложив массу усилий, и есть там горная гряда, тянущаяся, насколько известно, на более чем двести лиг. В этой провинции Новой Испании есть большие реки и источники очень хорошей пресной воды, обширные леса на холмах и равнинах, состоящие из очень высоких сосен, кедров, дубов и кипарисов, не говоря уж о виргинском дубе и великого множества горных деревьев. Во внутренних районах провинции есть славные склоны, а возле побережья есть горы, которые тянутся от моря к морю. [16] Расстояние от одного моря к другому в меньшей её части составляет 150 лиг, в другой части провинции – 170 лиг, в другой превышает 200 лиг, а в ещё одной – около 500 лиг, и есть больше2, поскольку расстояние столь велико, что никому не известно количество лиг, так как испанцы ещё не видели тех мест и не закончат исследование их ещё лет сто, и каждый день открываются новые земли.

В этой провинции найдены залежи золота, серебра, меди, олова, стали и железа3. Есть здесь множество видов фруктов схожих по внешнему виду с теми, что растут в Испании, хотя попробовав их выясняется, что они не обладают тем же совершенством как по вкусу, так и по цвету. Это правда, что многие превосходны и также хороши как и испанские, но это не является общим правилом. Поля в большинстве своём пригодны для возделывания и полны самыми прекрасными травами, достигающими [по высоте] середины ноги. Почва очень плодородна и обильна, и на ней растёт всё, что посеяно в ней, а во многих местах она даёт урожай два или даже три раза в год.

ГЛАВА II:  О ЖИВОТНЫХ [стр.17]

Здесь обитает множество животных разных видов, как то: тигры, львы и волки, и нечто похожее на шакала4, являющимся нечто средним между лисой и собакой, и другие – нечто среднее между львом и волком. Тигры такого же размера, что и львы или, возможно, чуточку побольше, и они сильнее и свирепее; всё их тело покрыто белыми пятнами и никто из этих зверей не причинял вреда испанцам, но к жителям страны не испытывают нежностей, а наоборот – едят их. Здесь также обитают олени, дикие лисицы, лани, зайцы и кролики. У свиней5 здесь пупок на позвоночнике и также здесь обитают множество других и различных животных, в частности есть одно, которое даже больше чем кот, у которого есть сумка [мешочек] на её животе, в котором она прячет своего малыша когда хочет убежать с ним, так как они никогда не оставляют малыша, и там она переносит их [18] не видимых для глаз, и неизвестно есть ли они там, а когда она убегает, то забирается с ними на деревья6.

Эта провинция Новой Испании по большей части сильно заселена. Там есть множество больших и малых городов как на равнинах, так и в горах. Дома сделаны из грубых камней с известковым раствором, а также из земли и адобы, и у всех них плоские крыши7. Это относится к тем жителям, кто живёт во внутренних землях страны, но у тех кто живёт возле моря, стены домов сделаны из адобы, земли и досок, а крыша – из тростника. Долгое время у местных жителей страны были самые красивые мескитес [мечети]8 с большими башнями и жилыми помещениями, в которых они поклонялись и приносили жертвы своим идолам. Многие их города лучше устроены, чем те, что здесь [в Испании], с очень красивыми улицами и площадями где у них расположены рынки.

ГЛАВА III:  О СОЛДАТАХ [стр.19]

Люди этой земли хорошо сложены, даже высокие нежели низкого роста. Они смуглые как леопарды, имеют хорошие манеры и жестикуляцию, по большей части очень способные, крепкие и неутомимые, и в то же время самые спокойные люди из тех, которых мы знаем. Они очень воинственные и встречаются со смертью лицом к лицу с величайшей решительностью. Долгое время они вели великие войны и споры между собой, а всех военнопленных они либо съедали, либо обращали в рабство. Когда они осаждали город и его жители сдавались без сопротивления, то они становились вассалами победителей, но если они оказывали силовое сопротивление, то их низводили до рабства. На войнах они придерживались определённого рода дисциплины, так, у них есть свои капитан-генералы и свои капитаны, командующие четырьмястами людьми, а другие капитаны – двумястами людьми9. У каждого отряда есть свой энсин, несущий знамя10, прикреплённое к его [20] спине на древке так, что оно не мешает ему сражаться и делать то, что он пожелает; и знамя так хорошо прикреплено к его телу, что его нельзя ни отвязать, ни забрать каким-либо другим способом пока не разрубишь несущего. У них в обычае хорошо платить и вознаграждать тех, кто храбр на войне, отличая их по ратным подвигам, и даже если среди самых ужасных рабов находился такой человек, то они могли возвести его до капитана или до повелителя, предоставив ему вассалов, и так ценить его, что куда бы он ни пошёл, всюду его ждал почёт и уважение, с которым они относились к своим собственным владыкам. Поскольку не в их обычае носить что-либо на голове, тот, кто так отличался, на особый манер носил волосы так, чтобы каждый с первого взгляда мог отличить его как человека совершившего великий подвиг. Каждый раз, когда он совершал какие-либо значительные поступки, его отмечали ещё каким-либо схожим способом, а великие владыки всегда дарили ему подарки11.

