Предмет и проблемы археоастрономии

Приймак Елена ::: Значение Солнца в культурах древней Месоамерики с точки зрения археоастрономии

Археоастрономия – довольно молодая дисциплина, которая совмещает в себе сразу несколько отраслей знаний. Ее принято делить, собственно на археоастрономию, изучающую астрономические знания древних по археологическим (материальным) данным (постройки, монументы и т.п.), и этноастрономию, изучающую астрономические знания древних по их фольклору (мифы, ритуалы и т.п.).[1] В то же время, многие из тех знаний, которыми мы сейчас располагаем по данной дисциплине, не являются бесспорными, это скорее гипотезы, чем установленные факты,  какие-то более удачные, какие-то – менее. Большая часть из того, что у нас имеется по данному вопросу – это разрозненные кусочки мозаики, которые ученым еще предстоит собрать воедино.

Надо сказать, что археоастрономия – наука, которая требует для решения поставленных перед ней вопросов и проблем серьезных точных вычислений. Сейчас, когда в нашем распоряжении появились мощные, компактные и доступные компьютеры, проводить вычисления стало гораздо проще, чем раньше. Возможно, именно поэтому в последнее время она привлекает все большее внимание ученых. Ведь сейчас можно не только на много тысяч лет назад и вперед высчитать точное время затмений, или других наблюдаемых с Земли явлений, но и определить, в какой части земного шара их можно наблюдать. С чем связана такая необходимость в точных расчетах?

Дело в том, что небо над нашей головой не всегда было таким, каким мы его можем наблюдать сегодня.  Оно выглядит иначе по сравнению с тем, что видели люди даже 500 лет назад. Иллюстрацией к этому может служить прецессия (предварение равноденствий). Она проявляется в таких явлениях, как смещение звезд, указывающих на северный полюс. Сейчас это звезда, находящаяся на конце ковша Малой Медведицы, Полярная звезда. Но через несколько тысяч лет ею станет другая, в созвездии Цефея. Полный цикл прецессии на данный момент составляет 25775 лет, после чего он начинается заново.

Прецессия

Прецессия

Как ее видели древние? Дело в том, что весеннее равноденствие было той точкой, от которой считали начало нового года. Восход Солнца в этот день приходился на одно из созвездий Зодиака, расположенных по эклиптике, то есть пути, по которому происходит видимое годичное движение Солнца. Древние люди заметили, что Солнце со временем на восходе в весеннее равноденствие постепенно смещается от одного созвездия к другому. Именно поэтому данное явление было названо предварением равноденствий. Издавна части большого цикла прецессии символизировали в западном календаре различные эпохи, причем каждая из них (примерно 2200 лет) знаменовалась переходом весеннего равноденствия в новый знак Зодиака. Например, христианская эра началась с момента, когда в день весеннего равноденствия Солнце взошло в созвездии Рыб.[2]

Предварение равноденствий

Предварение равноденствий

Кроме того, картина звездного неба меняется в зависимости от широты. На широте тропика, то есть ближе к экватору (23°26’  к северу и югу от экватора – тропик Рака и тропик Козерога), и набор, и положение созвездий и других небесных тел на небе будет отличным, чем, скажем, в более северных широтах. Здесь мы увидим максимально полную картину звездного неба, включающую как созвездия северного, так и созвездия южного полушарий.

И такая картина с изменяющимся положением звезд, со смещением времени их захода и восхода относится ко всему, что мы видим на небе. Это сильно затрудняет работу, поскольку со временем меняются точки восхода и заката звезд на горизонте, а также даты, когда звезды появляются после периода невидимости (или, наоборот, когда он наступает), и другие параметры.

Еще одной важной проблемой в изучении археоастрономии является человеческий фактор. Людям порой свойственно выдавать желаемое за действительное. Слишком легко спроецировать наши собственные привычки, модели поведения и обычаи на культуру, которую мы изучаем, например, на майя.[3] Перефразируя слова  историка Жакетты Хоукс: «Каждый век имеет тот Стоунхендж, которого заслуживает или желает», Авени отмечал: «А не создают ли исследователи культур такую культуру майя, которую мы хотим видеть?».[4]

Кроме того, сложности для исследователей представляют и источники информации. Их очень мало, они фрагментарные, а, порой, и вовсе непонятные. Поэтому в своих изысканиях ученым приходится прилагать массу усилий, чтобы вывести хотя бы мало-мальски правдоподобную гипотезу. И до сих пор для данной темы нередки вопросы, в ответ на которые специалисты могут лишь пожать плечами.



[1] Anthony F. Aveni. Archaeoastronomy in the Ancient Americas\ Journal of Archaeological Research, Vol. 11, No. 2, June 2003

[2] Энтони Авени. Империи времени. Календарь, часы, культуры, стр.145; Энтони Авени. Конец времен. Тайна майя: 2012, стр. 126-127

[3] Энтони Авени. Конец времен. Тайна майя: 2012, стр. 91

[4] Энтони Авени. Империи времени. Календарь, часы, культуры, стр.87