Орудия из камня

Альваро Боркес Скеуч, Айдэ Адрисола Росас ::: История и этнография народа мапуче

Америка не знала применения для хозяйственных це­лей меди, бронзы и железа, за редким исключением. Эти металлы использовались только для изготовления укра­шений и некоторых видов оружия. В хозяйстве медь не употреблялась из-за своей мягкости, а бронза — по при­чине хрупкости, ломкости. Ввиду этих своих качеств и по причине отсутствия соответствующих навыков метал­лы не смогли с успехом заменить изделия из камня.

Эти обстоятельства в свою очередь сдерживали разви­тие сельского хозяйства, и прежде всего препятствовали обработке земли. Сельское хозяйство мапуче поэтому очень трудоемко и давало лишь продукцию, необходимую для выживания. Орудия сельскохозяйственного произ­водства делались из дерева, кости и камня. Отсутствие тягловой животной силы было еще одной и тесно связан­ной с первой причиной, препятствовавшей развитию сель­ского хозяйства, а если говорить шире, то и во многом определившей социально-экономический уклад индейской материальной культуры.

Широкое применение камня древними племенами на­шло отражение, как мы знаем, в названии соответствую­щей эпохи в археологической периодизации — «каменный век», когда основными занятиями человека, а точнее средствами поддержания жизни были охота, рыболовства и собирательство. Эта эпоха предшествовала культуре керамики, то есть периоду перехода к оседлому образу жизни и занятию земледелием.

Применение камня в производственных целях полу­чило широкое распространение на территории, населен­ной индейцами-мапуче, о чем свидетельствуют многочис­ленные находки, обнаруженные во время раскопок и под­тверждающие применение каменных орудий при охоте на животных, в том числе и крупных, а также при изго­товлении определенных видов боевого оружия.

Антропологи и археологи разделяют на три типа ка­менные орудия древнего человека: нуклеус — неправиль­ной формы отщепы и небольшие тонкие пластины камня. Можно также добавить сюда орудия и различные пред­меты, употреблявшиеся мапуче для хозяйственных и бы­товых нужд. Отщепы получали путем удара одного боль­шого камня о другой. Затем отбирали нужные. Нуклеус, говоря подробнее, представлял собой отщеп от отщепа большего размера, имел правильную форму и служил основой для получения небольших тонких каменных пла­стин, заостренных посредством отжимной ретуши, в ре­зультате чего получались наконечники, которые просто во что-нибудь вставлялись. Все эти орудия, сделанные на соответствующем эпохе техническом уровне, предназна­чались для повседневного использования в хозяйстве. В понятие «различных предметов» мы включаем то, что использовалось также в обрядовых ритуалах и магических действиях: предметы фетиша, амулеты, знаки отличия и т. п. Для сверления камня применяли твердые кремне­вые микролиты, длинные и заостренные с концов, отшли­фованные камнями вулканического происхождения, на­пример пемзой.

Согласно индейским суевериям, орудия земледелия изготовлялись из камней округлой формы, которые при­менялись для производства обычно используемых предме­тов обихода. Этот период соответствует периоду верхнего палеолита в развитии европейской цивилизации, когда так же широко применялось производство каменных пластин, получаемых путем скалывания твердых кремневых пород направленными ударами.

Из полученных пластин выбирали наиболее подходя­щие для той цели, ради которой долбили камень. Затем эту пластину затачивали путем оббивки. Такие предме­ты характерны для периода среднего палеолита, или мезо­лита. Следующим шагом в развитии техники обработки орудий была отделка их с двух сторон, получение обою­доострых предметов, что соответствует для Европы уже неолиту, или новому каменному веку. Однако надо пре­дупредить, что эта схожесть не является доказательством параллельного, адекватного европейскому развития Но­вого Света в этот период. Американская периодизация более «прерывиста», и соответствующие элементы мате­риальной культуры встречаются в Америке не так уж ча­сто, чтобы имелась возможность сгруппировать их и дать достаточное обобщение, характеризующее определенную культуру.

Для производства орудий избирались камни различ­ной твердости в зависимости от назначения, а также тех­ники нанесения ударов. С большим трудом, в частности; отыскивались округлые камни, которые потом оббивали по краям, превращая их в остроконечники, овальные скребла и т. п.

