Происхождение и история игры

Дида С., Приймак Е., Стюфляев М. ::: Месоамериканская игра в мяч: спорт и ритуал

На основании имеющихся сегодня данных невозможно точно установить, когда и где люди впервые начали играть в мяч, можно лишь предположить, что игра зародилась там, где растут каучуконосные деревья, то есть в тропических низменностях. Традиционно исследователи связывают ее возникновение и развитие с процессом формирования в Месоамерике сложных обществ.[i] В классический и постклассический периоды игра известна, прежде всего, как важный элемент элитной культуры, состязание для царей и высшей знати. Отсюда делается вывод, что, например, наличие относящегося к ранней доклассике стадиона в городище Пасо-де-ла-Амада является свидетельством развития там имущественного неравенства и общественно-политической организации, основанной на принципах иерархии.[ii] Правда, высказывались и альтернативные точки зрения. Археолог Д. Андерсон в частности указал на то, что из обнаруженных недавно на северо-западе полуострова Юкатан (Мексика) 23 площадок для игры в мяч, датируемых доклассическим периодом, лишь одна располагалась в пределах общины, в которой зафиксированы признаки социальной стратификации. Он делает вывод, что в ранний и средний доклассический периоды стадионы уже были известны в различных частях Месоамерики, и это не похоже на шаблон распространения игры из одного региона в другие. По его мнению, игра к этому времени уже была известна эгалитарным сообществам, в которых в нее играли простые общинники. Лишь намного позднее элита приспособила игру в мяч для своих политических целей.[iii]

Площадка для игры в мяч в Пасо-де-ла-Амада (штат Чьяпас, Мексика)

Площадка для игры в мяч в Пасо-де-ла-Амада (штат Чьяпас, Мексика)

Археологические находки позволяют выделить две области, в которых гипотетически могла возникнуть игра в мяч. Во-первых, это вышеупомянутое городище Пасо-де-ла-Амада, расположенное в регионе Соконуско на побережье Тихого океана (штат Чьяпас, Мексика). Там возле дома вождя археологи У. Хилл и М. Блейк обнаружили самую древнюю из известных на сегодняшний день площадок для игры в мяч, датируемую примерно 1400 годом до нашей эры. Она состоит из двух параллельных земляных платформ, между которыми находится поле. Длина центральной аллеи составляет 80 метров, ширина игрового поля – 8 метров, высота боковых уступов – 35 сантиметров. Учитывая размещение площадки в пределах элитной резиденции, она, вероятно, предназначалась для представителей высшего общества.[iv] В отличие от более поздних площадок, здесь не выявлено очевидных связей с церемониальным комплексом. До этой находки древнейшими считались стадионы среднего доклассического периода (900-400 годы до нашей эры), обнаруженные в городищах Финка-Акапулько, Эль-Верхель и Сан-Матео.

Площадка для игры в мяч в Абах-Такалике (Гватемала) одна из древнейших в Месоамерике из ныне найденных.

Площадка для игры в мяч в Абах-Такалике (Гватемала) одна из древнейших в Месоамерике из ныне найденных.

Однако, по мнению многих учёных, основными претендентами на звание родоначальников игры в мяч являются жившие на перешейке Теуантепек так называемые древние, археологические ольмеки.[v] Побережье Мексиканского залива (штаты Веракрус и Табаско) – основной источник каучука, следовательно, там существовали наиболее благоприятные условия для возникновения игры.[vi] В долине реки Коацалькоалькос находится городище Эль-Манати, которое связано с ранней историей древних ольмеков. Там были найдены двенадцать каучуковых мячей, причем пять из них обнаружены местными жителями в источнике пресной воды. Размер мячей варьируется от 8 до 22 сантиметров в диаметре, самые меньшие из них датируются 1700-1600 годами до нашей эры. Это наиболее древнее свидетельство существования игры в мяч, примечательно, что в одном из погребений в Эль-Манати местные жители также обнаружили каменный «хомут» - один из традиционных элементов снаряжения игрока. Многие мячи найдены археологами среди ритуальных подношений, следовательно, уже в то далекое время ольмеки наделяли игру сакральным смыслом.[vii]

