Истоки ольмекской культуры

Табарев Андрей Владимирович ::: Древние ольмеки: история и проблематика исследований

Раздел 2. Ольман – страна ольмеков

2.1. Истоки ольмекской культуры

Мы можем никогда не найти
все ответы, но это не значит,
что мы не должны формулировать
новые и более сложные вопросы…

Ричард Дил


Рис. 40. Серпентиновая фигурка. Ла-Вента (по: [Drucker, Heizer, Squier, 1959, p.213])

От начала систематических археологических исследований ольмекских центров и поселений на территории штатов Веракрус и Табаско нас отделяют без малого семь десятилетий. За это время ольмекская археология прошла путь от выборочных раскопок в крупных центрах (Трес-Сапотес, Ла-Вента, Сан-Лоренсо) к комплексному изучению палеоэкологического и палеогеографическо­го контекста возникновения, развития и трансформации оригинальной земледельческой культуры, рас­пространившей свое социально-экономическое (а, возможно, и политическое) влияние на значитель­ную часть мезоамериканского региона (рис. 41).

Что мы знаем об ольмекской культуре сегодня? Как реконструируется ее история в целом и история отдельных крупных памятников (центров) на территории Ольмана? Что можем мы сегодня сказать об основных параметрах экономики, искусства и ритуала? Какие вопросы имеют ответы, а какие ждут своего решения?

Время существования ольмекской культуры подразделяется специалистами на четыре этапа: доольмекский (Pre-Olmec) (1500-1200 гг. до н. э.), раннеольмекский (Early Olmec) (1200-900 гг. до и. э.), позднеольмекский (Late Olmec) (900-600 гг. до н. э.) и эпиольмекский (Epi-Olmec) (600 г. до н. э. -рубеж эр)[187]. В рамках последних трех периодов происходил последовательный расцвет и угасание трех важнейших и крупнейших ольмекских центров - Сан-Лоренсо, Ла-Венты и Трес-Сапотес. Как мы теперь знаем, различные фазы существования этих центров частично совпадают, а характер их взаимоотношений и влияния друг на друга еще предстоит расшифровать.


Рис. 41. Карта расположения основных ольмекских центров: Ольман - страна ольмеков.

Есть все основание предполагать, что человек мог впервые появиться в районе побережья Мексиканского залива уже в палеоиндейском периоде (12-10 тыс. л. н.), однако археологические следы этого пребывания в виде каменных орудий или следов кратковременных поселений пока не зафикси­рованы.

Наиболее ранние археологические материалы датируются возрастом ок. 7 100 л. н. и происхо­дят из района Сан-Андрес, что в 5 км на северо-восток от Ла-Венты ив 15 км от современного побережья Мексиканского залива. Здесь с помощью тщательной флотации и биохимического анали­за грунта удалось идентифицировать следы ранней культивации маиса и расчистки участков под по­севы. Анализ также показал, что уже ок. 6 400 л. и. древние обитатели активно использовали в пищу и клубни маниоки[188].

К середине III тыс. до н. э. на берегах многочисленных проток и лагун в нижнем и среднем течении рек Коатцакоалкос, Грихальва, Тонала и Бари в небольших поселениях обитали группы ран­них земледельцев, собирателей и рыболовов. В дополнение к маису, который хорошо приспособился к теплым и влажным условиям района, они выращивали подсолнечник и хлопок, активно эксплуатиро­вали речные и прибрежные ресурсы района, охотились на мелких животных, рептилий и водоплаваю­щих птиц.

Предполагается, что прогресс в земледелии стал возможен благодаря достаточно раннему и эффективному использованию двух основных систем землепользования. Первая была основана на систематической подсечно-огневой расчистке участков для посевов в лесных массивах на холмах и возвышенностях, вторая - на использовании плодородных илистых наносов вдоль берегов рек и при­токов, а также на многочисленных островах после разливов в дождливые периоды (т. н. пойменная система). Эти системы сохранились в различных районах Мексики (в т. ч. и в районе Мексиканского залива) практически до сегодняшних дней. Участки обычно расчищают в марте, выжигают в сухое время в апреле-мае, посев происходит в июне, а сбор урожая - в ноябре-декабре. Этот основной урожай (milpa del ano) дополняется вторым урожаем (tonamil), который созревает в июне при посеве в январе[189].

