Политическое доминирование Кукульского царства в низменностях майя в V – начале VI веков

Стюфляев Максим ::: История царств майя

Рубеж IV-V веков – это непростое время в истории Кукуля и всей центральной области майя. Источники, повествующие о перипетиях той эпохи, малочисленны и не всегда понятны для современных исследователей. Но один очевидный факт констатировать можно: через несколько десятилетий после войны 378 года соотношение сил в Петене вновь изменилось. Судя по всему, Сихйах-К’ахк’у не удалось основать собственную династию, поэтому с его смертью доминирующая роль в системе «Нового порядка» закрепляется за правителями Йашкукуля. Их столица стала в это время крупнейшим центром в южных низменностях.

Стела 4 из Тикаля

Портрет Йаш-Нуун-Ахиина I на стеле 4 из Тикаля. Прорисовка У. Ко

До нас дошли два монумента Йаш-Нуун-Ахиина I, стелы 4 и 18 из Тикаля. Последняя была, вероятно, установлена в ходе юбилейной церемонии в день окончания двадцатилетия 8.18.0.0.0, 12 Ахав 8 Соц’ (8 июля 396 года), описанной также в тексте на стеле 31. Сихйах-К’ахк’ в то время пребывал еще в добром здравии и удерживал в своих руках верховную власть над царствами Петена, Йаш-Нуун-Ахиин I оставался одним из его вассалов. На Стелах 4 и 31 кукульский владыка представлен как типичный мексиканец. Вместе с тем, продолжая линию своего отца, он вступил в брак со знатной местной женщиной, владычицей из царства И. Очевидно, что цель их союза заключалась в создании новой династии, соединяющей две культуры.[i]

Сосуд с крышкой из гробницы Йаш-Нуун-Ахиина I

Этот сосуд с крышкой из гробницы Йаш-Нуун-Ахиина I интересен смешением майяской формы и мексиканского орнамента

Дата смерти Йаш-Нуун-Ахиина I неясна. Н. Грюбе полагает, что на стеле 31 из Тикаля интервальными числами соединены даты коронации нескольких кукульских царей и дни их смерти. Если он прав, то Йаш-Нуун-Ахиин I умер в день 8.18.8.1.2, 2 Ик’ 10 Сип (18 июня 404 года). Местом его упокоения стало расположенное под пирамидой «Храма XXXIV» «Погребение 10» – гробница с необычайно богатым и разнообразным инвентарем. Тело царя было положено на деревянные носилки, окруженные телами не менее чем девяти принесенных в жертву юношей. Подношения включали большое собрание предметов: украшений, расписанной изображениями мексиканских божеств и теотиуаканскими мотивами полихромной посуды, статуэток богов и даже музыкальных инструментов, сделанных из панцирей черепах. Один сосуд был подписан как «сосуд для питья сына Хац’о’м-Куйа». Маленькая резная голова каймана, украшенная орнаментом из жадеита, подтверждает связь гробницы с Йаш-Нуун-Ахиином I («кайман» на языке майя ахиин), которому также поднесли обезглавленного каймана, положенного рядом с телом.[ii]

Керамическая курильница, изготовленная в виде фигурки престарелого божества

Керамическая курильница, изготовленная в виде фигурки престарелого божества. Найдена среди подношений в погребении 10 в Тикале