ГЛАВА IV:  ОБ ИХ НАСТУПАТЕЛЬНОМ И ОБОРОНИТЕЛЬНОМ ВООРУЖЕНИИ [стр. 21]

Доспехами, которыми они пользуются в войнах являются до некоторой степени свободными накидками, как дублеты, сделанными из стеганного хлопка, толщиной в полтора пальца, а иногда в два; они очень крепкие12. Поверх них они носят дублет и рейтузы, всё это является одним предметом одежды, подвязанным сзади. Эта одежда сделана из толстой ткани и покрыта слоем перьев различных цветов, что производит прекрасное впечатление. Некоторые отряды солдат носят белые и тёмно-красные, другие – синие и жёлтые, остальные – другие цвета. Повелители носят поверх всего накидки наподобие коротких жакетов, которые у нас из кольчуги, а у них из золота и позолоченного серебра. Эти перьевые одежды сделаны под их оружие и ни стрелы, ни дротики не могут проткнуть их, а отскакивают от накидок, не ранив их, и даже [22] мечами трудно проткнуть их насквозь. Для защиты головы они носят вещи наподобие голов змей, тигров, львов или волков с открытыми челюстями, и голова человека находится внутри головы существа, как будто она была проглочена. Сделаны они из дерева, покрыты сверху перьями и драгоценностями – золотом и драгоценными камнями, что являет собой прекрасное зрелище13. Есть у них щиты различных типов, сделанные из крепкого толстого тростника, растущего в этой стране, укреплённые хлопком двойной толщины, и они покрывают их драгоценными камнями и круглыми золотыми пластинами, и это делает их такими прочными, что ничто не может проткнуть их, разве что выстрел из хорошего арбалета. Некоторые стрелы правда протыкают их, но не причиняют им вреда. И поскольку некоторые из этих щитов были замечены в Испании, я заявляю, что они не боевые, а лишь того типа, что используют на проводимых ими праздниках и танцах14.

Их оружием нападения являются луки и стрелы, и дротики, которые они метают [23] с помощью механизма, сделанного из другой палки15. Наконечники сделаны из заострённых камней или крепких острых рыбных костей. У некоторых дротиков три наконечника16, наносящих три ранения за раз, поскольку к ним крепятся три очень тонких и острых наконечника. У них мечи следующего типа – из дерева, сделанные наподобие двуручных мечей, но рукоятка не такая длинная; около трёх пальцев в ширину. Края у них с углублениями, в которые они вставляют каменные ножи, которые режут как нож из Толедо17. Однажды я видел как один индеец сражался с наездником, и индеец нанёс такой удар в грудь коню своего противника, что вспорол его до кишок и тот упал замертво. И в тот же день я видел другого индейца, нанёсшего удар в шею коню так, что тот растянулся замертво у его ступней. Они используют пращу, которую носят с собой на большие расстояния, и обычно они несут всё это вооружение. Это одна из самых захватывающих вещей в мире смотреть как они воюют своими отрядами, поскольку они передвигаются в таком порядке и так великолепно организованы, и так выглядят, что ничто [24] не может быть лучше. Среди них есть очень решительные люди, смотрящие смерти в глаза со всей решимостью. Я видел одного из них очень отчаянно защищавшегося против двух лёгких всадников и ещё одного – против трёх или четырёх. Испанцы осознавали, что не могут убить его, один из них потерял терпение и метнул в него своё копьё, но индеец, до того как оно достигло его, перехватил копьё в воздухе и уже с ним сражался более часа пока не подошли двое пеших солдат18, ранившие его одной или двумя стрелами. Один из них расположился перед ним, а второй схватил его сзади и заколол его. Во время сражений они поют и танцуют и время от времени издают самые устрашающие в мире возгласы и свист, особенно когда видят, что одерживают верх, и несомненным фактом является то, что их крики и смелое поведение оказывает пугающий эффект на тех, кто никогда не видел их в бою. На войне они возможно самые жестокие люди, так как никому не дают пощады, будь то брат [25] или родственник, или друг, и они не оставляют в живых пленных, за исключением молодых и симпатичных женщин, убивая и съедая всех остальных. Когда они не могут унести добычу и награбленные у врагов трофеи, то сжигают их все. Им не дозволяется убивать Владык19, но они их пленяют и уводят хорошо охраняемых. Вскоре после этого они подготавливают праздник, в ожидании которого в центре площадей городов стоят определённые массивные платформы из каменной кладки, высотой где-то в половину человеческого роста. Взбираются на них по ступеням, а на вершине у них круглое как дольмен место, посередине которого установлен круглый камень с дырой в центре20. На платформу взбирался пленный Владыка где длинной тонкой верёвкой его узкую часть ноги привязывали к камню. Они ему давали один из его мечей и небольшой круглый щит, и вскоре с ним сражаться выходил тот, кто пленил его. Если он снова брал верх в схватке, то его почитали как храбрейшего человека и присуждали определённые знаки отличия за боевые подвиги, а Владыка, [26] в подчинении которого он находился, давал ему другие награды. Но если пленник одерживал победу над ним и ещё над шестерыми, доведя общее число побеждённых до семи, то ему возвращали свободу, и того, кто что-либо забирал у него, принуждали всё вернуть. Однажды жители владения Уэкикинго [Уэшоцинко] сражались с людьми из Тулы, и Владыка последнего города так выдвинулся вперёд, что уже не смог соединиться со своими компаньонами, и хотя он совершил удивительные боевые подвиги, его противники так насели на него, что схватили и отвели в свой город. Там они по своему обыкновению устроили праздники, заставили его взобраться на этот камень, где к нему пришли сражаться семь самых искусных воинов, которых он убил одного за другим, хотя он и был, согласно обычаю, привязан к камню. Люди из Уэкикинго увидев это, подумали, что если они освободят такого сильного и храброго человека, то он не остановится пока не убьёт их; поэтому они решили убить его и так и поступили, и этот акт создал им плохую репутацию [27] на всю страну, потому как, поступив так с Владыкой, они нарушили закон и общее правило, не соблюли его как в случаях с другими Владыками21.

