Письмо членов городского совета Мериды Карлу V, императору и королю, от 14 июня 1543 г.

Талах В.Н. ::: Конкистадоры на Юкатане

Обычной практикой испанских завоеваний в Новом Свете было составление лицами, которым было поручено их осуществление, отчетов (relaciones) Короне. На Юкатане к лету 1543 г. кастильцами были достигнуты большие успехи и подчинение полуострова Испании уже не вызывало сомнений, однако, ни формальный руководитель похода аделантадо Монтехо, всё время находившийся в Чиапасе, ни фактически командовавший конкистадорами Франсиско де Монтехо-сын так и не составили известия об этом. Наконец, когда у обосновавшихся в Мериде поселенцев накопилось достаточно проблем, чьё решение требовало вмешательства испанских властей, инициативу взял на себя городской совет (кабильдо) Мериды. Миссия на Пиренеи была поручена видному горожанину Алонсо Лопесу Сарко [Alonso López Zarco] из Авилы, брату жены аделантадо Монтехо. Ему предписывалось доставить отчет о завоевании Юкатана королю и просьбы испанских поселенцев, изложенные в отдельных статьях. Вместе с Лопесом за океан была отправлена большая группа индейской знати из дружественных конкистадорам родов Печ и Чель[1]. Впрочем, поездка была обречена на неудачу, так как Карл V с мая 1543 года находился вне Испании, а регент инфант Фелипе не стал бы удовлетворять просьбы, шедшие вразрез с решениями его отца. Неизвестно даже, был ли Алонсо Лопес принят при дворе – «Хроника из Чикшулубчен» указывает, что делегация была лишь допущена на торжественную мессу, где присутствовал регент[2]. Очевидно только, что просьбы юкатанских конкистадоров не были удовлетворены. Даже герб Мериды был утвержден не в том виде, какой они предложили. Летом или осенью 1544 г. Алонсо Лопес вернулся на Юкатан и принял участие в походе на юго-восток полуострова, в Бакхалаль. Там он снискал не очень добрую славу, в частности, Д. де Ланда связывает с ним одну грязную историю: «Капитан Алонсо Лопес из Авилы, свояк аделантадо Монтехо, захватил в плен красивую и стройную индейскую девушку во время войны в Бакаларе. Она, под страхом смерти своего мужа, пообещала ему никогда не отдаваться другому, и поэтому никто не мог убедить её согласиться на нарушение, даже под страхом смерти; и так она была брошена псам»[3]. После похода Алонсо Лопес был привлечен к суду и приговорен к изгнанию из Мериды. Несмотря на это, аделантадо Монтехо назначил его рехидором Мериды на 1547 г., но ввиду разгоравшегося скандала через несколько месяцев  Лопес вынужден был отправиться в Гондурас, где погиб, упав с лошади, в 1547 году.

Письмо меридского кабильдо от 14 июня 1543 года не содержит детального изложения событий, связанных с последним этапом завоевания Юкатана. Тем не менее, в нем содержится ряд важных сведений, позволяющих уточнить хронологию событий и представить себе положение, сложившееся на полуострове к лету 1543 года. В частности, письмо указывает, что большая битва с индейцами в Мериде произошла после основания города, то есть, относит её, вопреки мнению Д. де Когольюдо, к 1542 году. 

В составленных поселенцами статьях привлекает внимание весьма смелый, можно сказать, дерзкий тон, с каким меридские конкистадоры обращаются к королю. Демократические традиции самоуправления средневековых кастильских общин обнаруживают в колониях свою немалую живучесть. Хотя в обращении прямо не упоминаются «Новые законы» 1542 года, по крайней мере две просьбы кабильдо – о сохранении репартимьенто с индейцами за детьми конкистадоров и о возможности продавать взятых в плен индейцев в рабство – прямо направлены против их положений. Демократический орган самоуправления колонистов оказывается противником минимальных человеческих прав местного населения, которые пыталась обеспечить универсалистская монархия.