Чрезвычайно интересным источником, повествующим о политической истории Кукуля в начале V века, является надпись на так называемом «Человеке из Тикаля» – скульптуре, имеющей вид сидящей человеческой фигуры без головы. В тексте, который выгравирован на ее спине подобно сложной татуировке, рассказывается о событиях, происходивших в 403-406 годах, тогда как на плечах фигуры вырезаны имя и титул Чак-Ток-Ич’аахка II. По всей видимости, «Человек из Тикаля» создавался еще перед войной 378 года как портрет тогдашнего кукульского владыки. После смены династии завоеватели отбили от скульптуры побежденного царя голову, а сам монумент использовали для новой цели.[iii] Текст на спине скульптуры начинается с описания обряда олицетворения божества или предка, состоявшегося в день 8.18.10.8.12, 1 Эб 10 Йаш (5 ноября 406 года). В связи с этим действом упоминается «Священный Кукульский Владыка» Йаш-Нуун-Ахиин I, но, к сожалению, ключевой фрагмент надписи утрачен, поэтому трудно сказать наверняка, выступает ли он в данном случае в качестве здравствующего земного царя, руководителя церемонии, или же мы имеем дело с посмертным почитанием выдающегося предка его потомками. Далее следует рассказ об очень важных, но не вполне понятных для нас событиях. В частности сказано, что в день 8.18.7.3.5, 10 Чикчан 18 Сек (6 августа 403 года) состоялась церемония коронации, проходившая под покровительством некоего К’ук’-Мо’. Кто именно стал царем в 403 году и где правил К’ук’-Мо’ неизвестно. Как бы там ни было, в дальнейший ход событий вмешался хорошо уже нам знакомый калоомте’ Сихйах-К’ахк’, который в день 8.18.10.1.1, 6 Имиш 19 Во (7 июня 406 года) во второй раз прибыл в Кукуль.[iv]

"Человек из Тикаля"

"Человек из Тикаля"

Как интерпретировать эту череду событий? К сожалению, сообщаемая в тексте на «Человеке из Тикаля» информация уникальна, ее трудно сопоставить с другими источниками и вписать в общий контекст. Заманчиво предположить, что в конце царствования Йаш-Нуун-Ахиина I в Кукуле произошел конфликт, потребовавший личного вмешательства Сихйах-К’ахк’а. Возможно, на какое-то время потомки Хац’о’м-Куйа утратили власть и вернулись на трон лишь благодаря поддержке своего могущественного покровителя. Пока эта и другие интерпретации остаются спекулятивными, так как мы ничего не знаем об участниках и обстоятельствах коронации 403 года. Однако доподлинно известно, что сын Йаш-Нуун-Ахиина I Сихйах-Чан-К’авииль II воцарился лишь в 411 году, то есть через семь лет после предполагаемой смерти отца. Таким образом, можно говорить о весьма длительном и запутанном междуцарствии. На стеле 31 из Тикаля указано, что юбилейную церемонию по случаю окончания десятилетия 8.18.10.0.0, 11 Ахав 18 Поп (17 мая 406 года) проводил некий Сихйах-Чан-К’инич, о котором более ничего неизвестно. Полагают, что это мог быть один из правителей переходного периода или опекун малолетнего Сихйах-Чан-К’авииля II.[v]

Официальная коронация Сихйах-Чан-К’авииля II состоялась в день 8.18.15.11.0, 3 Ахав 13 Сак (27 ноября 411 года). Как сын от брака Йаш-Нуун-Ахиина I с местной царевной, он имел двойственное мексикано-майяское происхождение, что наложило глубокий отпечаток на его внутреннюю политику. Сихйах-Чан-К’авииль II уделял огромное внимание обоснованию легитимности собственной власти, постоянно обращался к прошлому. Именно в его правление были созданы такие монументы, как стела 31 из Тикаля и «Маркадор», имеющие огромное значение для реконструкции ранней истории Кукульского царства. Основная цель Сихйах-Чан-К’авииля II заключалась в том, чтобы показать себя, с одной стороны, потомком Хац’о’м-Куйа, а с другой – законным наследником старой династии, которая правила в Кукуле до прибытия Сихйах-К’ахк’а. Для этого был создан новый очень своеобразный стиль царского монументального искусства, в котором элементы теотиуаканского милитаризма сочетались с местной традицией.