ГЛАВА V:  ОДЕЖДА МУЖЧИН [стр.29]

Одежда у этого народа состоит из нескольких накидок из полотна подобного хлопку, правда не таких уж больших по размеру, украшенных ярким узором и с окаймовкой или краями. У каждого мужчины имеется две или три такие накидки и их носят, связывая концы над грудью. Зимой они носят одежду подобную пальто пастуха, сделанную из очень нежных перьев, которые по внешнему виду схожи с шёлком22 или с нашими фетровыми шляпами, и они тёмно-красного, чёрного, белого, серого и жёлтого цветов. Они покрывают свои поясницы спереди и сзади очень красивыми полотенцами, похожими на большие шейные косынки, подобные тем, что покрывают наши головы во время путешествий; они разных цветов и украшены по-разному, с кисточками, свисающими спереди и сзади. Обувь у них состоит только из подошвы без верхней части с богато украшенным задником [30]. Между пальцами ног проходят широкие ремешки, которые они прикрепляют к подъёму ноги при помощи пуговиц. На головах они ничего не носят за исключением времени когда они идут на войну или на эти праздники или танцы. У них длинные волосы, которые они связывают разными способами.

ГЛАВА VI:  ОДЕЖДА ЖЕНЩИН [стр.31]

Женщины носят хлопковые сорочки с рукавами как у стихаря, длинные и широкие, красиво сделанные с каймой и с орнаментом, и выглядит это изящно. Они надевают две, три или четыре сорочки, все разные, некоторые длиннее других, так что снизу они выглядят как нижняя юбка. Также они используют ещё одно украшение из чистого хлопка, свисающее с талии до лодыжек, которое также великолепно и хорошо сделано. На головах они ничего не носят, даже в холодных странах, но позволяют волосам вырасти длинными, они у них очень красивые хоть в основном и чёрного или слегка каштанового цвета, так что в этой одежде и с распущенными закрывающими спину волосами они выглядят красивыми. В жарких странах у моря они голову покрывают вуалью тёмного цвета, похожие на испанские redecillas.

ГЛАВА VII:  О НИТИ, С КОТОРОЙ ОНИ РАБОТАЮТ [стр.33]

Шёлковую нить, с которой они работают, они берут с живота зайцев и кроликов, и они окрашивают их в желаемый цвет когда те ещё в состоянии свалявшегося кома. Эти краски сделаны так превосходно, что лучше и не пожелаешь. Затем они скручивают их в нить, из которой делают прекрасные вещи, почти такие же изящные как наш шёлк. И хотя они их стирают, они никогда не выцветают и ткань служит долгое время23.

ГЛАВА VIII:  О ПИЩЕ, КОТОРУЮ ОНИ ИМЕЮТ И ЕДЯТ [стр.35]

Зерно из которого они готовят свой хлеб подобен гороху и бывает белого, тёмно-красного, чёрного или красноватого цвета. Из посаженного зерна вырастает стебель похожий на тростник высотой в половину пики, на котором находятся два или три початка где находятся зёрна, как у Panizo или просо. Для приготовления хлеба они берут большую olla, которую наполняют четырьмя или пятью кувшинами воды, и разводят под ней огонь пока вода в ней не закипит. Затем они убирают огонь, и зерно, которое они называют тайуль24, и поверх этого они добавляют маленький кусочек лайма, чтобы очистить зёрна от покрывающей их тонкой кожицы. Через два или три часа, когда они остывают, они хорошенько промывают их в реке или дома, обильно используя воду, так что они становятся идеально очищенными от лайма, а затем они размельчают их на специально предназначенном для этого камне. После того как их измельчили, они добавляют туда воду [36] и делают пасту и так, перемалывая и в то же время измельчая их, они готовят хлеб. Они кладут их в большие глиняные формочки, чуть больше по размеру чем сито, и по мере приготовления хлеба едят его, так как он горячий намного лучше остывшего. Также ещё у них есть и другой способ приготовления – сделать из этой массы шарики, которые они завёртывают в листья и кладут в большой горшок слегка заполненный водой, плотно закрывают его, так что они готовятся находясь внутри при высокой температуре. Также они готовят их в кляре [тамале] с кусочками других продуктов, которые они обычно потребляют. Они разводят много больших куриц похожих на павлина, очень вкусных. У них огромное количество перепелов четырёх или пяти видов и некоторые из них похожи на куропаток. Есть у них также разнообразные виды уток и селезней, одомашненных и диких, из чьего оперения они делают свои украшения, боевые и для праздников; они используют эти перья для множества вещей, так как они разноцветные, и они собирают их каждый год. Есть там также большие и маленькие попугаи, которых они [37] содержат у себя в домах и чьи перья также используют. Для потребления в пищу они убивают огромное количество оленей и косуль, зайцев и кроликов, которых в этих краях несметное количество. Они выращивают огромное количество сортов растений и овощей и фруктов, которых они очень любят, и их они едят как свежими, так и используют их для приготовления различных блюд. Есть у них одна приправа, наподобие перца, которую они называют чили, и они никогда ничего не едят без неё. У этих людей еды немного как, возможно, и у всех людей мира. Только у Владык есть великое множество разновидностей пищи, соусов и овощных супов, пирогов из всех животных, которые у них есть, фрукт, овощей и рыб, которые у них в изобилии. Они пользуются всем этим и подают их в тарелках и супных тарелках на матах, сделанных из искусно обработанных листьев пальм, имеющихся во всех их домах также как и сиденья, на которых они восседают, каждое сделано по-своему, но все низкие, не поднимающие сидящего над землёй выше расстояния в ладонь или шесть дюймов. Пищу подносят [38] Владыкам с хлопковым полотенцем, об которое они могут вытереть руки и рот. Их обслуживают двое или трое главных слуг и Владыки едят всё, что пожелают; а то, что они не съедают, распределяется между другими Владыками, их вассалами, находящиеся там при дворе.

