ОБРЕГОН ПРОТИВ КАРРАНСЫ

Лаврецкий Иосиф Ромуальдович ::: Панчо Вилья

Вилья даже не подозревал, как он близок к истине.

Прошло восемь лет с того дня, как дон Венус провозгласил себя «первым вождем» конституционалистов. Восемь лет находился он у власти и не думал уступать своего места кому-либо другому. А ведь одной из причин восстания против диктатора Диаса было то, что дон Порфирио стремился увековечить себя на посту президента. «Подлинное избирательное право, не переизбрание» - официальный лозунг конституционалистов украшал все документы правительства. И тем не менее Карранса под разными предлогами продолжал оставаться главой государства все эти годы. Уж очень напоминал он дона Порфирио. Ведь тот тоже пришел к власти под лозунгом запретить переизбирать президента; это не помешало ему самому переизбирать себя или править через своих ставленников в течение 34 лет.

Страна ожидала, что в 1920 году выяснятся подлинные намерения Каррансы. В этом году согласно новой конституции должны были состояться президентские выборы. Альваро Обрегон, слывший самым талантливым генералом конституционалистов, ушел в отставку с поста военного министра в кабинете Каррансы. Вскоре он выдвинул свою кандидатуру в президенты. Обрегона поддержали многие генералы. Его кандидатура была встречена с симпатией и профсоюзами, во ;главе которых стояли анархо-синдикалисты. Обрегон выдавал себя за друга рабочих, он даже обещал профсоюзным лидерам в случае победы на выборах министерские посты.

Кандидатура Обрегона не пришлась по вкусу дону Венусу. Карранса, следуя примеру Порфирио Диаса, хотел посадить в президентское кресло такого человека, который полностью зависел бы от него и беспрекословно выполнял бы его волю. Своим кандидатом Карранса избрал мало кому известного в стране адвоката Бонильяса, мексиканского посла в Вашингтоне. Этот соперник Обрегона долгие годы жил в Соединенных Штатах, и иначе, как «мистер Бонильяс», в Мексике его не называли.

На что же надеялся Карранса, выдвигая на президентский пост Бонильяса? Мистер Бонильяс мог победить на выборах только при поддержке властей, то есть таким же образом, как «побеждали» в прошлом пелелес - куклы, подставные лица, выдвигавшиеся иногда в президенты Порфирио Диасом. Карранса намеревался использовать весь правительственный аппарат с той же целью. Лишить Кар-рансу власти - вот единственный путь не допустить превращения предстоявших выборов в фарс. А этого можно было добиться только силой. Призывы к благоразумию, добрые советы не доходили до упрямого дона Венуса. Поэтому Обрегон и его друзья решили взяться за оружие и свергнуть того, кто в течение восьми лет возглавлял лагерь конституционалистов.

Народ устал от правления Каррансы. Если во внешней политике Карранса в целом придерживался прогрессивного курса, то во внутренних делах его политика была направлена на защиту интересов мексиканских капиталистов и помещиков. Правительство силой подавляло крестьянское и забастовочное движение, бросало в тюрьмы революционных рабочих. Оно запятнало себя предательским убийством Эмилиано Сапаты. Это убийство слишком напоминало «деяния» Порфирио Диаса и вызвало возмущение всех честных патриотов. Крестьяне по-прежнему оставались без земли. В то же время многие сторонники Каррансы присваивали себе асиенды, а другие, подобно губернатору Веракруса Санчесу, преследовали крестьян, требовавших раздела земли. Иностранные компании по-прежнему грабили богатства страны. В нефтяном районе Тампико хозяйничали агенты Рокфеллера. Они содержали там целую армию наемников под командой предателя генерала Пелаеса. Карранса так и не справился с Пелаесом, потому Что правительственные войска были брошены на подавление крестьянского движения, возглавляемого Сапатой и Вильей.

В этих условиях всеобщего недовольства Обрегон и его друзья, выступавшие против Каррансы, могли рассчитывать на поддержку самых различных слоев населения, но их основной опорой были радикально настроенные слои национальной и мелкой буржуазии.

В апреле 1920 года в штате Сонора, губернатором которого был друг Обрегона генерал Адольфо де ла Уэрта*, а командующим расквартированными там войсками - другой его приятель, генерал Плутарко Кальес, вспыхнула забастовка железнодорожников. Карранса под предлогом подавления забастовки послал в Сонору преданные ему воинские части. В ответ де ла Уэрта и Кальес подняли восстание. Они объявили о низложении Каррансы и двинули свои войска в столицу. Вскоре к ним присоединились Обрегон и многие другие генералы. В числе их был и Пабло Гонсалес, которого считали главной военной опорой дона Венуса.

В мае Карранса бежал из столицы, захватив из государственной казны 5 миллионов песо золотом и серебром. Он надеялся пробраться в Веракрус и укрепиться там, как это было уже в 1915 году.

С Каррансой уехали все члены правительства и многие чиновники. Беглецов сопровождали в пути несколько тысяч солдат.

За поездами погнались восставшие против Каррансы части. Беглецы взрывали за собой мосты, железнодорожную колею, но это их не спасло. На полпути до Веракруса Каррансе сообщили, что командующий зоной этого района присоединился к Обрегону. Среди сторонников дона Венуса началась паника. Большинство из них разбежалось. Оставшиеся бросили поезда и на лошадях направились в сторону нефтеносного района Тампико в надежде укрыться там. Отряд, которому по приказу Каррансы было присвоено гордое название «экспедиционной колонны свободы», спасаясь от преследователей, заблудился в горах. Выручить отряд взялся местный касик по фамилии Эррера. Карранса доверился этому проходимцу. Тот завел его в заброшенное в горах селение, где беглец заночевал в убогой индейской хижине. Это был его последний сон. Глубокой ночью люди Эрреры ворвались в хижину и убили Каррансу.

Так оборвалась жизнь дона Венустиано Каррансы, «первого вождя» конституционалистов, противника Сапаты и Вильи. Карранса, не брезговавший предательством и подкупами в борьбе против своих политических противников, сам пал от руки предателя.

Между тем дон Адольфо, как называли де ла Уэрту, был провозглашен временным президентом. Он образовал правительство, в котором генерал Плутарко Кальес был назначен военным министром. Новое правительство объявило, что президентские выборы будут проведены в ноябре 1920 года. Теперь у Обрегона имелись все шансы на победу.

В июле 1920 года генерал Пабло Гонсалес, тоже претендовавший на пост президента, решил попытать счастья и восстал вместе с Гуахардо, убийцей Сапаты, но потерпел поражение. Гонсалес скрылся, а Гуахардо был арестован и по приказу Кальеса расстрелян.

Так сошли со сцены многие враги Вильи. Одни были убиты, другие бежали. В Чапультепеке находился дон Адольфо, с которым некогда у командующего Северной дивизией были довольно дружеские отношения. Правда, за спиной дона Адольфо стояли Обрегон и его правая рука Кальес, враги Вильи. Но, может быть, эти «одеколонщики» набрались ума-разума и поняли, что Вилью нельзя одолеть, даже выиграв у него все сражения? Может быть, Обрегон и его друзья, расправившись с Каррансой, уяснили себе, что нужно дать пеонам землю, за которую они сражались все эти долгие годы? Тогда, может быть, сбудется то, чего желают все честные люди Мексики - смолкнут пушки и маузеры, в степи и горы Чиуауа придет, наконец, мир.

Но наступит ли когда-нибудь это желанное время?



* Его не следует путать со свергнутым диктатором Викториано Уэртой.