Идея преемственности власти является в частности ключевой на стеле 28 из Тикаля. Хотя в сохранившейся части монумента отсутствуют даты, исследователи полагают, что он был создан при Сихйах-Чан-К’авииле II. В надписи на стеле упомянуты божественный покровитель кукульских владык Сак-Хиш-Муут, а также цари IV века К’инич-Муваахн-Холь I и Чак-Ток-Ич’аахк II.[vi] Еще больший интерес представляет необычный монумент, известный в литературе как «Маркадор». По форме это сделанная из камня копия увенчанного опереньем боевого штандарта. Такие памятники хорошо известны в Теотиуакане, но особенность «Маркадора» заключается в том, что его стороны покрыты длинной надписью, выполненной иероглифами майя. Многие фрагменты этого очень важного текста по-прежнему трудны для понимания. Среди прочего сказано о воцарении Хац’о’м-Куйа в Хо’нохвице в день 8.16.17.9.0, 11 Ахав 3 Вайеб (5 мая 374 года) и приходе Сихйах-К’ахк’а в Кукуль в 378 году. Завершается надпись описанием церемонии освящения самого «Маркадора», которую в день 8.18.17.14.9, 12 Мулук 12 К’анк’ин (24 января 414 года) провел некий Мам-Ч’амак, подчиненный владыка Сихйах-К’ахк’а. Более о персонаже с таким именем ничего неизвестно, в списке кукульских царей он не фигурирует. Видимо, это один из подданных Сихйах-К’ахк’а, возможно даже прибывший с ним из Центральной Мексики, который стремился увековечить память о своем сюзерене для повышения собственного статуса. Судя по тому, что Мам-Ч’амак имел возможность воздвигнуть столь внушительный монумент, он обладал в Кукуле немалой властью и влиянием.

"Маркадор"

"Маркадор"

Наиболее ярко сущность новой государственной идеологии, направленной на примирение и сочетание двух традиций, проявилась на стеле 31. На лицевой стороне монумента запечатлен момент коронации Сихйах-Чан-К’авииля II. Правой рукой новый правитель поднимает над собой сложный головной убор, майяский по форме, но украшенный теотиуаканской эмблемой с изображением совы – явное указание на родство с Хац’о’м-Куйем. Отец Сихйах-Чан-К’авииля II Йаш-Нуун-Ахиин I показан на монументе двумя различными способами – вверху сцены он подобен солнечному богу К’инич-Ахаву и наблюдает за своим сыном с небес, этот сюжет был широко распространен в искусстве майя в IV-VI веках. В то же время, на боковых сторонах стелы Йаш-Нуун-Ахиин I изображен в теотиуаканском военном облачении.[vii] Тыльная сторона монумента покрыта длинной иероглифической надписью, которая начинается с описания юбилейной церемонии, проведенной Сихйах-Чан-К’авиилем II по случаю окончания десятилетия 9.0.10.0.0, 7 Ахав 3 Йаш (19 октября 445 года). При этом открыто говорится, что царь «продолжил работу» своих предшественников на кукульском троне, в том числе Чак-Ток-Ич’аахка II, который таким же образом отметил завершение двадцатилетия в 376 году.[viii] Эта аналогия потребовалась Сихйах-Чан-К’авиилю II, который на двух сосудах прямо назван «шестнадцатым в ряду от Йаш-Эхб-Шоока», для того, чтобы подчеркнуть преемственность от старой династии. С другой стороны, видное место на стеле 31 занимают события, так или иначе связанные с Теотиуаканом, например, «прибытие» Сихйах-К’ахк’а и смерть Хац’о’м-Куйа в день 9.0.3.9.18, 12 Эц’наб 11 Сип (11 июня 439 года). Кукульский владыка явно декларировал, что считает себя продолжателем обоих правящих родов – местного и теотиуаканского.

