Ольмекская культура в публикациях российских американистов

Табарев Андрей Владимирович ::: Древние ольмеки: история и проблематика исследований

1.8.

Культуры доколумбовой Америки стали известны отечественному читателю благодаря нескольким переводным работам, появившимся еще в конце XIX - начале XX в. Среди них, например, книги У. Прескотта и Д. Фиске[165]. Несколько интересных работ по искусству древней Америки конца 1920-1930-х гг. принадлежат перу А. А. Сидорова[166]. В первую очередь отметим работу 1937 г. В ней помимо краткого очерка завоевания Мексики и Перу появились интересные фотографии предме­тов мелкой пластики, скульптуры и архитектуры. Автор приводит список публикаций по теме на русском и иностранных языках, в котором есть работы Д. Шарнэ, Э. Селера, М. Гамио, Т. Джойса, С. Морли, Г. Спиндена, и др. Несмотря на то, что самого термина «ольмекская культура» или кольмекский стиль» в книге А. А. Сидорова еще нет, на двух фотографиях совершенно четко присут­ствуют ольмекские изделия. Это «головка из нефрита, Туштла» по берлинской коллекции и «головка из нефрита, культура майев и ацтеков» из собрания в музее Филадельфии.

Ольмекские материалы привлекли внимание отечественных археологов и историков практически :разу же после работ экспедиции Национального географического общества в конце 1930-1940-х гг. Эдна из первых сводок о новейших открытиях в Мексике, написанная Р. В. Кинжаловым, сопровож­дала издание на русском языке книги Дж. Вайяна «История ацтеков», вышедшей в 1949 г.[167]

В 1950-1960-х гг. Р. В. Кинжалов опубликовал еще три работы: небольшую заметку об ольмекской фигурке из зеленого серпентина, изображающей типичное ягуароподобное существо, из собра­ния Государственного Эрмитажа[168], обзорную статью под названием «Современное состояние оль­мекской проблемы»[169] и рецензию на сборник статей по археологии и искусству доколумбовой Амери­ки[170]. В последней кратко освещалась предыстория исследования ольмекских древностей, оценива­лись итоги археологических раскопок на ольмекских памятниках к началу 1960-х гг., приводились наиболее значимые публикации и рассматривались основные концепции о характере и датировке олъмекской культуры. В заключение были сформулированы основные перспективы дальнейшего изуче­ния «ольмекской проблемы»: выяснение социального строя ольмекского общества, привлечение ант­ропологических данных, использование в качестве дополнительного источника этнографических ма­териалов, выделение в массиве археологических находок собственно «ольмекских» изделий и изде­лий, копирующих их стиль.

Несколько страниц посвящено ольмекскому искусству (пластика, скульптура, гигантские каменные головы) в книге Р. В. Кинжалова «Искусство древней Америки». По мнению автора, оно отличается «реалистическими чертами, широтой замыслов, величественной пропорцией и уверенностью выполнения»[171].

В 1972 г. вышло монографическое исследование В. И. Гуляева «Древнейшие цивилизации Мезоамерики» - первая в отечественной литературе работа по археологии региона, анализирую­щая материалы от следов первоначального заселения Мезоамерики до цивилизаций классичес­кого периода[172]. Гл. IV в ней полностью посвящена «ольмекской» проблеме в мезоамериканской археологии и ее состоянию на конец 1960-х - начало 1970-х гг. В том же году в издательстве «Молодая гвардия» появилась научно-популярная книга о поисках и открытиях ольмекских па­мятников, которая называлась «Идолы прячутся в джунглях»[173]. На страницах мастерски выстро­енного повествования читатель встречается с X. Мельгаром, М. Стирлингом, М. Коваррубиасом. Дж. Вайяном, Ф. Дракером, М. Ко и переживает вместе с археологами почти столетнюю череду экспедиций и гипотез, горечь ошибок и радость удач археологического поиска в штатах Веракрус и Табаско.

В этих публикациях автор не только обобщил всю информацию, имеющуюся в публикациях аме­риканских и мексиканских коллег, но и предложил свое видение ключевых проблем хронологии и периодизации ольмекской культуры.