Ряд предметов из камня имел постоянное применение в домашнем хозяйстве. Таким был, например, камень для молотьбы, состоящий из двух частей: «куси» и «нанку- си». Куси представлял собой ровный, гладкий камень,, прямоугольной или овальной формы, около 50 см в дли­ну и 30 см в ширину и достаточно тяжелый, чтобы его* нелегко было сдвинуть с места во время работы. Нанку- си — камень более узкий, но длиннее куси, предназна­ченный для скольжения по куси. Поэтому его низ был гладким, ровным, а верхняя часть — скругленной.

Чтобы смолоть злак, его предварительно обжарива­ли: поджаренные, сухие зерна легче поддавались дроб­лению и хорошо перемалывались в муку. Орудие помола делалось из гранита или застывшей лавы, обработанной другими камнями. Затем его поверхность шлифовалась трением. Встречались разновидности камней, поверхность которых служила как бы несколько более узким нанкуси, и они употреблялись для дробления зерен внутри куси* Обычно такие камни использовались для помола сырых зерен, клубней и корней, обладавших плотной массой.

Женщина ставила куси на землю и, опустившись на колени, клала на него горсть маиса или других зерен. С силой нажимая двумя руками на концы нанкуси и вра­щая его, она терла зерна. Работа продолжалась долго, до тех пор пока не получался нужный помол. Мука ссы­палась на подстеленную рядом шкуру ламы.

Из камня делались ступы «трантрапиуэ» для помола перца, дробления сушеного мяса «чарки» и других про­дуктов. В них толкли и камни для производства посуды. Ступа состояла из двух рабочих частей: камень-основа кубической или овальной формы, имеющий вверху круг­лое углубление, в которое вставлялся другой камень — «масо», — удлиненный и закругленный на одном конце. Перец или сушеное мясо клались в ступу, и их толкли с помощью масо вручную. «Коркор» представлял собой каменный инструмент, широкий с одной стороны и за­остренный с другой, и применялся для производства глу­боких деревянных блюд.

Топоры из камня, «токикура», были знаком военного отличия и использовались токи. В узкой части топорища проделывалось отверстие, через которое продевали реме­шок. Топорик подвешивался на шею вождя мапуче — предводителя в битвах. Токикура был от 10 до 20 см дли­ной. Широкая часть его до 10 и более сантиметров была отточена.

Обнаружены также камни «катанкура», назначение которых не ясно. Они имеют круглую форму с отверстием в центре. Размер их — от очень маленьких до громадных, тяжелых камней весом в несколько килограммов. Пред­положительно катанкура употреблялись в качестве про­тивовеса при использовании земледельческих орудий, возможно, и как оружие. Калку и мачи употребляли та­кие камни в магических действах; в этих случаях они на­зывались «пимунтуэ» и им приписывали чудодейственные качества. Так, для того чтобы изгнать зло, дули через сквозное отверстие в камне в направлении того, кто исто­чал зло. И наоборот, чтобы привлечь добро, надо было поднимать камень над тем, над кем производится действо, и вдыхать через отверстие. По данным наших исследо­ваний, можем предположить, что эти камни применялись также для натяжения нити при навивке основы, когда пучки нитей проходят через нижнюю часть ткацкого станка, снабженную подвешенными катанкура, которые своим весом натягивают нить, что необходимо для того, чтобы нить в ткани ложилась равномерно, плотно, не провисая. Такой метод способствует производству мягкой, но плотной ткани, стойкой к деформированию.

Для катанкура подбирались преимущественно округ­лые камни, что облегчало обработку. Отверстие проделы­вали острым камнем, нанося легкие удары. Когда появ­лялось маленькое углубление, в него насыпали песок и начинали вращать зажатую между ладонями твердую острую палочку. Основываясь на свидетельствах индей­цев района Уэюска, авторы полагают, что эти камни мог­ли быть использованы также как якоря для лодок, а са­мые маленькие — в качестве грузил для сетей при рыб­ной ловле, ибо этот тип камней встречается чаще на бе­регах водоемов. Есть и предположение о том, что они употреблялись в качестве болеадоры на охоте и метатель­ных шаров во время боя.