ГЛАВА IX: О НАПИТКАХ, КОТОРЫЕ ОНИ ПОТРЕБЛЯЮТ [стр.39]

Они делают различные виды вин, но самым превосходным напитком, который они в основном потребляют, является Качанатле [шоколад]. Они готовят его из определённого вида семян дерева, чьи плоды на манер огурца, внутри которых и находится некоторое количество крупных семян схожих с финиковыми. Дерево, которое даёт эти плоды, является самым нежным деревом и нигде не растёт, а только в жарких странах и в твёрдой почве; перед тем как посадить его, они выращивают два других дерева с густой листвой и когда они достигают высоты в два человеческих роста, они сажают между ними то, которое даёт вышеупомянутый плод, так что другие деревья из-за того, что это по своей природе нежное, могут оберегать его и защитить от ветров и солнца, и укрыть его. Эти деревья содержатся с величайшим почтением поскольку упомянутые зёрна являются основными деньгами, обращающимися в стране и каждый [40] равен половине марчетто наших денег25. Они, должно быть, неудобны, уступают золоту и серебру, но являются широкоиспользуемыми всеми в этой стране.

ГЛАВА X:  КАК ОНИ ГОТОВЯТ КАКАО [стр.41]

Эти зёрна, называемые миндали или какао, они раздробляют и превращают в порошок и также перемалывают другие маленькие зёрна, и кладут порошок в специальные кувшины с носиком. Туда они добавляют воду и размешивают всё ложкой и после того как напиток хорошо взобьётся, они переливают его из одной ёмкости в другую из-за чего образуется пена, которую они собирают в другой, специально подготовленный для этого кувшин. Когда они хотят испить напиток, они взбивают его маленькой золотой или серебряной, или деревянной ложкой, а затем пьют его, но они вынуждены открывать рот широко из-за пены и во рту у них должно оставаться место для постепенного превращения в жидкость пены. Этот напиток является самым полезным и самым питательным из всей известной на земле еды, так как тот кто выпьет кружку этого напитка, хотя и может предпринять долгое путешествие, теперь может обойтись весь день без еды, и будучи холодным его лучше пить в жаркую погоду, нежели в холодную.

ГЛАВА XI:  О ДРУГИХ СОРТАХ ВИН, КОТОРЫЕ У НИХ ЕСТЬ [стр.43]

Есть у них дерево или даже больше растение, нечто среднее между кустом и чертополохом, чьи листья имеют толщину ноги человека выше колена и длину руки или около того, в зависимости от возраста. Из его середины растёт стебель, достигающий высоту приблизительно в два или три человеческих роста и толщину шестилетнего мальчика. Когда приходит время и растение созревает, они у подножья сверлят дыру, оттуда вытекает жидкость, которую они хранят в сосудах из коры дерева, сделанных исключительно для этих целей. Через день или два они пьют её пока не валятся с ног от чистого опьянения, и они считают, что выпить много и опьянеть – это очень почётно. Это дерево является самым полезным, так как они получают из него вино, уксус, мёд и сироп26. Они делают из него одежду для мужчин [44] и женщин, обувь27, верёвки, балки для домов и кровлю. Концы листьев очень прочны и остры, и они используют их в качестве иголок для шитья и для наложения швов на раны, и в других целях. Листья этого куста или чертополоха для них, что для нас виноградная лоза и они называют это растение магей. Из него же они делают ещё один напиток, но уже из листьев. Их они держат в жидкости пока не смогут извлечь толстую кутикулу; затем они размельчают мясистую субстанцию специально изготовленным для этого деревянным инструментом и готовят эту мякоть в подземных печах28. Так изготавливается вино, которое они пьют до состояния опьянения. Другое вино называется Чича и его изготовляют из зёрен, которые они едят29, и оно бывает двух видов, красное и белое.