Высоко оценивая достижения в ольмекской археологии, В. И. Гуляев, в то же время, критично отнесся ко многим выводам и построениям Ф. Дракера и М. Ко, основанным на использовании дан­ных радиоуглеродного анализа: «Что касается радиоуглеродных дат, то излишняя доверчивость к ним уже не раз подводила археологов. В обращении с ними нужна предельная осторожность. Их всегда следует проверять обычными археологическими методами - типологией и стратиграфией. Доста­точно сказать, что диапазон колебаний показателей 14С для Сан-Лоренсо составляет от 2230 г. до н. э. до 450 г. н. э.; причем наиболее поздняя дата взята от скопления углей, найденных под типично оль-мекским каменным изваянием - монументом № 21. Такая же картина наблюдается и в Ла-Венте, где отрезок времени, охваченный радиоуглеродными датами, составляет от 1400 г. до н. э. до 200 г. н. э., не говоря уже о том, что результаты анализов нескольких абсолютно одинаковых образцов, разбитых на две части, привели к совершенно различным выводам: согласно одним данным, Ла-Вента существо­вала с 800 до 400 гг. до н. э., а по другим - с 1000 до 600 гг. до н. э.! Как же можно строить на столь шаткой основе далеко идущие выводы...»[174].

В. М. Гуляев считал неоправданным корреляцию части единой по стилю культуры Ла-Венты с разными периодами в истории Сан-Лоренсо. Из гипотезы М. Ко, действительно, можно было сделать вывод, что скульптура Ла-Вента была аналогична фазе Сан-Лоренсо (1200-900 гг. до н. э.), а архи­тектура - фазе Палангана (600-300 гг. до н. э.).

Предлагалось также пересмотреть датировку некоторых наиболее ярких находок, причисляв­шихся американскими археологами к древнейшим ольмекским изваяниям и скульптурным изобра­жениям. Так, например, знаменитую фигуру из Лас-Лимас В. И. Гуляев на основании ряда аналогий датировал возрастом не древнее первых веков нашей эры. Пользуясь тем же методом широких куль­турных аналогий на территории Мезоамерики, он определял возраст гробниц Ла-Венты, а также «все­го набора предметов мелкой пластики в типично «ольмекском стиле» к концу позднеархаического или протоклассическому времени, т. е. к 300-100 гг. до н. э.»[175]

В целом же, по мнению В. И. Гуляева, ольмекская культура «прошла в своем развитии через несколько последовательно сменявших друг друга этапов. Древнейший из них (относящийся к сред-неархаическому времени) представлен в Ла-Венте (этап Ла-Вента I) и Сан-Лоренсо (этап Сан-Ло­ренсо). Второй этап - позднеархаический - отчетливо выявляется в Ла-Венте (Ла-Вента II), в Трес-Сапотес (Трес-Сапотес I), в Серо-де-лас-Месас (нижний I) и в Сан-Лоренсо (этап Палангана, I часть).

Наконец, протоклассический этап конец Трес-Сапотес I и Ла-Вента II, Серро-де-лас-Месас нижний I, Сан-Лоренсо - Палангана поздняя) тоже представлен с достаточной полнотой»[176].

В следующем 1973 г. в журнале «Советская этнография» появилась рецензия Ю. В. Кнорозова (см. Прил.) на две книги М. Ко, посвященные раскопкам в Сан-Лоренсо и истории исследования ольмекской культуры[177]. Признавая большую научную значимость обеих работ, Ю.В. Кнорозов оста­новился на основных этапах развития мезоамериканских культур и некоторых узловых проблемах аяьмекской археологии. Он, в частности, подверг сомнению «гипотезу восстания», приведшую к упадку Сан-Лоренсо ок. 900 г. до н. э.: «Что подвластные городу общинники подвергались тяжелому угнете­нию, не вызывает сомнений... Однако волнения из-за привлечения на строительные работы могли пметь место во время самих работ, а не по окончании их. Далее, в случае успеха вожди восставших просто захватили бы власть в городе (что не раз бывало на Древнем Востоке), но это, конечно, не привело бы к гибели самого города... Город мог быть разрушен войсками другого города-государ­ства, например, той же Ла-Венты...»[178]

Говоря о намеренном разрушении и последующем захоронении монументальной скульптуры Сан-Лоренсо, Ю. В. Кнорозов приводит ряд интересных аналогий о ритуальном уничтожении статуй и храмов как вместилищ душ и богов у майя. Он также подчеркнул, что М. Ко, по его мнению, склонен несколько преувеличивать влияние ольмеков на соседние регионы и центры (в частности, Монте-Альбан).