Следы игры в мяч были найдены археологами и во время раскопок в Сан-Лоренсо, одном из крупнейших ольмекских центров. Там удалось обнаружить датируемые 1250-1150 годами до нашей эры небольшие статуэтки, изображающие игроков в мяч, а также примитивную площадку (из параллельных строений), датируемую 600-400 годами до нашей эры. Керамические фигурки с изображениями персонажей, которые одеты как игроки в мяч, нашли также в захоронениях из Тлапакойи и Тлатилько, двух ольмекских торговых форпостов, расположенных в долине Мехико.[viii] С другой стороны, показательно, что самые ранние статуэтки такого типа, датируемые примерно 1700 годом до нашей эры, найдены за пределами области распространения ольмекской культуры и происходят из погребений в городище Эль-Опеньо (штат Мичоакан, Мексика).      

Гигантские каменные головы ольмеков

Инфографика «Ольмекская культура», «Ольмекские головы».

Стоит отметить, что отдельные исследователи пытались обосновать существование связи между игрой в мяч и возвышением ольмекских вождей. В частности выдвигалась гипотеза, что знаменитые во всем мире гигантские каменные головы ольмеков – это портреты вождей, носящих защитные шлемы игроков в мяч.[ix] Впрочем, эта интерпретация весьма слабо аргументирована и обоснована. Зато можно привести другие, гораздо более вероятные, примеры изображения игроков в мяч в монументальной скульптуре ольмеков. Так, на монументе 34 из городища Сан-Лоренсо показан стоящий на колене мужчина в широком защитном поясе и набедренной повязке, предполагается, что это играющий в мяч правитель.[x]

Заметим, что ранние фигурки игроков в мяч известны не только на территории ольмеков. На территории современного мексиканского штата Герреро найдены сотни фигурок игроков в мяч в так называемом стиле Шочипала, датируемых примерно 1000 годом до нашей эры или даже ранее. У некоторых фигурок преклонены колени, другие носят защитные элементы на головах, руках и поясах.[xi] Кроме того, в 2011 году проводились раскопки в регионе Миштека-Альта, охватывающем северо-восточную часть штата Герреро и западную часть штата Оахака. Там в городище Этлатонго были найдены фигурки игроков в мяч, самое раннее на сегодняшний день свидетельство игры в этом регионе.[xii]

Карта распространения игры в мяч в формативный период.

Карта распространения игры в мяч в формативный период.

Так или иначе, вероятно, от ольмеков игра проникла в Центральную Мексику, а затем к середине формативного периода (400-100 годы до нашей эры) распространилась по всей Месоамерике (с 300 года до нашей эры в Чьяпас, долину Оахака, на запад и далее).[xiii] Примерно в это время (или чуть позже) игра в мяч пускает корни на территории современных мексиканских штатов Колима, Наярит, Халиско и Веракрус – об этом свидетельствую погребальные подношения в виде статуэток, принадлежащих к так называемой культуре классического Веракруса.[xiv]

К 100 году н.э. игра распространилась по всей Месоамерике – на территории от Гондураса и до западной Мексики зафиксировано свыше 30 площадок.

Карта распространения игры в мяч в классический период.

Карта распространения игры в мяч в классический период.

