Правитель Наймлап с бальсового плота

Милослав Стингл ::: Поклоняющиеся звездам

Основатель, вернее сказать — непосредственный предшественник основателей крупнейшей прибрежной доинкской «империи» Перу, пришел с Севера. Он приплыл на бальсовом плоту. Легенда, которую записал иезуит Кабельо де Бальбоа в хронике «Miscellanea Antarctica », не сообщает, откуда прибыл этот правитель и к какой народности принадлежал. Однако предания сохранили его имя — Наймлап, а также имена всех его преемников. В отличие от списка правителей Сьерры из династии Пируа Пакари Манко, о которых рассказывает хронист Монтесинос, сообщения о Наймлапе, правителе с бальсового плота, содержат в себе, бесспорно, элемент историчности. Очевидно, праотец Наймлап изображен и на некоторых золотых сосудах, найденных археологами в последнее время.

История Наймлапа представляет собой один из мифов доинкского Перу и потому заслуживает определенного внимания.

Итак, правитель Наймлап приплыл к побережью Перу из неназванной северной страны во главе большой флотилии бальсовых плотов. По словам хрониста, это был весьма способный и мужественный человек. Он явился в будущую страну Чиму с дружиной, имена главных представителей которой сохранились в преданиях. «Императора» сопровождали герольд Пита Софи, который, трубя в большую раковину, возвещал о приходе владыки, Фонга Сигде, очевидно, церемониймейстер Наймлапа. Далее назван Нинакола, который заботился о троне правителя и его крытых носилках, сидя на которых тот путешествовал по суше. Забота о желудке Наймлапа была доверена «шеф-повару»

Окчокало. Другие члены свиты правителя заботились о его внешнем виде: досточтимый Льяпчильюлью изготовлял для Наймлапа тончайшие рубахи и плащи из птичьих перьев; Ксам Мучек был «императорским», косметологом, готовившим краски и кремы для лица властителя.

На бальсовых плотах правителя сопровождала многочисленная группа женщин — целый гарем во главе с законной супругой Сетерни. Приплыли также знаменосцы правителя и лица, носившие прочие символы его власти. Все это высокородное и пестрое общество закончило морское путешествие в устье перуанской реки Факисльянги. Здесь Наймлап покинул свою бальсовую флотилию, высадился на берег и позднее основал город, который назвал Чот. На новой родине — на северном побережье Перу — пришельцам жилось неплохо. Численность их непрерывно возрастала.

Легендарный Чот Наймлапа, очевидно, уже был открыт археологами. Речь идет, по всей видимости, о прибрежном городе, который нынешние перуанцы называют Уака Чотуна. В Чоте правитель построил многочисленные дворцы, а главное, центр религиозного культа — храм, в котором находилась священная зеленая каменная стела Льямпалек, что означает «Изображение Наймлапа». Следовательно, в глазах народа Наймлап был не только властителем, но и — подобно египетским фараонам — богом. Чтобы не утратить своего божественного авторитета, Наймлап приказал близким похоронить его после смерти прямо во дворце, где он жил. Повеление было исполнено. Смерть правителя удалось скрыть от народа. Новый правитель, первенец Наймлапа Сиум, заявил, что отец — так велико было его божественное могущество! — отрастил себе крылья и, подобно птице, улетел в небо. (Между прочим, первая часть имени правителя «найм», очевидно, означала «птица» или «полет», а имя его главной жены Сетерни, вероятно, значило «звезда».)

Подданные поверили сообщению о том, что их правитель улетел. Многие из них отправились искать Наймлапа вдоль побережья Перу, в другие речные долины, основав там поселения. Таким образом, прежние границы государства были расширены.

Сиум со своей женой правительницей Сольсдоньи произвел на свет двенадцать сыновей, и те, как двенадцать апостолов, разбрелись по речным долинам северного побережья. Так, Нор со своими людьми поселился будто бы в долине Синто, Кала — в Тукуме, остальные — в Кольике. Приближенный Наймлапа, изготовлявший для него одежду из птичьих перьев, после смерти правителя со многими другими соплеменниками переселился в Хайнак…

Сиум покинул этот свет столь же тайно, как и его отец. Почувствовав приближение смерти, он удалился в подземную гробницу, которую приказал построить еще при жизни, и здесь тихо, без свидетелей, умер.

