От автора

Сычев Станислав Васильевич ::: Земля меж двух океанов

Лето на исходе. В Москве стоят необыкновенно теплые, но уже по-осеннему тихие дни. Таинственно шелестит начинающийся дождь листопада. Стволы берез все ярче проступают сквозь желтеющий лес, обступивший аэро­порт Шереметьево, Серебристой белизной с ними могут соперничать лишь самолеты на взлетном поле. Они обра­зовали длинную очередь, начинающуюся от круглого посадочного зала и уходящую вдоль леса, казалось, под самый диск уже неслепящего оранжевого солнца. Крас­ные стяги на хвостовых оперениях самолетов и на каждом надписи: Аэрофлот, Аэрофлот... Невольно вспоминается реклама, установленная вблизи аэровокзала: «Аэрофлот соединяет все континенты!»

Мой самолет Аэрофлота летит в Южную Америку, в Перу. Флагман советского гражданского воздушного флота ИЛ-62М покрывает этот дальний путь за 28 часов. Он делает остановки во Франкфурте-на-Майне, в Лис­сабоне, Гаване. За это время трижды меняется экипаж, но пассажиры бессменны. Они стоически переносят дол­гий перелет и оказываются в другом полушарии, а часто и в другом времени года.

В Перу конец августа — конец зимы, когда по вече­рам в столице температура опускается до +7 градусов. Днем над Лимой висит серое одеяло облаков, непрони­цаемое для солнца. Порывистый свежий ветер заставляет перуанцев кутаться в шерстяные одежды.

Но мое путешествие не окончено. Утром следующего дня небольшой самолет частной авиакомпании «Эр Пана­ма» за три часа с небольшим перебрасывает меня назад за линию экватора. Снова оказываюсь в северном полу­шарии, в одном времени года с Москвой. Но в Панаме с мая по декабрь бушуют грозы и ливни, и местные жи­тели считают эти месяцы «зимними», а остальные — «лет­ними». Здесь, на земле меж двух океанов, за тысячи кило­метров от Москвы меня ждет работа. В Республике Панама открыт корреспондентский пункт ТАСС.

В 60-х годах Панама — небольшая страна, которую нередко называют «мостом, соединяющим Южную и Северную Америки», «страной транзита», начала новый раунд борьбы за национальное освобождение. И ее воен­ные руководители быстро поняли важность того, чтобы во всем мире знали о событиях в Панаме, о жизни и устремлениях ее народа. Но для этого необходимо было прорваться через полосу отчуждения, которой отделили страну от внешнего мира Соединенные Штаты Америки.

Американские информационные агентства, чьи кор­респонденты постоянно находились в Панаме, умалчи­вали о происходящих там социально-экономических пре­образованиях или давали им однобокую трактовку. Чтобы разорвать это кольцо молчания, военные власти рес­публики начиная с 1972 года открыли двери всем журна­листам мира. Они упразднили ранее существовавшие дискриминационные ограничения на получение визы советскими журналистами и дали разрешение на откры­тие в стране корреспондентских пунктов Пренса-Латина (Куба), Европа-Пресс (Италия), а также ТАСС, хотя между Панамой и Советским Союзом не было ни дипло­матических, ни прямых торговых отношений. США пу­гали панамцев «красной опасностью» и всеми мерами противились появлению официальной советской миссии на перешейке.

Расширение корпуса иностранных корреспондентов в Панаме, а также проведение в стране ряда различных международных форумов привели к тому, что патриоти­ческая деятельность властей республики стала получать широкое освещение в мировой прессе. Это способство­вало разъяснению целей борьбы панамского народа и развертыванию активной международной солидарности. Особую роль в разоблачении политики США по отноше­нию к маленькой стране сыграла состоявшаяся в 1973 году в столице республики — городе Панаме выездная сессия Совета Безопасности ООН. 13 членов этого реша­ющего органа международной организации, включая Советский Союз, заявили о поддержке справедливой борьбы Панамы, которая добивалась ликвидации амери­канского колониального анклава- на своей земле, вос­становления территориальной целостности страны. При голосовании воздержался лишь представитель Велико­британии, а США наложили вето на предложенную совместную резолюцию Совета Безопасности ООН и ока­зались в изоляции.

Небольшая латиноамериканская страна, которую Соединенные Штаты снисходительно называли «банановой республикой», одержала важную внешнеполитиче­скую победу. Пришел конец информационной и дипло­матической блокаде, в которой держали Панаму в течение многих десятилетий Соединенные Штаты. Республика развернула активную международную деятельность. Она установила дипломатические, экономические и культур­ные связи со многими освободившимися и социалисти­ческими странами, стала членом Движения присоеди­нившихся государств, выступающего против империа­лизма и колониализма, против войны и агрессии.