Весьма разнообразны были наконечники стрел и ко­пий. Их изготовление прошло все производственные эта­пы, характерные для «каменного века»: от необработан­ных каменных отщепов до шлифованных, сделанных в виде черенка, рыбьего хвоста, лаврового листа и т. д. вплоть до топора, но, по-видимому, без рукоятки, так как не обнаружено каких-либо признаков, подтверждающих наличие таковой. Изготавливались эти орудия путем оббивки камня и превращения его в остроконечники, а так­же способом отжимной ретуши и шлифовки с примене­нием песка и других абразивных материалов.

Есть некоторые свидетельства о каком-то употребле­нии камней, своей конфигурацией напоминающих живот­ных или человеческие лица. Эти камни шлифовали, отде­лывали, стремясь придать им соответствующую вырази­тельность. Отделка, конечно, была несовершенной. Найдя камень, похожий на человеческую фигуру или животное, пытались отделать его, усиливая сходство. Такие камни встречаются редко, но они свидетельствуют о зачатках искусства, об эстетических устремлениях, свойственных не только мапуче, но и другим культурам Американского континента.

Довольно часто встречаются предметы, похожие на« палицу, в виде полулуны с короткой рукояткой на одном конце, представляющие собой одно целое. Длина их до- 40 см, толщина 4—5 см. Поверхность ровная, с насечками в виде кругов или прямых линий, иногда перекрещенных. Назначение этих изделий не определено. Некоторые этно­графы полагают, что они являлись оружием или тупым инструментом наподобие дубины, применявшимся для оглушения животных, а возможно, отличительными зна­ками высшего военного командования. Допустимо, что они применялись в церемониальных актах, если судить по их длинной рукоятке и схематическим изображениям головы пумы или птиц с раскрытым клювом. Такие пред­меты весьма редки, и их использование, скорее всего, было необычным.

О болеадоре, «лакай», мы уже упоминали. Их завер­тывали в шкуру или свободно связывали. В данном слу­чае применялись круглые камни диаметром до 10 см. На них делали желоб по всей окружности, обвязывали рем­нем, закрепляли, чтобы камень не соскользнул во время вращения. Взяв камень поменьше, начинали вращать их вместе для придания большей силы и направленности в полете при метании в животное, в которое какой-нибудь из камней да попадал. Три конца веревки имеют разную длину. Самый короткий конец придерживался рукой. Гуа­нако и нанду ловили, накидывая болеадору им на шею. Они применялись и в военных действиях, для того чтобы свалить лошадь с ног.

Гладкие продолговатые камни с отточенными краями служили скребками. Ими соскабливали жир и мясо со шкур животных. Эти скребла были различных размеров, закругленные с одного конца, служившего рукояткой, и заостренные с другого, шириной в 5—10 см и длиной в- 15 см. Были также и схожие по форме гладкие камни треугольной формы, одна сторона которых была 10— 15 см. Назначение их не определено. Предположительно они использовались в гончарном деле.

В центральной части Чили были обнаружены камни с небольшими углублениями на горизонтальной площадке, напоминающие чашки и поэтому получившие название «камни-чашечки». Они встречаются по отдельности или вместе, но всегда в незначительном количестве. Размер их неодинаков. Углубление небольшое, до 20 см, диаметр— около 30 см. Предназначение их также до сих пор не ясно. Возможно, они употреблялись в церемониальных актах для забора крови принесенных в жертву животных. Мо­жет быть, служили формой для изготовления головной части палицы.

Имелись также музыкальные инструменты из камней, похожие на свистульки из дерева или флейты с отверсти­ями, издающими различные по тону звуки; китры — кури­тельные трубки — с одной, двумя или четырьмя отводка­ми для курения, похожие на те, что делались из дерева или глины. Разноцветные камни служили украшениями— «льянка» (вид ожерелий и браслетов). Для рыбной ловлю пользовались гарпунами, «фиска», с наконечниками. Мачи при совершении обрядов употребляли камни «ликан», которые, считалось, имели целебные свойства. «Мачуэкура» была непременной принадлежностью религиоз­ных церемоний и имела вид топорика, также обладавшего по повериям магическими свойствами. И наконец, надо сказать о камнях, которые имелись в каждой хижине: с их помощью нагревали воду. Они были величиной с кулак, овальной формы. Как правило, от трех до восьми таких камней постоянно лежали в пылающем очаге. В любой момент их можно было использовать по назначению, пос­ле чего их вновь клали в огонь.