После правителя, улетевшего к звездам, и его сына, сошедшего в глубь земли, на троне в Чоте сменяли друг друга Эскуньаин, Маскуй, Кантипа-льек, Альяскунти, Нофан-Неч, Мулумуслан, Льямеколь, Ланипаткум, Акунта. Двенадцатым «императором» — Фемпельеком — перечень предшественников правителей государства Чиму завершается. Этого Фемпельека едва ли можно назвать мудрым правителем и еще менее — святым мужем. Он совершил ряд дурных поступков, один из которых заключался в том, что из чотского храма был перенесен в другое место священный символ единства народа — зеленый камень Льямпалек.

Однако свою судьбу он предрешил не этим святотатством, а другим грехом. Согласно преданиям, дьявол, видя, что правитель склонен к порокам, принял облик красивой девушки. И поскольку Фемпельек в самом деле поддавался всякому искушению, дьявол легко соблазнил его. За любовные утехи властителя пришлось жестоко расплачиваться подданным. На северное побережье Перу — этот традиционно засушливый край — обрушилось наводнение! Тридцать суток не переставая шел дождь. В результате наводнения поля перестали давать урожай — страна умирала от голода. Жрецы храма в Чоте и высокородные жители города не сомневались, что наводнение, неурожай и голод являются расплатой за бесчисленные грехи правителя и его связь с дьяволом. Несмотря на то что Фемпельек по тогдашним понятиям был богом, недовольные составили против него заговор, напали на правителя, связали его и бросили в море. Так в долине Ламбайеке завершилось правление династии, которую за несколько сот лет до того основал на побережье Перу правитель с бальсового плота, мудрый Наймлап.

Страной Наймлапа, то есть не только долиной Ламбайеке, но и другими североперуанскими долинами, завладела новая династия Чиму, первоначальной родиной которой была знаменитая долина Моче, некогда принадлежавшая мочикцам. Правители государства Чиму также известны нам по именам. Само слово «чиму», как и слово «инка», означало первоначально не название народа, а титул властителей.

По преданию, чиму пришли на территорию своего будущего государства тем же путем, что и Наймлап, то есть с севера, по морю, на бальсовых плотах. Только, возможно, не из столь отдаленных мест, как первый ламбайекский правитель. Родоначальник династии Чиму носил имя Такайнамо. Он сошел в долине Моче на берег и основал большое святилище, в котором с помощью священного желтого порошка совершал своеобразные обряды. Такайнамо был человеком способным и умным. Местное население признало его новым правителем. Когда же этот первый представитель государства Чиму умер, на трон вступил его сын Гусери-Каур, а вслед за ним — Ньянсен-Пинко. Своими завоеваниями последний расширил границы государства Чиму от долины Пасасмайэ на севере до бассейна реки Санты на юге.

Чимуская экспансия достигла кульминации при правителе Минчансамане, который посылал войска на самый крайний север современного Перу, в район порта Тумбес, а на юге — до долины Карабайлья. Войска, возглавляемые чимуским полководцем Керрутумимом, проникли в район нынешней столицы республики Лимы. Трижды они одерживали здесь победу, однако в четвертый раз их постигла неудача. Побежденному чимускому полководцу не оставалось ничего иного, как смыть позор поражения самоубийством. Несмотря на неудачу Керрутумима в годы правления Минчанкамана чиму владели территорией, простиравшейся на 1000 километров. Никогда до этого на перуанском побережье не существовало столь могучего и обширного централизованного государства.

Отдельными долинами управляли местные князьки, находившиеся в вассальной зависимости от властителей Чиму, либо наместники, посылавшиеся из столицы. Например, достопамятной долиной Наймлапа — Ламбайеке — после смерти Фемпельека правил сначала миролюбивый Понгмасса, затем — его сын Пальесмасса, а вслед за ним — князь Оша. Во времена Оши эта часть побережья впервые вступила в контакт (впоследствии оказавшийся для нее столь роковым) с расширяющейся «империей» инков.

Затем долиной Ламбайеке правили Льемписан, внук Оши — Чульюмписан, его младший брат Сипромарка, а после смерти последнего еще один брат Чульюмписана — Фальенписан.

Однако нам пора покинуть долину правителя с бальсового плота и заглянуть туда, где биение пульса могущественного государства Чиму ощущалось всего сильнее, — в долину Моче. Чиму как раз строили там величайший город доинкского Перу — великолепный Чан-Чан.