Герб Мериды

ПИСЬМО ЧЛЕНОВ ГОРОДСКОГО СОВЕТА МЕРИДЫ ИМПЕРАТОРУ КАРЛУ V[4]

/153 /Священное Католическое Цезарское Величество,

огромно желание, которое мы в этой земле постоянно испытываем, чтобы как сообщить Вашему Величеству о том, что в ней с нами произошло, так и принести извинения за упущение, что ранее Вам об этом не сообщили. Но так как наша здешняя нужда общеизвестна, и наша бедность здесь так продолжительна, то Ваше Величество не откажет нам в том, чтобы простить вину прошлого, и с не меньшим милосердием согласится выслушать о настоящем.

Вашему Величеству уже было сообщено о том, как наш губернатор прибыл в эту землю с большим количеством людей, оружия и лошадей, и мы выгрузились на одном пляже возле индейского селения, называемого Кампече [Campeche], где нам дали многочисленные сражения и попытались не пустить нас в страну, ибо индейцы были непокорными, народом воинственным, выросшим от рождения среди войны, и где против их воли, с убитыми и ранеными как с нашей стороны, так и с их, мы заняли землю и стали лагерем, и затем через переводчика, которого мы вели, наш губернатор послал объяснить им, что мы пришли не для того, чтобы убивать, ранить или грабить их, но чтобы дать им знать, что есть Бог в небесах, которому поклоняются все христиане, и что на земле имеется Ваше Величество, которому всё христианство подчиняется, чтит его и перед ним благоговеет, и чтобы они позаботились о том, чтобы дать нам место для того, чтобы священники проповедовали бы Святое Евангелие. И чтобы они признали во имя Вашего Величества власть нашего губернатора, и что мы  простили бы им все смерти и вред, которые они нам ранее причинили, и что в дальнейшем от Вашего королевского имени мы будем их защищать, если кто-нибудь стал бы их обижать.

И они сделали это несколько раз как заговор и уловку, когда увидели, что битвы, которые нам давали, постоянно проигрывали, и что мы подвергали разгрому всякое их войско, и разрушали укрепления, которые они имели, чтобы защищаться и нападать. И таким образом они во многих и разнообразных случаях устраивали против нас заговоры и уловки, сделав по согласию со всеми этими областями так, чтобы в один день и в один час наброситься на нас и нас убить, но Бог чудесным образом нас избавил, как благодаря лазутчикам, которых наш губернатор постоянно к ним засылал, так и благодаря хорошему дозору и охране, имевшимся в нашем лагере. Ибо вся эта страна одного языка, в дружбе и  союзе [amistad y confederación], что является главной её силой. И если некогда не удалось осуществить это завоевание, то не из-за недостаточных усилий христиан, но из-за того, что эта страна находилась в союзе, так что мы никогда не могли найти в ней друзей, /154/ как в прочих завоеваниях Индий находили, а также потому, что испанцы имели мало желания оставаться  в этой стране, так как в ней не было ни золота, ни серебра, ни чего-либо другого, из чего можно было бы извлечь выгоду. А в остальных землях этого Моря Океана во всех есть золото и серебро, и эта алчность ослепила сердца христиан, пришедших в эту землю. И если в настоящее время кто-то и есть в этих землях, то больше из ожидания милостей от Вашего Величества, а не из-за ожидаемых в этой земле богатств. Ибо в этом губернаторстве, как мы имеем сведения, нет ни золота, ни серебра, ни даже рек, которые бы их содержали, но это земля, лишенная вод, как для пропитания нас самих, так и для выращивания на ней скота.

Свойство этой земли таково, что она не настолько прохладна, чтобы причинить нам ущерб, и не настолько знойна, чтобы нас задушить. Она умеренна, лесиста, вся из сплошного камня, в котором есть колодцы, сделанные в древние времена, и сделать другие для нас очень трудно, так как земля – сплошной камень, а вода очень глубоко и в малом количестве, что является большой трудностью для заселения этого города и городков, которые мы заселили и намереваемся заселить дальше. И по этой причине, также как из-за великой новости, пришедшей в эту землю из Перу двенадцать лет назад, а также потому, что Ваше Величество запретило клеймить рабов из добычи, захваченной в этой стране, она опустела, несмотря на старания нашего губернатора и его сына капитан-генерала, которые ни подарками, ни обещаниями, ни наказаниями никого не смогли удержать.