ГЛАВА XII:  О СТРУКТУРЕ ПРАВЛЕНИЯ [стр.45]

У этих людей есть Главный Владыка наподобие императора и есть у них также другие Владыки, наподобие королей, герцогов, графов, губернаторов, дворян30, легковооружённых щитоносцев и тяжеловооружённых воинов. Владыки назначают губернаторов провинций, администраторов и другие должностные лица. Этих Владык так страшатся и так им повинуются, что поклоняются как богам. У них есть суд, который за малейшее преступление или провинность, совершённую кем-либо, наказывает того смертью или делает рабом. Кража и убийство наказывалось жестоко, а также и вторжение на чужую землю с целью кражи плодов и зерна. Если кто-то заходил на поле и крал три или четыре початка маиса, то он становился рабом владельца поля. Если кто-либо был виновен в измене или другом преступлении против императора или короля, то его приговаривали к смерти вместе со всеми родственниками вплоть до четвёртого поколения.

ГЛАВА XIII:  ОБ ИХ РЕЛИГИИ, КУЛЬТЕ И ХРАМАХ [стр.47]

Есть у них очень большие и красивые сооружения для идолов, где они молятся, приносят жертвоприношения и проводят службу. Есть у них жрецы, чьим предназначением является служба в храмах, наподобие наших епископов, каноников, и прочих церковных сановников, которые там служат и по обыкновению живут; для этих целей у этих храмов есть добротные и большие жилища, куда приводят всех сыновей Владык, где они и служат идолам до достижения брачного возраста. До этого времени они остаются в храме и никогда не покидают его, а также не стригут свои волосы до того момента, пока не покинут храм и не женятся. Эти мечети или храмы получают свою ренту специально назначенную на нужды и на поддержание жрецов, служащих в нём. Идолами, которым они поклоняются, являются фигуры размером с человека или даже больше, сделанные из пасты, состоящей из всех [48] известных и потребляемых ими в пищу семян и крови из человеческих сердец. Вот из чего были их идолы. Они восседали на стульях, схожих с теми, что у профессоров в университетах, в одной руке у них был меч, в другой небольшой круглый щит, а местом где они находились были башни31 следующего типа32:

ГЛАВА XIV:  КАК ВЫГЛЯДЕЛИ ЭТИ БАШНИ [стр.49]

Башня. Рассказ о некоторых вещах Новой Испании и великом городе Теместитане, Мехико. Написано соратником Эрнана Кортеса, Анонимным Конкистадором. ||| 75Kb

Они делают башню, площадку, длиной где-то в 150 шагов, а шириной от 115 до 120. Они начинают строить это сооружение из плотной массы и по достижении высоты в два человеческих роста они оставляют с трёх сторон проход около двух шагов и на одной из длинных сторон они сооружают лестницу пока не достигнут высоты в два человеческих тела; и строительство из извести и известкового раствора продолжается. Здесь для трёх сторон они оставляют проход в два шага, а для другой – сооружают лестницу; и так воздвигается это сооружение пока ступеней не становится 120 или 130. На вершине они оставляют небольшую площадку и в её центре начинают возводить другие две башни, которые достигают высоты в десять или двенадцать тел и имеют сверху окошки. [50] В этих высоких башнях находятся идолы, хорошо устроенные и за которыми хорошо следят, и всё это место также неплохо украшено. Туда, где они ставят главного бога, никому не дозволено входить, только высшим жрецам, и у этого главного бога своё имя в каждой провинции; поэтому в великом городе Мехико его зовут Орчилобос [Уицилопочтли], в другом городе, который ими зовётся Чуеннила [Чолула] – Кекадкуааль [Кецалькоатль], и также в других городах. Они всегда празднуют фестивали своих идолов, принося в жертву множество мужчин и женщин, мальчиков и девочек, и когда они испытывают нужду в чём-либо, например в дожде, или его избыток, или когда видят опасность исходящую от их врагов, или когда страдают от других бедствий, тогда они приносят эти жертвоприношения следующим способом. [см. лист]

ГЛАВА XV:  О ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯХ [стр.51]