Стела 31 из Тикаля

Стела 31 из Тикаля. На лицевой стороне монумента запечатлен Сихйах-Чан-К’авииль II, тогда как на обеих боковых гранях показан в облачении, типичном для воина из Теотиуакана, его отец Йаш-Нуун-Ахиин I 

В царствование Сихйах-Чан-К’авииля II началось возвышение Кукуля, перебравшего на себя роль регионального лидера и гегемона. На стеле 28 из Тикаля этот правитель по-прежнему называл себя «вассалом западного калоомте’», но характер и степень опеки существенно изменились. К Сихйах-Чан-К’авиилю II перешла главенствующая роль в системе «Нового порядка», принадлежавшая ранее Сихйах-К’ахк’у. На стеле 31 при ретроспективном описании воцарения Йаш-Нуун-Ахиина I сказано, что он «взял двадцать восемь провинций», но пока неясно, отражены ли в данной фразе какие-то политические реалии или это просто декларация могущества нового владыки.[ix] Точные пределы сферы влияния Кукульского царства в рассматриваемый период определить крайне трудно, но она, видимо, включала большую часть Центрального и Восточного Петена. Судя по тому, что на стеле 31 Сихйах-Чан-К’авииль II носит на своем поясе титул «владыка И», к нему по наследству перешли владения матери. Сам он вступил в брак с царевной из Эль-Сапоте (небольшое городище к югу от Тикаля) Иш-Ахиин и взял под контроль этот центр. Супружеская пара изображена на противоположных сторонах стелы 5 из Эль-Сапоте, установленной Сихйах-Чан-К’авиилем II в день 9.0.4.0.0, 5 Ахав 13 Сак (20 ноября 439 года). Эль-Сапоте никогда не являлось крупной столицей, все найденные там надписи повествуют о событиях рубежа IV-V веков. Очевидно, короткий всплеск активности непосредственно связан с личностью царицы Иш-Ахиин.[x] На одном раннеклассическом сосуде владыка из царства К’анвицналь (Уканаль, 51 км на юго-восток от Тикаля), видимо, назван вассалом Сихйах-Чан-К’авииля II. Союзниками или вассалами Кукуля в V – первой половине VI веков были также царства Тамариндито, Баашвиц (Шультун), Са’аль (Наранхо) и К’анту’ (Караколь). Традиционно считается, что в зависимости от Кукуля находился соседний Вашактун, хотя прямых данных об этом нет. До сих пор исследователям не удалось убедительно ответить и на вопрос о характере взаимоотношений Кукуля с Па’чаном (Эль-Соц).[xi] В рассматриваемый период па’чанская династия была весьма влиятельной в Петене, поддерживала тесные связи с сильным царством Вака’ (Эль-Перу) и имела собственных вассалов.[xii] О войне против Па’чана, возможно, рассказывается на «Маркадоре», но соответствующий фрагмент надписи по-прежнему труден для понимания.

Портрет царицы Иш-Ахиин на стеле 5 из Эль-Сапоте. Прорисовка Л. Шиле

Портрет царицы Иш-Ахиин на стеле 5 из Эль-Сапоте. Прорисовка Л. Шиле

Между тем, в первой половине V века наблюдается распространение «Нового порядка» на области, расположенные к западу и югу от Петена. Большие перемены произошли в частности в долине реки Мотагуа, на южной границе территории майя. Самое крупное и известное городище в данном регионе – это, бесспорно, Копан. В 426-427 годах загадочный персонаж по имени К’инич-Йаш-К’ук’-Мо’ основал в городе Хушвитик (древнее название Копана) династию «Священных Шукуупских Владык».[xiii] Это событие имеет черты поразительного сходства с установлением «Нового порядка» в Петене Сихйах-К’ахк’ом. К’инич-Йаш-К’ук’-Мо’ прибыл в Хушвитик издалека, исследователи установили, что он происходил из города Хушвица’ (Караколь), то есть из Петена.[xiv] Можно предположить, что Кукуль сыграл в его военной акции весомую роль и через утверждение союзника на отдаленных окраинных территориях расширил собственную сферу влияния. Также в царствование Сихйах-Чан-К’авииля II некий К’ук’-Бахлам I основал в Западном регионе майя династию «Священных Токтахнских Владык», от которой впоследствии вели свое происхождение правители города Лакамха’ (Паленке). Не исключено, что, как и в случае К’инич-Йаш-К’ук’-Мо’, установление власти К’ук’-Бахлама I в Токтахне было частью скоординированной политики по расширению территории, охваченной «Новым порядком» и доминированием Теотиуакана. В одной надписи из Паленке сохранилось имя Сихйах-К’ахк’а, правда, контекст сообщения утрачен, поэтому трудно судить, действительно ли здесь упоминался знаменитый полководец, или это просто совпадение имен.[xv]

