Золото и нефрит

Гуляев Валерий Иванович ::: Идолы прячутся в джунглях

У цивилизованных народов древней Америки в отли­чие от египтян, ассирийцев, греков, римлян и других обитателей Старого Света главным символом богатства считалось не золото, а нефрит. Этот факт настолько поразил воображение первых европейцев, побывавших в XVI веке в Новом Свете, что они неоднократно воз­вращались к нему в своих исторических повествованиях и хрониках. Когда в 1519 году Эрнандо Кортес выса­дился на пустынном побережье Мексики, неподалеку от современного города Веракрус, местный индейский пра­витель поспешил отправить сообщение об этом чрезвы­чайном событии своему верховному владыке — Монтесуме II. И уже несколькими днями позднее перед походным шатром Кортеса появилась пышная процессия послов и вельмож от ацтекского императора. Молча расстелив у входа в шатер несколько циновок, они стали раскладывать на них груды дорогих подарков.

«Первым было круглое блюдо, — вспоминает Бер­наль Диас, — размером с тележное колесо, с изображе­нием солнца, все из чистого золота. По словам взвеши­вавших его людей оно стоило не менее 20 000 золотых песо. Вторым было круглое блюдо, даже большего Размера, чем первое, сделанное из массивного серебра, с изображением луны. Третьим был шлем, доверху на­полненный золотым песком на сумму не менее чем 3000 песо. Было там множество золотых фигурок птиц, зверей и богов, 30 кип тонких хлопчатобумажных тканей, красивые плащи из перьев, а кроме того, четыре зеленых камня, которые ценятся у них больше, чем у нас изумруд. И послы заявили Кортесу, что эти камни предназначены для испанского императора, так как каждый из них стоит целой ноши золота».

Если верно то, что нефрит у индейцев ценился дороже золота, то не менее справедливо и другое: больше всего нефритовых изделий встречается именно у ольмеков. И это тем более поразительно, что на болотистых берегах Мексиканского залива, там, где находились основные ольмекские центры, не было никаких месторождений нефрита. Его добывали либо на юге, в горах Гватемалы, либо на западе, в Оахаке. Как бы то ни было, огромное количество этого драгоценного и необычайно твердого минерала попадало в страну ольмеков, где грубые куски камня превращались под руками искусных мастеров в изящные статуэтки богов, ювелирные украшения, бусы и ритуальные топоры. А уже оттуда эти великолепные нефритовые вещи расходились по всей Центральной Америке, от самых северных пределов Мексики до побережья Коста-Рики.