Они берут того, кто предназначен в жертву и сначала ведут его по улицам и площадям, очень искусно наряженным, с большой торжественностью и весельем. Многие обращаются к нему со своими нуждами, говоря, что раз уж он собирается туда, где его бог, то он может сообщить это ему и бог избавит их от нужд. Затем он даёт ему закуски и другие вещи. Так он получает много подарков, как в случае когда кто-либо убивает волка и проносит его голову по улицам. И все подарки отдаются тому, кто предложил жертвоприношение. Они отводят его в храм где танцуют и радуются, и тот кого принесут в жертву тоже танцует и радуется, как и остальные. Человек, предложивший жертвоприношение, обстоятельно раздевает его догола и ведёт к лестнице башни где находится каменный идол. Там они растягивают [52] его на спине, привязывая руки по бокам и пристёгивая ноги. Затем все начинают петь и танцевать вокруг него, выговаривая нараспев главное сообщение, которое он донесёт до бога. Вскоре приходит жрец, отвечающий за принесение в жертву, а это не маленькая должность у них, вооружённый каменным ножом, режущим как стальной, и таким большим, как один из наших больших ножей. Он вонзает нож в грудь, открывает её и вырывает горячее и пульсирующее сердце. И всё это так быстро, что только и можно успеть лишь перекреститься. Далее главный жрец храма берёт сердце и мажет кровью рот главного идола; затем берёт в руку и направляет его к солнцу или какой-либо звезде если дело происходит ночью. Затем он смазывает рот всех остальных идолов, деревянных и каменных, и брызгает кровь на карниз часовни главного идола. После этого они сжигают сердце, сохраняя пепел как великую реликвию, и также они сжигают тело жертвы, но его пепел хранят отдельно от пепла сердца, в другой вазе. [53] В другие разы они приносят в жертву людей согласно какому-то медленному ритуалу, длящемуся часами33, обжигая сердце и заворачивая кости ног или рук во множество листов из их бумаги, и храня их как ценные реликвии. Но у жителей каждой провинции есть свой метод жертвоприношения и идолопоклонничества, согласно их особым божествам, Луне, Звёздам, Земли, Змеям, Львам или другим диким животным. Их фигуры и скульптуры находятся в мечетях, а в других провинциях, в частности в Пануко, они преклоняются в своих мечетях перед непристойными объектами в их мечетях34, и их открыто изображают в скульптурах на площадях, в рельефах, самым мерзким способом (изображая самые различные способы пользования женщины мужчиной)35. В этой провинции Пануко люди являются отъявленными содомитами, трусами и пьяницами; практически невероятна их страсть к опьяняющим жидкостям (когда они уже не могут пить стоя, они ложатся и вводят алкоголь спринцовкой в их зад)36. Хорошо [54] известно, что в фигурах своих идолов они видят дьявола, вселившегося в те идолы, говорящего с ними, приказывающего им приносить жертвы и приносить человеческие сердца, потому как ничего другого они не едят. По этой причине в них зародилась искренняя страсть приношения им в жертву людей и предложения им сердец и крови. И демон также приказывал им совершать многие другие вещи, которые они совершали безукоризненно, следуя тому, что он им велел. Эти люди, из всех что создал Бог, являются самыми преданными своей религии и самыми заботливыми; так сильно, что предлагали себя в качестве добровольной жертвы ради спасения своих душ; также они пускают себе кровь из своих языков, своих ушей, своих ног и своих рук, преподнося её в качестве пожертвования своим идолам. В окрестностях и вдоль дорог есть множество уединённых хижин или молелен где путешественники могут пустить себе кровь и предложить её своим идолам. Даже на вершинах самых высоких гор есть их молельни, которые они особо почитают37.

ГЛАВА XVI:  О ГОРОДАХ ЭТОЙ ЗЕМЛИ И ОПИСАНИЕ НЕКОТОРЫХ ИЗ НИХ [стр.55]

Здесь есть большие города, особенно Таскала [Тлашкала], которая некоторыми вещами напоминает Гранаду, а некоторыми – Сеговию, хотя населения здесь больше чем в каждом из них. Эта Сеньория [республика] управлялась различными Владыками [четырьмя], хотя при определённых условиях они выделяют одного в качестве главного и он был капитан-генералом во время войны. Это огромная земля с равнинами и горами, густонаселённая и дающая хороший урожай зерна. В шести лигах от Таскалы на равнине есть другой город, напоминающий Вальядолид, в котором я насчитал сто девяносто башен мечетей и домов Владык38. Этой Сеньорией правят двадцать шесть вождей; все уважают и почитают старца свыше ста двадцати лет и [56] носят его в паланкине. Этот район самый красивый и в нём в изобилии есть фруктовые деревья, в основном вишня [дикая] и яблони39, и даёт хороший урожай маиса. В шести лигах от этого города находится ещё один город – Уэшотцинго, который расположен у подножия горы и напоминает Бургос. Эта Сеньория управляется консулами; район красив и богат самыми плодородными равнинами и невысокими холмами, приятных и плодородных.

ГЛАВА XVII:  ОЗЕРО МЕХИКО [стр.57]

Город Теместитан окружён горами со всех сторон за исключением северо-востока. На юге находятся очень высокие горы, включая и вулкан Попокатепетль, круглый как копна пшеницы и высотой в четыре лиги или чуть больше. На самой его вершине расположено горло в четверть лиги в окружности, из которого дважды в день и иногда ночью стремительно извергается огромное облако смога и вне зависимости насколько силён ветер, оно не исчезает и достигает первый слой неба и там смешивается с облаками где становится плохо различимым. Эта гора находится в одиннадцати лигах от Мехико и возле этого города есть и другие очень большие горы, некоторые в десяти лигах от Мехико, другие – в восьми. Все эти горы покрыты снегом большую часть времени [58] года, а у их подножья с обоих сторон расположены самые красивые города и деревни. Есть и другие горы, но не очень высокие, находящиеся между равниной и горой, и обе стороны этих гор покрыты густым лесом из сосен, падубов и дубов. У подножия сьерр берёт начало пресноводное озеро, береговая линия которого растянулась на более чем тридцать лиг; у половины озера, той, что в сторону гор, хорошая пресная вода: на второй половине зарождается течение, которое яростно устремлено на север, и там вода солёная40. У пресноводного озера, где расположены большие заросли высокого и красивого тростника, находятся множество красивых деревень и небольших городов, например, Куэтавака, которая ныне зовётся Венесуэла [Тлауак], большой и милый город; другой город – Мескике [Мишкик], который ещё больше. Затем там расположился Калоакан [Кулуакан], который даже меньше других41. Затем – Сучимилько42, самый большой из них всех и расположенный чуть дальше озера, ближе к берегу. Есть и другой город – Уичилубусако [Чурубуско] и ещё один под названием Мешикальцинко [59], находящийся между пресным и солёными водоёмами. Все эти города были на пресноводном озере и многие из них в центре. Пресноводное озеро длинное и узкое, солёное озеро – круглое. В пресноводном озере водятся маленькие рыбы; в солёной части они ещё меньше43.