М. Ко и Р. Дил, изучавшие характер современного землепользования в районе Сан-Лоренсо, указывают на сложный сельскохозяйственный цикл, состоящий из четырех сезонов. Два из них соот­ветствуют сборам основного урожая (tapachol и temporal) и еще два - дополнительным сборам (chamil и tonamil). При этом эффективно используются преимущества обеих систем - подсечно-огневой и пойменной. Проецирование такого цикла на прошлое позволяет достаточно аргументирова­но обосновать предпосылки для роста населения, усложнения социальной структуры общества в преольмекское время, усиления роли отдельных поселений и возникновения на их базе крупных церемо­ниальных центров[190].

Некоторые специалисты дополняют фактор динамичного роста местного культурного компонен­та возможным внешним импульсом с тихоокеанского побережья[191].

Этот процесс наиболее полно изучен для первого такого центра - Сан-Лоренсо, который возник на серии возвышенностей («плато»), в 65 км от побережья Мексиканского залива. Около 3 тыс. л. н. весь этот массив являлся огромным островом, со всех сторон окруженным рукавами рек. Археоло­гические раскопки в самом центре позволили выделить как минимум три последовательных фазы, предшествующих расцвету культуры в Сан-Лоренсо - Охочи (1500-1350 гг. до н. э.), Бахио (1350-1250 гг. до н.э.) и Чичаррас (1250-1150гг. дон. э.). Кроме этого, исследования широкой территории, прилегающей к Сан-Лоренсо, свидетельствуют о том, что возвышению центра способствовали около десятка меньших по размеру и значению центров и более сотни мелких поселений, поселков и отдель­ных хозяйств[192].

Уже во время фазы Охочи (1500-1350 гг. до н. э.) в керамике можно выделить посуду повсед­невного использования и церемониального характера. Гончарные формы включают крупные и сред­ние миски, тонкостенные «текоматес», украшенные разнообразным прочерченным и наколотым ор­наментом, с лощеными и крашеными поверхностями.

---------------------

Керамика*


Рис. X. Наиболее распространенные формы сосудов в культурах Мезоамерики: 1, 10 - блюда («тамале»); 2, 8 - текоматес 3, 6 - ритуальная посуда; 4 - тарелка {«комаль»); 5. 7, 9 - молкахете; 11 - патохо; 12 - «текомате»-трипод (сосуд на трех ножках).

Глиняные сосуды и их фрагменты - самая многочисленная категория ар­хеологических находок на многих па­мятниках Мезоамерики и Центральной Америки. Благодаря доступности исход­ного материала, керамика стала неотъемлемой частью утвари земле­дельцев, ремесленников, торговцев, жрецов и правителей. В древности со­суды широко использовали для приго­товления пищи, как контейнеры для хранения, переноски и сортировки раз­личных продуктов, а также в ритуаль­ных и погребальных целях (рис. X).

Для археологов керамика является одним из важнейших источников изу­чения древних технологий, хозяйства, искусства, мифологии, а также основой для построения периодизации культур.

Судя по имеющимся на сегодняшний день дан­ным, первая в Новом Свете керамика появляется в Южной Америке (Эквадоре, Колумбии) ок. 5,5 тыс. л. н. Оттуда она попадает в Центральную Америку и Мезоамерику.

Наиболее древняя центральноамериканская керамика была найдена в Панаме. Она носит название «керамики Монагрильо» и датируется возрастом 4,8-4,5 тыс. л. н. Первые следы гончарного производства в Мезоамерике еще моложе - 4,4 тыс. л. н. Таков возраст керамики, обнаруженной в Пуэрто-Маркес на тихоокеанском побережье штата Герреро.

Вполне возможно, что в район Мексиканского за­лива (в Ольман) первая керамика могла быть прине­сена именно с тихоокеанского поб

* По материалам: ClarkJ. E., Gosser D. Reinventing Mesoamerica First Pottery // The Emergence of Pottery. -Washington, D.C.: Smithsonian Institution Press, 1995.-P. 209-221; Feuchtwanger F. Ceramica Olmeca. - Mexico, 1989.