Археолог А. Трик изучает дату Долгого счета, расписанную на стене гробницы Сихйах-Чан-К’авииля II

Археолог А. Трик изучает дату Долгого счета, расписанную на стене гробницы Сихйах-Чан-К’авииля II

 На стеле 40 из Тикаля сообщается, что Сихйах-Чан-К’авииль II скончался в день 9.1.0.8.0, 10 Ахав 13 Муваахн (4 февраля 456 года). Он был похоронен под «Храмом XXXIII» Северного акрополя в гробнице, известной сегодня как «Погребение 48». Для нее характерна определенная преемственность с «Погребением 10», местом упокоения Йаш-Нуун-Ахиина I. Только в этих двух гробницах были обнаружены человеческие жертвоприношения (в «Погребении 48» лишь двух лиц), хотя среди подношений «Погребения 48» заметно меньше предметов, выполненных в мексиканском стиле. Усыпальницу Сихйах-Чан-К’авииля II разукрасили цветочноподобными символами, определяющими ее как местопребывание лежащего среди небесных цветов божества, что довольно необычно для Тикаля. На северной стене содержится дата Долгого счета, соответствующая дню 9.1.1.10.10, 4 Ок 18 К’айаб (20 марта 457 года), то есть могилу завершили более чем через год после смерти владыки. Возможно, есть некая связь между этим значительным интервалом и состоянием тела, которое было плотно спеленато, но при этом у покойника отсутствовали череп и кисти обеих рук. Трудно установить, указывает ли это на насильственную смерть, или на некий плохо понятный нам ритуал.[xvi]

Трипод с крышкой из "Погребения 48" в Тикале

Среди подношений в "Погребении 48" археологи нашли этот покрытый штуком трипод. Довольно типично для Тикаля, что его крышка выполнена в форме человеческой головы

После смерти Сихйах-Чан-К’авииля II трон перешел к его сыну К’ан-Читаму. Главным источником наших знаний о жизненном пути последнего является надпись на стеле 40 из Тикаля. С точки зрения стиля этот замечательный монумент очень похож на стелу 31, на его лицевой стороне изображен сам К’ан-Читам, а по бокам представлены родители правителя, Сихйах-Чан-К’авииль II и царица Иш-Ахиин. По поводу дат рождения и воцарения К’ан-Читама среди исследователей нет единого мнения. На стеле 40 дата воцарения записана по Календарному кругу, без привязки к Долгому счету, при этом иероглиф дня цольк’ина разрушен эрозией. Ведущее к дате рождения интервальное число также вызывает вопросы. Традиционно считается, что К’ан-Читам родился в день 8.18.19.12.1, 8 Имиш 14 Сак (27 ноября 415 года) и взошел на престол в день 9.1.2.17.17, 4 Кабан 15 Шуль (9 августа 458 года), но недавно С. Гюнтер предложил альтернативные даты 8.18.18.12.2, 13 Ик’ 0 Кех (3 декабря 414 года) и 9.1.1.17.12, 3 Эб 15 Шуль (9 августа 457 года).[xvii] Мы видим, что варианты отличаются между собой всего лишь на один год, в любом случае К’ан-Читам родился в начале царствования Сихйах-Чан-К’авииля II, а сам пришел к власти зрелым мужчиной в возрасте более сорока лет.