После того как наш губернатор увидел случившееся, и потери, понесенные в этой стране, то благодаря подаркам, которые он сделал многим из нас, и милостям, оказанным со стороны Вашего Величества, некоторые остались в индейском селении, которое называется Чампотон [Champotón], с доном Франсиско де Монтехо, его сыном, которого он оставил нам в качестве своего заместителя, и тот содержал нас три года, как из своего собственного имущества, так и за счет губернатора, своего отца, который отправился в Королевскую Аудиенсию Мехико сообщить о произошедшем и прислать нам подмогу как оружием, так и лошадьми и другим снаряжением, необходимым в этой земле, и эта помощь опоздала на несколько дней по причине того, что распространилась по всей Новой Испании новость о том, что эта земля бедна и не сулит выгоды, а местные индейцы доблестны, воинственны и опытны в военном деле, до сегодняшнего дня.

Сослужили службу Богу, скорбя о потерях, с большими затратами, которые были понесены, и денежной помощью, предоставленной христианам, и люди вошли в большие расходы, оставшись, как остались наш губернатор и его сын, с заложенным имуществом, и задолжавшими большое количество золота разным лицам. И как чтобы послужить Вашему Величеству, так и чтобы завершить осуществление своего намерения, дон Франсиско  де Монтехо, получивший от губернатора, своего отца, полномочия заместителя губернатора и капитан-генерала, вступил со снаряжёнными людьми и всем необходимым на морском побережье в область Ах-Кануль [Acanul] возле индейского селения, называемого Кампече, разбил лагерь и заселил городок, который и сегодня живёт и продолжает существовать, каковой называют Сан-Франсиско, и оставил в нём необходимую охрану, как для защиты христиан, так и для надлежащей охраны и его сохранения. И прошёл в другие области, которые называются Чакан [Chacán] и /155/ Кехпече [Quepéche], каждый день с большими битвами, чтобы силой оружия расчистить землю и дороги, которые оказались для нас перекрыты заграждениями, занятыми вооружёнными людьми, где с Божией помощью и при содействии Вашего Величества, которого имеем покровителем, мы прошли. И он приказал нам стать лагерем,  и мы стали в самом центре [riñon] страны, где было главное войско индейцев, и обосновались в 34 лигах от городка Сан-Франсиско, и заселили в ней город Мериду [Merida], где до сегодняшнего дня остаёмся бедными и нуждающимися, среди ежедневных бунтов, стычек и нападений, которые устраивают нам индейцы, озабоченные тем, как бы смогли нас убить или выбросить из этой страны.

Ибо в один день и час собрались все эти области,  так что поля покрылись вооружёнными людьми, восстали и окружили город вокруг. Но случилось, в первую очередь благодаря Богу, что наш капитан-генерал проявил великую бдительность, и был предупреждён, и занял часть области Чакан, и выступил против них, и показал себя таким доблестным, что силой оружия разгромил их войска. И прочие его капитаны вышли с других сторон, раня и убивая, и в победном преследовании мы гнали их вплоть до их селений[5]. Христиане, уставшие и утомлённые в сражениях нашли селения с сожжёнными домами, спрятанными припасами и заваленными колодцами, так что мы претерпели немалый ущерб, как от ран, полученных в битвах, так и от жажды, голода и усталости, ибо было немало людей, говоривших, что хорошо было бы потерять жизнь, только бы напиться воды. Ведь, как мы уже сообщили Вашему Величеству, в этой земле не другой воды, кроме как в колодцах, а они в то время были настолько завалены, что их невозможно было ни за три, ни за четыре дня расчистить. Мы выбрали в качестве средства, чтобы те, кого мы нашли наименее пострадавшими от этой опасности, рассеялись бы по лесам с тем, чтобы потерять жизни, но найти воду для наших товарищей. Ведь индейцы, после того, как сожгли свои дома, спрятали своих женщин и детей в лесах, где никогда не бывало никаких жилищ, и с ними унесли кое-какие сосуды, которые мы захватили и из них жалким образом напились, пока местные жители не изъявили покорность дону Франсиско де Монтехо, нашему капитан-генералу, и не признали власть Вашего Величества.