ГЛАВА XVIII:  О ВЕЛИКОМ ГОРОДЕ ТЕМЕСТИТАН, МЕХИКО [стр.61]

Теместитан [Теночтитлан]. Рассказ о некоторых вещах Новой Испании и великом городе Теместитане, Мехико. Написано соратником Эрнана Кортеса, Анонимным Конкистадором. ||| 108Kb

Великий город Теместитан, Мехико, возведён на солёной части озера, но не прямо посередине, а так, что ближайшая к берегу часть [города] находится в четверти лиги от него. Длина окружности его составляет боле двух с половиной лиг, или возможно три или около того. Большинство из тех, кто когда-либо посещал его, оценивают количество жителей цифрой около семидесяти тысяч, и скорее даже больше, нежели меньше44. Вход [с побережья] обеспечивается по трём дамбам, сооружённым из камня и земли, и каждая имеет в ширину тридцать шагов или больше. Одна из них протянулась по воде на более чем две лиги до входа в город, другие – на полторы лиги. Эти две пересекают озеро и проникают в заселённую часть [окраину города], в середине которого они соединяются и из двух формируется одна дамба. [62] Другая дамба ведёт с земли прямо в город около четверти лиги и вдоль неё идёт акведук или поток очень чистой и пресной воды, который берёт начало за три четверти лиги от города. Поток воды толще человеческого тела и течёт в центр города. Из него пьют воду все жители. Он течёт с подножья холма, где бьёт большой ключ, воды которого они направили в город45.

ГЛАВА XIX:  ОБ УЛИЦАХ [стр.63]

Великий город Теместитан, Мехико, имел и имеет красивые и широкие улицы, среди них две или три превосходят все остальные. Из оставшихся улиц половина из них состоит из твёрдой земли как тротуар, а другой половиной является вода, так что они перемещаются по ней на своих барках и каноэ, сделанных из выдолбленных стволов деревьев, хотя некоторые из них достаточно большие, чтобы в них свободно разместились пять человек. Жители ходят на прогулку кто на каноэ, а кто по земле и ведут беседы. Есть ещё там и другие главные улицы полностью являющиеся водными и все по ним путешествуют на барках и каноэ, как я уже говорил, и без них они даже не смогли бы ни покинуть свои дома, ни вернутся в них, и все остальные расположенные на пресноводном озере города устроены подобным образом.

ГЛАВА XX:  О ПЛОЩАДЯХ И РЫНКАХ [стр.65]

Есть в городе Теместитане, Мехико, очень большие и красивые плазы где они продают все используемые местными жителями вещи. И была там особенно большая плаза46, которую они называли Тутелула [Тлателолько], которая возможно была размером в три площади Саламанки. Вокруг плазы были портики, где каждый день собиралось для купли-продажи от двадцати до двадцати пяти тысяч человек. Но в торговый день на рынке собиралось от сорока до пятидесяти тысяч. У этой плазы своя система, так, для каждого типа торговцев отведено собственное место. На одной стороне площади расположились те, кто продаёт золото [в птичьих перьях], а на другой – те, кто продаёт [драгоценные] камни различных видов, вставленные в золотые фигурки различных птиц и животных. В другой части они продают бусы и зеркала, в третьей – перья и хохолки [[66] птиц] всех цветов для украшения одежд, которые они носят во время войн и праздников. Далее люди заняты превращением камней в ножи и мечи, и это превосходное зрелище, о чём мы здесь [в Испании] понятия не имеем, и с ними они изготавливают мечи и круглые щиты. В одной части они продают ткани и предметы одежды различных типов для мужчин, а в другой – одежду для женщин. В другом месте они продают сандалии, ещё в одной - дубильную шкуру оленя и других животных, и пышное украшение для головы, сделанное из волос, которые носят все женщины47. Здесь они продают хлопок, там – зёрна, которые они используют для приготовления еды, дальше – хлеб различных сортов, затем – кондитерские изделия, затем - куропаток, кур и яйца. Возле них – зайцы, кролики, олени, перепелки, гуси и утки. Вскоре мы придём к месту, где они продают различного типа вина, а после мы найдём все виды овощей. На этой улице они выкладывают перец, на той – лекарственные корни и травы, которых местные жители знают великое множество. На другой улице у них различные фрукты, а [67] дальше – дрова для домов, рядом – известь, а за ней [строительные] камни. Здесь у каждой вещи своё место и везде соблюден порядок. Помимо этой плазы есть ещё и другие, и продовольственные рынки в различных частях города.

ГЛАВА XXI:  О ХРАМАХ И МЕЧЕТЯХ, КОТОРЫЕ БЫЛИ В ГОРОДЕ [стр.69]

