Опять об островитянах и Дарьене

Александренков Эдуард Григорьевич ::: "Декады" Педро Мартира: четверть века созерцания аборигенов Америки

Наряду с изложением сведений о народах открываемых испанцами земель Мартир постоянно добавлял сообщения об обитателях тех мест, где испанцы уже прочно обосновались, а именно, на островах. Полученные оттуда известия заставляли его размышлять. Так, Мартир «с удивлением» вопрошал, каким образом «такие нецивилизованные люди, лишенные какого-либо представления о письменности, сохраняют на протяжении длительного времени традиции о своем происхождении». И далее пространно на этот вопрос ответил. Это возможно потому, что с самых ранних времен, и, главным образом, в домах касиков, бовите (служители культа – Э. А.), то есть мудрецы, тренировали сыновей касиков, устно обучая их прошлой истории. В своем обучении они, утверждал Мартир, тщательно различали два вида занятий. Первый из них – общего характера, имеющий дело с последовательностью событий; второй – частного характера, касающийся примечательных деяний, совершенных их отцами, дедами, прадедами и другими предками.

Каждый из этих «подвигов», по словам Мартира, вспоминается в поэмах, которые называются «ареито». Их сопровождает барабанщик, как «у нас» гитарист, и они исполняются хором. Мартир классифицировал эти ареито так: любовные песни, элегии, песни войны. И каждая песня, по его утверждению, исполняется в соответствующей манере. Далее он сообщил, что туземцы любят танцевать, но они более легки, «чем мы». Мартир объяснил, почему. Во-первых, потому что ничего не доставляет им такого удовольствия, как танец, и во-вторых – потому что они наги и не стеснены одеждой. Некоторые из ареито, сложенных их предками, предсказывали наш приход, написал Мартир. Они похожи на элегии, в которых оплакивается гибель: «Одетые люди высадятся на нашем острове, вооруженные мечами, которые одним ударом рассекают человека надвое, и наши потомки согнутся под их игом». По словам Мартира, он был не очень удивлен тем, что предки предсказали рабство для своих потомков, если все сказанное относительно их тесных связей с дьяволами является правдой. Тут он добавил, что, с тех пор, как их семи (божества – ЭА) были отобраны, туземцы утверждают, что они больше не видят привидений, а «наши соотечественники» (то есть, испанцы – Э.А.) объясняют это крещением (1: 361-362).

На крайнем западе Эспаньоле были обнаружены люди, не известные прежде. Они жили в пещерах и питались только плодами леса. По выражению Мартира, они никогда не были цивилизованными и не имели сношений с другими людьми. Они жили как люди в золотом веке, без постоянных жилищ, возделывания растений или культуры; и у них не было определенного языка. Их можно было видеть время от времени, но поймать их было нельзя. Говорят, написал Мартир, что они быстрее французских собак (1: 380).

У других островитян, прежде описанных, стали известны некоторые обряды жизненного цикла, которые Мартир достаточно подробно описал: наречение имени сыновьям касиков, порядок наследования власти, похоронный обряд (1: 386-387).

Мартира беспокоила судьба аборигенов Эспаньолы под властью испанцев. По его мнению, эти простые, нагие туземцы были мало привычны к труду, и огромная усталость, от которой они страдают, работая на приисках, одних убивает в большом количестве, а других доводит до такой стадии отчаяния, что многие умерщвляют себя или отказываются продолжать свой род. Как написал Мартир, утверждают, что беременные женщины принимают снадобья, чтобы вызвать выкидыши, зная, что дети, которых они носят, станут рабами христиан. Хотя королевский декрет провозгласил, что все островитяне должны быть свободными, их заставляют работать больше, чем это положено свободным людям. Число этих несчастных людей уменьшается чрезвычайным образом. Многие утверждают, что прежде их насчитывалось более 12 сот тысяч[i]. Сколько их сейчас, закончил Мартир, я не отважусь сказать, в таком я ужасе (1: 376).

Островных карибов Мартир опять охарактеризовал отрицательно - они негостеприимны и подозрительны, и завоевать их можно только силой. Их женщины, наравне с мужчинами, были хорошими стрелками из лука, и именно это, по мнению Мартира, послужило появлению веры в существование островов, населенных одними женщинами. Здесь Мартир написал: «Адмирал Колумб побудил меня верить в эту сказку, и я повторил ее в моей первой декаде» (1: 390).

Рассказывая об охоте на материке, Мартир вспомнил, как ловили водоплавающих птиц на островах, и подробно описал эту охоту (1: 408-410).

На материке, в Дарьене имело место событие, которое, написал Мартир, он не должен был пропустить. Там оказался беженец из внутренних провинций, который, увидев читающего испанца, спросил (через переводчика): «У вас тоже есть книги? Вы тоже понимаете знаки, которыми вы можете связываться с отсутствующими?». Как описывает Мартир, этот человек попросил заглянуть в открытую книгу, надеясь увидеть там знакомые буквы, и увидел, что они были не такими. Он сказал, что в его стране есть города, окруженные стенами, а горожане ходили одетыми и управлялись законами. Мартир добавил, что он не узнал о религии тех людей, но, судя по беженцу и его разговору, это были обрезанные (1: 400-401).


[i] В издании 1912 г. ошибочно сказано о 12 миллионах, в то время как в латинском тексте 1530 г. названы 12 сотен тысяч (Duo decies cētena capitū milia āplis fuisse ali quado cēsita multi ferunt).