Таким образом мы прошли, пока не вернулись в этот город, где не было недостатка в [разных] мнениях, у одних – оставить эту землю, у других, по более тонкому рассуждению – просить на то позволения, принимая во внимание столько тягот и лишений, и столь малые плоды и выгоды от них, обещанные нами Вашему Величеству, и так оно и есть, ибо для людей в этой земле риск для жизни представляет даже необходимость пойти поискать, что поесть. Ибо тотчас большинство местных жителей, которые сожгли свои дома, забрали своих жён и детей и ушли, оставив селения и места обитания, и сопротивлялись в трёх местах: одни в области, называемой Чик’инчель [Chikinchel], а другие в области Калотмуль [Calamud], находящейся в сорока лигах от этого города.

И вскоре наш капитан-генерал благодаря подаркам и обещаниям, данным солдатам, отправил одного капитана в область Чик’инчель, а другого в область Калотмуль, где они имели многочисленные сражения, пока силой оружия не одержали победу. И после того как наш капитан-генерал получил сведения о произошедшем, и о количестве индейцев, и о расположении земли, приказал, чтобы там заселили /156/ городок, существующий до настоящего времени, который называют Вальядолид. И, снаряженный всем необходимым, наш капитан-генерал вышел против тех, кто укрепился еще в одном месте, каковым является область Кочва [Cochva], народа самого воинственного и самого близкого к нам, где произошло множество стычек и сражений, и его ранили, и убили много народа, и людей, и война продолжалась четыре месяца. И было захвачено в плен очень много женщин и маленьких детей, которых вскоре отпустили, так как от них не было никакой пользы, кроме того, что их приходилось охранять и кормить. Многие другие убили себя, и каждый день убивают, ибо Ваше Величество не соизволило отдать их нам в качестве рабов[6], а если бы Ваше Величество это сделало, оно дало бы повод, чтобы испанцы некоторым образом исправили бы это, и несчастные невинные не умирали, ибо когда они были бы рабами, их хозяева бы их берегли, и кормили, и наставляли в христианской вере. А видя, что Ваше Величество не соизволило, чтобы так было, не имея возможности употребить это средство, их убивают.

Наш капитан-генерал, после того как завершил войну, получил сведения, что возле области Кочва, после того, как пройти некие большие лагуны, имеется большое число индейцев и селений, которые той же самой земли и языка. В настоящее время он готовится к тому, чтобы пойти или отправить заселить там городок, что очень обезопасило бы эту землю, ибо, местные жители, увидев нас в стольких местах, не смогли бы уклоняться от того, чтобы служить [нам] и забыли бы о войне, и вернулись бы в свои местности и места проживания. Ибо всё их намерение такое же, как и когда они войной изгнали из этой земли первых христиан, и так бы поступили сейчас и с нами.

И каждый день среди солдат распространяются разговоры и сплетни. Одни жалуются, что теряют время, другие, что хотели бы пойти потрудиться там, где их труды принесли бы выгоду, третьи сетуют, что потратили всё, что добыли в других землях. Но так как наш капитан-генерал одних подарками, других обещаниями воодушевил, пусть бы Ваше Величество оказало нам милости за наши труды и лишения, ибо нас не столько тяготят голод, жажда и труды, сколько малая выгода, которая от всего этого ожидается.

Мы приняли решение, дважды собравшись, дать слово нашему городскому совету [cabildo], чтобы мы написали и сообщили Вашему Величеству, ибо видим себя без милостей, которые со стороны Вашего Величества нам оказывали бы. Смиренно умоляем и просим о возмещении услуг и трудов, а также, чтобы посмотрели некоторые статьи, которые Алонсо Лопес [Alonso Lopez], житель этого города, доставит согласно подписанному нашими именами предписанию.

