Проблема ацтекского времени и истории

Росс Хассиг ::: Время, история и вера у ацтеков и в колониальной Мексике

Считается, как правило, что у месоамериканских культур время было цикличным. Из них цикличное время лучше всего представлено в документах ацтеков (мешиков) из Центральной Мексики, которые наиболее широко известны благодаря их столкновению с испанцами в 1519-21 годах, многочисленным человеческим жертвоприношениям и экзотическим богам и ритуалам. Несмотря на то, что их культура была обезглавлена, ацтекам удалось передать наследие своего искусства, истории, религии, мифологии и космологии, значительно обогатив пантеон великих цивилизаций, добавив интересный и необычный взгляд на мир, продолжая очаровывать нас всем этим спустя многие века.

Согласно ацтекской космологии, нынешний мир не был первым.[1] Наоборот, мир создавался и разрушался 4 раза в течение 2028 лет. Первым миром, или Солнцем, был 4 Оцелот (4 Ягуар), которым правил Тескатлипока. Землю населяли гиганты, но их пожрали ягуары, завершив тем самым эту эпоху. Следующим Солнцем было 4 Ээкатль (4 Ветер), которым правил Кецалькоатль, но этот мир был уничтожен ураганами, а все люди превратились в обезьян. Третьим Солнцем было 4 Куиауитль (4 Дождь), управляемое Тлалоком, и когда этот мир был уничтожен огненным дождем, люди превратились в индюков.  Четвертым Солнцем было 4 Атль (4 Вода), им правила Чальчиуатликуэ, и он был уничтожен масштабным потопом. После разрушения четвертого Солнца боги собрались и соорудили костер, в который должен был кто-то броситься в качестве жертвоприношения, чтобы дать начало новому миру. Когда ни один из великих богов не смог этого сделать, скромный Нанауатль («Тот, кто с язвами») прыгнул в огонь, который очистил его, и он появился как Тонатиу, Солнце. Но, прежде чем начать свое путешествие по небу,  все остальные боги должны были совершить жертвоприношение и отдать свою кровь, после чего он взошел на востоке, что он всегда и делает с тех пор. Нынешний мир 4 Оллин (4 Землетрясение), который в конце будет уничтожен страшными землетрясениями, а земля, на которой живем мы, это всего лишь один из уровней космологического мира. Существует 13 уровней Топана (То, что над нами), пространства над землей, и 9 уровней Миктлана (Место мертвых), области под землей (если считать, что земля находится на 1 уровне в обоих случаях).

Как и все известные в истории общества, ацтеки неразрывно связаны с прошлым. Все, что мы о них знаем, зависит от нашей интерпретации того, что они и другие общества оставили после себя: истории, описания, памятники, храмы и собираемые из руин  археологами остатки данных об их повседневной жизни. В конце концов, культурные ценности, взгляды и верования тесно связаны не только со сферой социальных отношений, но и со всем остальным. Более того, мы не смотрим на объекты и события и не интерпретируем их в соответствии с нашими представлениями, так как некоторые из них должны рассматриваться отдельно от наших взглядов; пожалуй, наши представления являются неотъемлемой частью объекта или события, как часть нашего опыта. Так каким образом осознание наших собственных взглядов помогает получить более четкое представление об ацтеках?

Стандартным путём рассмотрения культур Месоамерики является наиболее приемлемая стратегия изучения их в свете их собственных верований. В самом деле, важность идеологии в деятельности любого общества – это наиболее дискуссионный вопрос,[2] который не ограничивается одной Месоамерикой. Одним из недавних известных примеров такого подхода может служить исследование Маршалом Сахлинсом реакции гавайцев на прибытие капитана Джеймса Кука в 1779 году.[3]

Придерживаясь позиции, что история является реконструированной культурной структурой, Сахлинс считает, что гавайцы, или, по крайней мере те, кто высказывал свое мнение на этот счет, воспринимали капитана Кука как их божество Лоно. Из-за того, что он появился в подходящее время и совершил ряд действий, которые могли быть истолкованы как свойственные и ожидаемые от Лоно, Кука могли принять за это божество и убили в соответствии с гавайскими ритуалами для его возвращения. Такой подход предполагает, что местные жители, или кто-либо ещё, рассматривают объекты и события исходя из имеющихся у них представлений. Это вполне оправданно, ведь в каких терминах людям формировать своё мировоззрение кроме как в тех, что им известны. То же и в случае с ацтеками: их космологические представления, мифы и понимание времени являются отражением их поведения.

Учитывая множественные взаимосвязанные периодичности своего календаря и лежащие в основе календарных систем природные циклы, идея, что окружающий мир может быть представлен созданными по его образцу временными циклами, обычно считается очень значительной частью жизненного уклада ацтеков.[4] Более того, такое представление о времени, без сомнения, напрямую связано с восприятием ацтеками истории как цикличного процесса, поскольку представления о времени и концепция истории крайне конгруэнтны. Таким образом, в цикличной системе события прошлого формируют настоящее и являются шаблоном для будущего.[5] И ацтеки воспринимали свое прошлое неразрывно вплетенным в их циклическое представление о времени.



[1] Основные ацтекские (а в широком смысле и центральномексиканские) мифы собранные из различных письменных источников или кодексов представляют собой разные, хотя и пересекающиеся, версии, поэтому здесь будут представлены только наиболее распространенные. Чтобы представить удобочитаемый последовательный набор мифов, я взял их  в версиях Николсона (1971:397–408) и Дэвиса (1980), хотя я также укажу некоторые наиболее известные источники для различных версий. Более полное обсуждение мифа о Пяти Солнцах см. в работе Элзей (1976).

[2] Например, Demarest and Conrad 1992.

[3] Sahlins 1981, 1982, 1985, 1995.

[4] Berdan 1982:144; Broda 1969: 28; Brundage 1982: 19; D. Carrasco 1987a:25, 1990: 54; Gillespie 1989: xxiii; Gruzinski 1992:74; Ingham 1971:615; Peterson 1962:199; Thomas 1993:187; Todorov 1984: 66, 74, 84. Рид (1998:95, 99) выступает за спиральное время, в котором циклы доминируют внутри 52-летних календарных циклов, но между ними происходят исторические смены, начинающиеся с церемоний Нового Огня.

[5] Berdan 1982:144; Broda 1969: 28; Brundage 1982: 19; D. Carrasco 1987a:25, 1990: 54; Gillespie 1989: xxiii; Gruzinski 1992:74; Ingham 1971:615; Peterson 1962:199; Thomas 1993:187; Todorov 1984: 66, 74, 84; Umberger 1987a: 63.