Стела 40 из Тикаля

Стела 40 из Тикаля

По монументам К’ан-Читама можно проследить, как постепенно продолжало уменьшаться влияние Теотиуакана в Кукуле. На стеле 40 этот владыка еще надевает на себя мексиканский по происхождению мозаичный шлем, но на других памятниках он показан с посохом в руках во время проведения традиционного для древних майя ритуала высверливания огня. Какие-либо указания на политическую зависимость от «западного калоомте’» в надписях К’ан-Читама также отсутствуют. В них вообще не говорится о политике, основное внимание уделяется обрядам. Тем не менее, мы знаем, что для укрепления собственных позиций К’ан-Читам заключил союз с важным царством Са’аль, женившись на дочери тамошнего владыки Цик’ин-Бахлама. В дальнейшем преемники К’ан-Читама использовали особый титул сак чувен, который во всех остальных случаях имеет отношение исключительно к правителям Са’аля. Последние, несомненно, извлекли выгоду из союза с Кукулем: археологические данные свидетельствуют об осуществлении в это время в Наранхо масштабной строительной программы.[xviii]

Стела 13 из Тикаля

Портрет К’ан-Читама на стеле 13 из Тикаля. Прорисовка У. Ко

Дата смерти К’ан-Читама неизвестна. Свой последний юбилейный монумент, стелу 9 из Тикаля, он установил в день окончания двадцатилетия 9.2.0.0.0, 4 Ахав 13 Во (15 мая 475 года). Традиционно считается, что этот владыка был еще жив и оставался у власти во время победоносной войны Кукуля с царством Маасаль в 486 году. Более вероятно, однако, что против Маасаля воевал уже сын К’ан-Читама Чак-Ток-Ич’аахк III, который спустя всего несколько месяцев после битвы совершил обряд жертвоприношения. Недавно группа исследователей, проанализировав ночные фотографии стелы 10 из Тикаля, пришла к выводу, что текст памятника начинается с описания воцарения Чак-Ток-Ич’аахка III, которое, вероятнее всего, имело место в день 9.2.10.9.7, 8 Маник’ 10 Ч’ен (26 сентября 485 года).[xix] Таким образом, конец правления К’ан-Читама можно примерно отнести к 485 году.

Итак, вскоре после своей коронации сын К’ан-Читама и са’альской царевны Иш-Цуц-… Чак-Ток-Ич’аахк III втянулся в войну против Маасаля, описание которой сохранилось на стеле 10 из Тикаля. Как мы знаем, на рубеже IV-V веков царство Маасаль входило в систему «Нового порядка» и признавало верховную власть Хац’о’м-Куйа. По-видимому, позднее местные правители попытались добиться независимости, что и привело их к конфликту с Кукулем, который перенял роль доминирующей силы в Петене. В день 9.2.11.7.8, 4 Ламат 6 Йашк’ин (13 августа 486 года) полководец Бахлам-Мам опустошил Маасаль и спустя семь дней доставил плененного маасальского царя «пред глаза» владыки Кукуля. После этого в день 9.2.11.10.16, 7 Киб 14 Йаш (20 октября 486 года) Чак-Ток-Ич’аахк III провел обряд, в ходе которого пленника, возможно, принесли в жертву. На лицевой стороне стелы 10 показано, как царь-победитель растаптывает своего униженного противника.