И если окажется, что они справедливы и необходимы для этой земли, пусть бы Ваше Величество соблаговолило, среди прочего, чтобы наш ходатай мог расширить их, на что мы даём ему полномочия. И если бы Ваше Величество сделало так, Господу Нашему была бы оказана великая услуга заселением этой земли, а Королевская Корона Вашего Величества была бы возвеличена. А если нет, пусть бы Ваше Величество соизволило приказать, как заселить Юкатан [Yucathán], потому что мы здесь не смогли бы, и не имеем другого средства, и только таким образом этого достигли бы.

Да хранит Господь Наш власть Священного Католического Цезарского Величества, и да возвеличивается его Королевская Корона, как Ваше Величество того пожелало бы. От нашего совета города Мериды в четырнадцатый день месяца июня тысяча пятьсот сорок третьего года.

Педро Альварес [Pedro Alvarez], алькальд. Гонсало Мендес [Gonçalo Mendez], алькальд. Кристобаль де Сан Мартин [Christoval de San Martin], Франсиско де Бракамонте [Francisco de Bracamonte], Мельчор /157/ Пачеко [Melchor Pacheco], Хуан де Соса [Juan de Sosa], Родриго Альварес [Rodrigo Alvarez], Хулиан Донсель [Julian Donzel], Эрнан Муньос [Hernan Muños], Хуан де Салинас [Juan de Salinas].

 

НАКАЗ КАБИЛЬДО МЕРИДЫ АЛОНСО ЛОПЕСУ[7]

/151/ Наказ о том, что вы, Алонсо Лопес должны будете просить, прибыв к королевскому двору.

Во-первых, вы попросите у Его Величества в качестве вознаграждения за нашу службу, затраты и труды, принимая во внимание, что эта земля бедна и без выгод, чтобы навечно отдали нам и нашим детям индейцев, которых нам дали в репартимьенто, потому что благодаря этой милости мы навсегда останемся в ней.

Далее, вы попросите Его Величество, чтобы, так как в эту землю не приходят корабли с товарами, оружием и лошадьми для наших нужд, было бы хорошо освободить те, который будут прибывать в течение десяти лет, от того, чтобы они платили пошлины и сборы, ибо жажда наживы привела бы торговлю в эту землю, куда, по причине того, что она так бедна и не обещает выгод, ни один корабль не хочет приходить.

Далее, вы попросите Его Величество, чтобы по истечении дней нашего губернатора Его Величество облагодетельствовал нас, дав нам в качестве губернатора его сына дона Франсиско де Монтехо, нашего капитан-генерала, в награду за затраты и услуги, оказанные им Его Величеству, и в награду за дары и доброе обращение, которые мы имеем от него в течение пятнадцати лет.

Вы попросите Его Величество, чтобы, так как в этой земле индейцы, её уроженцы, имеют в качестве обычая, когда увидят себя уставшими, приходить с миром, а после того, как увидят, что отсеялись, и что их посевам не угрожает опасность, опять бунтовать, то пусть в таком случае на тех, кто это делает, можно было бы пойти войной, и обратить в рабов захваченных в ней, потому что много раз, когда мы по приказу Его Величества о том, чтобы прежде, чем обратить их в рабство, сообщали об этом, это вызывало возмущения и волнения среди местных уроженцев, так как они видели, что остаются без кары и наказания. И так как аудиенсия Мехико находится в трехстах лигах отсюда, а по дороге имеются большие заливы, и лагуны, и реки, которые следует преодолевать, то из-за задержки много раз [нам] угрожала опасность.

И вы попросите Его Величество, чтобы он соблаговолил дать нам поручение сделать рабами женщин и детей, с тем, чтобы они избежали многих жестокостей, которые совершают в отношении их испанцы, когда видят, что от их пленения им нет никакой выгоды. А в ином случае Его Величество сделает добро для душ местных жителей, потому что испанцы сделали бы их христианами, и растили, и обучали в вере Христовой.