В ранний классический период (300-600 годы) по неясным пока причинам отношение к игре в мяч меняется – практически по всей Месоамерике стадионами перестают пользоваться, а новые не возводят. Это касается большей части области майя, а также других культурных зон. Интерес к игре сохраняется лишь в Оахаке, Теуакане, Чьяпасе и в горной Гватемале (здесь нашли несколько площадок особого типа, который не получил распространения в других регионах), а также в ряде маргинальных регионов – на севере Веракруса, в Уастеке, в западной и северной Мексике. Вполне возможно, что в это время игра проникает на юго-запад США. Примечательно, что именно в этих регионах влияние Теотиуакана было минимальным, а с коллапсом этого города-империи в поздний классический период (600-900 гг.) происходит возрождение игры – большую часть известных нам стадионов возводят в этот период. Некоторые исследователи считают такое совпадение не случайным и прямо связывают прекращение строительства стадионов с влиянием мексиканской сверхдержавы. Не все факты, однако, можно подогнать под этот простой шаблон. Так, в Копане, крупном городище майя классического периода, тесные связи с Теотиуаканом имели ярко выраженный характер и не подвергаются сомнению, но строительство ранней версии стадиона там датируется первой половиной V века. Как бы там ни было, большинство стадионов в Петене (область в Гватемале, ядро цивилизации майя классического периода) построены позднее, в VII-X веках. Поздняя классика стала временем подлинного расцвета игры в мяч, свои площадки тогда имелись почти во всех крупных и многих средних городах майя. Новые стадионы возводят также в Центральной Мексике и на побережье Мексиканского залива. Более того, площадки появляются в тех местах, где их раньше не было – в штатах Мичоакан, Гуанахуато и Керетаро (Мексика), также перестраиваются существующие ещё с раннего формативного периода, но запущенные стадионы в Монте-Альбане, Кольхе, Пакбитуне.[xv]

В постклассический период (1000-1519 гг.) традиция сохраняется в Центральной Мексике, в регионе Уастека, однако в ряде мест люди снова теряют к игре интерес, а в Мичоакане, несмотря на упоминание игры в «Сообщении из Мичоакана» (1541 год), в поздних городах пурепеча (тарасков) площадок не найдено. На Юкатане с закатом Чичен-Ицы происходит полное исчезновение варианта игры на больших площадках и здесь в городах позднего постклассического периода не зафиксировано ни одного поля для игры, стадионов нет ни в Тулуме, ни в Майяпане. При этом, однако, Д. де Ланда в своем «Сообщении о делах в Юкатане» кратко упоминает игру в мяч, которая происходила в «домах юношей». Из данного факта можно сделать вывод, что игра не исчезла окончательно, а просто изменила свой характер и социальную функцию, перестала быть пышным соревнованием для правящей элиты. В южной области майя (горная Гватемала) в мяч, несомненно, продолжали играть, именно оттуда происходит знаменитый эпос майя-киче Пополь-Вух, в котором игре как битве между силами жизни и смерти придается большое значение.[xvi]

Игра в уламу – разновидность игры в мяч, которую практикуют и ныне жители штата Синалоа.

Игра в уламу – разновидность игры в мяч, которую практикуют и ныне жители штата Синалоа.

С приходом испанцев происходят стремительные перемены в жизни народов Месоамерики. Не обошли они стороной и игру в мяч. Впечатлившая поначалу испанцев игра (особенно прыгающий каучуковый мяч), вскоре попадает под запрет как «идолопоклонническая ритуальная практика», связанная с человеческими жертвоприношениями Стадионы разрушались, камни с них шли на строительство испанских строений, в том числе церквей.[xvii]

Два каучуковых мяча и два «гуанте» - перчатки/руковицы (Фото: S. Wood, ноябрь 2013 г.).

Два каучуковых мяча и два «гуанте» - перчатки/руковицы (Фото: S. Wood, ноябрь 2013 г.).

Однако, несмотря на препятствия, в ряде сельских регионов индейцы продолжали играть в игру своих предков.

Поле для игры в Амильпас. Здесь игры проводят по выходным (Фото: S. Wood, ноябрь 2013 г.).

Поле для игры в Амильпас. Здесь игры проводят по выходным (Фото: S. Wood, ноябрь 2013 г.).

Так, вплоть до наших дней индейцы штатов Синалоа и Оахака играют в разновидность древней игры в мяч. На северо-западе Мексики местные аборигены играют в уламу – по всей видимости, она наиболее близка к игре, которую практиковали ацтеки на момент контакта с европейцами. Правда, стадионы канули в Лету, вместо них игра проходит на площадках, размечаемых линиями на выровненной земле. На юге высокогорной долины Оахака индейцы до сих пор играют в интересную разновидность игры, в которой по цельному каучуковому мячу бьют кожаной перчаткой, набитой шляпками гвоздей.[xviii]


[i] Под сложным следует понимать общество, в котором произошло социальное расслоение и члены которого существенно отличаются друг от друга по уровню материального благосостояния, объему власти, образу жизни и так далее.