Ю. В. Кнорозову принадлежит также любопытная интерпретация названия «ольмеки». Опира­ясь на мезоамериканские этногонические легенды (легенды о происхождении народов), он предпола­гал, что в древности могла произойти миграция группы населения (ольмеков) с севера вдоль побере­жья Мексиканского залива к устью р. Грихальва. Согласно легенде, ольмеки перебили живших там великанов и основали свои поселения. Само же название «ольмеки» («ульмеки») связано не с терми­ном «душистая смола» (астекское улли), а с термином «съедобная улитка» (на языке майя - ул). Таким образом, ольмеки - это «ракушкоеды», а сама этимология указывает на значение речных и морских продуктов в ольмекской палеодиете[179].

Весьма интересные попытки реконструировать элементы мифологической системы ольмеков были предприняты в начале 1970-х гг. Р. В. Кинжаловым. Привлекая широкие аналогии по археологи­ческим культурам Мезоамерики, он предложил выделить в ольмекском пантеоне несколько персона­жей, условно названных «богиней с косами», «толстым богом», «старым богом», «близнецами», «ку­курузным божеством», «бородатым богом» и др.[180]

Некоторую паузу в публикациях отечественных авторов по ольмекской проблематике в конце 1970-х - начале 1990-х гг. заполнили переводные издания книг М, Стингла, Д. Соди, К. Ламберг-Карловски, М. Галича и др.[181] В них целые разделы и главы посвящены «ольмекской загадке» и сопро­вождаются яркими фотографиями жадеитовых изделий, монументов и гигантских каменных голов.

Обратим внимание также и монографическое исследование В. М. Массона «Первые цивилиза­ции», вышедшее в 1989 г.[182] В нем на широком историческом фоне рассматриваются основные теоре­тические аспекты возникновения и структуры ранних цивилизаций Месопотамии, Восточного Средиземноморья, Малой Азии, Ирана, Средней Азии, Индостана, Китая, а также Перу и Мезоамерики. Пять страниц посвящено ольмекской культуре, которую автор определяет следующим образом: «По основным параметрам, имя в виду ремесленную специализацию и развитие монументальной архи­тектуры, равно как, добавим, и монументальной скульптуры, олмекское общество явно представляло собой активно развивающуюся цивилизацию...»[183].

Ряд интересных публикаций появился в последние 5-7 лет. В них ольмекские материалы рас­сматриваются в широком контексте зарождения, развития ранних цивилизаций доколумбовой Амери­ки, социально-политической структуры, формирования художественных стилей, влияния и взаимовли­яния археологических культур[184].

Ольмекские центры рассматриваются в статье Д. Д. Беляева «Ранние вождества в Юго-Вос­точной Мезоамерике», посвященной начальным этапам политогенеза[185]. Складывание надобщинной социально-политической организации в Сан-Лоренсо он относит к XII в. до н. э., а фазу Накасте (900-700 гг. до н. э.) характеризует состоянием определенного политического кризиса, но не упадка. Стро­ительство монументальных сооружений в Ла-Венте - маундов и пирамиды (комплексы А и С), по его мнению, приходится на период 900-750 гг. до н. э. Тогда же берет свое начало и традиция создания массивных мозаичных выкладок из серпентина. Позднее, V в. до н. э., датируются погребения в гробницах и саркофагах Ла-Венты. В итоге он констатирует, что сложные вождества существовали в таких ольмекских центрах, как Сан-Лоренсо, Ла-Вента, Лас-Лимас, Лагуна-де-лос-Серрос, а также в периферийной части Ольмана в Трес-Сапотес. Около 400 г. до н. э. Сан-Лоренсо и Ла-Вента приходят в упадок, что знаменует собой конец ольмекской археологической культуры и ее трансформацию в эпиольмекскую. Приоритет в политической сфере, по мнению Д. Д. Беляева, переходит к Трес-Сапо­тес и Лагуна-де-лос-Серрос, а также к новым центрам на территории Веракруса - Серро-де-лас-Месас и Эль-Вьехон.