Далее, вы попросите Его Величество оказать нам милость из предназначенных для казны штрафов, передав их этому кабильдо для постройки больницы, ибо кабильдо беден, а больница очень нужна.

Далее, вы попросите Его Величество, так как все мы в большом долгу перед падре Франсиско Эрнандесом, /152/ за то, что он пришёл в эту землю, а в ней не было ни одного священника, и никто не хотел прийти в неё по причине того, что она так бедна, чтобы Его Величество подтвердил для него тех индейцев, которых ему дали в репартимьенто в награду за труды и бедность, которые он перенес в этой земле, и за его проповедь и пример, которые он в этой земле показал.

Далее, вы попросите Его Величество, чтобы он дал звание города и подтвердил название, которое мы ему дали, какое таково: «Город Мерида». И мы дали в качестве городского герба четыре башни и посередине донжон. На каждой башне зеленый флаг, а на донжоне алый стяг в желтом поле, башни установлены на четырех львах головами вовне, в память о завоевании и заселении этой страны.

Далее, вы попросите Его Величество подтвердить грамотой и милостью усадьбы, сады и выпасы, которые нам дало бы кабильдо.

Далее, вы попросите Его Величество, чтобы те, кто ведет гражданские тяжбы, могли бы обращаться в наше кабильдо, и решение, которое мы вынесли бы [относительно суммы] менее трехсот песо, не могли бы оспаривать в Мехико, потому что это значит давать повод, чтобы между горожанами были тяжбы, расходы и раздоры.

Далее, вы попросите у Его Величества чтобы, так как мы извещены, что в городе Сантъяго-де-Гватемала Его Величество позаботился или собирается позаботиться о королевской аудиенсии[8], да соблаговолил бы он, чтобы, так как там она весьма близко и по соседству, и сношения с ней [осуществлялись бы] по материку, а также из-за больших расходов, уходящих на дорогу, оказать нам милость дать её нам в качестве верховной, или чтобы мы могли свободно просить у неё правосудия или оспаривать в ней [решения по тяжбам].

Далее, вы попросите у Его Величества, чтобы в награду за нашу службу он не жаловал королевские должности в этой общине никому, кроме конкистадоров этой земли.

Далее, вы попросите Его Величество, чтобы, если какой-нибудь конкистадор захочет уйти из этой земли по своим делам, как в королевства Кастилии, так и в другие края, могли бы свободно вывезти шесть предметов, которые им служат, без того, чтобы делать перерыв при вывозе.

Далее, вы попросите у Его Величества все прочие льготы и  свободы, какие вы увидели бы необходимыми для этого кабильдо и губернаторства, и для всего этого мы даем вам полномочия и права, хотя б они  не были уточнены здесь, для того, чтобы вы от нашего имени попросили о них, и мы просим и умоляем об этом Его Величество. И в знак доверия к этому даем вам это, составленное в нашем кабильдо и подписанное нашими именами в четырнадцатый день месяца июня тысяча пятьсот сорок третьего года.



[1] Molina Solis, Juan Francisco. Historia del descubrimiento … Pp. 695 – 696; The Maya Chronicles … P.202.

[2] «… Оттуда пятьдесят знатных людей он отправил в дальнейшем к владыке Его Величеству Королю, и они почтили его во время мессы далеко в Испании» (The Maya Chronicles … P.202).

[3] Ланда, Диего де. Сообщение о делах в Юкатане. С. 160.

[4] Historia de Yucathán … Pp. 153 - 157

[5] Речь идет о битве при Тихоо.

[6] В соответствии с «Новыми законами» от 20 ноября 1542 г. рабство индейцев в любой форме запрещалось.

[7] Historia de Yucathán … Pp. 151 - 152

[8] Создание Королевской Аудиенсии в Гватемале [Real Audiencia de Guatemala] было предусмотрено королевской грамотой от 20 ноября 1542 г., однако, фактически она не начала там работать, так как решением Совета по Индиям от 13 сентября 1543 г. была переведена в Вилья-де-Вальядолид-де-Комайагуа в Гондурасе и вскоре подчинена Королевской Аудиенсии Панамы.