-------------------

Фаза Бахио (1350-1250 гг. до н. э.) продолжает традиции предшествующего времени. «Текома­тес» продолжают преобладать в керамическом комплексе наряду с более широким распространени­ем плоскодонных мисок и сосудов с отогнутыми венчиками, а также «бутылочных» форм, использо­вавшихся в ритуальном контексте. Появляются и новые типы керамических изделий - сосуды с черно-белым дизайном, а также первые образцы крупных полых фигурок, изображающих пухлых детей. В этот же период времени начинаются первые значительные земляные работы - сооружение первых террасовидных поверхностей и земляных насыпей, что свидетельствует о появлении вождей высокого уровня или лидеров, способных руководить масштабными видами общественных работ. О существовании одного из таких проектов свидетельствует само плато (1 200 х 600 м), на котором располагался ольмекский центр. Ольмеки проделали грандиознейшую работу по модификации его естественной поверхности, созданию нескольких террас и крупных земляных платформ и валов (ridges). Они в буквальном смысле этого слова приподняли уровень плато на несколько метров, принесли в корзинах тысячи кубических метров грунта и глины. Раскопки одного из таких валов (Group D Ridge) показали, что его длина более 500 м, а мощность насыпной части более 7 м. По одной из оригиналь­ных версии, явно различимые контуры валов наиболее высокого плато (С и D Ridges) являются ос­татками огромной искусственной платформы в виде птицы[193]

Во время фазы Чичаррас (1250-1150 гг. до н. э.) завершается формирование экономических и социальных основ новой культуры. Впервые появляются изделия из песчаника (в т. ч. и каменная скульптура) и инструменты из обсидиана, что свидетельствует о развитии внешнеэкономических связей и формировании системы торговли[194]. В керамическом комплексе значительно возрастает количество изящных изделий (сосудов, фигурок) из ценной белой каолиновой глины, а также черной керамики типа «Мохонэра блэк» (Mojonera Black).

К рубежу 1200-1150 гг. до н. э. археологи относят начало времени расцвета культуры Сан-Ло­ренсо (фаза Сан-Лоренсо) как крупнейшего для своего времени ритуально-церемониального центра, контролировавшего обширный район в среднем течении р. Коатцакоалкос.


[187] В альбоме «Ольмекский мир» (1995) при аналогичных хронологических рамках приводятся несколько иные названия для периодов: Pre-Olmec, Initial Olmec, Intermediate Olmec и Terminal - Epi-Olmec (см.: The Olmec World: Ritual and Rulership. - Princeton, 1995). Часть специалистов считают возможным включать в эпиольмекский период и 1-Ш вв. н. э.: напр., Р. Дил соотносит его окончание с окончанием формативного периода, т. е. 200-250 гг. н. э., см.: Diehl R. A. The Olmecs: America's First Civilization. - L., 2004.

[188] См.: Pope К., Pohl M. E. D. Origin and Environmental Setting of Ancient Agriculture in the Lowlands of Mesoamerica // Science. - 2001. - May 1. - Vol. 292. - P. 1370-1373. Впервые следы преольмекского обитания на памятнике были зафиксиро­ваны еще в 1986 г. У. Ф. Растом.

[189] По: Saunders N. J. People of the Jaguar. The Living Spirit of Ancient America. - L., 1989.

[190] Сое M. D., Diehl R. A. In the Land of the Olmec: In 2 vol. - Austin, 1980.

[191] Имеется в виду культура Мокайя («люди кукурузы»). В ее развитии специалисты выделяют несколько последова­тельных фаз: Барра (1800-1650 гг. до н.э.), Локона (1650-1500 гг. до н.э.), Окос (1500-1350 гг. дон. э.) и Черла (1350-1200 гг. до н. э.) (см.: The Formation of Complex Society in Southeastern Mesoamerica. -Boca Raton, 1991).

[192] См.: Symonds S. С, Lunagomez R. Settlement System and Population Development at San Lorenzo // Olmec to Aztec. Settlement Patterns in the AncientGulfLowlands. - Tucson, 1997.

[193] Гипотеза была выдвинута М. Ко. По его мнению, контуры плато позволяют четко различить тело, два крыла и раздвоенный хвост птицы, летящей на восток.

[194] Обсидиан доставлялся из нескольких источников, расположенных за пределами Ольмана. Анализ образцов указывает, в частности, на Гваделупе Виктория (штат Пуэбла), Отумба (Центральная Мексика) и Эль-Чаял (Гватемала).