Продолжают появляться, хотя и крайне редко, переводные работы, среди которых следует от­метить, в первую очередь, разделы в многотомной «Истории человечества», написанные французс­ким археологом Кристиной Нидерберже[186]. Периодизация ольмекской цивилизации по К. Нидерберже предполагает три фазы: древние ольмеки (1200-900 гг. до н. э.), расцвет культуры ольмеков (900-700 гг. до н. э.), упадок культуры ольмеков (700-500 гг. до н. э.). Весьма полезным для самого широкого чи­тателя оказался бы перевод на русский язык монографий М. Ко, Р. Дила, И. Берналя, П. Ортиза и многих других авторов, упомянутых в настоящем обзоре.

Остается надеяться, что ольмекская культура будет и далее оставаться в сфере интересов отечественных американистов, а читатели в самом скором времени смогут познакомиться с деталь­ными исследованиями по ольмекскому искусству, ритуалу и социальной структуре ольмекского об­щества.


[165] Прескотт В. Завоевание Мексики Фердинандом Кортецом. - М.: Изд-во Ц. Н. Маракуева, 1886. - 235 е.; Фиске Д. Открытие Америки. С кратким очерком древней Америки и испанского завоевания.-М.: Изд-во К. Т. Солдатенкова, 1893.-Т. П. - 372 с. Можно также упомянуть следующие работы: Верман К. История искусств всех времен и народов. - СПб., 1903 - Т. Г.; Савин А. Н. История Европы XVI века (общий курс). - М.: Изд-во А. Ф. Изюмова, 1908. - 209 с; Бальмонт К. Д. Змеиные цветы//Искусство.- 1905.-№ 8.

[166] Сидоров А. А. Обзоры водных божеств древней Америки // Труды секции археологии Института археологии и искусствознания. - М., 1928; Сидоров А, А. Искусство древней Америки // Искусство. - 1936. - № 4; Сидоров А. А. Искусство древней Америки. - М.; Л., 1937. - 42 с.

[167] Кинжалов Р. В. Археологическое изучение Мексики за последние годы//ВайянДж. История ацтеков.-М., 1949.- С. 224-228.

[168] Кинжалов Р. В. Ольмекская статуэтка Эрмитажа // Сообщения Государственного Эрмитажа. - 1954. - Вып. VI. - С. 30-31.

[169] Кинжалов Р. В. Современное состояние ольмекской проблемы // Советская этнография. - 1962. —№ 2. - С. 72-81. Ему же принадлежит статья по ольмекской культуре, в которой культура датируется VIII—IV вв. до н. э.: Кинжалов Р. В. Ольмекская культура // Советской историческая энциклопедия. - М., 1967 - Т. 10.

[170] Кинжалов Р. В. Новые работы по культуре Древней Америки [Рецензия] // Советская этнография. - 1963. -№ 1. - С. 163-166. - Рец. на ст.: Stirling M. W. The Olmec, Artists in Jade // Essays in Pre-Columbian Art, and Archaeology. - Cambridge, 1961.

[171] Кинжалов Р. В. Искусство Древней Америки. - М., 1962. - С. 69-77. См. также: Кинжалов Р. В. Искусство древних майя.-Л., 1971.-С. 74-78; Искусство Мексики от древнейших времен до наших дней: Каталог.-Л., 1961.

[172] Гуляев В. И. Древнейшие цивилизации Мезоамерики. - М.: Наука, 1972. - 279 с.