[ii] Hill W., Clark J. Sports, Gambling, and Government: America's First Social Compact? // American Anthropologist. – 2001. – Vol. 103, No. 2. – P. 331-345.

[iii] Anderson D. The Middle Preclassic Ballgame: Yucatan and Beyond. Paper presented at the 75th Society for American Archaeology annual meeting, 2010, St. Louis.

[iv] Hill W., Blake M., Clark J. Ball Court Design Dates Back 3,400 years // Nature. – 1998. – Vol. 392. – P. 878-879.

[v] Принято отличать археологических ольмеков, живших на побережье Мексиканского залива на территории современных штатов Табаско и Веракрус со II тысячелетия до нашей эры по первые века нашей эры, от исторических, проживавших в том же регионе, но гораздо позднее.

[vi] Токовинин А. Игра в мяч у народов Месоамерики.

[vii] Ortiz P., Carmen Rodríguez M. Olmec Ritual Behavior at El Manatí: A Sacred Space // Social Patterns in Pre-Classic Mesoamerica / Ed. by D. Grove and R. Joyce. – Washington D.C.: Dumbarton Oaks, 1999. – P. 242-243, 249.

[viii] Bradley D. Gender, Power, and Fertility in the Olmec Ritual Ballgame // The Sport of Life and Death: The Mesoamerican Ballgame / Ed. by E. Whittington. – London: Thames and Hudson, 2001. – P. 34-35.

[ix] Hill W., Clark J. Sports, Gambling, and Government… P. 334.

[x] Bradley D. Gender, Power, and Fertility… P. 37.

[xi] Griffin G. Xochipala: The Earliest Great Art Style in Mexico // Proceedings, American Philosophical Society. – 1972. – Vol. 116, No. 4. – P. 306-309.

[xii] Blomster J. Early Evidence of the Ballgame in Oaxaca, Mexico // PNAS. – 2012. – Vol. 109, No 21. – P. 8023-8024.

[xiii] В то же время стоит сказать, что не все исследователи считают регион древних ольмеков родиной игры в мяч. По мнению Э. Таладуара, интерпретация ольмекских керамических фигурок и гигантских голов, а также полей в Сан-Лоренсо и Ла-Венте как признаков игры в мяч, не является в достаточной степени обоснованной. Он также напоминает, что самый ранний стадион находится в регионе Тихоокеанского побережья (Пасо-де-ла-Амада) и датируется примерно 1400-1250 годами до нашей эры, то есть временем, когда ольмеки не оказывали влияния на эту часть Месоамерики. Примечательно, что стадионом перестают пользоваться в период с 1250-1100 годов до нашей эры, когда здесь отмечается пик влияния ольмекской культуры. Смотрите: Taladoire E. Architectural Background of the Pre-Hispanic Ball Game: an Evolutionary Perspective // The Sport of Life and Death: The Mesoamerican Ballgame / Ed. by E. Whittington. – London: Thames and Hudson, 2001. – P. 107.

[xiv] Miller M. The Ballgame // Record of the Art Museum Princeton University. – 1989. – Vol. 48, No. 2. – P. 24. В то же время, ряд относящихся к игре предметов культуры классического Веракруса находят в высокогорьях и на тихоокеанском побережье Гватемалы. Речь о характерных для региона Веракрус так называемых «ача», в то время как «пальма», которые предположительно появляются позже, встречаются там редко.

[xv] Taladoire E. Architectural Background… P. 109-110.

[xvi] Taladoire E. Architectural Background… P. 111-112.

[xvii] Barrois R. El juego de pelota: el deporte de las luchas divinas // Los mayas: voces de piedra / Coordinacion Ed. A. Martinez de Velasco y M. Elena Vega. – Mexico: Ambar Diseño, 2011. – P. 203-204.

[xviii] Barrois R. El juego de pelota… P. 204-205.