Стела 10 из Тикаля

Лицевая сторона стелы 10 из Тикаля

Помимо сообщения об этой войне и описания нескольких юбилейных церемоний в текстах из Тикаля содержится мало информации о Чак-Ток-Ич’аахке III. Зато ценные сведения о его политической деятельности можно получить из внешних упоминаний в Тонине и Йашчилане. Они позволяют сделать вывод, что кукульский правитель пристально следил за противостоянием, которое разворачивалось далеко на запад от его столицы, в долине реки Усумасинты. Там во второй половине V века шла война Па’чана (Йашчилан) с царствами Йокиб-Кина’ (Пьедрас-Неграс) и Ак’е’. Есть основания предполагать, что Кукуль вмешался в конфликт на стороне противников Па’чана. На монументе 160 из Тонины записано, что Чак-Ток-Ич’аахк III умер в день 9.3.13.12.5, 13 Чикчан 13 Шуль (26 июля 508 года), а спустя всего четырнадцать дней его военачальник Ах-Бахлам был захвачен в плен па’чанским царем Хой-Бахламом I. Едва ли это случайное совпадение, скорее можно предположить, что в июле-августе 508 года состоялся поход кукульского войска на Усумасинту, завершившийся поражением и гибелью Чак-Ток-Ич’аахка III в одной из битв.[xx]



[i] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 32.

[ii] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 33.

[iii] Martin S. At the Periphery… P. 57-58.

[iv] Подробный анализ надписи на «Человеке из Тикаля» смотрите в: Beliaev D., Tokovinine A., Vepretskiy S. et al. Los monumentos de Tikal… P. 145-148.

[v] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 33.

[vi] Beliaev D., Tokovinine A., Vepretskiy S. et al. Los monumentos de Tikal… P. 102-104.

[vii] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 34.

[viii] Stuart D. Some Working Notes on the Text of Tikal Stela 31// David Stuart’s Notes on Mesoweb, 2011 – P. 3-4. URL: http://www.mesoweb.com/stuart/notes/Tikal.pdf

[ix] Stuart D. Some Working Notes… P. 6.

[x] Беляев Д. Д. История майя в классический период: общий очерк. URL: http://www.mezoamerica.ru/indians/maya/maya-hist.html

[xi] Царство Па’чан в Петене следует четко отличать от одноименного царства на Усумасинте, столицей которого являлось современное городище Йашчилан.

[xii] Беляев Д. Д. Династическая история Вашактуна в раннеклассический период (по данным археологических и эпиграфических источников) // Древний Восток и античный мир: Труды кафедры истории Древнего мира исторического факультета МГУ. – 2002. – Вып. 5. – С. 192–203. URL: http://www.mezoamerica.ru/indians/maya/uaxactun.html

[xiii] Высказывалось предположение, что это тот самый К’ук’-Мо’, который упомянут на «Человеке из Тикаля» в связи с коронацией 403 года, но какие-либо доказательства в пользу данной гипотезы кроме сходства имен персонажей отсутствуют.

[xiv] Stuart D. The Origin of Copan’s Founder // Maya Decipherment: A Weblog on the Ancient Maya Script, June 25, 2007. URL: http://decipherment.wordpress.com/2007/06/25/the-origin-of-copans-founder/

[xv] Полюхович Ю. Ю. Полiтико-династична iсторiя держави майя Баакаль за матеріалами корпусу епіграфічних джерел Паленке (Лакамха'): дис. … кандидата іст. наук: 07.00.03. – Київ, 2012. – С. 105-106.

[xvi] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 35-36.

[xvii] Guenter S. A Revision to the Birth date of K'an Chitam of Tikal // Personal Blog, Posted March 23, 2013. URL: http://fromthestormysky.blogspot.com/2013/03/a-revision-to-birth-date-of-kan-chitam.html

[xviii] Tokovinine A., Fialko V. Stela 45 of Naranjo and the Early Classic Lords of Sa’aal // The PARI Journal. – 2007. – Vol. 7, No. 4. – P. 10-13. URL: http://www.mesoweb.com/pari/publications/journal/704/index.html

[xix] Beliaev D., Tokovinine A., Vepretskiy S. et al. Los monumentos de Tikal… P. 70-72.

[xx] Martin S., Grube N. Chronicle… P. 37; Беляев Д. Д. Государства майя…