[173] Он же. Идолы прячутся в джунглях. - М.: Молодая гвардия, 1972. - 207 с. Советуем обратиться и к другим его научно-популярным работам: Он же. Америка и Старый Свет в доколумбову эпоху. - М.: Наука, 1968. - 184 с; Он же. Доколумбовы плавания в Америку: мифы и реальность. - М.: Междунар. отн., 1991. - 192 с; Он же. В стране первых цивилизаций, - М.: Наука, 1999. - 202 с.

[174] Гуляев В. И. Идолы прячутся в джунглях. - М.: Молодая гвардия, 1972.

[175] Он же. Древнейшие цивилизации Мезоамерики. - С. 101.

[176] Там же. - С. 105. Во избежание путаницы в терминах напомним, что понятие «архаический период» (Archaic) в современной литературе по Мезоамерике используется для диапазона 10-4 тыс. л. н., за архаическим следует формативный период (Formative), который подразделяется на более дробные единицы - раннеформативный (Early Formative), среднеформативный (Middle Formative) и позднеформативный (Late Formative).

[177] Кнорозов Ю. В. Две книги Майкла Ко //Советская этнография. - 1973. -№ 2. -С. 184-187.

[178] Там же.- С. 186.

[179] Кнорозов Ю. В. Этногенетические процессы в Древней Америке // Проблемы истории и этнографии Америки. - М: Наука, 1979, -С. 133-141; Он же. Этногонические легенды//Вопросы этнической семиотики. -СПб.: Наука, 1999. - С.206-214.

[180] Кинжалов Р. В. Опыт реконструкции мифологической системы ольмеков -М., 1973.- 18 с.- (IХ МКАЭН. Докл. сов.делегации).

[181] Стингл М. Индейцы без томагавков. - М.: Прогресс, 1978. - 472 с; Он же. Тайны индейских пирамид. - М.: Прогресс, 1982. - 248 с; Соди Д, Великие культуры Месоамерики. - М.: Знание, 1985. - 208 с; Галич М. История доколумбовых цивилизаций. - М.: Мысль, 1990. - 407 с; Ламберг-Карловски К., Саблов Д. Древние цивилизации. Ближний Восток и Мезоамерика. - М.: Наука, 1992. - 366 с.

[182] Массон В. М. Первые цивилизации. - Л.: Наука, 1989. - 275 с. Ольмекам (в версии В. М. Массона - «олмекам») посвящены с. 246-250, приводится сводная таблица артефактов и архитектурных сооружений «олмекского комплекса», а также фотография каменной головы.

[183] Там же. - С. 249.

[184] См., напр.: Березкин Ю. Е. Америка и Ближний Восток: Формы социополитической организации в догосударственную эпоху // Вестник древней истории. - 1997. - № 2. - С. 3-23; Нерсесов Я. Н. 250 веков доколумбовой Америки. - М.: Вече, 1997. - 512 с; Дэвлет Е. Г. Художественные изделия из камня индейцев Центральной Америки. - М.: Науч. мир, 2000. - 248 с; Ершова Г. Г. Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика. - М.: Алетейя, 2002. - 309 с. Можно также отметить один из томов иллюстрированной энциклопедии «Исчезнувшие цивилизации», который в целом посвящен ацтекам, но также содержит информацию и по другим мезоамериканским культурам (см.: Ацтеки: империя крови и величия// Энциклопедия «Исчезнувшие цивилизации». -М.: Терра, 1997.- 168 с.

[185] Беляев Д. Д. Ранние вождества в Юго-Восточной Мезоамерике. - http://www.mesoamerica.ru

[186] Нидерберже К. Мезоамерика: генезис и начальные стадии развития//История человечества. -М., 2003. -Т. II: III тыс. до н. э. - VII в. до н. э. - С. 479-493. Ей принадлежит несколько интересных публикаций, в т. ч. по раскопкам в штате Герреро (см., напр.: Niederberger С. Excavaciones de una area de habitacion domestica en la capital 'olmeca' de Tlacozoltitlan. Guerrero //Arqueologia у Etnohistoria dei Estado de Guerrero. -Mexico, 1986. -P. 81-103). К сожалению, данный перевод в «Истории человечества» изобилует многочисленными ошибками в терминах, атакже именах и фамилиях исследователей.