На протяжении долгого времени было у них в этом великом городе множество больших мечетей или храмов, в которых они размещали своих идолов и где приносили им жертвы, но главная мечеть была самой прекрасной для взора, поскольку была столь же величественной, сколь и сам город. Она была окружена высокой стеной из каменной кладки и имела четыре главных входа, над каждым из которых располагалось укреплённое здание, заполненное всеми видами вооружения, используемыми ими в войнах. Владыкой великого храма был сам Монтесума48 и было у него внутри стен две тысячи людей, все выбранные за их бесстрашие и они охраняли его, и сопровождали его. Когда случался бунт или восстание в городе или в окрестностях города, они делали вылазку, или, по крайней мере, часть из них, а если была необходимость, то к ним присоединялись и остальные либо в городе, либо на его границе. [70] До выступления они приходили в оружейные и снаряжали себя. Вскоре после этого они приносили жертвоподношение главному идолу и, благословлённые, отправлялись на войну. В пределах площади великого храма было множество жилых зданий различных типов, а в одном могло без проблем разместиться тысяча людей. Внутри огороженного пространства располагалось более двадцати тысяч башен, все так или иначе схожи с описанным ранее, хотя среди всех остальных была одна больше, длиннее, шире и выше остальных, потому что была жилищем главного идола, для которого все совершали больше всех пожертвований. Божества были в верхней части башни [теокалли] и они смотрели на них с великой набожностью. В нижней части были помещения и комнаты жрецов, обслуживающих храм, те же, кто принимал участие в жертвоприношениях, распологались где-то ещё. В мечетях других городов они поют в ночное время, будто бы это утреннее щебетание птиц, также они тратят на пение и многие часы дня, разделившись на два хора, по одному на каждую из сторон, [71] и так продолжают согласно ритуалу, одна сторона произносит нараспев гимны, а другая вторит49 первой как если бы они пели вечернюю молитву. Внутри мечетей, где это происходило, есть колодцы с текущей водой и места для омовения служителей50.

ГЛАВА XXII:  О ДОМАХ [стр.73]

Были и сейчас есть в этом городе очень хорошие и красивые дома Владык, такие большие и со множеством холлов, гостиных, и помещений с садами над51 и под ними, что было это замечательным зрелищем. Я заходил более чем четыре раза в дом главного Владыки52 лишь для просмотра, и я ходил пока не уставал, и так никогда всего и не увидел. Было в обычае делать у входа всех домов Владык очень большие холлы и гостиные вокруг большого патио, и одно было такое большое, что могло вместить больше трёх тысяч человек. На плоской крыше той гостиной, имеющей те же размеры, тридцать всадников могли проскакать canas53 также свободно, как на плазе.

Этот великий город Теместитан в длину чуть больше чем в ширину54, а в его центре [74], где раньше была великая мечеть и дворец Владыки Монтесумы55, испанцы построили свою цитадель и основали свои кварталы, и они также хорошо устроены и имеют такое же множество красивых площадей и улиц, как и любой другой город в мире. Улицы широкие и длинные и вдоль них стоят прекрасные дома из цемента и кирпича, все одной высоты за исключением нескольких у которых есть башни и эта особенность среди единообразия улучшает их внешний вид. В этом административном районе и в цитадели испанцев добротных домов более четырёхсот, ни у одного города в Испании в его пределах нет лучших домов, в том числе и в городах больших по размерам, и все дома прочные – из камней56 и известкового раствора. Есть там две площади и на главной есть красивые аркады со всех сторон. Здесь они также построили милую церковь. Францисканский монастырь совершенно прекрасен, но Доминиканский насколько большой, настолько и хорош, и также добротно построен, как и любой другой в Испании. В этом монастыре живут проповедующие монахи праведной жизни и большой выучки. Есть здесь хороший госпиталь и другие уединённые жилища. [75] Дома индейцев остаются по соседству с цитаделью или бараками испанцев, и они окружены со всех сторон. В административном районе индейцев57 находятся более тридцати церквей, где местные жители слушают мессу и посвящаются в дела нашей святой веры. Люди этого города и окрестностей очень искусны в создании руками любого вида вещей и являются самыми изобретательными и прилежными при выполнении чего-либо в мире. Есть среди них мастера своего дела и чтобы что-либо сотворить им нужно лишь увидеть это сделанным раз или два. Других таких, кто меньше всего ценит женщин, нет в мире, так, они никогда не говорят им что делают, даже когда знают, что будут поощрены за сие действие. У них много женщин, как и у мавров, но одна является главной и госпожой, и её сыновья наследуют имущество отца.

ГЛАВА XXIII:  БРАК [стр.77]

Они берут себе столько жён, сколько могут содержать, как мавры, как уже было сказано, одна является главной или женой. Сыновья от этой женщины являются наследниками, в то время как сыновья от других женщин – нет, и последних считали ублюдками. Организовывая свадьбу с главной женщиной, они проводят ряд церемоний, которые с другими обычно уже не проводят.

ГЛАВА XXIV:  О ПОХОРОНАХ [стр.79]

Они выкапывают в земле яму, облицовывая стены грубым камнем и известняком, в которую помещают умершего сидящим на стуле. По бокам они кладут его меч и щит, закапывая также некоторые драгоценности из золота. Я помогал при извлечении из могилы вещей на сумму около трёх тысяч кастельянос58. Они кладут туда также еду и питьё на несколько дней, а если это была женщина, то они оставляли по бокам прялку, веретено и другие рабочие инструменты, говоря, что там, куда они отправляются, они будут чем-либо заниматься, и что еда им нужна для поддержки в пути. Множество раз они сжигали мёртвых и хоронили пепел.

Все из этой провинции Новой Испании и других провинций едят человеческую плоть, которую ценят больше чем другую [80] еду так сильно, что много раз отправлялись на войну и подвергали себя опасности только ради того, чтобы убить кого-нибудь, а потом съесть. Они, как правило, содомиты, как я уже говорил, и пьют безудержно.